ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА - 1237-1497

 

 

Сколько было великих княжеств. Отношение великих князей друг к другу

  

Во время татарского владычества на северо-востоке России, несмотря на старейшинство, данное от хана Ярославу Всеволодовичу Владимирскому, образовалось несколько великих княжеств, также признанных ханами: Смоленское, Рязанское, Тверское, Нижегородское, Ростовское, Суздальское и, наконец. Московское.

 

Каждое великое княжество представляло группу нескольких удельных княжеств, князья которых находились в подчинении великому князю, и я каждом из них княжил свой род: в Смоленске — Ростиславичи, н Нижнем Новгороде — род от Ростислава Константиновича, в Суздальском — от Андрея Александровича, в Москве — от Даниила Александровича, и т. д. Каждое великое княжество было самостоятельным целым, враждебным по отношению к другим. Отношения между великими князьями основывались на следующих условиях. Первое условие определяло старейшинство, которое принадлежало тому, кто владел Владимиром, так как Владимиром всегда владел сильнейший. В договорах равные князья всегда именовали друг друга братьями, а сильнейшего — старейшим братом. Таким образом, бра/п» и старейший брат прилагались к князьям, смотря по степени их могущества: когда какой-нибудь князь был силен, то другие князья звали его старейшим братом; если же он делался слабее, тогда те же ккязья звали его просто братом » или даже — млаОшия братом.

 

Так, Дмитрий Иоаннович Донской называет себя старшим братом Михаила Александровича Тверского: На сем брате молодший, князь великий Михаиле Александрович, целуй нам крест к брату твоему старейшему, князю великому Дмитрию Ивановичу. А преемник Дмитрия Донского называется уже просто братом Тверского князя. Борис Александрович Тверской, преемник Михаила Александровича, пишет уже так Василию Дмитриевичу: «...на сем на всем брате, княэь великий, Василий Дмитриевич, целуй ко мне крест, к своему брату, К великому князю, К Борису Александровичу. Таким образом, без отношения к силе и могуществу все великие князья были равны и никто из иих не назывался старейшим, потому что владел известным княжеством. В договорах великих князей между собой никто нз них никогда не называл себя господином по отношению к другому, как мы это видели в договорах с удельными, что указывает на полную равноправность и независимость великих князей между собой.

 

Второе условие касается отношений к татарской Орде и хану. Из договорных грамот видно, что великие князья все имели право сноситься с Ордой. «Л в Орду тебе путь чист — всегда писалось в грамотах. Вследствие права свободных сношений великие князья должны были писать в договорах, чтоб не принимать ярлыков от хана на владения другого, чего мы не замечаем в договорах с удельными князьями, гик как последние лишены были права сноситься с Ордой. Третье условие состояло в той, что договаривающиеся великие князья обязываются жить в мире между собой, воевать или не платить им дань по взаимному согласию.

 

 

Это условие показывает, что каждый великий князь, если он не был связан особым договором, мог по произволу воевать и платить дань татарам, тогда как удельные князья воевали и мирились с татарами, платили им дань или не платили по распоряжению своего великого князя. Четвертое условие: договаривающиеся великие князья обязывались не вступаться в дела других великих князей с удельными. Всякое вмешательство великого князя вдела другого великого князя считалось нарушением прав великокняжеской власти и вело за собой войну великих князей между собой. Так, когда московский великий князь Дмитрий Донской вмешался в дела тверских квязей и взял под свое покровительство князя Кашинского, то тверской великий князь Михаил Александрович объявил ему войну.

 

Пятое условие относилось к третейскому суду, назначаемому по случаю споров между великими князьями, состоявшими в договоре. Для этого требовалось первоначально назначение бояр с обеих сторон, подобно спорам между великим князем и удельными. Если же бояре не решали, то третейским судьей уже назначался не тот, кого пожелают стороны, как это бывало при спорах удельных князей с великим, а третейским судьей должен был быть один из великих князей, заранее означенный в договоре. Впрочем, условие это, как кажется, не всегда строго соблюдалось. Третейским судьей писался иногда митрополит, а иногда выбор третейского судьи предоставлялся на волю судящихся князей, иногда даже писалось в договорной грамоте так, что кто ищет, тот мог представить в третейские судьи трех христианских князей, а тот, на ком ищут, должен был выбрать одного из них. Шестое условие состояло в том, чтобы великий князь, суда другого великого князя не пересуживал, не переманивал бы людей из других княжеств в свое, не заводил бы новых мытов н пошлин, стеснительных для торговли, а также в судебных пошлинах, по делам подданного одного князя с подданным другого, следовал договору, в котором определялось их количество. Седьмое условие относилось к службе бояр и вольных слуг. По этому условию бояре и слуги могли переходить из одного великого княжества в другое и это не лишало их права на вотчины в покинутом им великом княжестве. Но вотчины эти относительно суда и дани «тянули по земле и воде», т. е. подати с них брпл тот князь, во владении которого они находились. Бояре и слуги, переходя со службы одного великого князя на службу к другому, не обязывались нести военную службу тому великому князю, во владении которого находилась его вотчина, тогда как боярян или слуга, переходивший со службы великого князя на службу к удельному, должен был нести военную службу великому князю.

 

Все приведенные выше условия, определявшие отношения великих князей между собой, показывают, что великие князья были вполне независимы друг от друга как во внешних, так и во внутренних делах. Каждый из них мог иметь своих друзей и недругов, мириться и воевать е кем хотел, не сообразуясь с интересами других кня-яей. Начинало половины XIV века ни летописи, ни другие памятники даже и не упоминают более о великокняжеских съездах. У великих кия-зей того времени было только два средства решить все возникавшие между ними споры: оружие и третейский суд. Великий князь, не имея возможности мирным путем покончить свой сор, брался за оружие и решал как мог.

 

Русская земля разделилась, таким образом, на несколько самостоятельных государств: Московское, Тверское, Рязанское, Суздальское, Смоленское и Новгородское, не состоящих в постоянном союзе и, по большей части, находящихся в таких же отношениях друг к другу, в каких находилось, например, Московское княжество к Литве илн Орде, и т. д. Впрочем, все эти разъединения существовали между одними князьями и не мешали полному народному единению. Помимо княжеской власти все они составляли Русскую землю, населенную одним племенем, которое говорило одним языком, исповедывало одну веру, принадлежало к одной церкви, состоящей под ведением московского и киевского митрополитов, и которое держалось, наконец, одних обычаев и законов.

 

 Эта внутренняя связь, соединявшая русский народ, была очень сильна; ее он всегда чувствовал и постоянно желал соединения, которому всегда до известного времени препятствовали княжеские междоусобицы. Исключением из этого был один Новгород, стоявший особняком и выработавший себе некоторые учреждения, несогласные с духом остальных русских областей. Но и он, как показывает история, не оказал значительных препятствий К соединению. Понятно теперь, почему при первом благоприятном случае весь русский народ слился в одно целое и на Руси утвердилось единодержавие.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

НАШЕСТВИЕ МОНГОЛО-ТАТАР  возвышение Московского государства  Иго Золотой Орды

 

Татаро-монгольское иго  Монголо-татарское иго на Руси  КОНЕЦ ТАТАРСКОГО ИГА