ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА

 

 

Областное управление при царе Алексее. Воеводы и приказные люди, дьяки и подьячие

  

Областное управление при Алексее Михайловиче и при его ближайших преемниках вполне принадлежало чиновникам, или по-тогдашнему — приказным людям, назначаемым от правительства; прежний порядок суда и управления, по которому земское или общественное начало было смешано с приказным, по Уложению царя Алексея Михайловича совершенно отменен, а суд и управление окончательно переданы в руки воевод и приказных людей.

 

По Уложению суд вполне был предоставлен воеводам и приказным людям; в нем уже не участвовали ни старосты, ни целовальники, ни земские дьяки; в судебных исках уже не испрашивалось ручательство общины в том равняется ли состояние истца предъявленному иску; само представление подсудимых на суд уже вполне зависело от воевод и приказных людей, общество уже потеряло свое прежнее право вступаться в это дело, его здесь вовсе не спрашивали; хотел воевода выслать подсудимого по требованию суда — высылал, а не хотел — не высылал, и сам отвечал за это перед законом. Все жители уезда, подведомого воеводе, подлежали его суду во всех делах, исключая уголовные, для которых еще оставались прежние выборные судьи под названием губных старост, впрочем, не во всех городах. Лучшим указанием той обширной власти, которой пользовались воеводы с издания Уложения, служат царские наказы, которые давались воеводам при посылке их на воеводство.

 

Из этих наказов мы видим: 1) воеводам отдавалось в полное заведование все казенное имущество в городе, т. е. наряд (пушки) в казне, зелье (порох) и свинец и всякие пушечные запасы, и в житницах хлебные запасы, и деньги, что есть в сборе, и книги приходно-расходные деньгам, хлебу и зелью. 2) Ведению воеводы принадлежали все служилые и жилецкие люди в городе и уезде, 3) Воеводе принадлежал полицейский надзор, «чтобы в городе, на посаде, в слободах и уезде разбою, татьбы и cjt-сртнаго убийства, бою и грабежу и инаго никакого воровства не было. А которые люди учнут каким воровством воровать (т. е. делать беспорядки), воеводе тех людей от воровства унимать, велеть их искать и по сыску наказанье чинить, смотря по вине и по человеку». 4)

 

Воеводе принадлежал суд по всем делам, исключая уголовные, которые судил губной староста; где же их не было, там судил воевода. Воевода судил всегда одна, без выборных от земщины; относительно суда в наказе говорится: «а которые люди, в каких управных делах учнут бить челом государю и воеводе приносить челобитныя и ему тех людей по челобитным судить, и сыски всякими сыскивати накрепко, а по суду своему и по сыску меж ими расправу делать безволокитно, а пошлины с судных дел имать по государеву указу». 5) В обязанности воеводы входило также наблюдение за принятием мер предосторожности против пожаров; он обязан был «беречь накрепко и наказ всяким людям учинить, чтобы в городе, и в остроге, и на посаде, и в слободах в летние жаркие дни изб и мылен никто не топил, и в вечеру поздно с огнем не ходили и не сидели, и во дворех и по хоромам, и в рядех по амбарам и по лавкам держали мерники и кади с водом, и сторожи по улицам и переулкам — денныя и ночныя велеть держать крепкие».

 

 

 6) Воевода имел главный надзор за сбором разных податей и пошлин в городе и в уезде, иногда под собственную ответственность; он же делал наряды для исполнения разных повинностей. Вообще воевода был в уезде как хозяин — все дела общественные и суд по делам частный принадлежали ему. Но зато воевода подлежал большой отчетности, ибо каждый воевода мог управлять городом не более одного годе или, как исключение два и три года, а потом присылался новый воевода, который принимал у старого как деньги, так и запасы, все казенное имущество и все дела по описям, книгам и счетам, и в случае начетов не только отвечал своим именем за недостающее по счету, но и подвергался наказанию, какое государь укажет. Равным образом воевода иногда отвечал за недобор податей и других казенных доходов.

 

Воевода был в полном подчинении тому приказу, которым назначался на воеводство, и всем своим делам по управлению должен был вести особые записные книги и, в случае надобности, приказ по этим книгам ревизовал воеводу. Вообще местное воеводское управление было в полной зависимости от центрального управления или приказа, в ведении которого состоял тот или другой город. Жители в случае обид от воеводы могли жаловаться в тот приказ, откуда прислан воевода, и приказ наряжал по жалобам жителей следствие; а также бывали еще случаи, в особенности в отдаленных сибирских городах, что жители и сами отказывали воеводе в его незаконных требованиях, но для этого надо было, чтобы жители действовали дружно — зараз все сословия, как податные, так и не податные, аэто, вследствие распадения общества, было очень редко, напротив, были даже такие образцы, что одна часть жителей жалуется на воеводу, а другая защищает его. При огромной власти воевод и деморализации общества во многих местах ни жалобы, ни отче-ть! не спасали общества от многих воеводских злоупотреблений.

 

Городские воеводы и в настоящее время так же, как и прежде, разделялись на несколько разрядов: 1-й разряд городских воевод составляли воеводы, назначаемые по особому доверию самого государя из приближенных людей, бояр и окольничих, К таковым принадлежали воеводы, назначаемые в Великий Новгород, в Псков, в Казань, в Астрахань, в Сибирь, в Смоленск, s Полоцк, в Киев и в Белгород. В эти города обыкновенно при главном воеводе посылался товарищ, а иногда и два и три товарищи с дьяками. Обыкновенно, если главным воеводой или, как тогда говорили и насади, первым, большим воеводой, был боярин, то товарищами при нем могли быть окольничие и стольники, а ежели главным воеводой был окольничий, то товарищами могли быть стольники. Воеводы этого разряда управляли не одним городом, в который посылались, а целым краем, исторически связанным с этим городом. Так, например, новгородский воевода управлял и всеми землями, составлявшими владения Великого Новгорода до подчинения его Москве; воевода казанский управлял всем Казанским царством. Приказвая изба такого воеводы была как бы отделением Разряда; в ней ведались всякие государственные и земские дела, даже сношения с соседними государствами и распоряжения полками, состоящими в ведении воеводы; здесь принимались и рассматривались все отчеты воевод, управляющих городами, состоящими в том краю, где главный воевода был начальником; даже воеводы таких городов назначались главным воеводой и получали от него наказы; впрочем, это бывало не всегда, они могли присылаться и московским Разрядом. Кроме Приказной избы при главном воеводе были и другие административные учреждения, где под главным ведением воеводы заведовали делами их товарищи и дьяки.

 

Ко 2-му разряду воевод принадлежали воеводы больших городов, замечательных по своему многолюдству и промыслам или имевших важное значение в административном отношении, таковы, например, были города: Новгород (Нижний), Вологда, Архангельск, Свияжск, Верхотурье, Вятка и др., куда при воеводах всегда посылались в товарищи дьяк и при нем несколько подьячих старых и молодых. Воеводы эти прямо зависели от Разрядного Приказа и туда подавали свои годовые отчеты.

 

К 3-му разряду воевод принадлежали воеводы незначительных внутренних городов, каковы, например, Дмитров, Серпухов, Углич и подобные; при таких воеводах не посылалось дьяков, а было только по одному или по двое подьячих. Эти воеводы назначались или Разрядом, или тем приказом, в ведении которого состоял город.

4-й разряд составляли воеводы, при которых не было ни дьяков, ни подьячих; таковы были воеводы пограничных городов по степной украйне, где жители преимущественно состояли из мелких воинских людей; боярских детей:, казаков, стрельцов, пушкарей и затинщиков, и где главная забота и правительства, к воеводы состояла преимущественно в охране границ от татарских набегов, в высылке в степи разъезжих сторожей; следовательно, где ни в дьяках, ни в подьячих не было большой нужды. Воеводы этих городов или присылались по назначению московского Разрядного Приказа, или назначались воеводой главного города. Хотя характер этих воевод и был преимущественно военный, тем не менее ови заведовали и чисто гражданскими делами своего города и уезда.

 

С издания Уложения 1649 года воеводы всех разрядов вделах судебных, освободившись на суде от участия общества через его выборных, вместе с тем были подчинены важным ограничениям от центральной власти. Во-первых, ежели от них и не везде отнят суд по уголовным делай, зато везде, исключая Сибирь и Астрахань, воеводы лишены были права делать смертные приговоры, да и в Сибири и Астрахани воеводы могли казнить смертью без государева указа только русских, средних людей, татар, чуваш и черемису, да и о тех должны писать в Мосоу, кто за какую вину казнен; а дворян, мурз, князей и нарочитых знатных людей н в Сибири, и в Астрахани казнить не велено без царского указ». Во-вторых, в исковых делах право суда было ограничено суммами исков, именно: воеводы больших городов, при которых были дьяки, могли судить исковые дела от 100 до 10 000 руб., а воеводы меньших городов, при которых не было дьяков, имели право давать суд по делам только тогда, когда иск не превышал 20 руб., а ежели €ы такой воевода дал суд в деле, в котором иск превышал 20 руб., то таковой суд не в суд, а сам воевода за это подвергался пеке. Вообще по Уложению суд в больших исках производился только в Москве, в тех приказах, которым кто подведом; даже воеводы больших городов в больших делах только производили суд, окончательного же решения без царского указа не имели права давать.

 

Кроме городских воевод правительство посылало еще особых чиновников в помощники воеводам или их товарищам, при которых также были дьяки и подьячие. Эти помощники управляли какой-либо одной стороной воеводской деятельности или же отдельным городом. Кроме этих помощников у воевод были еще низшие служители, как-то: подья чие, пристава; они также посылались от приказа, но этот разряд чинов-киков вполне зависел от воеводы и находился в полном его распоряжении. Волостелей, доводчиков и подобдых им служителей администрации, в прежнее время имевших некоторую самостоятельность и независимость от воеводы, по закону, с изданием Уложения 1649 г., уже не было; их власть вся сосредоточивалась в воеводской власти. Правда, посылались еще приказчики от правительства по селам, но приказчики эти не имели характера волостелей, они заменили собственно прежних посельских и посылались только, как управители, в дворцовые села, волости и слободы. Все же прочие села и деревни управлялись или своими владельцами-помещиками, вотчинниками, или своими выборными при непосредственной зависимости от воевод, хотя по-прежнему села и деревни были приписаны к станам и волостям.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

Московское государство  Москва  Московская феодальная монархия   московское государство. памятники права... 

 

Эпоха Московского государства   в МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ