ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА

 

 

Чиновники присылаемые государем для управления. Лица служившие по выбору от земщины. Городовые приказчики и выборные старосты

  

Кроме наместников или воевод в областях были еще чиновники, присылаемые государем для управления, с властью почти равной власти наместников.

 

Это были следующие чиновники: волостели, т. е. начальники волостей, становщики — начальники станов, слободчики — начальники слобод, и поселыцики — начальники сел, принадлежавших государю, или так называемых подклетных или дворцовых. Они чинили суд и управу в своих ведомствах, но, как и наместники, не иначе как в присутствии выборных сотских, старост и целовальников и притом не имели права судить по уголовным делам, так как суд уголовных дел по всему уезду принадлежал наместнику, а с изданием Разбойного устава — губным старостам.

 

 На какую сумму они могли судить по гражданским делам, на это нет никаких указаний. Они также имели надзор за сбором податей и вообще имели те же права и обязанности в своих ведомствах, которые принадлежали наместнику в целом уезде, за исключением управления служилкми людьми и суда по уголовным делам, и так же, как и наместники, пользовались определенными корнами. По замене наместников воеводами, волостели, становщики и пр. были также заменены приказчиками. Впрочем, разница между ними и приказчиками была только та, что волостели и пр. получали кормы, а приказчики — жалованье; размер же власти тех и других был одинаков.

 

Кроме того, были еще следующие чиновники, присылаемые в города государем, смотря по надобности: осадные головы, засечные головы, это были чиновники в пограничных крепостях. Засечные головы смотрели за укреплением границ, т. е. за устройством засек, сторожевых будок и т. п.; осадный же голова был ни кто иной, как комендант крепости, стрелецкие головы, казачьи, пушкарские, объезжие1, житничьи, ямские и острожные головы, т. е. начальники внутренних крепостей.

 

Лица, служившие по выбору от земщины

 

По общему порядку, существовавшему на Руси в течение всего предыдущего и настоящего периодов, рядом с государевыми служилыми людьми во всех обществах, как городских, так и сельских, были еще ЧИНОВНИКИ, выборные от земщины, так что в параллель каждому из государевых людей непременно был выборный от земщины и ни один из чиновников государя не мог ничего сделать по службе без участия параллельного ему чиновника от земщины.

 

 

В параллель наместнику или воеводе общество выбирало так называемого городового приказчика. Как наместник имел приказную избу или съезжую, так и городовой приказчик имел свою земскую избу, где он производил вместе с сотскими, десятскими, старостами и целовальниками все дела по управлению городом. Должность городового приказчика была, очевидно, установлена для предупреждения своевольства и притеснений от наместников или воевод и их чиновников. Они выбирались от общества всех жителей данной области, от служилых людей, от купцов и крестьян и были защитниками народа и охранителями его прав.

 

По свидетельству Судебника, наместничьи люди не могли никого взять под стражу или заковать в цепи ни до суда, ни после суда, не заявив этого городовому приказчику и его товарищам, в противном же случае они освобождали взятого из-под стражи и взыскивали на наместничьих людей бесчестье, смотря по званию обиженного. Городовые приказчики смотрели: 1) чтобы воеводские люди не притесняли жителей при нарядах к городовым и другим казенным работам; 2) чтобы торговля производилась на узаконенных местах, чтобы никто в ущерб городской торговле не заводил торгов по селам и деревням без государевой жалованной грамоты; 3) чтобы в еборе податей и отправлении повинностей соблюдался порядок, согласный с общинной раскладкой, и чтобы никто не был обижен в раскладке или сборе, а поэтому им было предоставлено решение всех споров в земских и податных делах; 4) к ним городские старосты, сотские и десятские должны были представлять всех пришлых и подозрительных людей, которые окажутся в той или другой городской общине; 5) наконец, они наблюдали за целостью общественных имуществ и защищали их от наместников или воевод и их людей. В городах было по двое городовых приказчиков и по одному, но были города и без них. Когда и кем учреждена должность городовых приказчиков — неизвестно; первое известие о них относится к 1521 году. Так как городовые приказчики встречаются не во всех городах, то надобно думать, что они назначались только на время, по особенным нуждам, например, по жалобе жителей на наместника и т. п. В городах пограничных, в которых население было преимущественно военное, городовых приказчиков не было вовсе.

Кроме городовых приказчиков от земщины были еще выборные старосты. Их было несколько разрядов. К первому из этих разрядов принадлежал земский староста. Он был в тех городах, которые не имели городовых приказчиков, и имел то же значение, какое они; все земские городские дела он производил в своей земской избе. Далее в городах были еще; старосты торговые, старосты таможенные (в больших городах этими старостами были не выборные из местных жителей, а присылаемые из Москвы, преимущественно из класса гостей), кабацкие старосты, которые наблюдали за продажей вина, если общества торговало им само, а не отдавало его на откуп, и старосты при суде, которые заседали на наместничьем суде. Все эти старосты были только в городах, а в волостях были дворские и сотские. Далее в некоторых городах были еще губные старосты. Губной староста был выборный судья по уголовным делам, общий для целого уезда. Обыкновенно они выбирались из дворян первой статьи. Эта должность была учреждена Иваном Васильевичем IV, около 1566 года. В этом учреждении Иван Васильевич только возобновил старый порядок.

 

Припомним, что еще по Русской Правде ведение уголовных дел было отчасти предоставлено самим обществам, которые или выдавали уголовного преступника наместнику, или же платили за него виру. Впоследствии, во второй половине второго периода, уголовные дела как-то смешались с гражданскими и перешли к наместнику; но это было, кажется, не везде, по крайней мере при Иване Васильевиче III и Василии Ивановиче мы не встречаем известия о губных старостах. Стало быть, в их время в некоторых местах были уголовные судьи, отдельные от гражданских. В помощники к губным старостам выбирались: целовальники, земские дьяки, сотские, пятидесятсхиеи десятские. Это били собственно полицейские чиновники, выборные от общества; они были при старостах всех разрядов, как в городах, так и в уездах. Они имели прямой непосредственный надзор за своими общинами, вели книги жителей своих общин, наблюдали, чтобы среди них не было лихих людей — гатей и разбойников, делали своими общественными окладными людьми раскладки и разметы для платежа податей и отправлении повинностей, защищали интересы своих общий, участвовали в суде, и без их ведома нельзя было ни взять под арест, ни наказать члена общины.

 

Царь Иван Васильевич думал было совершенно отменить наместников и волостелей; поэтому в 1555 году он издал указ или уложение, которым суд и управа в областях предоставлялась излюбленным головам и старостам и земским дьякам, избираемым самими жителями, с тем только условием, чтобы утверждение этих выборных зависело от государя и чтобы все доходы, собираемые на содержание наместников и волостелей, присылались в государеву казну. Но это узаконение Ивана Васильевича не имело полного успеха, далеко не все области воспользовались им. Вследствие этого Иван Васильевич предоставил на волю областных жителей — управляться ли самим через своих излюбленных голов и старост или через наместников, присылаемых государем. Этот же порядок существовал и после Ивана Васильевича.

 

 До нас дошла официальная роспись городов и уездов, которые при Федоре Ивановиче и Борисе Федоровиче Годунове управлялись излюбленными головами и старостами, и таких городов по росписи насчитывается 32, среди них: Владимир, Ярославль, Суздаль, Муром, Коломна и другие значительные города. От времен Михайла Федоровича до нас дошло несколько челобитных, из которых в одних жители просили государя прислать им наместников или воевод, а в других — дозволить управляться излюбленными головами и старостами. При этом жители не только сами выбирали своих голов и старост, но и указывали государю, кого именно они хотят к себе в воеводы. Так, в 1631 году угличане били челом государю отставить губного старосту Павла Ракова и прислать к ним воеводой бежечанина Игнатия Мономахова, и государь дал указ Ракова отставить, а Мономахова послать в Углич воеводой; или в 1644 г. кашинцы просили прислать к ним в воеводы московского дворянина Дементия Лазарева. Иногда управление городом делилось между губным старостой и воеводой, т. е. губной староста ведал татебные, разбойные и душегубные дела, а воевода заведовал остальными делами; иногда же все дела по городу и уезду поручались одному воеводе, а иногда всеми делами заведовал выборный губной староста, т. е. имел на своей ответственности и укрепление города, и служилых людей, и сбор податей, и суд и расправу во всех делах.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

Московское государство  Москва  Московская феодальная монархия   московское государство. памятники права... 

 

Эпоха Московского государства   Медицина в МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ