ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА. ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПАМЯТНИКИ

 

 

Кормчая 1653 года или Номоканон для руководства в суде и управлении церковном. Исправление церковных книг

  

Через год по издании Уложения царь Алексей Михайлович, по совету с патриархом Иосифом, повелел приступить к изданию Кормчей или Номоканона для руководства в суде и управлении церковном.

 

При издании сей важной книги поставлено было правилом — собрать все древние рукописи Кормчей в Русской земле, по собрании сличить и проверить по греческой Кормчей древнейшего письма, полученной от бывшего тогда в Москве патриарха Иерусалимского Паисия. Кормчая сия пересматривалась, проверялась и печаталась около четырех лет, так что патриарх Иосиф, начавший это дело, скончался, не дождавшись окончания, и книга была издана уже при патриархе Никоне, в 1653 году.

 

Печатная Кормчая времен Алексея Михайловича состоит из семидесяти глав; в нее вошли только все те правила святых отцов и цер-ковно-гражданские законы, которые находились в греческих Кормчих или вообще те, которые в разное время были принесены в Россию из Греции, помещались прежде в разных рукописных Кормчих; все же статьи и правила чисто русские, помещавшиеся прежде в рукописных Кормчих, в печатную не вошли, в ней даже не упоминается ни о Стоглаве, ни о других соборных деяниях, бывших в разное время в России, как будто бы их вовсе никогда не было и как будто бы русская церковь постоянно управлялась только правилами греческих Кормчих. Не в ряду церковных правил, а толь ко в виде предисловия помещено соборное деяние собора, бывшего в Москве в 1589 году, об учреждении патриаршества в России и сказание об избрании в патриархи митрополита Ростовского, Филарета, в 1619 году.

 

Причина такого неожиданного отступления от всех русских правил заключается в том, что в то время были большие споры и недоумения, произведенные в русской церкви исправлением церковных книг и введением книгопечатания. Пока не было книгопечатания, церковные книги списывались не всегда единообразно, иногда от неразборчивости подлинников, а иногда от ошибки и небрежности писцов; когда же, с введением книгопечатания ипо определению Стоглавого Собора, разнообразие списков церковных книг должно было уничтожиться, ибо Стоглавом было узаконено неисправленных книг в церкви не отдавать и частным людям не продавать, то многие, привыкшие к старым книгам, не находя в новых печатных книгах или в исправленных рукописных тех особенностей, которые привыкли видеть в старых неисправленных, стали называть новые, исправленные книги испорчеииыми, несогласными с древним правоверием.

 

Глухой ропот и неудовольствия на исправление книг нередко обнаруживались смутами в народе. Так, например, в царствование Михаила Федоровича московские хлебники и калачники, смущенные злоумышленными людьми, восстали на знаменитого Троицкого архимандрита Дионисия и, называя его еретиком за то, что он По должности исправителя новопечатных книг нашел нужным уничтожить в молитве на водоосвящение прибавленное самовольно переписчиками слово и огнем, бегали по улицам и кричали: «новый еретик хочет огонь из мира вывести, чек же мы будем хлебы и калачи печь», и искали убить знаменитого старца.

 

 

Чтобы прекратить такие беспорядки и смущения, духовное правительство и государи московские старались привести исправление книг к скорейшему окончанию, особенно усерден был в атом деле современник царя Алексея Михайловича, патриарх Иосиф, при котором началось печатание Кормчей книги.

 

Но, к сожалению, приготовительные познания и вообще образование патриарха Иосифа далеко не соответствовали его усердию в этом деле, требовавшем преимущественно познаний и образования, что чистосердечно сознавал и сам патриарх Иосиф, страдавший притом слабостью характера, почему он, волей-неволей, должен был подчиниться постороннему влиянию и более или менее следовать внушению авторитетов, а, конечно, в деле Кормчей лучшими авторитетами для него казались греки.

 

Желая исправление книг привести к возможно совершеннейшему окончанию, патриарх Иосиф послал некоторых доверенных людей в Грецию, чтобы подробнее узнать о чине богослужения и других церковных порядках в тамошних церквах и знаменитых монастырях, а при исправлении и печатании Кормчей он преимущественно советовался с бывшим тогда Иерусалимским патриархом Паиснем, от которого и получил древнюю греческую Кормчую для нужного руководства и справок.

 

Паисий же, не зная церковных правил и соборных постановлений, бывших в России, а может быть, по обычаю греческих духовных лиц, питая к ним презрение, естественно присоветовал Иосифу при издании Кормчей ограничиться одними древними греческими церковными постановлениями, все же русские прибавления, как излишние новшества, производящие только смуты в русской церкви, из Кормчей исключить. Таким образом, все русские церковные постановления были исключены из печатной Кормчей книги.

 

Впрочем, может быть патрийрх Иосиф думал со временем издать особо Стоглав и все соборные постановления и церковные правила святых Отцов и учителей Русской церкви. Но, как бы то ни было, изданием Кормчей в том виде, как она напечатана, положено начало отстранения старых русских церковных правил из канонического русского права, хотя правила сии по частям, на практике, еще долго действовали в русской церкви, почти до половины XVIII столетия.

 

Состав печатной Кормчей следующий. Она разделяется на две книги или части. Статьи первой части следующие: 1) сказание о седми Вселенских Соборах и сказание о всех святых соборах; 2) Номоканон Фотия, разделенный на 14 граней; 3) Апостольские правила, занимающие четыре первые главы Кормчей; 4) Правила седми Вселенских Соборов и некоторых соборов поместных., с толкованиями Аристива, занимают следующие 16 глав Кормчей; 5) церковные правила святых Отцов и учителей греческой церкви: Василия Великого, Дионисия, Петра, Афанасия, Тимофея, Феофила и Кирилла — архиепископов Александрийских, Грк-гория Неокесарийского, Григория Нисского, Амфилохия Иконийского, Димитрия Кизического и Черноризца Нила; они занимают следующие 20 глав Кормчей. Часть вторая: глава 42 — извлечение из Юстиниановых Новелл о постановлении епископов и причетников; глава 43 — Новеллы императора Алексея Ком не на; глава 44 — от различных граней из Юсгк-ннановых Новелл, собственно отрывок изложения Фотиева Номоканона; глава 45 — выбор из Моисеева Закона, данного израильтянам; глава 46 — Закон Судный людем; глава48 и 49 — Прохирон Василия Македонянина и Леона Премудрого, главы о браке — это собственно извлечения из Эклоги Льва Философа; глава 50 и 51 — узаконения относительно браков.

 

Следующие затем 20 глав излагают разные вопросы и ответы, относящиеся собственно к церковным уставам, например: о хиротонии, о законах инокам и инокиням, о правилах принятия еретиков в православную церковь и т. п.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

Соборное уложение 1649 царя алексея...  Соборное уложение 1649 года