ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА - 1237-1497

 

 

Влияние духовенства на общественную жизнь в России. Митрополиты и епископы в договорах князей

  

Представив значение и права духовенства во время татарского владычества, как это засвидетельствовано и ханскими ярлыками, и русской уставной грамотой, мы теперь должны обратиться к свидетельствам о влиянии духовенства на общественную жизнь в России и об участии его в ней.

 

 Здесь нам лучшим и вернейшим свидетельством служат договорные грамоты князей и другие официальные памятники. Все договорные грамоты князей, начиная с грамоты Дмитрия Донского с князем Владимиром Андреевичем Серпуховским, свидетельствуют о сильном участии митрополитов в сношениях князей друг с другом. По свидетельству этих грамоты мы видим, во-первых, что все договоры князей, утверждаемые обыкновенно крестным целованием, заключались в присутствии митрополита или епископа, а сами договорные грамоты писались по благословению митрополита в Москве и по благословению епископа в других княжествах.

 

Так, в первой договорной грамоте Дмитрия Донского с Владимиром Андреевичем, писанной в 1362 г., сказано: «По благословению отца нашего митрополи та Алексея всея Руси се яз. князь великий, Дмитрий Иванович дакончали есъмы с братом своим моловшим, со князем Валодимером Ондреевичем, целовали есмы крест, у отца своего Алексея митрополита всея Руси. Точно так же писались и все другие договорные грамоты Дмитрия Донского и сына его Василия Дмитриевича. А договорные грамоты Василия Васильевича Темного не только писались по благословению митрополита, но для большего подтверждения и подписывались митрополитом. Так, первая договорная грамота Василия Васильевича с дядей его Юрием Дмитриевичем, написанная в 1428 г,, подписана митрополитом Фотием; потом все договорные грамоты Василия Васильевича, начиная с 1452 г., подписаны рукой митрополита Ионы, а духовные его грамоты — рукой митрополита Феодосия. Договорные грамоты великого князя Ивана Васильевича все писаны по митрополичьему благословению и подписаны митрополитом, а к договорной грамоте его с князьями Федором и Иваном Борисовичами Волоцкими, писанной в 1497 г. даже привешена вместе с княжескими печатями печать митрополита Симона, подписавшего грамоту. А на договорных грамотах великого кн. Ивана Васильевича с кн. Михаилом Андреевичем Верейским, писанных в 1463 и 1465 г. даже есть подпись, что они хранились у митрополитов: пер&ая — у митроп. Филиппа, а вторая — у митроп. Геронтия.

 

Из грамот Рязанских князей мы также видим, что они писались по благословению рязанского епископа и подписывались им: так, в договорной грамоте великого князя Ивана. Васильевича с его удельным князем Федором Васильевиче», писанной в 1496 г., сказано: Божиею милостью и пречистыя Богоматери и по благословению отца нашего Симеона, владыки ря.тнекаго и муромского и по нашей любви на сем на всем целуй комне крест. Вероятно, тоже мы встре-тилкбы в грамотах и других князей: Смоленского, Тверского, Нижегородского и др., но, к сожалению, грамоты их недошли до нас.

 

 

Во-вторых, митрополиты и епископы не только писались в договорных грамотах князей, как свидетели и посредники между ними, но нередко назначались князьями судьями в княжеских спорах. Так, например, в договорной грамоте Василия Дмитриевича с рязанским князем Федором Ольговичем, писанной в 1402 г., и в договорной грамоте Юрия Дмитриевича с рязанским князем Иваном Федоровичем, писанной в 1433 г., в случае суда и споров между князьями третейским судьей назначался митрополит. Вот слова этих грамот: «...а о кем ся судьи наши сопрут, ино им третий митрополит, а кого митрополит обинит, ино обидное отдати. В-третьих, летописи представляют много свидетельств об участии митрополитов, епископов и других духовных лиц в делах междукняжеских и вообще в устройстве порядка и тишины в Русской земле. Гак, по свидетельству летописи, первый же во время татарского владычества митрополит Кирилл в 1270 г. примирил новгородцев с Ярославом Ярославичем, тогда как прежде этого Ярослав без успеха испытал все средства примирения с ними. Митрополит по просьбе Ярослава наЕШсал новгородцам грамоту, в которой ручался за Ярослава, что он не будет обижать Новгорода; вот слова митрополичьей грамоты: AJ вам ручаюсь по нем и вы бы его приняли с честию достойною (Ник. ill, 52). О епископе Сарском1 Феог-носте есть известие, что он несколько раз был в Константинополе послом даже и от хана Менгу-Темира; так, под 1279 г. в летописи говорится, что в этом году приехал в Москву из Константинополя сарский елископ Феог-ност, куда он был послан уже в третий раз от Менгу-Темира и митрополита Кирилле с грамотами м дарами византийскому императору и патриарху (Ibid., 68). В1280 г. новгородцы посылали своего епископа Климента к великому князю Дмитрию Александровичу; а в 1281 г. ростовский епископ Игнатий мирил ростовских князей, враждовавших друг с другом, и ездил к великому князю Дмитрию Александровичу с просьбой о том, чтобы он принял участие в примирении ростовских князей (Ibid., 71).

 

В 1296 г. владимирский епископ Симеон присутствовал во Владимире на суде князей перед ханским послом и убедил их примириться и поделить свои вотчины, тогда как они уже готовы были начать междоусобную войну (Ibid., 94). В1311 г. митрополит Петр остановил поход тверского князя Дмитрия Михайловича на Нижний Новгород (Ibid., 107). В 1365 г. тверской епископ Василий по приказанию митрополита Алексея судил тверских князей, споривших об уделах. В том же году для примирения нижегородских князей — Дмитрия и Бориса Константиновичей, был послан Дмитрием Ивановичем Донским преподобный Сергий Радонежский. Сергий позвал Бориса Константиновича в Москву, и когда тот не послушался, то он, по приказанию митрополита Алексея и великого князя Московского, затворил в Нижнем все церкви, чем и вынудил нижегородских князей смириться. В 1385 г. преподобный Сергий, по поручению Дмитрия Ивановича Донского, ездил в Рязань для заключения мира с Олегом Рязанским, что Сергий исполнил с большим успехом.

 

По его убеждениям Олег заключил вечный мир с князем московским и сделался постоянным его союзником (Ibid., 148). О митрополите Ионе в летописях говорится, что он, еще бивши епископом рязанским, принимал самое деятельное участие в борьбе Василия Васильевича с Дмитрием Шемякой: когда в 1446 г. Дмитрий захватил Василия, его мать и детей, то Иона, по словам летописи, каждодневно не переставал говорить Дмитрию, что он учинил неправо, и этим наконец достиг того, что Дмитрий освободил Василия и дал ему в удел Вологду, а это дало возможность Василию возвратить и московский престол (Ibid., 209). До нас дошло несколько посланий и окружная грамота Ионы, в которых ясно выражается его участие в государственных делах. Первое из этих посланий, к князю Дмитрию Юрьевичу, написанное от лица всего русского духовенства, относится к 1447 г., когда Иона еще был епископом рязанским. В этом послании собор епископов, архимандритов, игуменов и священников убеждает Дмитрия прекратить междоусобие и примириться с великим князем, а в противном случае грозит ему своим неблагосло вением (Ак. Ист. I, JS& 40).

 

 Потом » 1448 г. Иона, сделавшись митрополитом, немедленно послал окружную грамоту ко всем князьям и ко всему народу русскому, в которой убеждает их не держаться стороны Дмитрия Юрьевича, восставшего на великого князя (№ 44). Участие Ионы в государственных делах было известно и за пределами России; так, король польский присылал Ионе грамоты, в которых просил его позаботиться о поддержании согласия между Москвой и Польшей, о чем упоминает сам Иона в своем послании к Казимиру, писанном в 1450 г. (А. А., т. 1, № 49). Иона писал послание тверскому епископу Илье, приказывая ему убедить Бориса Александровича Тверского отправить полки на помощь великому князю Василию Васильевичу против казанских татар.

 

В 1452 г. Ионой были написаны два послания к новгородскому архиепископу Геннадию против Дмитрия Шемяки, укрыпавшегося в Новгороде. Б 1456 г. Иона писал послание к смоленскому епископу Михаилу против бежавшего в Литву можайского князя Ивана Андреевича.

 

Как не одни митрополиты, но и епископы и игумены принимали участие в общественных делах, точно так же и послания к князьям писались не одними митрополитами и епископами: до нас дошли два послания Кирилла, игумена Белозерского монастыря. В одном из этих посланий Кирилл убеждает великого князя Василия Дмитриевича примириться с князьями суздальскими, а в другом пишет можайскому князю Андрею Дмитриевичу, чтобы он был внимательнее по управлению своим княжеством и особенно настаивает, чтобы князь был внимательнее и строже к судьям. Вот слова этой грамоты: Господине княже, властелин ecu в отчине, от Бога поставлен люди, господине, свои уймати от лихаго обычая. Суд бы, господине, судити праведно, как перед Богом право, поклепов бы, господине, не было, подметов бы, господине, не было, судьи бы, господине, посулов не имали, довольны были бы уроки своими, разбоя бы и татьбы в твоей отчине не было, а крестьяном. господине, не ленись даеати управы сам. (А. К., т. I, № 16).

 

Митрополит Иона был почти последним из русских митрополитов, деятельно участвовавших в междуккяжеских сношениях. Со смертью Шемяки, против которого так сильно вооружался митрополит Иона, удельное разновластие было уже не так сильно и при великом князе Иване Васильевиче уделы почти перестали существовать; следовательно, за немногими исключениями, прекратились и случаи участия духовенства в делах князей. Но с уничтожением уделов не прекратилась общественная деятельность духовенства; для духовных властей осталось еще обширное поприще быть советниками при великом князе и ходатайствовать перед ним за людей, подвергавшихся опале.

 

И мы действительно видим, что, например, Иван Васильевич во всех важных делах приглашал на совет митрополита. До нас дошло даже послание всего московского духовенства, писанное в 1480 г. в великокняжеский стан на Угру, в котором духовенство убеждает великого князя мужественно противостоять хану Золотой Орды — Ахмату. Еще настойчивее писал великому князю в то же время и о том же предмете архиепископ ростовский Вассиан; а когда Иван Васильевич не послушал его советов, оставил войска на попечение своего сына Василия и приехал в Москву, то Вассиан встретил его с такими словами: «Ты беглец, ты убежал из войска; вся кровь христианская падет на тебя, что не поставил бою с татарами, и т. д.

 

Эта речь Вассиана имела такое влияние на Ивана Васильевича, что он поспешил возвратиться к войску, не успев даже побывать в своем дворце. Этот же Вассиан, перед нашествием Ахмата, по приказанию великого князя два раза ездил к великокняжеским братьям Андрею и Борису Васильевичам, готовившимся бежать в Литву, и убеждал их примириться с великнм князем. Лучшим свидетельством о ходатайстве духовным перед великим князем за провинившихся перед ним князей и бояр служат так называемые «клятвенные записи», в которых митрополит, епископы и другие лица из духовных являются постоянными ходатаями и поручителями за опальных.

 

Так, в первой из дошедших до нас клятвенной за-писи, данной в 1474 р. князем Даниилом Дмитриевичем Холмским великому князю Ивану Васильевичу, Холмский говорит: а в том во всем по сей- моей грамоте поручился по мне господарю моему, великому кня.ш Ивану Васильевичу и его детем и до моего живота господин мой, Герон-тий, митрополит всея Руси и со своими детьми и с служебники, со владыками и с архимандритами, которые в сей моей грамоте писаны. В клятвенной записи князя Константина Осторожскоготочно так же сказано, что за него ходатайствовал у великого князя и поручался митрополит Симон со своими служебниками — владыками и архимандритами. То же повторяется и во всех других клятвенных записях, данных разными князьями и боярами, подвергавшимися великокняжеской опале.

 

Летописи также постоянно свидетельствуют о ходатайстве митрополитов и вообще духовенства перед великим князем за всех провинившихся или впавших в немилость. Таким образом духовенство, во время удельного разновластия и междоусобий усердно служившее единодержавию, с прекращением уделов стало на другую чреду общественного служения — явилось защитником и ходатаем общества против самовластия. Как оно сослужило эту последнюю службу, мы увидим впоследствии.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

НАШЕСТВИЕ МОНГОЛО-ТАТАР  возвышение Московского государства  Иго Золотой Орды

 

Татаро-монгольское иго  Монголо-татарское иго на Руси  КОНЕЦ ТАТАРСКОГО ИГА