ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА. ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПАМЯТНИКИ

 

 

Деяния Московского Собора 1667 года

  

Собор 1667 года, подобно московскому собору 1551 года, собравшийся по царскому приглашению для исправления некоторых неустройств церковных и для цриноровления правил греческого Номоканона к потребностям русской церкви, был открыт патриархами Паисием Александрийским, Макариом Актиохийским и Иосафом Московским с митрополитами, архиепископами и епископами. На этом соборе особенно замечательны постановления о суде церковном и о управлении.

 

В первом отделении предписывается, согласное прежними русскими правилами и на основании церковных постановлений, чтобы патриарх и архиереи в своих епархиях имели церковные судилища, в которых судьями были бы архимандриты и другие духовные лица, и чтобы священники, монахи и причетники отнюдь не подвергались светскому суду в духовных делах; а также и мирские люди в делах духовных, т. е. по бракам и духовным завещаниям, судились бы в духовном суде. Согласно с прежними русскими обычаями, предписывается при патриаршем и архиерейских домах иметь и светский суд, под председательством боярина патриаршего или архиерейского; но этот суд ограничен только духовными делами мирских людей, которые бывают между мужским и женским полом; все же прочие судебные дела, прежде под ведомые суду на патриаршем или архиерейском дворе, согласно с XIII главой Уложения, утверждены за Монастырским Приказом, и, таким образом, так называемый святительский суд, бывший на Руси в прежнее время и подробно изложенный в Стоглаве, по настоящему соборному деянию совершенно утратил свое прежнее значение.

 

Второе отделение — о церковном управлении. Здесь, во-первых, запрещается посвящать в священные должности и постригать в монашество боярских людей и крестьян без отпускных. Во-вторых, боярские люди или крестьяне, по челобитью господ посвященные в священники или дьяконы, признаются свободными со всеми детьми, рожденными после посвящения, дети же, рожденные до посвящения, остаются за господами. В-третьих, отменяется прежнее русское правило, утвержденное стоглавом, по которому вдовствующим священникам и дьяконам запрещено было совершать литургию. Настоящий собор, на основании греческих церковных правил, оставляет вдовствующих священников и дьяконов при прежних церквях, к которым они посвящены, с полным правом священкослужения и только требует от них незазорного жития.

 

Собор 1667 года, как видно из содержания его деяний, постоянно держался одного правила, замеченного уже мной в обзоре Кормчей, напечатанной в 1653 году; правило это состояло в том, чтобы утверждаться только на одних греческих Номоканонах и отвергать все прежние русские соборные деяния я правила, дажене упоминать о них, как будто бы они вовсе не существовали.

 

 

В настоящем соборе это новое направление высказалось гораздо яснее, нежели в издании Кормчей; здесь все чисто русские вопросы и недоумения, неизвестные древней Византии, сколько возможно объясняются на основании византийских Номоканонов или подчиняются Уложению царя Алексея Михайловича. Собор явно отступился от прежней истории русской церкви, признал деяния московского собора 1551 года неправильными и в своем определении прямо написал: «и той Собор не в собор и клятва не в клятву, и ни во что же вменяет, якоже и не бысть>.

 

Новоуказные статьи о разбойных и убийственных делах, изданные в 1689 году 22 января. Статьи сии разделяются на четыре отделения. В первом отделении говорится об общем устройстве суда по та-тебным, разбойным и убийственным делам. Судоустройство это по новоуказным статьям является совершенно измененным в своем характере в отмену Уложения и всех древних русских узаконений. В древней России суд по губным делам преимущественно принадлежал земщине я был сперва по Русской Правде на непосредственной ответственности общин или вервей, потом с Иоанна IV перешел в ведение выборных губных старост, за которыми оставался и по уложению. По новоуказным эке статьям к выборному началу присоединилось начало приказное и главный надзор поручен лицам, назначенным от- правительства, сыщикам, которым подчинены и губные старосты. Городские воеводы, по Уложению иногда еще принимавшие участие в губных: делах, по новоуказным статьям совершенно отдалены от этого дела; в статьях прямо сказано: «а воеводам в городах таких дел ни в чем не ведать; а ведать дела сии сыщиком и губным старостам по наказам из Разбойнаго Приказа».

 

Губные старосты по прежнему порядку выбирались всем уездом, всеми сословиями, из прожиточных дворян или, по крайней мере, из боярских детей; выборы велено присылать в Москву в Разбойный Приказ; самим выборным в Москву не ездить, а приводить их к вере и давать наказные памяти Разбойного Приказа сыщикам по городам, и быть им у сыщиков в послушанье. Губные целовальники вовсе отменяются, также отменяются выборные целовальники у тюрем; вместо первых назначаются губные дьячки, состоящие в полной зависимости от сыщиков, а на место вторых — стрельцы и наемные сторожа за поруками. Сыщики судят губных старост, дьячков и сторожей в истцовых исках и дают им очные ставки, и по тем судным делам чинят указ по Уложению. Таким образом, по новому устройству, суд по губным делам поступает в полную зависимость от сыщиков и выборные старосты являются не более как подчиненными исполнителями.

 

Отделение второе говорит собственно о татебных делах. В суде над татями, так же как и в общем судоустройстве по губным делам, настся-щие статьи представляют вшого изменений против Уложения; в них уже значительно изменена прежняя строгость и жестокость. По Уложению, приведенного в первой татьбе предписывается прямо пытать, потом после пытки за первую татьбу бить кнутом, отрезать левое ухо, посадить в тюрьму на два года и потом сослать на жительство в украинные города. По новоуказным же статьям: ежели приведенный в губу тать в расспросе повинится в первой татьбе, го его не пытать в иных татьбах, атолько расспрашивать накрепко и посадить в тюрьму на две недели; и ежели в эти две недели будут на него новые челобитчики в иных татьбах с явньши уликами, то тогда его уже пытать; а ежели новых челобитчиков не будет с явными уликами, то, бив кнутом, отсечь два меньшие пальца левой руки и освободить с порукою, что ему впредь не воровать. А ежели по них порук не будет, то отпускать их и без порук и выдавать им письмо за сыщи-ковою рукою, чтобы шли на старину, где прежде за кем жили, а на воровстве нигде бы потом не объявлялись; и таковых, отпущенных с сыщижо-вым письмом, держать на старых местах беспенно. Л которые казненные вновь объявятся на воровстве, таковым отсечь по руке и по ноге. А которые объявятся на первой татьбе и в расспросе скажут, что они гулящие люди и ни за кем не записаны, таковых, по учиненном наказании, отсылать в Разбойный Приказ, в Москву и оттуда уже ссылать на жительство в Сибирь.

 

По Уложению, повинившегося в двух татьбах назначалось бить кнутом, отрезать ему правое ухо, посадить в тюрьму на четыре года и потом сослать в украинные города. А по новоуказным статьям за две татьбы положено бить кнутом и, отрезав левую руку по запястье, освободить на поруки; а порук не будет — отпустить с письмом сыщика на старое место жительства, имение же его отдать истцам в выти. А за третью татьбу новоуказные статьи, согласно с Уложением, назначают смертную казнь, а имение истцам в выти.

 

В этом же отделении помещены статьи о правеже исков. Ежели какие люди сидят в тюрьме, а. из тюрьмы истцовы иски на них правят, а истцов у правежу нет, а сидят они в тюрьме лет по пяти и больше — таковых отдавать на статные поруки, чтобы им стать к суду, когда спросят. А кому служилым людям: дворянам, детям боярским и стрельцам с правежу откупаться будет нечем, на тех просить долговые деньги после указного месяца без всякой пощады, а истцам голо ной не отдавать. А прочих служилых людей после указного месяца отдавать истцам головой до не-купу без жен, а работать им за пять рублсв по году; а кому они будут выданы, и по тех людей взять поруки, чтобы их не убить и не изувечить. А дворян и детей боярских держать на правеже, пока с должником не разделаются. А за стрельцов платить долги из государева денежного жалованья, по 4 рубля на год.

 

Отделение третье — о разбойных делах.

 

1)Буде приведут разбойника, и его пытать, и с ПЫТКЕ ПОВИНИТСЯ, что он разбивал впервые, а убийства не учинил, и ему чинить указ как и татю в первой татьбе. А которые разбойники попадутся или повинятся с пыток в двух разбоях, тех казнить смертью; также казнить смертью и тех разбойников, которые были хотя и в одном разбое, нона этом pas-бое учинили убийство или пожгли дворы и хлеб. Л которые разбойники с пыток повинятся во многих разбоях и будут сказывать о своих товарищах, а товарищей их в сыске в ту пору не будет, смертную казнь таковым разбойникам откладывать на месяц; а в продолжение месяца товарищей не сыщут, и разбойников, не откладывая, казнить смертью. По Уложению срок на отыскание товарищей был назначен полгода. Которые разбойники с пытки, сидя две недели в тюрьме, не будут говорить разбоя на иных людей, а после двух недель станут на кого говорить, и их оговорам не верить. Далее говорится об удовлетворении истцов из разбойных животов совершенно согласно с Уложением и с Разбойным Уставом.

 

2)        В настоящем отделении говорится о разбойниках, которые с пы

ток не будут виниться. Здесь закон принимает в рассмотрение два усло

вия. Первое: ежели в повальном обыске их назовут лихими людьми, то

пытать вторично; а не повинятся со второй пытки, то отдавать с порука

ми тем, у кого они жили; а ежели их там не примут, то ссылать в Сибирь

на пашню с женами и детьми. Второе условие: ежели их в обыске назо

вут добрыми людьми, то отдавать их на прежнее место жительства с по

руками, с тем чтобы, ежели таковые пытанные объявятся на воровстве

или тайно уйдут с прежних мест жительства, то немедленно о том давать

знать сыщикам. Настоящим узаконением отменяется закон Уложения,

по которому лихованные люди, не признавшиеся со второй пытки, зак

лючаются навсегда в тюрьму.

 

3)        Настоящее отделение излагает подробные правила, как произво

дить повальные обыски. Об этих правилах в прежних узаконениях нет и

упоминания. Здесь законодатель узаконяет постоянную форму для обыс

ков, по которой повальный обыск дозволяется производить на простран

стве 20 верст и больше; в обыске непременно без отвода участвуют вся

ких чинов люди на определенном пространстве, за исключением духо

венства; обыскные речи отбираются от каждого порознь под присягой и

за рукоприкладством того, кто говорит эти речи. Обыщики должны смот

реть накрепко, чтобы обыскные люди, семьями сговорившись, в обыс

ках не лгали. А ежели которые обыскные люди будут в обысках, лгать

или не дадут обыскных речей, и на тех ослушников и ложных свидете

лей государева пеня по чину: на дворянах и детях боярских по 30 руб. с

человека, с посадских старост по 70 руб. с человека и проч. А будет обы

щики начнут про кого сыскивать не по правде, и им быть за это от госуда

ря в опале и наказанье и платить пени по 50 руб. Писать в обысках речи

только достоверных свидетелей, которые сами видели и хорошо знают дела, а не по слуху, и не писать в обыске: глухих, немых, бесных, малолетних, детей на родителей, отпущенников и рабов на господ. Л сыщикам и подьячим образцовых писем для обыскных людей не писать. Эта новая форма совершенно наменяет характер навального обыска; он превращается в показание свидетелей и перестает быть выражением общественного мнения. Здесь уже явное и сильное влияние римского права; законодатель здесь применяет статьи градских законов о свидетелях и прямо ссылается на них.

 

Далее, в настоящем отделении новоуказные статьи согласны с статьями Уложения о разбойных делах, за исключением следующих немногих изменений: 1) ежели будет оговорен разбойником бродящий человек и с пытки не будет говорить на себя, то такого по Уложению следовало отдать на поруки, а не будет порук, вкинуть в тюрьму, пока не явятся поруки; по настоящим же статьям таких бродящих людей сыщики дол-жны отсылать к государю, в Москву. 2) На которых оговорвых людей в обысках именно не скажут — худ он или хорош, таких по Уложению следовало сажать в тюрьму, а во настоящим статьям должно ссылать в Сибирь с женами и детьми. 3) В дополнение к 81 статье Уложения, что тех ссылать в Сибирь, которые по Уложению не могут выплатить пени за отбитие оговорных людей у приставов. 4) По Уложению лица, принимавшие у разбойников разбойное и татебное, ежели не запрутся в одном приеме, подвергались пытке, дабы узнать, не принимали ли они еще каких поклаж у разбойников; по новоуказным же статьям здесь пытка отменена и прямо сказано: «и их в таких поклажеях и в разбойной рухляди раз-спросить, а не пытать. 5)По Уложению истцы, которые бьют челом в татьбах и разбоях без поличного, отсылались в Судный Приказ, где кто судим; по новоуказным статьям к этому правилу прибавлено: «а в городах к воеводам тех дел не отсылать, и судныя и разбойвьш дела вершить сыщикам». Здесь поэтому судебное делопроизводство соединяется с следственным, чего по древним законам не допускалось.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

Соборное уложение 1649 царя алексея...  Соборное уложение 1649 года