ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА. ОТ ИЗДАНИЯ СУДЕБНИКОВ ДО ИЗДАНИЯ УЛОЖЕНИЯ 1497-1649

 

 

Неслужилые или жилецкие люди. Городские или посадские люди делились на лучших, средних и молодших

  

Неслужилые или жилецкие люди делились в настоящем периоде. 1) на городских или посадских людей и 2) на сельских или уездных.

 

1. Городские или посадские люди во всех городах делились на лучших, средних и молодших, а в Москве — на гостей, торговых людей гостиной сотни, сурожан, суконников, купцов и торговых людей черных сотен.

 

Гости были первым классом городских людей; в этот класс зачислялись только оптовые торговцы, торговавшие с другими городами и иностранными землями. В Судебнике, в статье о бесчестье сказано, что гостям за бесчество платилось 50 рублей, тогда как прочим торговым людям только 5 рублей; даже многим из служилых людей платилось менее, так как пеня за бесчестье определялась жалованьем, получаемым от государя.

 

Гости, богатейший класс горожан, пользовались большим уважением и во многих правах равнялись с дворянством. Они имели вотчины и, что всего страннее, поместья, и в общей раскладке податей по сохам не мешались с крестьянами, а несли свои особенные повинности.

 

Поместья давались гостям за службу, которая была какая-то смешанная: то выборная общественная, то касавшаяся только частных государевых дел; так, гости были главными распорядителями при сборе податей и торговых пошлин, а также продавцами государевых товаров; на них лежала обязанность пересматривать товары у приезжих иностранцев и отбирать часть их в казну государева двора в виде пошлины.

 

Для этой службы гости избирали из своей среды людей каждый год, так как они служили по выбору только в течение одного года.

 

Торговые люди гостиной сотни составляли второй класс городских людей. Когда учрежден этот класс — неизвестно; в первый раз по памятникам он упоминается при царе Федоре Ивановиче, а потом в приговорной грамоте об избрании на царство Бориса Федоровича Годунова, в которой за подписью гостей следует надпись торговых людей гоепгной сотни. В гостиные сотни, кажется, зачислялись средние и младшие гости. В службе по выборам люди гостиной сотни занимали низшие должности целовальников или присяжных депутатов по своему классу назначались сборщиками при таможнях, мытницах и перевозах и ларечными старостами при продаже государевых товаров небольшой важности.

 

 

Сурожане и суконники составляли третий класс городских людей в Москве. Они упоминаются еще при Дмитрии Ивановиче Донском и, по всем дошедшим до нас памятникам, принадлежали к зажиточнейшим горожанам и резко отличались своими правами от остальных городских жителей; в грамотах говорилось о них: «с черными сотнями никаких дел им неделати и не тянути ни в чем, опричь своей суконной сотни, и питье им всякое у себя держати про себя безпенно и безвыимочно1, и подвод у них по всем городам и по ямам и на дороге не имати».

 

Остальные купцы были известны под именем торговых людей черных сотен. Они вели торг только в том городе, где жили, и для этого имели торговые ряды. Кроме городских податей и платы оброка за лавки на ник лежали различные мелкие службы но городу или посаду; так они выбирались в таможенные и ларечные целовальники при разных казенных сборах; кроме того, на них лежали траты по укреплению города, на содержание улиц, площадей и другие городские расходы.

 

 В соборной грамоте 1642 года вот как говорят торговые люди черных сотен о своих повинностях: «Я, мы, сироты твои, черных сотен и слобод сотские, истаростники и все тяглые людишки ныне грехом своим оскудели и обнищали от даточных людей, от подвод, от поворотных денег и от городоваго и зем-лянаго дела и от твоих великих государевых податей и от многих целовальных служб; а служат с нас, сирот твоих, в твоих государевых разных приказех на всякий год по 145 человек целовальников, да с нас же, сирот твоих, стоят на земском дворе безпрестанно и безсъезду 75 человек ярыжных, да извозчики с лошадьми для ради пожарнаго времени и платим целовальникам, и ярыжным, и извозчикам ежемесяцев кормовыя и подможныя деньги».

 

К черным же сотням городских людей тогда причислялись еще разные городские ремесленники, или, как их тогда называли, делюи, т. е. деловые люди. Они во всех податях и повинностях тянули вместе с купцами черных сотен по своим животам и промыслам.

 

Этот класс городских людей разделялся на два разряда, резко отличающиеся один от другого по своим отношениям к государству: 1) на вольных и 2) на казенных или государевых делюев. Вольные делюи собственно состояли в городском тягле, -были членами городской общины, а казенные, хотя и жили в городах, но не участвовали в городских размежах и разрубах, а тянули тягло по своим разметам и жили особыми слободами в городах; их тягло состояло в службе своим ремеслом казне или двору государеву, или же, когда не было казенных и дворцовых работ, в оброке, который определялся ценой их обыкновенной годичной работы.

 

К ним принадлежали: казенные плотники, кирпичники, гончары, каменщики, хамовники или ткачи столового белья, бараши или строители государевых палаток, садовники и огородники, котельщики, мельники, пушкари, зелейные (пороховые) печатные и денежные мастера, кодашевцы или бочары, портные и другие ремесленники, подведомые дворцу государеву и имевшие свою управу.

 

Все исчисленные здесь классы городских жилецких людей составляли отдельные общины, управлявшиеся своими старостами, сотскими и десятскими и в раскладке податей и повинностей имевшие свои, отдельные от других общин, разметные книги и именные списки. В судебнике сказано:  Разметные книги старостам, сотским и десятским и всем лю-дем тех городов своих разметов земскаго дьяка руку за своими руками ежегодь присылать в Москву».

 

В городах, кроме Москвы, жилецкие люди делились, как мы уже сказали, на лучших, средних и молодших. Здесь основанием деления было только различие капиталов и при раскладке податей и повинностей рассчитывалось, чтобы двор лучший платил вдвое против среднего, и средней вдвое против молодшего. Эти лучшие, средние и молодшие, в свою очередь, в раскладке податей имели свои отдельные разрубы и разметы по животам и промыслам. Все они имели общую управу в лице своих выборных старост и сотских, которые защищали права своей общины.

 

Во всех городах, кроме лучших, средних и молодших людей, были еще бобыли, соседи, подсуседники и захребетники. Бобыли тянули в городское тягло, как и прочие городские жители, только их тягло было в 24 раза меньше тягла лучших городских людей. Захребетники же, соседи и подсуседники жили за чужим тяглом и сами не вносились в городские разметы; они не были членами городской общины и не имели своей поземельной собственности, а жили, как наемники или работники, па чужих землях.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

История российского права  ЗАКОНЫ. История русского права   ИСТОРИЯ РОССИИ   Особенности русской правды