ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА. ОТ ИЗДАНИЯ СУДЕБНИКОВ ДО ИЗДАНИЯ УЛОЖЕНИЯ 1497-1649

 

 

Битва на Воже. Куликовская битва. Тохтамышево нашествие. Князь Олег Рязанский. Поход на Новгород

  

По примирении с Михаилом Александровичем Тверским, Москва получила решительное первенство над всеми княжествами восточной Руси и начала готовиться к борьбе с татарами. Это дело началось посылкой московских полков на помощь князю Дмитрию Константиновичу Суздальскому и Нижегородскому, тестю и верному союзнику Московского князя.

 

Татары в это время начали делать набеги на Нижний Новгород под предлогом мести Нижегородскому князю за поход под Тверь. Набеги сии, иногда удачные, иногда неудачные, возобновлялись несколько раз, и полки московские всякий раз приходили помогать Нижегородскому князю.

 

 Кроме того, Московский князь несколько раз ходил с полками на Оку и за Оку и стоял там для наблюдения за татарами, для того же постоянно были расставлены московские сторожи за Окой почти до самых татарских кочевьев. Москва, не раз уже не обращавшая внимания на ханские ярлыки, ждала татарского нашествия и держала себя с большой осторожностью.

 

Наконец, в 1377 году Мамай, бывший всемогущим в Орде, послал князя ордынского Бегича с большой ратью на Московского князя. Степенные московские сторожа немедленно дали знать в Москву о походе татар и Московский князь с всегда готовым войском сам поспешил на Оку, встретил Бегича в Рязанской земле и дал татарам битву на реке Воже, битва эта кончилась совершенным поражением Бегичевых полчищ; одних ордынских князей пало в битве пять человек. Москвичи, погнавшиеся за бегущими татарами, не могли их догнать и собрали по степи брошенные ими шатры и множество разного имущества, так что возвратились домой с богатой добычей.

 

В этой битве между многими пленниками был пойман один поп, посланный проживавшим в Орде и подговаривавшим Мамая сыном покойного московского тысяцкого.

 

Поражение татар на Воже, естественно, крайне раздражило Мамая, и он решился наказать Москву и для сего наперед послал проживавшего в Орде сына покойного московского тысяцкого Вельяминова, конечно с намерением поднять крамолу в Москве, а сам стал собирать войско. Но крамола решительно не удалась; московские агенты везде следили аа Вельяминовым и даже может быть дали знать из Орды о его посылке, а посему он дошел только до Серпухова и там был схвачен и отвезен в Москву, где по приказанию князя ему отсекли голову на Кучкове поле. Между тем Мамай, собрав многочисленное войско, перебрался через Волгу и остановился кочевать в воронежских степях и там вступил в союз с Олегом, князем Рязанским, и Ягайлом, князем Литовским, чтобы общими силами напаоть на Московского князя.

 

 

В Москве об этом получены были вести еще зимой 1379 года и Московский князь, со своей стороны, также стал готовиться к войне, разослав пригласительные грамоты ко всем своим союзникам, т. е. ко всем князьям восточной Руси, исключая Рязанского. Сборы князей продолжились целый месяц, наконец все князья со своими лолками явились на срок к Коломне, даже Тверской князь, Михаил Александрович, прислал свои полки.

 

Великий князь Дмитрий Иванович, осмотрев собравшуюся рать и сделав разряд князьям и воеводам, кому каким полком начальствовать, двинулся со всей ратью к Лопаене и там, получив вести из степи, перешел Оку в числе более двухсот тысяч воинов. Затем все двинулись к Дону и 7-го сентября перенравились через Дон. Великий князь, переезжая последним, приказал сломать мост, чтобы никто и не надеялся на отступление. Восьмого числа явился и Мамай со своими татарами и началась кровопролитнейшая битва на берегах речки Ненрядвы, на поле Куликове. Битва продолжалась целый день и кончилась поражением и бегством Мамая, но и русским стоила весьма дорого, так что из двухсоттысячной рати едва осталось сорок тысяч; сам великий князь Московский был сильно избит и насилу был найден среди убитых; на целых десять верст степь была покрыта татарскими и русскими трупами. О преследовании Мамая нечего было и думать; великий князь, опомнившись от сильных ушибов, занялся погребением убитых воинов, а потом повел оставшиеся полки домой.

 

Но страшная Куликовская битва, доставившая Дмитрию Ивановичу Московскому знаменитое прозвание Донского, не покончила дела с татарами. Пораженный на Куликовом поле, Мамай был добит нозым ханом Тохтамышем на Калке. Тохтамыш, победив Мамая и утвердившись окончательно в Орде, немедленно отправил своих посланников к Московскому великому князю и ко всем русским князьям с извещением о победе над Мамаем и о своем воцарении, Русские князья, по заведенному порядку, отвечали на это извещение своими посольствами с обычными дарами и помпнками новому хану.

 

Тохтамыш принял послов ласково и отпустил, как сказано в летописи, с пожалованием и честию, а между тем скрытно собирал войско и на другой год нежданно-негаданно переправился через Волгу и изгоном пошел прямо к Москве. Московский князь, не ожидавший такого нашествия, посоветовавшись со своими союзниками, не решился вступить в битву, оставил Москву и сперва ушел в Пере-яславль, а оттуда перебрался в Кострому. Между тем Тохтамыш, взяв Серпухов, явился под Москвой. Москвичи, под начальством литовского князя Остея, укрепились и не думали сдаваться и удачно отбили несколько татарских приступов; тогда Тохтамыш вступил с гражданами в переговоры и, обманом выманив к себе Остея, среди переговоров ворвался в го-Род и произвел там страшное опустошение. Потом из Москвы разослал свои полки для грабежа и опустошения по соседним городам.

 

Между тем двоюродный брат Московского князя, князь Владимир Андреевич, собрвв значительную силу, стоял неподалеку от Волока; одяя из татарских отрядов нечаянно наткнулся на него и был разбит наголову; Тохта-ныш, узнав об этом, испугался и заблаговременно убрался домой с богатой добычей и множеством пленников. Вслед за Тохтамышем и русские кпчзья должны были отправляться в Орду с поклонами и дарами. Хан, злобствуя иа Московского князя, дал ярлык на Владимирское княжение Тверскому князю, Михаилу Александровичу. Московский князь, узнав об этом, наконец решился и сам отправить в Орду своего старшего сына Василия Дмитриевича с старейшими боярами и с дарами. Это посольство имело желанный успех: Тохтамыш сперва прислал своего посла в Москву с пожалованием и добрыми речами, а потом дал Московскому князю и ярлык на Владимирское княжение. Таким образом, дела с Ордой пошли по-прежнему, только увеличилась дань хану и послы ордынские стали притязательнее; впрочем, московские бояре, искусные в сношениях с Ордой, мало-помалу успели поправить дело.

 

Между тем князь Олег Иванович Рязанский поход против Новгорода не оставлял своего старого желания исправить границы Рязани с Москвой и думая: воспользоваться ослаблением Москвы от Тохтамышева нашествия, напал изгоном на Коломну и захватил тамошнего наместника и московских бояр. Великий князь Московский в ответ на это собрал значительную рать и послал с нею князя Владимира Андреевича наказать рязанского князя. Но московской рати не посчастливилось в Рязани; Олег разбил ее и принудил к отступлению. Тогда Московский князь прибегнул к новому средству, он отправил к Олегу посланником уважаемого всеми святого мужа, Сергея Радонежского, и старейших бояр с предложением мира и любви.

 

Это посольство имело полный успех; умный Олег Иванович внимательно принял посредничество святого мужа и заключил с князем Дмитрием Ивановичем вечный мир, а впоследствии вступил с ним в родство. По миру, заключенному ходатайством преподобного Сергия, граница между Москвой и Рязанью исправлена следующим образом: по Оке, вверх от Коломны, все места, лежащие на московском берегу Оки — к Москве, а на рязанском — к Рязани; точно так же и вниз от Коломны, по Оке до Цны, места на московской стороне — к Москве, а на рязанской стороне — Рязани; владимирский рубеж оставлен по-прежнему, как он был при Иване Даниловиче Калите, а равным образом, что и иа рязанской стороне за Окой принадлежало Москве, то и оставить за Москвой; сверх того оставить за Москвой все приобретения Московского князя в Мещере и отнятые у татар. Таким образом, московские бояре, сопровождавшие преподобного Сергия к рязанскому князю Олегу, исправили рязанскую границу с соблюдением всех интересов Москвы и тем покончили спор с Рязанью, продолжавшийся 30 лет.

 

Уладив дела с Ордой, Московский князь и московские бояре, не имея пред собой сильных врагов и вообще чувствуя себя довольно свободными, чтобы заняться делом по своему выбору, в 1384 году обратили внимание на новгородцев, считавшихся до сего времени союзниками великого князя Дмитрия Ивановича и действительно помогавшик Москве в войне с Тверью, но в»обще живших вполне независимо и не думавших принимать приказании из Москвы. Зимой 1384 года вдруг приехали из Москвы бояре брать черный бор по новгородским областям. Этот приеад московских бояр произвел большое неудовольствие в Новгороде, кончившееся тем, что бояре московские вынуждены были бежать, не добравши черного бора; Новгородское вече решило не зваться на суд к митрополиту в Москву, я устроить свой церковный суд. Ближайшим следствием такого распоряжения в Новгороде была война с Москвой. Великий князь Дмитрий Иванович, помирившись с Рязанским князем, в 1386 году открыл поход против Новгорода; в этом походе его сопровождали рати из двадцати девяти областей.

 

Новгородцы немедленно отправили к нему навстречу посольство с просьбой о мире; князь не принял и на глаза послов и продолжал идти, опустошая все по дороге, и, не дойдя 30 верст до Новгород», остановился на Ямне. Новгородцы переполошились, стали укреплять, свой город и отправили к князю послом своего владыку. Алексея. С этим новым послом Московский князь вступил в переговоры, которые несколько раз прерывались и опять возобновлялись в продолжение четырех недель, и наконец великий князь согласился дать Новгороду мир на следующих условиях: 1-е, немедленно внести князю на Ямне 3000 рублей; 2-е, взыскать в пользу князя пять тысяч рублей на Заволочанах; и 3-е, принять великокняжеских наместников и допустить черноборцев добирать черный бор. Таким образом. Московский князь сумел смирить и новгородцев, в продолжении с лишком двадцати лет почти не признававших власти Московского князя.

 

Наконец в 1387 году произошла ссора между великим князем Дмитрием Ивановичем Московским и его двоюродным братом, князем Владимиром Андреевичем Серпуховским. Что было причиной ссоры, мы не знаем, только в лет»ииси сказано: «бысть размирие великому князю с братом его, Владимиром Андреевичем и пойманы быша бояре старейшие княже — Владимировы и розведены все розно по городам и посажены в нятьи и в крепости велице и в истомлении, и бяху у всякого приставлении приставники жестоки зело». В договорной грамоте, написанной князьями по случаю примирения между ними, также ничего не упоминается о причинах ссоры и в чем она состояла. Но для нас весьма важно и краткое известие летописей об этой ссоре — мы в нем находим прямое указание на важное участие бояр в делах своего князя, укоренившееся в быту московских князей. При ссоре князей первые были захвачены старейшие бояре и разведены по разным городам и посажены под арест, под надзором строгих приставников, чтобы они не сносились ни с князем, ни друг с другом. Значит, все дело было в боярах; боярами держался тот или Другой порядок, в их руках находилось управление и без них князь терял свое положение; ибо в настоящем случае как скоро Владимировы бояре были схвачены и разведены по городам, то и князь, Владимир Андреевич, поспешил примириться с великим князем.

 

На другой год по примирении с князем Владимиром Андреевичем, скончался великий князь Дмитрий Иванович Донской в цвете лет, на 39 году от рождения, вероятно, вследствие неимоверных 1рудов и ушибов, полученных им в страшной Куликовской битве.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

История российского права  ЗАКОНЫ. История русского права   ИСТОРИЯ РОССИИ   Особенности русской правды