ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА

 

 

Поземельное владение у славян на Руси. Источники дохода князей и дружинников

  

Первоначальная и более распространенная форма поземельного владения у славян на Руси была чисто общинная. Эта форма никогда не прекращалась в нашем отечестве и существует еще и до сих пор по всем селам и деревням, потому что и теперь в сельских общинах земля принадлежит не отдельным лицам как собственность, а общине, и крестьяне владеют участками земли только на праве пользования. В древности этот порядок землевладения соблюдался и в городах. Член городской общины не мог яи продать, ни заложить участок городской земли, состоящий в его ведении, точно так же, как теперь не может этого сделать крестьянин относительно своего участка в сельской земле. Но несмотря на то что общинное владение землей постоянно оставалось и остается главным и более распространенным, тем не менее оно не было единственным на Руси, и, вероятно, еще в глубокой древности рядом с общинным поземельным владением было владение и частное, что также служит прямым доказательством общинного, а не родового быта, при котором частное владение было бы невозможно. Последнее приобреталось в древней Руси необыкновенно легко.

 

 Из-за малочисленности первоначального слааянского населения на Руси сравнительно с огромным пространством земель, покинутых, туземцами, за общинными поземельными владениями оставалось много земель, никем не занятых, известных впоследствии под именем диких полей, диких лесов и пущей. Поэтому каждый, кто расчищал дикий лес или возделывал дикое поле собственными средствами, вместе с тем делался и полный: владельцем, собственником занятой им земли. За первым занимателен дикому не принадлежащей земли нашим законодательством признавалось право собственности и в последующее время (в XV и XVI вв.) уже на памяти истории. Следовательно, тем менее мы имеем право отвергать его при первом занятии земли славянскими племенами. Наоборот, тогда считалось заслугой, если кто обрабатывал дикую землю, потому что главной заботой славянских общин было как можно более возделывать земли. Вообще, во всех древних славянских общинах мы находим и частную поземельную собственность; при этом частные собственники всегда пользовались у них большим уважением. Они назывались отчинникаяи, владетелями, держателями земли, бащинниками, составляли высший класс общества и вмели большое влияние на дела общественные; земля сообщала им особый вес и уважение от сограждан.

 

По прибытии варяго-русских князей к этим первым двум формам поземельного владения присоединялись две новые формы, а именно владение княжеское и владение поместное. Княжескими землями назывались те волости, города, села и угодья, которыми владели князья. Что князья имели в атом периоде свои поземельные владения, мы убеждаемся положительными свидетельствами летописи. Так, например, Вышгород, по свидетельству летописи, принадлежал княгине Ольге, Берестово и Предславино — Владимиру1.

 

 

Княжеские земли разделялись на два разряда. К первому принадлежали земли, уступленные князю земщиной. Эти земли не были полной собственностью князя, потому что они давались не лично тому илл другому князю, а составляли принадлежность княжеской власти вообще. Поэтому князь владел ими только до тех пор, пока был князем у той области, которая дала ему земли. Второй род княжеских земель составляли земли, приобретенные покупкой от частных собственников или расчищенные на княжеский счет из диких полей и лесов. Эти земли были полной собственностью князя и оставались за ним и тогда, когда он переходил на княжение из одной области в другую.

 

Поместными землями назывались такие земли, которые князь давал своим дружинникам на время службы или на целую жизнь, но без права продавать, закладывать или передавать по наследству. Следовательно, в поместных землях в то время еще не было права собственности, а только право пользования ими. Первое упоминание о поместной раздаче земель относится ко времена Владимира. По свидетельству саги Ола-ва Тригвеесона, Владимир дал в поместье Сигурду, дяде Олава по матери, большие поземельные владения. Поместные владения раздавались, вероятно, из княжеских, а не лзобщинных земель, по крайней мере так делалось в те времена, от которых дошли до нас официальные свидетельства о такой раздаче.

 

Доходы князей и дружинников были двух родов: к первому принадлежали доходы, получаемые князем и его дружинниками с племен, временно уступавших только силе русского князя, но еще не признававших его постоянной власти; ко второму роду относились доходы с племен, которые уже составили владения русского князя, признавали его верховную власть и называли его своим государем. К племенам, не признававшим власть князя, принадлежали при Олеге древляне, хорваты, дулебы, тиверцы, радимичи, и в начале его княжения — северяне. При Игоре продолжали быть в прежних отношениях к русскому князю древляне, радимичи, хорваты и тиверцы, и вновь поступили уличи, а при Святославе и Владимире — вятичи1. 05 этом сборе дани мы имеем, кроме летописных известий, свидетельства греческих писателей. Константин Порфирородный, современник Игоря, говорит: «Князья русские обыкновенно при наступлении ноября месяца со всей Русью выходят из Киева и отправляются или в полюдье (по гречески гира), или в славянские земли древлян, дреговичей и других славян, платящих дань Руси». Это замечание императора о сборе дани русскими князьями с непокоренных племен вполне согласно с нашей летописью не только в отношении к названиям племен, платящих дань, во даже в отношении времени года, когда она собиралась. Константин пишет, что князья выходили для сбора дани в начале ноября; у Нестора сказано: Приспе осень, наш (Игорь) мысли-ти на древляне, хотя примыслити большую дань (Лавр, сп., стр. 28). Такое согласное свидетельство двух совершенно разных писателей подтверждает истинность события.

 

Доходы князей и их дружинников с племен совершенно покоренных состояли, кроме дани, в судных пошлинах, вирах, оброках и пользовании разными угодьями и промыслами. Сама дань с таких племен собиралась не силой, но были уже определена самими князьями по взаимному согласию с данниками. Так, о дани, платимой славянами ильме некими, кривичами, мерью и новгородцами, в летописи казано: И уставы (Олег) дани славеном, кривичам и мери: и уставы варягом дань даяти от Новгорода гривен В00 на лето (Лавр, ш., стр. 11). Или, вслед »а совершенным покорением древлянской земли Ольгой, летопись говорит: «И иде Волъга по Дереветей земли с сыном своим и с дружиною, уставляющи уставы и уроки; или: Иде Волыс Новгороду и устави по Мете погосты и дани, и по Луге оброки и дани: жшища ее суть по всей земли, знамения и места и погосты, и по Днепру перевесища и по Десне, и есть село Ольжичи и досель.

 

Теперь разберем каждый из источников княжеских доходов, получаемых с покоренных племен; эти источники были:

 

Во-первых, дань, которая отличалась от дани с племен побежденных, но непокоренных, тем, что она была определена и иначе называлась уроком, как сказано об Ольге по покорении древлянской земли: Иде поДе-ревстей земли, уставляющи уставы и уроки. Для сбора гякой дани посылался не воевода с полками, а чиновники, называвшиеся даныдика-ми, а иногда эта дань доставлялась прямо от самих городов князю или его наместнику.

 

Во-вторых, полюдье; так назывались дары, даваемые киязю во время его объездов волости для суда и расправы; эта подать была поголовной.

 

В-третьих, судные пошлины. Эти пошлины взимались с каждого судного дела и шли в казну князя. Для отправления суда князь или сам ездил по областям, или посылал дружинников, или держал по городам и волостям тиунов. Кроме этой пошлины взималась плата тнуну и его служителям.

 

В-четвертых, виры и продажи. Вирами назывались денежные пени с преступников, убийц, разбойников и воров, за исключением той части, которая шла на удовлетворение обиженных. Этот источник доходов появился со времен Игоря. Убийца, по тогдашним законам, подвергался мести родственников убитого, а имение его шло князю в уплату виры, т. с. пени за убийство. В платеже виры, в известных случаях, участвовала та волость или вервь, к которой принадлежал убийца. Такая вира называлась дикой. Воры и разбойники, кроме денежной пени, платили за всякое увечье в казну князя — продажу. О вирах еще не упоминается в договорах Олега с греками, но при Игоре и Святославе вирные доходы уже имели определенную цель; они собирались на содержание коней и оружия для войска, конечно, княжеского, т. е. дружины. Оже вира, то на дружьи и на коних буди», говорит летопись.

 

В-пятых, оброки. Так назывались подати, платимые с земель, составлявших собственность князя или уступленных ему земщиной. Так, в летописи сказано об Ольге, что она установила по реке Луге оброки.

 

В-шестых, разные угодья, принадлежавшие князю: рыбная ловля, ловища зверей, перевесища, бортные угодья и т. п. О всех этих угодьях упоминается в летописи при описании аохода Ольги из Новгорода в Киев (Лавр, сп., стр. 11). Князь имел складочные места по городам и селениям, где хранились сборы с княжеских угодий. Так, при осаде Белгорода упоминается о княжеской медуше, где складывался мед с княжеских бортей.

 

В-седьмых, торговля. В ней князья уже в первом периоде принимали деятельное участие, отправляя свои товары в Грецию, Хозарию, Камскую и Дунайскую Болгарию и, вероятно, в западную Европу через Балтийское море. Святослав сам говорил, что в Дунайскую Болгарию идут из Руси меха, медь, воск и невольники (Лавр, сп., стр. 33). Этим товаром русские князья были богаты, потому что он составлял дань, взимаемую с подвластных племен. На то, что князья торговали, мы имеем прямые указания в договорах Олега и Игоря с греками. В договоре Игоря сказано:  Великий князь и бояре его да посылают в Греки корабли, сколько хотят, с послами и гостьми. Ас гостьми корабли конечно посылались для торговли, ибо гостьми в то время назывались именно купцы, отправлявшиеся с товарами в чужие земли. За последующее время мы имеем свидетельства, что князья были одними из важнейших торговцев; для них даже была привилегия: пусть, говорилось,-сначала расторгуются княжеские торговцы, а потом могут торговать и другие.

 

Источниками доходов дружинников были: во-первых, управление разными городами, которые поручались им от князя. Доход от управления прямо назывался впоследствии наместничьим доходом или кормлением и состоял из натуральных повинностей, доставляемых наместнику в известные сроки. В следующем периоде мы увидим во всех подробностях как порядок сбора, так и количество доходов, получаемых наместником, а равно и те случаи, по которым наместнику доставлялся тот или другой сбор. В настоящем же периоде об этом доходе дружинников мы не имеем достаточных данных.

 

Во-вторых, судные пошлины, они получались дружинниками с судных дел в тех областях, в которые они посылались князем для суда и управы. Вообще всякая посылка дружинника в какую-либо область была соединена с узаконенным для него доходом. Этот доход назван в Правде Ярослава «уроком». В этом законодательном памятнике мы находим уставные грамоты об уроках вирнику, мостнику и городнику.

 

В-третьих, военная добыча, торговля и сбор дани с побежденных народов. В торговле дружинники участвовали так же, как и князья. Это мы уже видели в договоре Игоря с греками, где сказано, что князь и бояре могли посылать в Грецию корабли с товарами (Лавр. сп.,стр. 24). Кроме того, дружинники получали от князя жалованье серебром или товарами.

 

В-четвертых, поместья. Этим источником дохода дру лсннники в первом периоде пользовались в незначительной степени, что обусловливалось самим характером жизни дружинников, который был в это время полукочевым. С другой стороны, и само число поместных владений было в то время еще очень незначительво. Свидетельство о раздаче поместий при Владимире мы встречаем в исландских сагах (Олава Григвеесона).

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

Древнерусский суд. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ДРЕВНЕЙ РУСИ.  Княжеский суд – законы Древней Руси

 

Княжое право в Древней Руси 10-12 веков.  РУССКИЕ ЗАКОНЫ. История русского права

 

Государство и право древней руси. "Русская правда" - памятник...