ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА

 

 

Лица составлявшие приказное ведомство. Посадники. Наместники и воеводы

  

Лица, составлявшие приказное ведомство

 

Областное управление в городах и уездах Московского государства сперва принадлежало наместникам, которые еще в конце прошедшего периода заступили место посадников, а потом с конца настоящего периода, именно с конца XVI и начала XVII столетий, были заменены и совершенно вытеснены городскими воеводами.

 

Власть наместников и воевод была почти одна и та же: различие между ними состояло только в том, что наместник являлся в город, поручаемый его управлению, один и уже сам назначал по разным частям управления областью своих людей, которые от яего одного и зависели, воевода же не сам назначал себе помощников по управлению, а его помощниками были государевы приказные люди, высший надзор за которыми принадлежал правительству; кроме того, наместник получал кормы, т. е. содержание от области, управляемой им, а воевода — государево жалованье.

 

Кормы наместников не были произвольным побором, а были строго определены законом; так, они собирались собственно в три срока: в Рождество, в Петров день и на Великий день, т. е. о Пасхе, и законом определялось, сколько должно идти на наместничьи кормы с каждой сохи. Наместники даже не могли сами собирать свои кормы с жителей или посылать за ними своих людей, а жители сами раскладывали наместничьи кормы вместе с государевыми податями по вытям и животам и доставляли их своим выборным старостам или сотским, которые уже доставляли их наместнику и его людям. При составлении окладных или переписных книг всегда ясно обозначалось, сколько с какого селения должно идти на наместничьи кормы и поборы на наместничьих людей. Кроме кормов и поборов наместники получали еще доходы от судных дел, производившихся в их суде.

 

Доходы эти также строго определялись законом, именно закон определял, сколько процентов от известного судного дела следовало получить наместнику. В половине XVI века Иван Васильевич IV перед введением воевод разослал указ, которым предоставлялось городам и уездам управляться самим через своих, выборных «излюбленных» судей или голов, иногда называвшихся старостами и губными старостами, помимо наместников. Излюбленные головы и губные старосты имели одинаковую власть с наместниками и воеводами, но они не получали ни кормов, ни жалованья от государя, а как и воеводы собирали наместничьи кормы и в форме оброка с области отсылали в государеву казну.

 

 

По этому указу во многих городах и уездах действительно появились излюбленные головы и судьи, но так как Иван Васильевич не настаивал на этом особенно, а сами области не находили для себя ни выгодным, ни особенно удобным управляться самим, то поэтому предложение Ивана Васильевича и не имело полного успеха: им воспользовались не все области, одни иэ них управлялись сами, а другие по-прежнему через воевод, присылаемых государем.

 

Попытка дать самоуправление областям повторилась и при царе Михаиле Федоровиче, который на третьем или четвертом году своего царствования издал также распоряжение, в котором предлагал волостям управляться самим, без воевод. Но и при Михаиле Федоровиче также не все волости управлялись сами. Главной причиной этого было то, что при самоуправлении волости, кроме содержания своим излюбленным старостам и судьям, должны были еще давать в казну воеводское жалованье; к тому же излюбленные головы и судьи часто были не лучше наместников или воевод. Таким образом, с половины XVI века управление областями было смешанное: одни ИЗ НИХ управлялись СВОИМИ выборными, а другие были подчинены наместникам или городским воеводам. Такой порядок областного управления существовал до конца XVII столетия; он был отменен уже Петром I.

 

Наместники и воеводы

 

Области Московского государства в административном отношении разделялись на несколько разрядов. Значительнейшие области, каковы: Новгород Великий, Казань и Сибирь, а потом Белгородский полк, составляли высшую степень; они были как бы отделениями Разряда, в них посылалось иногда по двое и по трое воевод, преимущественно из бояр, и ври воеводах всегда было по двое дьяков и несколько подьячих. Наместники и воеводы всех этих областей имели вообще огромное значение. Как наместники пограничных областей, они заведовали и дипломатической частью; так, они вели переговоры с Швецией, Персией, Хивой, Бухарой. Послы шведские принимались новгородским наместником и только в редких случаях, по особому распоряжению государя, приезжали в Москву, а равно и посольства к шведам по большей части отправлялись не от государя из Москвы, а из Новгорода от наместника. Вторую степень составляли города, в которых при воеводе всегда был дьяк и несколько подьячих. В городах третьего разряди при воеводе было по одному или по двое подьячих и, наконец, в городвх четвертого разряда при воеводах не посылалось подьячих.

 

 Воеводы посылались по городам из тех приказов, в ведении которых состояли города; так, например: в города, состоявшие в ведении Казанского Дворца, воеводы посылались из Казанского Дворца, в сибирские города воеводы посылались из Сибирского Приказа; а посему воеводы по управлению городами н областями были в прямом подчинении тому приказу, в ведомстве которого состоял город. В воеводы посылались исключительно служилые люди, начиная с бояр до дворян первой статьи; воеводство давалось обыкновенно на год, и по особой милости государя или по обстоятельствам и по просьбе жителей — на два года и на три. В города первой степени назначение воевод зависело, кажется, прямо от государя, в города же второй степени и особенно в города украинные, где нужно было отражать неприятелей, воеводы назначались Разрядным Приказом, в города же незначительные и где не предполагалось нападения от неприятелей, воеводы назначались или по челобитной самих служилых людей, или по просьбе жителей тех городов. Впрочем, каждое назначение в городские воеводы представлялось на утверждение государя.

 

При смене одного воеводы другим старый воевода сдавал все дела и все казенное имущество но описям и по книгам. Ежегодные отчеты воевод в приказы назывались сметными списками, а книги сдачи города одним воеводой другому носили название сдаточных описей или роспис-ных списков; один экземпляр таких описей старый воевода отвозил в приказ, а другой экземпляр оставался у нового воеводы. Есть также известия, что новый воевода и сам извещал приказ о приеме города с описью, что им принято. Воевода, отправляясь на воеводство, получал из приказа подробный наказ, в котором прописывались воеводские обязанности общие и особенные, согласно с местными потребностями той области, куда отправлялся воевода. Особенные воеводские обязанности были чрезвычайно разнообразны, общие же для всех воевод, насколько можно судить по наказам, были следующие.

 

Первой и главной обязанностью наместника или воеводы был суд и управа над всеми жителями городи и уезда, кроме тех, которые имели особые жалованные грамоты, освобождавшие их от наместничьего суда. Суд наместников по Судебнику производился не иначе, как в присутствии старост и выборных от города и уезда; в Судебнике прямо сказано: «...а без старосты и без целовальников наместником и волостелем не судити >. В дополнительных статьях к Судебнику до издания самого Уложения, этот порядок нигде не был изменен; следовательно, старосты и целовальники присутствовали и на суде воевод.

 

Наместники по Судебнику относительно права суда разделялись, главным образом» на две степени: на наместников с боярским судом и на наместников без боярского суда. Различие их состояло в том, что наместник с боярским судом мог окончательно решать более важные дела, которые не дозволялось решать наместнику без боярского суда; так, например, наместник без боярского суда не мог давать ни полных, ни докладных, ни беглых грамот на холопов. Да и наместники с боярским судом не все дела решали окончательно; так, например, отпускные холопам по Судебнику давались только в Москве, Новгороде и Пскове. Впрочем, по дополнительным статьям к Судебнику отпускные дозволялась давать и в других городах, где были наместники с боярским судом. Суду наместников подлежали сперва как гражданские, так и уголовные дела; но когда были учреждены губные старосты, то уголовные дела перешли к ним; впрочем, в тех городах, где губных старост не было, эти дела по-прежнему подлежали суду наместников и воевод. В XVII веке и гражданские дела не все подлежали суду воевод; так, Котошихин пишет, что воеводы больших городов, при которых были дьяки, могли судить долговые дела ценой от 100 до 10,000 рублей, однако же в больших исках от 1,000 до 10,000 рублей они никого не могли обвинить без царского указа; в средних же и малых городах, кудя отправлялись воеводы одни или с подьячими, они могли судить дела только до 20 рублей, в более ценные тяжбы должны были отсылать в Москву.

 

После судебных дел обязанность наместников и воевод составляли дела полицейские. Сюда относились: 1-е, надзор за казенными постройками и вообще за городскими строениями, за порядком в этом деле; 2-е, прокладка новых дорог и уничтожение прежних, а также надзор за исправным содержанием их, т. е. чтобы в надлежащих местах были мосты, перевозы и гати; 3-е, надзор за ямской гоньбою; 4-е, принятие мер против морового поветрия, т. е. устройство застав, оцепление зараженных мест и т. п.; 5-е, охранение городов от пожаров; 6-е, высший надзор за порядком и тишиной, чтобы не было бою, грабежа, корчмы, распутства, непоаволенной игры и проч., чтобы не укрывались беглые; 7-е, воеводы обязаны были иметь надзор за правильным населением земель вверенной области, т. е. чтобы крестьяне не оставляли полей необработанными и не переходили с одной земли на другую не в узаконенные сроки; а с прикреплением крестьян к земле, воеводы выводили беглых крестьян на их старые места. В областях новозаселенных, особенно в Сибири и украинных городах, наместники и воеводы должны были ежегодно присылать в Москву ведомости, сколько распахано земли, сколько засеяно хлеба и сколько снято; 8-е, попечение о торговле; воевода обязан был смотреть, чтобы торговля производилась в узаконенных местах и в узаконенное время, чтобы не было контрабанды и чтобы меры и весы были исправны.

 

За полицейскими обязанностями воевод следовали обязанности финансовые. Сюда относились: надзор за сбором податей и пошлин и за отправлением повинностей, надзор за таможенным и кабацким управлением. Всем этим непосредственно заведовали общины через своих выборных людей — старост и целовальников, воевода же здесь был только главным высшим охранителем казенного интереса, он помогал выборным начальникам на ослушников, а также наблюдал, чтобы и выборные начальники не делали ущерба казне. Но главное дело воеводы в финансовых распорядках состояло в управлении казенными оброчными статьями и промыслами; все оброчные статьи и казенные промыслы были в непосредственном ведении воевод, куда общинные выборные начальники нисколько не вмешивались.

 

Наконец, в ведении воеводы состояли все служилые люди, живущие в городе и уезде; он вел им подробные списки: сколько за кем имения, сколь ко кто получает жалованья и как кто исправен является на службу; он делал служилым людям смотры и отправлял их на службу по первому требованию из Разряда; на его главной ответственности были все городские укрепления, крепостные пушки и разные военные и съестные казенные запасы; он их принимал и сдавал по описи. А в украинных городах на воеводе лежали защита границ и отражение неприятельских набегов, высылка разъездных станиц и сторожей в степи, исправность засек и засечных крепостей. Воевода же должен прибирать приборных служилых людей, устраивать их землями и дворами и выдавать им оружие.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

Московское государство  Москва  Московская феодальная монархия   московское государство. памятники права... 

 

Эпоха Московского государства   Медицина в МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ