Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Великий князь Киевский Владимир Мономах

ГЛАВА 1. ЛЕТОПИСНЫЕ И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ДАННЫЕ ДЛЯ БИОГРАФИИ ВЛАДИМИРА МОНОМАХА

 

Академик А.С. Орлов

Академик А.С. Орлов

 

Смотрите также:

 

Владимир 2 Мономах...

 

Устав Владимира Мономаха...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Владимир Мономах, в крещении Василий

 

шапка Мономаха...

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

поведение князя Владимира ...

 

Политические идеи Владимира Мономаха ...

 

Великий князь Владимир Мономах. Нападения половцев на Русь ... 

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Возвратимся к рассказу о Любечском съезде. съезде князей в Уветичах, или Витичеве

Только-что собравшиеся в Любече князья поклялись единодушно встать на нарушителя постановленного на этом съезде распределения областей, как Давид Игоревич Волынский стал интриговать против предприимчивого и воинственного Василька. Поверив наговору некоторых „мужей", будто Владимир Мономах связался с Васильком против Святополка и против него, Давида, этот Игоревич убедил в том же Святополка, подкрепляя свой донос великому князю старой ядовитой сплетней об убийстве его брата, Ярополка Волынского, Ростиславичами. Боясь за свои княжения, Святополк и Давид решили схватить Василька, и когда он приехал в Киев помолиться в Михайловом монастыре, то был изменнически схвачен в гостях на княжеском дворе, а затем после некоторого колебания, Святополк допустил, чтобы Давид ослепил Василька. „Владимер же (Мономах) слышав, чко ят бысть Василко и слеплен, ужасеся, и всплакав и рече: сего не бывало есть в Русьскей земьли, ни при дедех наших, ни при отцих наших, сякого зла".

 

И послал Мономах за Давидом и Олегом Святославичами: „поидета к Городцю, да поправим сего зла, еже ся створи се в Русьскей земьли и в нас в братьи, оже вверже в ны ножь; да еще сего не правим, то большее зло встанеть в нас и начнеть брат брата закалати, и погибнеть земля Рус- кая, и врази наши Половци пришедше возмуть земьлю Русь- •скую". Соединившись, Владимир Мономах, Олег и Давид Святославичи „послаша муже свое, глаголюще Святополку: «что се зло створил еси в Рустей земли, и ввергл еси ножь в ны? Чему еси слепил брат свой? аще ти бы вина коя была на нь, обличил бы и пред нами, и упрев бы и створил ему; а ноне яви вину его, оже ему се створил еси». И рече Святополк: яко «поведа ми Давид Игоревич, яко Василко брата ти убил Ярополка, и тебе хочеть убити и заяти волость твою, Туров, и Пинеск, и Берестие и Погорину, а заходил роте с Володимером, яко сести Володимеру Кыеве, а Василькови Володимири (Волынском); а неволя ми своез головы блюсти, и не яз его слепил, но Давыд и вел и к собе»" (т. е. во Владимир Волынский). Отговорка Святополка не подействовала.

 

Мономах со Святославичами приготовились переправить свои войска через Днепр против великого князя, который уже думал бежать из Киева. Однако Киевляне не пустили Святополка, а послали к Владимиру мачеху его, жену покойного Всеволода Ярославича, и митрополита Николая; те от имени граждан стали умолять князей не разорять усобицей Русскую землю jsa радость поганых. „Се слышав Володимер, распла- кавъся и рече: «по истине отци наши и деды наши соблюли землю Русьскую, а мы хочем погубите». И преклонися на молбу княгинину, чтяшеть бо ю акы матерь, отца ради своего: бе бо любим отцю своему повелику, и в животе и по смерти не ослушаяся его ни в чем же; тем же и послуша ея, акы матере; и митрополита, тако же чтяше сан святительскый,. не преслуша молбы его".

 

Святополка простили под условием, чтобы он пошел на Давида Игоревича и схватил его, или прогнал. Но осторожный Святополк тронулся против Давида лишь через два года (в 1099 г.). Василько же сидел во Владимире у Давида Игоревича под стражей, пока Володарь Ростиславич не принудил его освободить. Затем оба Ростиславича, произведя опустошение в волости Давида, помирились с ним на условиях выдать виновников наговора на Василька, которых и казнили» Наконец Святополк двинулся на Волынь, и после безрезультатного польского посредничества Давид принужден был уступить ему Владимир Волынский; выгнавши Давида из Владимира, Святополк пошел на Ростиславичей — Володаря и Василька, под предлогом, что ' они сидят в волости отца его и- брата, т. е. он вспомнил, что Волынское княжество принадлежало к Киевскому при отце его Изяславе и что после здесь сидел брат его ЯрополК) а на Любецком съезде положено всем владеть отчинами. Но Володарь и Василько разбили Свя- тополка, а затем и его сына Ярослава, несмотря на помощь последнему со стороны Венгров. В союзе с Ростиславичами были тут Давид Игоревич и приведенные им Половцы. Давид опять овладел Владимиром, где было сел посадник Святополка.

 

Под 1100 г. летописец говорит о новом съезде князей в Уветичах, или Витичеве. Собрались: Святополк Изяславич, Владимир Мономах, Олег и Давид Святославичи, приехал и вызванный Давид Игоревич с жалобой. Посовещавшись между собой отдельно, князья сообщили Давиду через своих мужей такое решение: „не хотим тебе дать стола Владимирского, потому что ты бросил нож между нами, чего прежде не бывало в Русской земле: мы тебя не заключим ни сделаем тебе никакого другого зла", за то Давиду великий князь дает четыре города на Волыни, а Мономах и Святославичи 400 гривен серебра. Володарю же Ростиславичу князья послали сказать: „возьми брата своего Василька к себе, и пусть будет вам одна волость Перемышль; если же не хочешь, то отпусти Василька к нам, мы его будем кормить". Но Ростиславичи не послушались. Князья хотели было идти на них, но Мономах отказался идти с ними, не захотел нарушить клятвы, данной прежде Ростиславичам на Любечском съезде. Об этом, очевидно, и говорит Мономах в своем Поучении: „Усретоша бо мя слы от братья моея на Волзе, реша: «иотъснися к нам, да выже- нем Ростиславича и волость их отъимем; иже ли не поидеши с нами, то мы собе будем, а ты собе». И рех: «аще вы ся и гневаете, не могу вы ити, ни креста переступити»".

 

Хотя в результате княжеских усобиц, договоров и съездов у потомков трех старших Ярославичей получилось преимущество владения волостями, однако в самом распределении волостей между тремя этими княжескими линиями наблюдается явное неравенство. Наибольшее преимущество получил сын Всеволода и вследствие личных достоинств и вследствие благоприятных обстоятельств: Мономах держал в своей семье Переяславскую, Смоленскую, Ростовскую и Новгородскую волости; Святополк Киевский только после Витичевского съезда получил Владимир Волынский; всех меньше была доля Святославичей: они остались без прибавки к первоначальной отцовской волости. Святополк пробовал возвратить от Мономаха Новгород, искони связанный с Киевом, отдав за это Владимир Волынский. В 1102 г. князья потребовали от Нов- тородцев, чтобы Они отпустили от себя Мономахова сына Мстислава Владимировича и приняли на его место Ярослава, сына Святополкова. Новгородцы отказались, правильно угадывая интересы Мономаха. Мстислав Владимирович явился в Киев в сопровождении представителей Новгорода, и тут во дворце посланцы Мономаха объявили Святополку: „вот Владимир прислал сына своего, а вот сидят Новгородцы, пусть •они возьмут сына твоего и едут в Новгород, а Мстислав пусть идет во Владимир". Тогда Новгородцы сказали Святополку: „мы, князь, присланы сюда, и вот что нам велено сказать: не хотим Святополка, ни сына eroj если у твоего сына две головы, то пошли его; этого (т. е. Мстислава) дал нам Всеволод (Ярославич, дед), мы его вскормили себе в князья, .а ты ушел от нас".

 

Из усобиц Святополкова великокняжения следует еще отметить столкновения между полоцкими князьями, детьми умершего в 1101 г. Всеслава, в чем принимали участие Святополк, Мономах и Олег, посылая свои войска (1104 г.). Крупнейшим после усобиц злом оставалась половецкая опасность.

 

За первое десятилетие XII в. крупных половецких нашествий на Русь было около шести, миров с Половцами по договорам два и русских походов в глубь Половецкой степи— три. После Витичевского съезда, покончившего главные усобицы, князья получили возможность действовать наступательно, .причем в этих совместных наступлениях постоянно значится Мономах, не только как участник, но и как инициатор. В 1101 г. Святополк, Мономах и трое Святославичей съехались, чтоб .идти на Половцев, но те выпросили себе мир. По сообщению .летописца, случившееся в 1102 г. „знаменье в солнци" предвещало для русских князей „мысль добру" „дерзнути на Половце и поити в землю их". Вот, как замечательно рассказывает летопись о подготовке к этому походу под 1103 г.: „бог- вложи в сердце князем рускым мысль Слагу, Святополку и Володимеру, и снястася думати (сошлись на совещание) на. Долобьске. И седе Святополк с своею дружиною, а Володи- мер с своею в едином шатре. И псчаша думати и глаголати дружина Святополча: яко негодно ныне, весне ити; хочег погубити (погубим) смерды (крестьян) и ролью (пашню, пахоту)- их. И рече Володимер: «дивно ми, дружино, оже лошадий жалуете (жалеете), еюже той ореть (пашет), а сего чему не. промысляще (почему не подумаете), оже то начнеть орати смерд, и приехав Половчин ударит и стрелою, а лошадь его. поиметь, а в село его ехав иметь жену его, и дети его, и все. его именье? то лошади жаль, а самого не жаль ли». И не могоша отвещати (возразить) дружина Святополча, и рече Святополк: «се аз готов уже», и вста Святополк. И рече ему Володимер: «то ти, брате, велико добро створиши земле Русг скей». И посласта ко Олгови и Давйдови [(Святославичам),, глаголюща: «поидита на Половци, да любо будем живи, любо- мертви». И послуша Давыд, а Олег не восхоте сего, вину река: «не сдравлю»" (объявив поичиною свою болезнь). Попрощавшись с братом, Святополком, Владимир пошел вперед, в Переяславль, за ним двинулся Святополк, Давид Святославич и еще четверо молодых князей: Давид Всеславич Полоцкий, Мстислав, племянник Давида Игоревича Волынского,.

 

Вячеслав Ярополчич, племянник Святополка, и Ярополк Владимирович, сын Мономаха. Князья пошли пехотою й конницею: пешие ехали в лодках'„по Днепру, конница, шла берегом. Прошедши пороги, войска двинулись от Хортицкого- острова в степь и шли степью четыре дня. Услыхав о русском походе. Половцы собрались на совещание. Один из ханов,. Урусова, сказал: „попросим мира у Руси; они станут с нами биться крепко, потому что мы много зла причинили Русской земле". Молодые же отвечали ему: „если ты боишься Руси, то мы не боимся; избивши этих, Пойдем в их землю, возьмем, их города, и кто избавит их от нас!" „Русские же князи и вой вси моляхуть Бога, и обеты вздаяху богу и матери его, ов» 24 кутьею, ов же милостынею убогым, инии же монастырем требованья". Половцы послали впереди в сторожах Алтунопу. который славился у них мужеством; Русские же устерегли: Алтунопу и перебили весь отряд вместе с ним. „Поидоша полкове (Половецкие) аки борове (как густые леса), и не бе перезрети их (и не охватить их взглядом); и Русь поидоша противу им. И бог велйкыЙ вложи ужасть велику в Половце,, и страх нападе на ня и трепет от лица Русскых вой, и дре- маху сами, и конем Их не бе спеха в ногах; наши же (т. е. Русские) с весельем на конех и пеши поидоша к ним. Половцй же видевше устремленье Русское на ся, не доступивше побе- гоша пред Русскими полки; наши же погнаша, секуще я, в 4 день априля месяца (1103 г.)". В этом бою русские убили 20 половецких князей, одного — Белдюзя — взяли живым и привели к Святополку; Белдюзь стал предлагать за себя выкуп — золото и серебро, коней и скот; Святополк послал его к Владимиру Мономаху, и тот сказал Белдюзю: „Это, думаю, пленило вас нарушение клятвы; ибо множество раз поклявшись, не воевать, вы ходили войной на Русскую землю. Зачем же ты не учил сыновей своих и родичей не нарушать клятвы,, но проливали кровь христианскую? Так будь же кровь твоя на голове твоей1"—и велел убить его. Белдюзя рассекли на части. Рассказ кончается апофеозом, возглашенным устами Мономаха: „И посем сняшася (собрались) братья вся, и рече Володимер: «сей день, иже створи господь, возрадуемся и възве- селимся в онь;1 яко господь избавил ны есть от враг наших,, и покори враги наша, и скруши главы змиевыя,' и дал еси сих брашно людем2 Русьскым». Взяша бо тогда скоты, и овце и коне и вельблуды, и веже с добытком и с челядью, и заяша Печенегы и Торкы с вежами. И придоша в Русь с полоном великым и с славою и с победою великою".

 

Из половецких набегов, в общем удачно отражаемых, следует отметить случившийся в августе 1107 г., когда под Лубны пришли Боняк и Шарукан старый и многие другие ханы. На них выступили Святополк, Владимир Мономах, Олег Святославич с молодыми князьями, тремя сыновьями Мономаха и племянником, переправились через р. Сулу „и кликнуша на них". Этот военный термин соответствует атаке в ее начальном устремлении (по Соловьеву: „ударили с криком"). „По- ловци же ужасошася, от страха не возмогоша ни стяга поставили, но побегоша хватающе кони, а друзии пеши побегоша". Русские гнали Половцев до р. Хорола и овладели их станом, причем несколько первостепенных ханов было убито и пленены. В январе этого же года Русские князья съехались с половецкими: „иде Володимер (Мономах), и Давыд и Олег (Святославичи) к Аепе и другому Аепе, и створиша мир; и поя Володимзр за Юргя (сына своего) Аепину дщерь, Осеневу внуку, а Олег поя за сына Аепину дщерь Гиргеневу внуку".

 

В декабре 1109 г. Владимир Мономах посылал на Половцев Дмитра Иворовича, и тот взял у Дона тысячу веж (кибиток). После похода, предпринятого в 1110 г. Святополком, Владимиром и Давидом и незаконченного из-за стужи и конского падежа, состоялся в следующем году по побуждению Мономаха поход в глубь Половецкой земли. Пошли те же князья — Святополк, Владимир и Давид с сыновьями. Выступив во второе воскресенье великого поста, во вторник на шестой неделе поста достигли Дона. Отсюда, надевши брони и выстроивши полки, пошли к половецкому городу Шаруканю. „И князь Володимер прйстави попы свое едучи пред полком' петитро- пари и кондаки креста честиаго и канун святой Богородицы". Жители Шаруканя покорно вышли навстречу русским. Переночевав,'^князья^зажглй город Сугров и пошли с Дона. Тут — 24 марта в пятницу — собрались Половцы й'двииули свой полки против Русских. „Князи "же , наши' възложиша" [надежю 'свою на бога и рекоша: «уже смерть лам сьде, да станем крепко.. „И бывшю же сступу и брани крепцес бог вышний возре на йноплеменникы со гневом: падаху пред хрестьяны, И падоша мнози врази наши супостати пред Рускыми княаи на потоци Дегея".

 

Но как только после отдыха Русские двинулись в понедельник страстной недели, бои возобновились. „Паки иноплеменници собраша полки своя многое множество и вы- ступиша яко борове велиции и ямами тмы; и оступиша полкы Рускыи. И посла господь бог ангела в помощь Русским князем. И поидоша Половецьстии полци и полци Русстеи, и сра- зишася первое с полкомь (СвятОполчим?), и тресну аки гром, сразившемася челэма. И брань бысть люта межи ими, и па- даху обои. И поступи Володимер с полкы своими, и Давид со полкы своими. И возревше Половци вдаша плещи свои на бег, и падаху Половци пред полком Володимеровым, невидимо бьеми ангелом, яко се видяху мнози человеци, и главы летяху,- невидимо стияаемы, на землю". Победители спрашивали пленных, как это войска их, будучи столь сильными, не устояли и бежали. „Си жэ отвещеваху глагзлюще: сскако можем битися с вами, а друзии ездяху верху вас в оружьи свечле и страшни, иже помогаху вам».—То кто се суть, не ангели ли, от бога послани помогать хрестьяном? Се бо ангел вложи в сердце Володимеру (Мономаху) поустить братью свою на иноплемен- никы, Русьскии князи".

 

И вот возвратились русские князья во-свояси, „с славою великою, яже к своим людем и к всем странам дальним, ре- куще к Греком и Угром и Ляхом и Чехом, даже и до Рима пройде".

 

 

 

К содержанию книги: Историк литературовед Александр Сергеевич Орлов. Владимир Мономах

 

 

 

Последние добавления:

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА