ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА - 1237-1497

 

 

Земщина. Внутреннее устройство земщины во время татарского владычества

  

В первое время татарского владычества земщина оставалась при прежних отношениях к князю и дружине, по-прежнему принимала участие в государственных делах и в сношениях князей друг с другом и с Ордой.

 

 Так, в 1296 г. на съезде во Владимире перед судом ханского посла Неврюя, рядом с князьями Московским и Тверским против князей: Владимирского, Ростовского и Ярославского, стояли выборные от земщин — переяславской и суздальской. Даже есть известия, что та или другая нз земщик отправляли в Орду своих послов.

 

Есть еще известие, что в 1262 г. земщины всех городов русских по решению общего веча поднялись на баскаков, татарских сборщиков податей. Хотя князья и участвовали в этом восстании против татар, но они были увлечены примером земщины и начало восстания принадлежало вовсе не им. Но такой порядок дел существовал только до половины XIV столетия.

 

После этого, особенно когда московские князья сделались первенствующими, участие земщины в государственных делах значительно уменьшилось. Этому ослаблению значения земщины особенно много способствовало сосредоточение в руках князей, при помощи татар, огромных поземельных владений, когда, таким образом, князья совместили в себе государственную власть с властью влиятельных земцев. Кроме того, ослаблению участия земщины в государственных делах способствовало и то, что дела эти стали более сложны и запутаны, так что князьям было гораздо удобнее делать их одним или же при помощи своих слуг

 

К концу татарского владычества земщина уже настолько лишилась своего значения, что за ней оставалось только право раскладки податей между своими членами; в самом же назначении податей и в определении их общего количества князья уже не спрашивали мнения земщины.

 

В этом отношении князья последовали примеру татарских ханов: как ханы наложили на земщину разные подати, не спрашивал на это согласия самой земщины и предоставив ей только право разверстания податей между ее членами, так, вслед за ханами, и князья наложили на земщину свои подати, лишив ее права назначать общее количество податей и предоставив ей только право раскладки их. Но та же самая татарская дань, так много способствовавшая усилению княжеской власти, с одной стороны, сильно способствовала сохранению многих прав земщины; именно: она поставила князей в га кие отношения к земщине, что они должны были ввиду собственных интересов защищать права земщины.

 

 

Так, во-первых, татары, как мы знаем, брали дань с тех, которые были внесены в их податные переписи, с так называемых численных людей или числяков. Ясное дело, что в прямой выгоде князей было заботиться о том, чтобы число численных людей не уменьшалось, чтобы через это подати не были слишком обременительны. Поэтому в договорных грамотах князей мы находим такое условие, по которому князья обязывались сообща блюсти численных людей, препятствовать обращению их в рабы, не лишать их земель и т. п. Во-вторых, татарская дань падала на земли и на различные промыслы; поэтому, чтобы дань не была слишком отяготительной, князья должны были заботиться о том, чтобы тяглые земли, т. е. такие, на которых лежали известные подати и повинности, не обращались в нетяглые. Во всех договорных грамотах того времени мы читаем следующее условие: А чис ленных людей блюсти, с единого а .земель их не покупати». Поэтому если ветяглый человек покупал тяглую землю, то должен был или внести в общинную казну такой капитал, который бы оплачивал процентами все по-Дати с купленной им земли, или же должен был вместе с тяглым тянуть судом и данью, т. е. приписаться к тяглым людям, а если он не делал ни того, ни другого, то у него отнималась купленная им земля. Таким образом, князья, стараясь охранять неприкосновенность земскж общин, тем самым способствовали сохранению прав земщины во многих отношениях в прежних границах.

 

Значение земщины

 

В первые сто лет татарского владычества и несколько позднее земщина имела еще прежнее значение. Она в это время была настолько самостоятельна, что имела свои войска, которыми начальствовали воеводы, выбранные самим же земцами. Это засвидетельствовано договорными грамотами князей; так, в договорной грамоте Дмитрия Донского с кн. Владимиром Андреевичем, писанной в 1388 г., сказано: А московская рать, кто ходил с воеводами, те it нонеча с воеводами, а нам их не примати. Но при великом князе Василии Дмитриевиче земские воеводы были отменены и московская земская рать стала ходить уже с воеводами великого князя.

 

 Так, в договорной грамоте Василия Дмитриевича с Владимиром Андреевичем и во всех последующих договорных грамотах московских князей сказано: «А московская рать ходит с МОИМ воеводой». Еще ранее Василия Дмитриевича Дмитрием Иоакновичем было положено прочное основание будущим преобразованиям земщины; он в 1374 г. уничтожил должность московского тысяцкого (когда умер тысяцкий Василий Васильевич Вельяминов, то Дмитрий Иоаннович не назначил нового тысяцкого) и таким образом лишил земщину главного представителя и руководителя. После уничтожения должности тысяцкого Василию Дмитриевичу было уже легко отменить и земских воевод и передать земские полки в ведение княжеских воевод. Все это имело своим следствием то, что лучшие и знатнейшие из бояр, не находя более в земской службе должностей, имеющих важное значение, волей-неволей должны были переходить в великокняжескую дружину, дабы вовсе не лишиться веса и уважения в народе и у князя. Ближайшие преемники Василия Дмитриевича, вероятно руководимые советами своих дружинников, продолжали идти по следам своего предшественника. Они так успели привязать к себе московскую земщину, что без всякого опасения могли дать ей значение, почти одинаковое с дружиной, и до того возвысить ее перед другими земгцннами, что служить по «московскому списку» для дружинников удельных князей и для земцев иных городов считалась привилегией и высшим почетом.

 

Таким образом, не уничтожая московской земщины и не касаясь многих исканных прав ее, московские князья сделали ее вернейшим орудием для усиления своей власти и для покорения земщин других русских городов. Внимание московских князей к земщине имело своим следствием то, что все земщины русских городов искали случая поддаться Москве. Так, земцы нижегородские выдали даже своего князя послам московским. Тверская земщина поддалась также Москве после ухода своего князя в Литву; так было и в других городах, за исключением Beдикого Новгорода. Необходимым следствием такого порядка было то, что земщина и дружина незаметно очутились при одинаковых правах, так что ко времени Василия Васильевича Темного вопрос о том, принадлежал ли кто к дружине или к земщине, потерял уже свое значение я его место занял другой вопрос: кто состоит на государевой службе и кто не состоит? Вследствие этого все жители Московского государства рлздели-яись на два главных разряда: на служилых и ънеслужилых людей., w это разделение стало главным основанием прав между разными классами русского общества. В других княжествах постепенное изменение значения земщины шло несколько иначе, но я не считаю нужным говорить об этих земщинах, так как они не остались самостоятельными, й подчинились Москве и приняли характер московской земщины; притом же и известий об этих земщинах мы имеем очень мало.

 

Устройство земщины

 

Внутреннее устройство земщины во время татарского владычества оставалось таким же, каким было до него. Хотя татары во время первой своей переписи русского народа и земель, в 1257 г., поставили везде десятников, сотников, тысягчников и темников и все устроили по своему монгольскому или кочевому порядку, но эти порядки не могли привиться в русском народе, жизнь которого сложилась при общинном порядке. Через какие-нибудь пять-шесть лет после этого, именно в 1262 г., произошел общий бунт всех русских земщин, которые решились перерезать всех татарских чиновников и уничтожить введенные им учреждения.

 

Таким образом, татарские учреждения относительно внутреннего устройства русской земщины, по всей вероятности, применялись только при сборе дани в ханскую казну и то только до тех пор, пока эту дань собирали ханские чиновники, присылаемые в Россию; но как скоро ханы поручили сбор дани русским князьям, то все татарские порядки на Руси были уничтожены, так что с первых годов XIV столетия ни в летописях, ни в официальных памятниках мы уже не встречаем известий ни о тысячниках, ни о темниках на Руси. Во всех договорных грамотах, дошедших до нас, мы находим свидетельства не о татарском разделении народа — на десятки, сотни, тысячи и тьмы, — но чисто русское распределение на одни сотни. Русская сотня представляла не численную единицу народонаселения, какой была сотня у татар, а была Делением народонаселения по занятиям. Так, в первой договорной грамоте Дмитрия Донского с Владимиром Андреевичем, писанной в 1362 г., сказано: «Л которые люди потягли к дворскому, а черные люди к сотни  тых ны в службу не приимати»; или в другой договорной грамоте  же князей, писанной в 1388 г., говорится: А которые люди к дворсу, а черные люди к становщику, тых ны в службу не прииматиь. При татарах земцы по-прежнему делились иа горожан и сельчан. Но между горожанами, именно между торговцами, по летописям и разным официальным памятникам мы встречаем в Москве еще новое деление: на гостей, суконников, сурожан и купцов. Так, в договорной грамоте 1388 г. сказано: А гости, и суконников, и городских людей блюсти ны с одинаго».л в договорной грамоте Юрия Дмитриевича Галицкого с великим князем Василием Васильевичем, писанной в 1433 году, сказано; «А что еемь занял у гостей и у суконников шесть сот рублев, ...и на ка-балах, еемь то серебро подписал; или в летописи под 1379 г. сказано: «Поят же тогда князь великий с собою десять мужей: суролсан. Сказать что-либо положительное об этом делении городских торговых людей за настоящий период нельзя, так как это вполне выработалось уже в следующем периоде.

 

Впрочем, на основании памятников следующего периода можно, по крайней мере, определить сами названия торговых людей. Так, гостем назывался тот, кто производил торговлю в разных городах, суконниками назывались те, которые торговали сукном и вообще все те, которые веди торг с западом, откуда тогда получалось сукно; точно так же сурожанами назывались продавцы шелковых парчовых материй и других дорогих товаров, получаемых с юга, преимущественно из Константинополя через Сурож (вероятно, генуэзская колония), находившийся в Крыму.

 

Но какое значение имел каждый из этих классов — об этом мы ничего не можем сказать за настоящий период.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

НАШЕСТВИЕ МОНГОЛО-ТАТАР  возвышение Московского государства  Иго Золотой Орды

 

Татаро-монгольское иго  Монголо-татарское иго на Руси  КОНЕЦ ТАТАРСКОГО ИГА