ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА. ОТ ИЗДАНИЯ СУДЕБНИКОВ ДО ИЗДАНИЯ УЛОЖЕНИЯ 1497-1649

 

 

царь Борис Федорович Годунов. Лжедмитрий. Царь Василий Шуйский

  

Падение бояр и развитие самодержавной власти государя еще сильнее выказалось по смерти царя Федора Ивановича.

 

Бояре даже здесь не могли воспользоваться самым благоприятным случаем для обеспечения своих старинных прав; несмотря на свою ненависть к Годунову, они оказались вынужденными согласиться на выбор его в преемники Федору и даже не осмелились заикнуться о восстановлении старинных прав своего сословия: в соборном определения 1598 года все единогласно написали: «елужити нам ему, государю своему, царю и великому князю, Борису Федоровичу и сыну его, и в послушаньи нам быти их государских повелений во всем и добра хотели им, государем своим, правдою, и голов нам своих за их, государей, не щадити. И меж собою того смотрети накрепко, чтобы государю в разрядных и земских делех кручины не приносити на которыми делы, на которою хитрости»».

 

Мало того, в под-крестной записи того же года бояре под присягой должны были отказаться от старинных прав свободного отъезда, за который сильно ратовала московская партия при царе Иване Васильевиче.

 

Утвердившись на московском престоле, царь Борис Федорович еще сильнее начал развивать самодержавную власть. Он, чтобы более ослабить бояр, постоянно старался удалять от дел богатейших и умнейших из них, многих разослал по сибирским городам под стражу, охотно слушал доносы на них и щедро награждал доносчиков; такими средствами он достиг того, что при нем у кормила государственного управления почти не оставалось старинных бояр, опасных своими связями, богатством, способностями и умением вести дела мимо его.

 

Достигши этого, царь Борис Федорович стал действовать еще сильнее против старинных боярских прав; так, в 1603 году он издал указ, что бояре не могут ссылать своих холопов на прокормленье без отпускных и что холопы, сосланные господином без отпускной, должны являться в Холопий Приказ, где им по указу государя выдавались отпускные мимо их господ. Вероятно, Борис Федорович и еще более развил бы свою систему постепенного ограничения боярских прав, но голод, разбои, смуты в народе, успехи самозванца и, наконец, смуты самого царя остановили развитие этой системы.

 

 

Смерть паря Бориса Годунова и восшествие на престол самозванца Лжедмитрия не изменили боярских отношений к государю; иодкрестная запись, по которой давали присягу самозванцу, в сущности одинакова с записью, по которой целовали крест Борису Годунову.

 

Дума, составленная Лжедмитрием из 15 епископов, 36 бояр, 16 окольничих и 6 думных дворян, нисколько не восстановляла прежних земских прав боярства; она скорее была сколком польского Сената и члены ее, в дошедшем до нас официальном списке, даже прямо названы московскими сенаторами.

 

Восстание бояр на Лжедмитрия служит лучшим доказательством, что бояре жестоко обманулись в своих надеждах на самозванца.

 

Избранный на царство по убиении Лжедмитрия князь Василий Иванович Шуйский, конечно, скорее кого-либо другого мог утвердить старинные права боярства; он даже при вступлении на престол целовал крест, чтобы без боярского суда никого не осуждать на смерть и не лишать имения. Но бояре, разделенные на партии, не сумели удержать этого царя, сами низвели его с престола и выдали полякам.

 

Боярское правление в продолжение междуцарствия, преисполненное смут и беспорядков, наконец вполне доказало, что все притязания бояр на старинные права земства и дружины отжили уже своё век и, как не сообразные с развитием государства, не могут быть восстановлены, что самодержавие государя не должно стесняться никакой другой властью.

 

Поэтому при избрании на царство Михаила Федоровича Романова уже не было и помину об обеспечении старинных прав боярства или о стеснении верховной власти.

 

Бояре вместе со всем народом целовали крест: «за царя, Михаила Федоровича, и за детей, которых ему вперед Бог дпст, души свои и головы лоложити; а также нам, бояром и дворяном и приказным людем не по отечеству и не по своему достоинству, свыше своего отечества и службы, мимо царскаго повеления, чести себе никакой не хотети и не искати; и вотчины и поместья держати по своей мере, чем кого государь пожалует; и быти в государских делех без прекословия, как кому государь велит быть на своей службе, так тому и быти».

 

Хотя Боярская Дума, как государев совет, имела большой вес во все продолжение царствования Михаила Федоровича, но это нисколько не усилило боярских прав, ибо рядом с Думой были Земские Соборы, в которых равное участие с боярами принимали духовенство и выборные от всей Русской земли.

 

Таким образом, постепенное развитие верховной власти государя, начавшееся с Ивана Васильевича III, после упорной борьбы московского боярства, наконец, с избранием на царство Михаила Федоровича Романова, получило настоящую свою форму в самодержавии московского государя, вспомоществуемого Думой и Соборами, состоявшими из выборных от всей Русской земли, которые, впрочем, приглашались по указу государя.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

История российского права  ЗАКОНЫ. История русского права   ИСТОРИЯ РОССИИ   Особенности русской правды