ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА. Древняя Русь

 

 

Законы о холопстве в Русской Правде. Узаконения о беглых холопах

  

Этот последний отдел мы встречаем в Русской Правде только в полном ее объеме и развитии. Статьи этого памятника можно разделить на три отдела.

 

В первом отделе говорится о том, в каком случае свободный человек признавался полным холопом, или обельным рабом. Таких случаев настоящее узаконение представляет три. 1-й случай — когда кто купил человека на торгу или в другом каком-либо месте, хотя бы за 1/2 гривны или за ногату, при свидетелях. Если свободный человек при покупке его в рабы молчал, то это молчание принималось за его согласие на продажу себя в холопы, и закон в таком случае узаконил за купившим право собственности на продавшего себя в рабы свободного человека, 2-й случай — когда кто вступал в брак с рабой известного господина, не договорившись с ним о своей свободе и, таким образом, тем самым признавал себя как бы рабом господина своей жены.

 

В противном случае, если свободный человек вступал в брак с рабой, договариваясь с господином о своей свободе, то закон признавал ее неприкосновенной и всячески ограждал. 3-й случай — когда свободный человек добровольно принимал должность тиуна или ключника у известного господина, также не договорившись с ним о своей свободе; при этом господин мог последнего обратить в рабы и закон признавал за господином право собственности на свободного прежде тиуна как на раба. Есди же, принимая должность тиуна, свободный человек договаривался о своей свободе, в таком случае она оставалась также неприкосновенной. Таким образом, настоящее узаконение ограждает права свободных людей и признает их несвободными, или рабами, только в тех случаях, когда они не договариваются о свободе, поступая в услужение к известному господину и, так сказать, в самом молчании своем изъявляют желание продать свою свободу и поступить к известному господину в рабы. Далее, закон ограждает права свободных от насилия в тех случаях, когда они были должниками и с обязательством работать на своего заимодавца. Он говорит, что нельзя обратить в холопы того, кто получит взаймы деньги, или хлеб, или даже жалованье с обязательством работать год. Хотя бы и отказался от работы сделавший заем, не дослуживши года, то и в таком случае он не должен был обращаться в холопство, а только обязывался возвратить хозяину то, что взял взаймы.

 

Второй отдел излагает узаконения «о беглых холопехь. Здесь, во-первых, узаконяется: если холод убежит, а господин об этом побеге объявит, и потом кто-либо, слышавши об этом побеге, встретит холопа и, зная его, даст ему хлеба или же укажет ему дорогу, тот подвергался пени — за раба в 5, а за рабу в 6 гривен; во-вторых, узаконяется — кто переймет холопа, тот за переимку от господина холопа получает одну гривну, а если °тпуститего, то платит уже господину — за раба i гривны, аза рабу 5 гри-вен, Таким образом, настоящие узаконения сильно ограждают права собственности в отношении к рабам. Но, ограждая права собственности на раба, новый закон в то же время ограничивает самоуправство господина.

 

 

По настоящим узаконениям Русской Правды, господин, отыскивая беглого раба, если узнавал, где он находится, то не мог сам связать его и нзять, но должен был объявить о своем рабе городскому посаднику, который и посылал своего слугу взять беглого раба, связать и представить господину его. За это господин платил посадничьему слуге 10 кун (вязебное), но гривны за переем не платил уже никому, потому чго сам отыскивал ряба. Закон ограничивает от излишних притязаний господина и тех, которые но неведению указывали дорогу беглому рабу или же держали его в своем доме, а потом отпускали. Господин бежавшего раба не мог считать таких укрывателями раба и не мог подвергнуть их платежу пени, если они присягали в том, что делали это по неведению. Б законе прямо сказано: «оже кто не ведая чюжъ холоп усрящеть или повести deem или держит и у себя, а оттыдет от него, то идти роте, яко не ведал семи, оже есть холоп, а платежа в том нету.

 

Третий отдел узаконений о холопстве содержит в себе статьи об обязанностях господина отвечать засвоего холопа. Здесь, во-первых, говорится: ежели бы холоп взял в долг деньги или товар у кого-либо, назвавши себя свободным, то господин обязывался выплатить взятое холопом или должен был отдать его в полную собственность кредитору. Но господин не обязан был выплачивать долг холопа в том случае, если кредитор, давая взаймы, знал, что дает холопу. Во-вторых, узаконяется: если господин поручал холопу торговлю от своего имени, то обязывался отвечать за все долги, в которые впал холоп, и не мог его самого отдать в уплату долгов, потому что кредиторы вериля не холопу, а поручившемуся за него господину. В-третьих, выплачивая долги холопа, господин по закону имел полное право собственности на все, что приобретал холоп, даже находясь в бегах, заработками, торговлей и другими средствами. В законе сказано: «оже хо лоп бегая добудет товару, то господину холоп и долги, господину же и товар. В-четвертых, уэаконяется, что господин, имея право на все, приобретенное рабом в бегах, должен был вместе с этим и уплачивать все, что раб в бегах переворовал кли набрал в долг. В-пятых, равным образом, господин по настоящему узаконению обязывался платить за все убытки, которые наносил раб его свободным людям. Господин должен был в таком случае или выкупить раба, или же отдать его в полную собственность истцу. Но в том и другом случае господин не лишался права собственности на жену и детей раба, если они не участвовали с последним в воровстве и не укрывали его; в противном случае господин тоже обязывался — или выплатить за них все истцу, или отдать в полную его собственность.

 

Впрочем, господин по настоящему закону не отвечает за всю кражу своего холопа, если она произведена была вместе со свободным человеком: свободные люди сами должны были за себя отвечать и платить пеню или продажу в княжескую казну. В законе сказано: оже холоп крадет кого-любо, господину выкупами и, любо выдати с кем будет края, а жене и детем не надобе, а оже будет с ним крали или хоронили, то всех выдати, пакы ли выкупает господин, аже будут с ним свободнии крали или хоронили, то ти князю в продажи. Весь этот отдел узаконений о холопах показывает, что рабы по русской Правде признавались вещью или домашними животными господина и составляли полную его собственность. Общество, как видно из Русской Правды, не хотело знать раба, а знало только его господина, который и отвечал за раба перед обществом. Раб не имел права собственности; не только все, приобретенное трудом раба, но и жена и дети раба составляли собственность его господина. Закон не признавал за рабом даже прав семейных; так, если раб переходил во владение другого господина — жена и дети его оставались у прежнего господина.

 

Таким образом, все законодательство о холопах построено на одной идее — именно: холоп есть вещь господина. Отсюда уже вытекают все узаконения, в силу которых ГОСПОДИН должен был платить за все обиды и долги и выкупать его; за свои преступления раб не подлежит наказанию: раба продажей князь не казнит, за него в ответе господин, хотел — платил, не желал — отдавал истцу; за него закон не вступался, не назначал за убийство, ям совершенное, и за другие преступления пени в княжескую казну. За все это расплачивался сам господин, который мог убить раба, продать, заложить и т. п. Воля господина была единственным законом для раба. Отсюда же вытекает и та строгость закона, с какой он охраняет права свободных людей. Закон признавал полным рабом только того, кто по собственной воле не ограждал своей свободы. И действительно, при значении, каким пользовался раб в обществе, закон должен был всеми силами охранять права свободных людей, ибо общество при поступлении в рабы свободного человека теряло в нем своего члена, участвовавшего во всех общественных делах и ответственного перед обществом. Но в то же время тогдашнее законодательство, идя от другой идеи, от той, что свободный человек ничем не должен был стесняем, пришло к тому заключению, что не следует препятствовать переходу свободного человека в холопы.

 

Поэтому-то в Русской Правде нет и упоминания об ограничениях в этом роде: закон дозволяет, например, продажу свободного человека в рабы, только строго наблюдает при этом, чтобы продажа свободного человека совершалась с его согласия и чтобы при ней не было насилия и обмана. Кроме того, закон Русской Правды предоставляет значительные льготы при освобождении раба. При покупке раба закон взимал в пользу князя 30 кун, а при отпуске раба на волю — 9 кун, и те взимались, кажется, более для того, чтобы господин раба перед самим судом засвидетельствовал свою волю о даровании рабу прав свободного человека, после чего последний не мог уже подвергнуться притязаниям на него прежнего господина, как на собственность. Закон Русской Правды, желая обеспечить свободу проданного раба, даже признает особый класс свободных людей, известный под именем изгоев, находившихся под защитой церкви. Освобожденные рабы считались изгоями до тех пор, пока не причислялись к какой-либо общине и тогда из-под защиты церкви поступали под защиту своей общины.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

Древнерусский суд. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ДРЕВНЕЙ РУСИ.  Княжеский суд – законы Древней Руси

 

Княжое право в Древней Руси 10-12 веков.  РУССКИЕ ЗАКОНЫ. История русского права

 

Государство и право древней руси. "Русская правда" - памятник...