ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА. ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПАМЯТНИКИ

 

 

Царствование Федора Алексеевича - закрытие Монастырского Приказа и уничтожение местничества

  

Непродолжительное царствование Федора Алексеевича в отношении к законодательству замечательно тем, что этот государь сильно стремился к преобразованиям по части административной. Замечательнейшие из его указов были следующие.

 

19 декабря 1678 года был издан указ об уничтожении Монастырского Приказа и о переведении его ведомства по-прежнему в Приказ Большого Дворца. Монастырский Приказ, получивший большую силу при царе Алексее Михайловиче, сильно расстроил дела, относящиеся к гражданско-церковному суду; а посему вскоре появилась необходимость обратиться к прежнему порядку и дела, относящиеся собственно к экономическому управлению монастырскими имениями, перевести по-прежнему в Дворцовый Приказ, а церковно-судебные — в ведомство патриарших приказов.

 

27 ноября 1679 года был издан важный указ, относящийся к областному управлению. По этому указу областное управление получило совершенно иной характер: оно перешло в полное ведомство воевод, присылаемых из Москвы, а все другие приказные люди, т. е, сыщики, губные старосты и приказчики были отменены, В указе сказано: «А городовое строение, и засеки, и губные дела, и ямских охотников, и денежный и хлебный сбор и всякое дело ведать воеводам одним, чтобы впредь гражданским и уездным люден в кормех лишних тягостей не было». Впрочем, этим указом не отменялись выборные люди по разным частям управления; государь желал только облегчить жителей уменьшением с них поборов на содержание чиновников, присылаемых от правительства; поэтому земские избы под управлением старост и выборных голов остались по-прежнему, из выборные людей были отменены только одни губные старосты, которые, как мы уже видели прежде, при сыщиках не имели никакого значения и только служили лишним отягощением для жителей. Но, кажется, это распоряжение, по крайней мере в отношении к губным делам, скоро оказалось не совсем удобоисполнимым; очевидно, вое-воды не могли справиться с губными делами и арестантов по тюрьмам накопилось очень много, ибо через три месяца по издании указа понадобилось по всем городам послать разборщиков, по крайней мере, на время, для разбора уголовных дел.

 

12 ноября 1680 года издан указ о новом распределении ведомства воинских людей по приказам. По этому новому распределению все ратные люди — конные а пешие, как дворяне и дети боярские, так и приборные ратные люди русского и иноземного строя были подчинены Разряду, за исключением: 1) служилых людей по низовым городам от Самары на Уфу до Терка, а также казанских стрельцов, которых по-прежнему ведать в Казанском Приказе. 2) Начальных людей, копейщиков, рейтар, солдат, стрельцов и казаков, которые по городам их службы ведались в приказах: Стрелецком, Смоленском, Казанского Дворца и Большого Дворца, всех ведать в Иноземном и Рейтарском Приказах.

 

 

От преобразований по военному управлению перейдем к преобразованиям по духовной администрации. Здесь 27 ноября 1681 г. был издан важный указ, которым, во исполнение соборного определения, бывшего в 1667 г. в Москве, архиерейские кафедры были устроены по обычаям, заведенным в Греции, т. е. в каждой епархии при главном епархиальном архиерее велено быть нескольким подчиненным епископам по городам,

 

12 января 1682 года было издано соборное деяние об уничтожении местничества. Дело об этом предмете было ведено так: еще в ноябре месяце 1681 г. съехались в Москву выборные стольники, полковники, стряпчие, дворяне московские, жильцы, а также городовые дворяне и дети боярские, вызванные по государеву указу в Москву для того, чтобы общим соборным советом придумать средства к лучшему устройству ратного дела, ибо государю ведомо учинилось, что в мимошедших войнах неприятели показали новые в ратных делах вымыслы, неизвестные в русском войске. Съехавшиеся выборные под председательством боярина князя Василия Васильевича Голицына начали свои рассуждения тем: в каком ратном устроении пристойнее быть стольникам, стряпчим, дворянам и жильцам? И придумали, чтобы стольникам, стряпчим, дворянам и жильцам служить полковую службу по-прежнему и расписать их всех в роты, а не в сотни, и вместо сотенных голов назначить ротмистров и поручиков; из стольников, стряпчих, дворян и жильцов из всех родов и чинов беспременно и без мест и без подбора. Л для лучшего у строенья указал бы государь боярам, окольничим, думным и ближним людям и всем чинам впредь быти меж себя без мест, где кому государь укажет, и никому впредь ни с кем разряды и месты не считаться и разрядные случаи и места отставить и искоренить.

 

О таком решении выборных, людей боярин князь Василий Васильевич Голицын донес государю; государь указал 12 января 1682 года собраться у него в палатах патриарху с архиереями и соборными властями, а также боярам, окольничим и думным людям. Когда открылось » царских палатах заседание собора, то государь сперва приказал прочесть перед собором просьбу выборных людей об уничтожении местничества, а дотом сам обратился к собору с пространной речью, в которой подробно изложил невыгоды местничества, а также и то, что и предки его: дед — Михаил Федорович, и отец — Алексей Михайлович, нередко прибегали к тому, чтобы служба была без мест, и постоянно желали совершенно уничтожить местничество, и что он, со своей стороны, вполне согласен с мнением и просьбой выборных людей об этом предмете. Патриарх на речь государя ответствовал своей речью, в которой выразил, что все духовенство должно молить Бога, чтобы он таковое благое царское намерение благоволил привести к совершению.

 

После речи патриарха государь обратился к боярам и думным людям, чтобы они чистосердечно, без всякого зазора представили свое мнение об этом предмете. Бояре и думные люди отвечали на это единодушным желанием, чтобы государь указал разрядные случаи отставить и совершенно искоренить и чтоб впредь те разрядные случаи никогда не вспоминались. Государь, выслушав соборный приговор, приказал боярину князю Михаилу Юрьевичу Долгорукову и думному дьяку Семенову принести все разрядные книги, в которых писаны бывшие случаи и местничества при прежних государях; и когда книги были внесены, то государь объявил, что он вполне разделяет мнение бояр и выборных людей и повелевает для совершенного искоренения местничества те все прошения о случаях и записи о местах предать огню, и от сего времени впредь боярам, окольничим, думным и ближним и всяких чинов людям на Москве в приказах и у расправных дел, и в полках, и в посольствах, и везде у всяких дел быть всем меж себя без шест, и впредь никому ни с кем никакими прежними случаями не считаться и никого не укорять. И того же числа те книги преданы огню, государские передние палаты в севях, при том от государя присутствовали — боярин князь Долгорукий и думный дьяк Семенов, а от патриарха — все преосвященные митрополиты и епископы. И когда государю и патриарху было донесено, что книги сожжены, то патриарх сказал: кто после этого будет еще местничаться, те бы опаса-лисьтяжкого церковного запрещения и царского гнева; и бояре и все думные люди отвечали: да будет так.

 

После всего сего государь сказал боярам и думным людям, что ом им и впредь будущим их родам на память соизволяет быть в Разряде родословной книге, также и в домах своих таковые родословные книги дер жать им по-прежнему, и повелевает ту книгу в Разряде пополнить и внести в нее имена тех, которые еще не внесены, и писать вновь к сродникам их, и для того взять у них росписи за руками. А составить родословную книгу таким порядком: родословная должна состоять из четырех книг отдельных: в первой книге запишутся роды княжеские и иные честные, которые или занимали при прежних государях высшие должности, или известны своей древностью и приближением к государю, хотя бы имен их в прежней разрядной родословной не написано. Во второй книге писать роды, которые в древнее время хотя и не занимали высоких должностей, но со времен царя Михаила Федоровича являлись в полковых воеводах, в послах и в иных честных чинах, и в десятнях записаны в первой статье. В третьей книге писать тех, которые хотя в важных должностях не состояли, а в десятнях записаны в средней и меньшей статьях, И наконец, в четвертой книге писать тех, кто из ни иен их чинов за службу отцов своих или за свою написаны в московские чины. А впредь всем во всех чинах быть без мест; а кто после сего будет местничаться и упрекать старыми службами, у тех отнимать на государя вотчины и поместья бесповоротно, да они же должиы платить бесчестье тем, на кого будут искать мест и упрекать старыми службами. Наконец, государь повелел боярину князю Долгорукому объявить об атом на Постельном Крыльце: стольникам, стряпчим, дворянам, жильцам и всяких чинов людям. А для большего утверждения подписал собственной рукой сие соборное деяние; за ним подписали: патриарх, митрополиты, архиепископы, архимандриты, бояре, окольничие, думные дворяне, думные дьяки, стольники комнатные и выборные, генералы, полковники рейтарские, полковники пехотные, стряпчие, дворяне и жильцы.

 

Я с подробностью говорил об этом соборном деянии, как по важности значения его относительно изменения служебных порядков, так и потому, что собор сей был последний, который покончил дело, для которого был созван и описание которого дошло до иас. Здесь мы видим с достаточной ясностью, в каких формах созывались соборы, какие имели права и как действовали.

 

Наконец в последние дни царствования Федора Алексеевича был созван общий земский собор, вроде того, какой созывался для составления -уложения при царе Алексее Михайловиче; предметом этого собора было уравнение всяких земских служб и податей по всему Московскому государству; но этот собор, кажется, не решил того дела, для которого был созван, ибо царь Федор Алексеевич скончался в апреле месяце 1682 года и выборные люди от всего государства, по избрании на царство Петра Алексеевича были распущены от его имени. Краткое известие об этом соборе дошло до нас в царской грамоте к Соликамскому воеводе, князю Барятинскому, в которой написано: «Мы, государь и бояре наши, приговорили: всех городов и уездных всяких чинов людей, которые, по указу брате нашего государева, блаженныя памяти велика го государя, царя и великаго князя Феодора Алексеевича, присланы были к Москве для разборов и изравнения во всяких службах и податях, с посадов в двойниках, всех отпустить по домам». Этот собор был последним, после этого при Петре Великом и его преемниках соборов более не созывалось, вплоть до императрицы Екатерины II.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства