Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Гипотезы о расширении Земли

ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ ТИХОГО ОКЕАНА И ПРОБЛЕМА СУБДУКЦИИ

 

Смотрите также:

 

Гипотеза расширяющейся Земли...

 

науки о земле 

НАУКИ О ЗЕМЛЕ

 

ГЕОЛОГИЯ

 

Палеонтология

 

Палеогеография 

 

космический вулканизм планет

 

Вегенер. Происхождение континентов и океанов

 

Океан Тетис и гипотеза дрейфа материков

 

метеориты и кометы

 

СЛЕДЫ КОСМИЧЕСКИХ ВОЗДЕЙСТВИЙ НА ЗЕМЛЮ

 

Камни и геология

 

ПРИЧИНЫ ГОРО-ОБРАЗОВАНИЯ. Гипотеза Вегенера

 

Плейт-тектоника - новая глобальная тектоника

 

Причины вымирания организмов

 

Метеоритная и вулканическая гипотезы вымирания организмов ...

 

 

 

Б. И. Васильев, В. К. Путинцев, Г.Б. Удинцев

 

В современных тектонических концепциях важную роль играют представления о горизонтальных движениях литосферных плит и связанных с ними явлениях пододви- гания (субдукции) и надвигания (обдукции) краев плит, о наращивании краев континентальных плит массами соскабливаемого с поверхности океанических плит осадочного материала (аккреция) и надвигаемого на континентальные плиты материала "второго" и "третьего" слоев океанической коры с образованием офиолитовых поясов. В каноническом варианте концепции тектоники литосферных плит (плейт-тектони- ки), явления субдукции и обдукции предполагаются как следствие конвейерного движения океанических литосферных плит, раздвигающихся в направлении от рифтовых зон к периферии океанов. Там они должны быть поглощены в деструктивных зонах субдукции глубокими недрами Земли, чтобы компенсировать расширение в рифтовых (конструктивных) зонах.

 

Согласно гипотезе Вайна—Мэттьюза, процесс непрерывного наращивания литосферы в рифтовых зонах происходит с высокой скоростью, и этой же скоростью должно определяться пододвигание океанических плит под края континентальных. В некоторых вариантах концепции плейт-тектоники темпы и масштабы субдукции могут варьировать в зависимости от степени дробления плит на "ансамбли", от различия принимаемых темпов горизонтальных движений и полюсов вращения плит, но представление о роли субдукции как процесса поглощения плит, компенсирующего их наращивание в рифтовых зонах и обеспечивающего конвейерное движение вещества, остается. Роль субдукции в этой концепции и всех ее вариантах, в сущности, столь же велика, сколь и роль наращивания плит в рифтовых зонах. Это две стороны одного процесса — конвейерного движения вещества при сохраняющейся неизменной площади поверхности Земли. Если в действительности процесс субдукции нереален или масштабы его несравненно меньше, а процесс расширения в рифтовых зонах и его масштабы реальны, то более правдоподобными окажутся представления о развитии литосферы в процессе расширения Земли.

 

Известны неоднократные попытки получить данные, которые охарактеризовали бы сущность процесса, протекающего в "активных" окраинах океанов (Тихоокеанского типа). Эти попытки предпринимались с применением как глубоководного бурения, так и глубинного сейсмического профилирования. Нам кажется, что эти попытки не дали свидетельств в пользу реальности в таких окраинах процесса субдукции. Осадочные толщи на обращенном к океану склоне островных дуг, вскрытые буровыми скважинами, как правило, представлены осадками, поступавшими со стороны этих островных систем, а не со стороны океана. Поверхность "второго" слоя, прослеженная глубинным сейсмическим профилированием, также, как правило, испытывает погружение, которое могло бы отражать субдукцию океанической плиты, лишь в осевой части глубоководных желобов, а затем, напротив, поднимается по мере продвижения к оси островной дуги или даже продолжается за нею без погружения. Единичные случаи, когда эти результаты были иными и могли бы удовлетворить представлению о процессе субдукции, вряд ли меняют пложение.

 

Проблема субдукции вследствие этого приобрела критическое значение для дальнейшей судьбы тектонических концепций. Исследования по этой проблеме выросли в оформившееся направление — "субдуктологию". Ей посвящается много научных работ за рубежом и в нашей стране. Проблема субдукции рекомендована в качестве одной из важнейших программ геолого-геофизической части международного проекта "Вестпак" (исследования западной части Тихого океана).

 

В связи с международным проектом "Вестпак" и международной фазой Проекта глубоководного бурения, а также по советскому проекту исследований по проблеме "Граница океан—континент" в последние годы проводились геолого-геофизические исследования северо-западной части Тихого океана, охватывавшие как прилегающую к зоне предполагаемой субдукции область северо-западной котловины океана, так и Курило-Камчатский и Алеутский желоба, Курило-Камчатскую дугу и краевые Японское, Охотское и Берингово моря. Результаты этих исследований частично уже опубликованы и могут послужить для обсуждения в связи с проблемой субдукции.

 

Заслуживают внимания для решения этой проблемы результаты одного из недавних рейсов НИС "Каллисто" (15-й рейс), проведенного в июле—августе 1981 г. Тихоокеанским океанологическим институтом ДВНЦ АН СССР с участием сотрудников Института физики Земли им. О.Ю. Шмидта АН СССР и Всесоюзного геологического института им. А.П. Карпинского Мингео СССР.

 

Основной задачей этой экспедиции было получение сведений о горных породах, слагающих фундамент дна океана. Исследования рельефа дна, сейсмическое профилирование и магнитометрическая съемка позволяли выявлять обнажения фундамента, доступные драгированию образцов, и определять структурное положение опробованных горизонтов. Объектами исследований явились подводная возвышенность Обручева, находящаяся в северо-западном углу Тихого океана близ стыка Алеутского и Курило- Камчатского желобов, подводные горы вала Зенкевича и Японского вала, а также подводные горы и возвышенности Охотского моря.

 

Возвышенность Обручева представляет собой крупное сводовое поднятие, вытянутое примерно на 500 км вдоль западной оконечности Алеутского желоба. К юго-вос точной части возвышенности примыкает северное окончание цепи подводных вулканических гор, протягивающейся от Гавайского хребта через всю северную часть Тихого океана — это так называемые Императорские горы (Удинцев, 1954; Затонский и др., 1961; Безруков, Удинцев, 1955]. Ранее уже было обращено внимание на необычно большую для ложа океана мощность осадочного чехла возвышенности Обручева: около 1000—1500 м по сравнению с 200-300 м на ложе океана (Строение..., 1964]. В связи с этим и с учетом морфологии возвышенности высказывались предположения о ее континентальной природе [Удинцев, 1972; Супруненко, 1972; Шапиро, 1976]. Наряду с этим сторонниками концепции тектоники литосферных плит и представлений о субдукции океанской плиты под окраину Евразии высказывалось мнение о ее вулканическом происхождении как одной из гор в цепочке Императорских и ей придавалось название "гийо Мейдзи" [Creager et a l.f 1973; Avdeiko et a I., 1980]. Происхождение возвышенности Обручева объяснялось при этом результатом прохождения океанической плиты над "горячей точкой" мантии. Основанием для такого представления было обнаружение в фундаменте осадочного чехла на вершине возвышенности базальтов верхнемелового возраста, что совпадало с предполагаемым по канонам тектоники литосферных плит возрастом этой части океанической плиты.

 

Вопрос о континентальной или океанической природе возвышенности Обручева, о существовании или отсутствии в прошлом ее связи с Камчаткой, о реальности или нереальности процесса субдукции важен для дальнейшего развития тектонических концепций, а также для оценки потенциала минеральных ресурсов океана. Результаты исследований 15-го рейса НИС "Каллисто" дали новые свидетельства в пользу континентальной природы. Морфология возвышенности не дает оснований к тому, чтобы считать ее в целом подобием таких вулканических подводных гор, какими являются Императорские горы. Это обширное сводовое поднятие со спокойной увалистой вершинной поверхностью, склоны которого осложнены местами крутыми уступами (1). Над юго-восточной частью поднимается обособленная невысокая подводная гора Детройт. Глубина над вершиной этой горы 1615 м, тогда как над сводом остальной части возвышенности глубины составляют около 3200 м с минимальной глубиной 2800 м. Высота возвышенности над прилегающим ложем океана с глубинами 5200—5600 м равна примерно 2800—1500 м, а вершины горы Детройт — около 4000 м.

 

Морфоструктура фундамента возвышенности Обручева (2), если снять с нее маскирующий ее осадочный покров, имеет четко выраженный блоковый характер и не имеет ничего общего ни с вулканическими конусами, ни с рифтогенными грядами. Западному блоку свойственна относительно выровненная поверхность на глубине около 4000 м; он ограничен протяженными уступами несомненно тектонического происхождения северо-западного и северо-северо-западного простираний. У подножия уступов поверхность фундамента прогнута на 200-300 м. Восточный блок ориентирован почти меридионально. На своей выровненной поверхности, лежащей на глубинах около 3000 м, он несет коническую гору Детройт высотой примерно 1400 м. Две подобные ей конические горы расположены у северного подножья этого блока фундамента. Общая конфигурация блоков фундамента возвышенности напоминает очертания блоков Командорских островов. На поверхности фундамента четко выделяются несколько уровней абразионного выравнивания: отмеченные выше на глубинах 3000 и 4000 м, на глубине 1800 м на горе Детройт и террасе на глубине примерно 5000 м на юго-западном склоне западного блока.

 

Тектонический уступ юго-западного края возвышенности Обручева, как уже отмечалось ранее [Супруненко, 1972], отражается в магнитном поле интенсивной аномалией, продолжающейся через Курило-Камчатский желоб на Кроноцкий полуостров Камчатки. По данным 15-го рейса "Каллисто" интенсивные аномалии магнитного поля отмечают также тектонический разлом северо-восточного края возвышенности Обручева и горы Детройт.

 

Драгировки проведены в местах обнажения акустического фундамента (3) на разных уровнях склонов восточной части возвышенности. Полученный материал тщательно оценивается для разделения на обломки коренных пород и материл ледового разноса. Судя по результатам петрографического анализа, привязанным к элементам структуры, фундамент возвышенности по своему строению во многом сходен с Центральной Камчатской зоной. Здесь обнаружены те же комплексы пород: метаморфический (биотитовые гнейсы, кварциты, биотит-амфиболовые гранито-гнейсы, амфиболиты, мраморы), аналогичный Ганальской серии; эвгеосинклинальный (зеленокаменно-измененные эффузивы среднего состава, их туфы, осадочные, туфогенно-осадочные и кремнистые породы, интрузивные породы диориты, гранитоиды, габброиды, породы из даек — диабазовые и диоритовые порфириты, гранит-порфиры, аплиты и оливи- ниты), подобный ирунейской свите; орогенный в виде аналога крапивненской свиты (кварцевые порфиры, их ксенолавы, туфы, фельзиты, измененные андезитовые и базальтовые порфириты, породы даек кислого и среднего состава, туфогенные разно- зернистые полимиктовые и граувакковые песчаники, алевролиты, гравелиты, остатки микрофауны и раковин моллюсков) и алнейской серии (туффиты и кремнисто-орога- ногенные породы с остатками фораминифер и диатомей, игнимбриты, липариты, ли- паитовые порфиры, их туфолавы и ксенотуфы с обломками кварцевых порфиров, базальтов и андезитов); посторогенный (кайнотипные базальты, базальтовые и андезитовые порфириты, пикритовые базальты, андезито-дацитовые порфириты, трахиан- дезиты, туфолавы, туфы), соответствующие наземным вулканитам Камчатки андези- то-базальтового состава.

 

Мощный осадочный чехол возвышенности Обручева, накопившийся за 72 млн.лет, с верхнего мела до современности, обладает наибольшей толщиной — около 1800 м — на ее северо-восточном склоне. Средние мощности — 500—1000 м — отвечают ее вершинной поверхности, а минимальные, до обнажения фундамента, — уступам юго-западного слона и склонам и вершине горы Детройт. Переходя в Алеутский желоб, осадочный чехол возвышенности утоныиается примерно до 200 м и одновременно перекрывается мощной — до 2000 м — толщей современных турбидитов.

 

Скважина 192, пробуренная на своде возвышенности "Гломар Челленджером", достигла акустического фундамента, сложенного там щелочными базальтами. На его поверхности лежит 1044-метровая толща осадков из трех основных слоев: а) 132 м медленно накапливавшихся (12—15 м/млн.лет) известковых оскдков нижнего и среднего Маастрихта и несогласно налегающих на них после перерыва в накоплении в течение 1F млн.лет в позднем Маастрихте, палеоцене и раннем эоцене мелководных осадков среднего и верхнего эоцена и, возможно, олигоцена; б) 362 м быстро накопившихся (40—45 м/млн.лет) и состоящих на 75% из терригенного и лишь на 25% из биогенного материала уплотненных глинистых илов нижнего и среднего миоцена и глинисто-диатомовых илов среднего и верхнего миоцена; в) 550 м неуплотненных диатомовых илов и алевролитов, накапливавшихся с верхнего миоцена до современности также весьма быстро (более 30 м/млн.лет), но в основной своей массе представленных уже на 75% биогенным и только на 25% терригенным материалом — лишь в плейстоцене добавляется значительная доля вулканических пеплов [Creager et al., 1973; Scholl et al., 1977).

 

Единство состава глинистых минералов неогеновой осадочной толщи возвышенности Обручева и одновозрастной осадочной толщи Командорской котловины Берингова моря привело ряд авторов [Creager et al., 1973; Scholl et al., 1977] к выводу о поступлении на возвышенность в течение позднего палеогена и неогена больших количеств обломочного материала из непосредственно близких питающих провинций Азиатского континента. Это было бы невозможно, если бы в то время существовали седимен- тационные ловушки Курило-Камчатского и Алеутского желобов, сплошной барьер Алеутской островной дуги и если бы возвышенность была в то время удалена от кон- тиента примерно на 800 км, как следовало бы из положений тектоники плит при предполагаемой скорости субдукции в зоне Курило-Камчатского желоба, равной 7,5 см/год [Ле Пишон и др., 1977].

 

Установленные сейчас особенности рельефа дна, структуры фундамента, аномалии манитного поля, вещественный состав и возраст коренных пород фундамента, стра тиграфия осадочного чехла дают основания более уверенно развивать представления о континентальной природе возвышенности Обручева, как части того же массива, к которому принадлежит Центральная Камчатка. Структурная связь возвышенности с ним сохранялась в мелу, палеогене и первой половине неогена.

 

Перерыв в осадконакоплении со среднего Маастрихта до среднего эоцена, мелко- водность осадков эоцена, выровненность вершинных поверхностей возвышенности Обручева и горы Детройт, свидетельствуют о существовании там в это время суши и мелководий. Предшествующие этому и более поздние вертикальные движения фундамента отмечены абразионными террасами и отчасти прогибами фундамента в основании склонов. Резкие изменения состава осадочного чехла отмечают отделение возвышенности от окраины континента с момента заложения Курило-Камчатского и Алеутского желобов в конце миоцена—начале плиоцена. Утоньшение осадочного до- плоценового чехла в желобах показывает, что их формирование происходило под влиянием растяжения основания. Субдукция в масштабах, необходимых по концепции тектоники плит, нереальна, судя по близости возвышенности к континенту еще в палеогене и неогене. Граница океан—континент, ныне совпадающая с осью глубоководных желобов, в кайнозое мигрировала в сторону континента, оставив возвышенность Обручева на океанической стороне. В подобной ситуации, хотя и на разных стадиях развития переходной зоны, находятся фрагменты континентальных массивов — возвышенность Дайто (Бородино) в Филиппинской котловине и Ново-Зеландское плато в Юго-Западной котловине Тихого океана, плато Агульяс в Индийском океане и некоторые другие возвышенности и краевые плато Мирового океана. Плейстоценовый вулканизм горы Детройт, вероятно, сязан с активностью крупного линеамента, вдоль которого располагается цепочка вулканических Императорских гор и который пересекает восточную оконечность возвышенности Обручева.

 

Драгировки на исследованных экспедицией подводных горах северной части вала Зенкевича — горы Павловского, Верещагина, Рэма Хохлова и Старицкого — дали результаты в пользу представлений о континентальной природе складчатого фундамента, имеющего такой же возраст, что и фундамент Курило-Камчатской дуги.

 

Вал Зенкевича представляет собой невысокое, с превышением над ложем Северо- Западной котловины на 200-300 м, но широкое — около 200 миль — поднятие, в южной части имеющее форму свода, а в северной — характер моноклинальной возвышенности с крутым северо-западным склоном, переходящим в склон Курило-Камчатского желоба, и очень пологим юго-восточным склоном. На сводовой части вала Зенкевича располагается большое количество подводных гор и высоких холмов. Большинство из них связаны с разломами, образующими ортогональную систему поперечных и продольных по отношению к валу дислокаций [Васильев и др., 1978], а в северной части вала также дислокаций широтного направления [Воробьев, Тарака- новский, 1979]. Часть этих гор и холмов, возможно, вулканического происхождения (например, гора Григорьева), но для многих других больше оснований предполагать горстовое происхождение (например, для горы Шулейкина и горы Павловского [За- тонский и др., 1961]). Ранее горстовая природа некоторых гор южной части вала Зенкевича уже была доказана по результатам драгировок [Васильев и др., 1978].

 

В результате работ 15-го рейса "Каллисто" удалось установить убедительные признаки горстовой структуры всех четырех исследованных гор северной части вала. Располагаются эти горы, судя по данным геоморфологических и магнитометрических исследований, на продолжениях крупных разломов северо-западного направления, поперечных к оси вала, пересекающих Курило-Камчатский желоб и продолжающихся в структуре полуостровов Восточной Камчатки. Все четыре горы представляют собой блоковые поднятия высотой около 1000 м с платообразными вершинами и крутыми склонами. Вершины покрыты осадочным чехлом примерно такой же мощности, что и чехол ложа Северо-Западной котловины и поверхности вала Зенкевича: около 200—250 м. Крутые склоны гор практически лишены осадочного покрова и там обнажаются породы фундамента.

 

Драгировки на горах северной части вала Зенкевича дали результаты, совпадающие с результатами драгировок на горах южной части вала. В целом, судя по драги- ровкам на горах северной и южной частей вала, породы его фундамента, обнажающегося на склонах горстовых гор, представлены в верхней части склонов подушечными лавами щелочных базальтоидов, которые могут быть выделены в особый петрохи- мический тип — базальтоидов окраинно-океанических валов. Текстура пород, а также наличие лапиллиевых вулканобрекчий, туфов и туфолав свидетельствуют о том, что извержения происходили частично в субаэральных условиях. В нижней части склонов гор обнажаются породы, относимые нами к геосинклинальному комплексу. Этот комплекс включает кварциты, кремнистые породы, кварцо-хлоритовые сланцы, палеотип- ные базальтовые и андезитовые порфириты, ороговикованные терригенные песчаники, аргиллиты, алевролиты. С этим же комплексом ассоциируются граниты, гранит-порфиры, диориты, диоритовые порфириты и габброиды. Породы этого комплекса слагают, по нашему мнению, складчатое основание, подстилающее толщу подушечных лав. Судя по сходству пород, можно предполагать, что это складчатое основание имеет допозднемеловой возраст, как и фундамент Курило-Камчатской дуги. Драгиров- ками выявлены породы еще одного комплекса — орогенного, перекрывающего толщу подушечных лав. Этот комплекс представлен наземными и мелководно-морскими эффузивами кислого состава и их туфами, часто флюидальными, и слабо литифици- рованными туфогенно-осадочными породами — песчаниками, алевролитами, аргиллитами, гравелитами и органогенно-кремнистыми породами. Таким образом, судя по сходству геологического строения фундамента вала Зенкевича с фундаментом Курило-Камчатской дуги, эту структуру северо-западной части Тихого океана, как и возвышенность Обручева, следует рассматривать в качестве прежней части Азиатского континента, лишь в позднем кайнозое отделенную от него в результате заложения Курило-Камчатского и Алеутского желобов. Этот фрагмент континента испытал значительное опускание и подвергся существенному преобразованию земной коры, в результате чего она приобрела геофизические характеристики коры океанического типа.

 

Подводные горы Японского окраинно-океанического вала, судя по результатам драгировок различных экспедиций, представляют собой вулканы также на континентальном складчатом основании. Судя по включениям в слагающие эти вулканы щелочные базальтовые и андезитовые лавы, в строении фундамента Японского вала принимают участие гранитоиды, диориты, кристаллические сланцы, фельзиты и их ту- фолавы, кремнистые породы, песчаники и алевролиты. Эти вулканы еще в позднем плиоцене извергали в наземных условиях лавы и пирокластику и лишь сравнительно недавно погрузились, так что их вершины находятся сейчас на глубинах от 1500 до 3000 м.

 

С представлениями о нереальности в северо-западной части Тихого океана субдукции океанической плиты и о существенной роли явлений растяжения, приведших к заложению глубоководных желобов и смещению границы океан—континент, хорошо согласуются данные о роли растяжений во впадине Охотского моря.

 

Фундамент глубокой Курильской котловины и котловины Дерюгина в Охотском море характеризуется по геофизическим данным субокеаническим типом земной коры. Вместе с тем, судя по данным драгировок 15-го рейса "Каллисто", на склонах подводных гор обеих котловин их фундамент включает эвгеосинклинальный комплекс пород новиковской свиты Сахалина: метаморфизованные осадочные, вулканогенные породы, сопровождаемые интрузивными породами. Возраст этих пород по аналогии с породами новиковской свиты следует считать домеловым. На этом складчатом фундаменте залегает, по данным драгировок, орогенный комплекс или комплекс наложенных вулканических поясов — субаэральные вулканиты кислого и среднего состава и мелководно-морские терригенные отложения молассовой формации.

 

Такими же комплексами сложены, судя по результатам драгировок 15-го рейса "Каллисто", подводные возвышенности центральной и северной частей моря — Академии наук СССР и Института океанологии, банки Ионы и Лебедя. На банке Кашеваро- ва в северной части моря, кроме того, установлено присутствие глубоко метаморфи- зованных пород — гнейсов, гранито-гнейсов и кристаллических сланцев, имеющих, по-видимому, докембрийский возраст. Таким образом, подтверждаются высказывавшиеся ранее предположения о том, что в центральной части современного Охотского моря располагается древний срединный массив, типа Ханкайского или Буреинско- го, облекавшийся подобно им более молодыми складчатыми структурами.

 

По ряду независимых признаков (наличие погребенных наземных форм рельефа, мелководный и наземный характер кайнозойских отложений, наличие отмерших колоний губок и нор ракообразных и др.) установлено, что на месте современного Охотского моря, включая и его глубоководные котловины, еще сравнительно недавно существовали преимущественно мелководные, а местами наземные условия. Лишь в плейстоцене крупные блоки земной коры этого региона погрузились на современные глубины в результате флексурообразных и сбросовых дислокаций. Подобное строение имеет и Япономорская впадина. Следует предполагать, что впадины этих двух морей формировались в условиях преобладающих растяжений, хотя и без таких значительных горизонтальных смещений блоков, которые привели бы к обнажению на значительных пространствах "базальтового" слоя земной коры. О непрерывности в Охотском и Японском морях верхних слоев земной коры, утоньшенной в результате растяжения и испытавшей существенное преобразование с приобретением геофизических свойств коры "субокеанического" типа, свидетельствуют и результаты драгировок, и прослеживание геофизическими методами погребенных под осадочным чехлом морфоструктур, и отсутствие разрывов в осадочном чехле.

 

Исследования многих авторов, посвященные геологическому строению Курило- Камчатской дуги, показали, что фундаментом вулканического пояса Курило-Камчат- ской дуги является гетерогенное складчатое основание, сохранившее относительно поднятое положение в качестве остаточного блока между прогибами Курильской котловины Охотского моря и Курило-Камчатского глубоководного океанического желоба [Сергеев, 1976; Строение земной коры и верхней мантии..., 1976; Васильев и др., 1978]. Формирование этой дуги происходило в условиях растяжения.

 

Вырисовывающаяся по материалам исследований последних лет картина геологического развития северо-западной окраины Тихого океана достаточно убедительно, как нам кажется, говорит о преобладании здесь общей тенденции к растяжению земной коры, о миграции границы океан-континент в самое недавнее время в сторону континента с оставлением в современных пределах океанского ложа фрагментов прежнего континентального края. Эти фрагменты сохраняли единство с древним континентом Азии на протяжении, по крайней мере, мезозоя и почти всего нижнего кайнозоя. В таких условиях развития окраины океана процесс субдукции океанической плиты теми темпами и в течение того времени, которые необходимы по канонам концепции плейт-тектоники, представляется нам невозможным. Судя по сходству тектонической обстановки в северной части Филиппинской котловины океана, где лежит возвышенность Дайто (Бородино), и в юго-западной части океана, где расположено Ново-Зеландское плато, субдукция представляется вообще нереальной на достаточно большом протяжении западной окраины Тихого океана — тем, где она первоначально представлялась наиболее возможной. Это заставляет отдать предпочтение концепции расширяющейся Земли перед концепцией тектоники литосферных плит, нуждающейся в предположении субдукции. При нереальности процесса субдукции расширение дна океана в рифтовых системах срединно-океанических хребтов либо может быть объяснено с позиций концепции расширяющейся Земли, если оно захватывает всю толщу литосферы, либо должно рассматриваться как локальное явление, если оно захватывает лишь верхние слои ее.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Безруков П.Л.. Удинцев Г.Б. О северном окончании подводного Гавайского хребта. — Докл. АН СССР, 1955, т. 103» № 6, с. 1077- 1080.

Васильев Б.И., Жильцов Э.Г., Суворов А.А. Строение приосевой зоны юго-западной части Курило-Камчатского желоба. — Геотектоника, 1978, №4, с. 70-78.

Воробьев В.М.. Таракановский А.А. Разломы Восточной Камчатки и дна прилегающей части Тихого океана (по геофизическим данным). - Докл. АН СССР, 1979, т. 245, №5, с. 1188-1191.

Затонский Л. К.. Канаев В.Ф., Удинцев Г. Б. Геоморфология подводной части Курило- Камчатской дуги. — В кн.: Океанологические исследования, M.: Наука. 1961, № 3, с. 124— 136.

Ле Пишон К., Франшто Ж., Боннин Ж. Тектоника плит. М.: Мир, 1977. 288 с.

Океанология. Геофизика дна океана. Т. 2. Геодинамика /Под ред. О.Г. Сорохтина. М.: Наука, 1979, с. 416.

Сергеев К.Ф. Тектоника Курильской островной системы. М.: Наука, 176. 240 с.

Строение земной коры в области перехода от Азиатского материка к Тихому океану /Под ред. Е.И. Гальперина, И.П. Косминской. М.: Наука, 1964, с. 308.

Строение земной коры и верхней мантии в зоне перехода от Азиатского континента к Тихому океану /Под ред. Н.А. Беляевского. Новосибирск: Наука, 1976. 368.

Супруненко О.И. О связи структурных элементов Восточной Камчатки и ложа Тихого океана. — Докл. АН СССР, 1972. т. 206, № 1, с. 186-188.

Удинцев Г.Б. Возвышенность В.А. Обручева в Тихом океане. — Вопросы географии. Физическая география Азии. М.: География, 1954, сб. 35, с. 274-277.

Удинцев Г.Б. Геоморфология и тектоника дна Тихого океана. М.: Наука, 1972. 394 с.

Шапиро М.Н. Тектоническое развитие восточного обрамления Камчатки. М.: Наука. 1976. 124 с.

Jackson E.D.. Koisumi /. et al. — In: Initial repoits of the Deep Sea Drilling Project. Wash. (D.C.): US Gov. Print. Off.. 1980, vol. 55, p. 851- 854.

Creager J.S., Scholl D.l/V. et al. — In: Initial reports of the Deep Sea Drilling Project. Wash. (D.C.): US Gov. Print. Off., 1973, vol. 19, p. 913.

Scholl D.E., Hein J., Marlow M., Buffington E.C. Meiji sediment tongue: North Pacific evidence for limited monement between the Pacific and North Ameiican plates. - Bull. Geol. Soc. Amer. 1977, vol. 88, N 11, p. 1567-1676.

 

 

 

К содержанию книги: ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМ РАСШИРЕНИЯ И ПУЛЬСАЦИЙ ЗЕМЛИ

 

 

Последние добавления:

 

ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКАЯ РУСЬ

 

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

Владимир Мономах

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков