Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Великий князь Киевский Владимир Мономах

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ И ЛЕГЕНДА О ВЛАДИМИРЕ МОНОМАХЕ

 

Академик А.С. Орлов

Академик А.С. Орлов

 

Смотрите также:

 

Владимир 2 Мономах...

 

Устав Владимира Мономаха...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Владимир Мономах, в крещении Василий

 

шапка Мономаха...

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

поведение князя Владимира ...

 

Политические идеи Владимира Мономаха ...

 

Великий князь Владимир Мономах. Нападения половцев на Русь ... 

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

В третьей редакции (судя по Ипатьевскому списку) текст, начиная с 1076 г., местами дополнен известиями, имеющими ближайшее отношение к Владимиру Мономаху, его семейству {1076 г. — рождение Мстислава Владимировича, 1102 г.— рождение Андрея Владимировича, постройка церквей Всеволодом и Владимиром) и области (Переяславской). Рассказ о счастливом походе на Половцев 1111 г. составлен также лицом, близким к Мономаху, которому приписывается самый почин этого похода: „се бо ангел вложи в сердце Мономаха .поустити братию свою на иноплеменьникы, Русьскые князе". О близости составителя третьей редакции к Владимиру Мономаху свидетельствуют как его почтительное и любовное 42 отношение к Мономаху, которое обнаруживается во многих статьях последней части его труда, обнимающей события 1110—1117 гг., так и те материалы, которыми пришлось ему воспользоваться; сюда относится, во-первых, Поучение Владимира Мономаха и письмо его к Олегу, во-вторых, ряд вышеуказанных сообщений о Мономахе и его семье (стр. XVI—XVIII, xxvn, XXXI, XXXIII—XL).

 

Таковы высказывания Шахматова, убедившегося путем анализа летописных сводов вообще в пристрастном освещении событий летописцем.  Но какая-то степень объективности несомненно сквозит и через такое пристрастие. Самое пристрастие может свидетельствовать о влечении к герою, которое вызывалось действительными его достоинствами. А что Мономах обладал такими достоинствами, видно из благодарной памяти о нем, засвидетельствованной отзывами не только следующего за ним поколения, даже не только в течение столетия после его кончины („Слово о полку Игореве"; легенда о „емшане" под 1201 г. Галицкой летописи; „Слово о погибели Русской земли"), но и спустя 300 и 400 лет (Повесть об Едигее 1409 г.; „Сказание о князьях Владимирских").

 

Автор „Слова о полку Игореве" сожалеет о том, что „того стараго Владимира нелзе бе пригвоздити к горам Киевьскым", — тогда бы у князей сохранилось единение.

Галицкий летописец, под 1201 г. прославляя своего приснопамятного князя Романа, „одолевша всим поганьским языком", пишет: „ревноваше бо деду своему Мономаху, погубившему поганыя измаилтяны, рекомыя Половци, изгнавшю Отрока (половецкого хана) во Обезы, за Железная врата.

 

Сърчанови же (это брат Отрока) оетавшю у Дону, рыбою оживило, тогда Володимир Мономах пил золотым шеломом Дон, приемшю землю их вею и загнавшю оканьныя Ага- ряны". „По смерти же Володимере" Сърчан послал своего певца к Отроку с предложением вернуться на родину: „Володимер умерл есть, а воротися, брате, поиди в землю свою". Чтобы окончательно приманить беглеца на родину, певец должен был дать Отроку понюхать степной травы „евшан" (полынь) и т. д.

 

В „Слове о погибели Русской земли", памятнике XIII в.,. прославляющем Русскую землю, вспоминается среди ее героев — Мономах. Автор охватывает всю территорию Руси, со всеми ее разноплеменными народами и говорит: „То все- покорено было богом крестияньскому языку поганьскыя страны великому князю Всеволоду, отцю его Юрью, князю Кыевь- скому, деду его Володимеру Манамаху, которым то Половци дети своя страшаху в колыбели, а Литва из болота на светив выникываху, а Угры твердяху каменыи городы железными вороты, абы на них "великый Володимер тамо не въехал. А Немци радовахуся, далече будуче за синим морем; Бур- таси, Черемиси, Вяда и Моръдва бортьннчаху на князя великого Володимера; и жюр Мануил Царегородскый опас имея,, поне и велт»кыя дары посылаше к нему, абы под ним великый князь Володимер Царягорода не взял..."

 

Приведем относящийся к Мономаху текст из памфлета конца XV в., названного „Сказанием о князьях Владимирских", в котором рассказывается: „поставление великих князей русских откуду бе, и како начаша ся ставити на великое княжение святыми бармами и царским венцем". „В лето 6622 (1114) бысть сий князь великий Владимер Всеволодо- вичь Манамах, князь великий Киевский, правнук великаго жнязя Владимера, просветившего Русскую землю, от него же 4-е колено. Той бо Мономах прозвася от таковыя вины. Егда седе в Киеве на великое княжение, начат совет творитн -со князи своими и с боляры и с велможи, глаголя тако рече: «егда аз мал есмь нреже мене царствовавших и хорюгви правящих скипетра великия Росия, якоже князь великий Олег ходил и взял со Царяграда велию дань на вся воя своя, и потом великий князь Всеслав Игоревич ходил и взял на Констянтине граде тяжчайшую дань.

 

А мы есмя божиею милостию настолницы своих прародителей и отца своего великого князя Всеволода Ярославича и наследницы тоя же -части от бога сподоблены, и ныне убо совет ищу от вас, моея полаты, князей, и бояр, и воевод и всего над вами жристолюбяваго воинства, и да превознесется имя святыя и живоначальныя троица вашея храбрости могутством божиею волею с- нашим повелением, и кий ми совет воздаете?» Отве- щаста же великому князю Владимеру Всеволодовичи) князи и боляря его и воеводы и реша ему: «сердце царево в руце божии, якоже есть писано, а мы есмя вся раби твои под твбею властию». Великий же князь Владямер збирает воеводы благо- искусны и благоразумны и благоэазсудны, поставляет чино- началники и сотники и пятидесятники и совокупи многи тысяща воинств и отпусти их на Фракию Царзграда области, и попле- ниша их довольно, и возвратишася со многим богатством здрави во свояси.

 

Тогда бе во Цареграде благочестивый царь Константин Манамах, и- в то время брань имея с Персы и с Латины. И составляет совет благ премудрый царьский, отряжает убо послы своя к великому князю Владимеру Всеволодовичи) митрополита Ефесскаго Неофита от Асия и с ним два епископа, Митулинскаго и Мелетинскаго, и стратига Антиохийскаго, игемона Иерусалимскаго Иеустафия и иных своих благородных. От своея же царския выя снимает животворящий крест от самого животворящаго древа, на немже распятья владыка Христос, снимает же от своея главы царский венец и поставляет его на блюде злате; повелевает же принести крабейцу сердоликову, из неяже Август царь Римский веселящеся, посылает же и ожерелие, сиречь святыя бармы, иже на плещу свою нохпаша, и чепь от злата Аравитскаго скованну и ины многи дары царския, и даст их митрополиту Неофиту и епископом и своим благородным посланником, и отпусти их к великому князю Владимеру Всеволодовичи), моля его и глаголя: «приими от нас, боголюбивый и благоверный княже, сия честныя дарове, иже от на'чатка вечных лет твоего родства и поколения царских жребий на славу и честь на венчание твоего вольнаго и самодержав наго царствия.

 

О немже начнут молити тя наши посланницы, что мы от твоего благородия просим мира и любве., яко да церкви божия безмятежна будут и все православие в покои да пребудет под сущею властию нашего царства и твоего вольного самодержавства великия Росия, да нари- цаешися боговенчанный царь, венчая сам царьским венцем, рукою святейшаго митрополита кир Неофита с епископы». И с того времени князь великий Владимер Всеволодович наречеся Манамах, царь великая Росия, и потом пребыста прочая времена с царем Констянтином князь великий Владимер в мире и любви. Оттоле и доныне тем царским венцем: венчаются великии князи Владимерстии, его же прислал греческий царь Констянтин Манамах, егда поставятся на великое княжение Росийекое..

 

Приведенные старинные тексты показывают, как, изменяясь с течением веков соответственно их идеологическому развитию, образ Владимира Мономаха оставался в литературе неизменно хвалебным. Вместо объединителя княжеского рода и главы правящих феодалов этот образ лет через четыреста стал представлять единовластца, притом увенчанного мировыми инсигниями [власти. Это последнее превращение произошло к тому времени, когда Москва почувствовала себя вправе стать во главе государств Восточной Европы и прозвалась „третьим Римом". За всю средневековую эпоху Владимир Мономах цосмертко изображался, как представитель мощи Русского народа перед всеми другими народами и государствами, начиная со степняков-кочевников и кончаяг. Византией.

 

 

 

К содержанию книги: Историк литературовед Александр Сергеевич Орлов. Владимир Мономах

 

 

 

Последние добавления:

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА