Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Великий князь Киевский Владимир Мономах

ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ПОУЧЕНИЯ МОНОМАХА

 

Академик А.С. Орлов

Академик А.С. Орлов

 

Смотрите также:

 

Владимир 2 Мономах...

 

Устав Владимира Мономаха...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Владимир Мономах, в крещении Василий

 

шапка Мономаха...

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

поведение князя Владимира ...

 

Политические идеи Владимира Мономаха ...

 

Великий князь Владимир Мономах. Нападения половцев на Русь ... 

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

По мнению И. Я. Порфирьева „начало"таких сочиненный как Поучение или Завещание Владимира Мономаха, коренится в древнейшем обычае времен патриархальных, когда отцы и деды и вообще старшие в роде, в старости, или приближаясь к смерти, делали наставления своим детям и внукам, как они должны жить, сообщая им при этом все, что они видели и испытали в своей жизни... В книге Бытия (49,1—33) подробно изображается, как патриарх Иаков пред своей смертью собрал всех своих сыновей, предсказал каждому из них будущую судьбу и сделал им завещания.

 

Между апокрифическими сочинениями самое видное место занимают Заветы сыновей Иакова 12-ти патриархов, которые, конечно, не могут принадлежать этим патриархам, но которые, несомненно, составились на основании тех преданий, какие от древних времен существовали об этих патриархах. Замечательно, что во 2-й части Поучения Владимира Мономаха рассказ Мономаха -о своих военных походах, о битвах со врагами и борьбе с дикими зверями на охоте сильно напоминает изображение таких же подвигов патриарха Иуды в заветах 12-ти патриархов. Очень может быть, что эти заветы были известны Мономаху". Тут Порфирьев, очевидно, повторяет наблюдение, высказанное в статье Н. А. Лавровского „Обозрение ветхозаветных апокрифов" (Духовный Вестник 1864 г., ноябрь — декабрь), гДе в Завете Иудине о мужестве говорится следующее. Рассказ Иуды „о подвигах, отличаясь весьма замечательною свежестью изображения патриархального быта, в то же время сильно напоминает вторую половину поучения Вл. Мономаха. Вообще все эти заветы не могли не иметь влияния на весьма употребительный у нас обычай писать завещания" '(ноябрь, 347).

 

Продолжаем замечания Порфирьева. „Образцом для него [т. е. для Мономаха, как автора Поучения], конечно, послужили разные поучения и наставления, каких очень много было в древней письменности; уже в Сборнике Святослава 1076 г. мы встречали два поучения детям Ксенофонта» и Феодоры, которые, вероятно, были известны Мономаху. Мономах вообще был воспитан на св. Писании и писаниях отеческих, как воспитывались тогда все грамотные люди. Книгу Псалтирь он брал с собою даже в дорогу" и т. д. „Из Поучения Василия В. к юношеству он приводит то же самое наставление, которое помещено в 7-м слове Просветителя [Иосифа Волоцкого] и в Домострое..." (стр. 415—417).

 

Роль" Псалтири в Поучении Мономаха вызвала много- замечаний—вплоть до воображения способов пользования, ею, как гадательной книгой. Приведем наиболее смелую- гипотезу о „гадании" Мономаха по Псалтири, специально- приспособленной для этого.

 

В начале своего Поучения Мономах сообщает, как, отпустив посланцев от братьи, он раскрыл книгу псалтирь и что» ему в ней вынулось: „вземъ псалтырю в печали, разгнух. я, и то ми ся выня: векую печалуеши, душе? векую смущавши мя? и прочая. И потомь собрах словца си любая» и складохъ по ряду и написах. Аще вы последняя не люба,, а передняя приимайте..." (далее идут выписки псаломских стихов: XLI, 12; XXXVI, 1, 9—17, 19, 21—27; LV, 1—2; LVII,. 11—12; LVIII, 1—4; XXIX, 6; LXII, 4—6; LXIII, 3,11; XXXID, 2)Л

 

Специалист по апокрифам М. Н. Сперанский так поясняет это место: „Будучи в нерешительности и, поэтому, в печали, Владимир взял псалтирь, которая была с ним и в дороге, как видно из его рассказа, раскрыл ее наудачуи прочел выпавшие ему стихи псалма [«и то ми ся выняя], затем из «сл вец» (может быть, из отдельных слов, или, скорее, букв в начале строк на странице) составил себе ответ, руководясь собранными и сложенными под ряд этими «словцами», а может быть, нашел его по этим словцам и готовым: «аще вы последняя не люба, а передняя приимайте». Это первое, старшее ... русское и славянское известие о гадании по псалтири". -

 

Сперанский указывает, что на Руси и у славян в древности существовали псалтири, специально подготовленные для гадания (есть русские списки XI и XIV вв., сербские — XIII—XIV вв., болг. — XV в.). В этих „гадательных" псалтирях под каждым псалмом делалась приписка, в которой говорилось, что при каких обстоятельствах тот или иной псалом рекомендует. Самый простой способ гадания по такой книге: разогнуть ее наудачу, дойти до начала псалма, прочесть его, или только первый стих его, и обратиться к приписке внизу страницы. Но полного отожествления гадательной Псалтири по типу русских списков XI и XIV вв. с той, которую мог иметь в руках Мономах, предполагать, по мнению Сперанского, нельзя: общий мог быть только, так сказать, первый акт гадания; „разгнух ю (псалтирь), и то ыи ся выня".

 

Далее Мономах производит какую-то выборку „словец", сопоставление их, в результате чего получает отгадку на задуманное. Этой отгадки, даже если она была готовой припиской в рукописи („аще вы последняя не люба, а передняя приимайте"), етой приписки не находим в наших гадательных текстах XI—XIV вв. (55—56). Сперанский еще приводит в двух сербских списках XVII в. 16 образцов пророчества о будущем, в которых рекомендуется гадание по начальным буквам строк открывшейся страницы евангелия или псалтири, причем буквы делятся на добрые (тъкмые) и злые (лихие), нли четные и нечетные.

 

Этот способ гадания по буквам, или численному их значению, может быть, приближает нас (говорит Сперанский) к отгадке способа гадания Мономаха, так как в разбираемом гадании мы имеем дело также с собиранием „словец": может быть, и Мономах имел списочек букв „лихих" и „токмых", и, руководясь им, собрал „словца си любая", получил комбинацию и по ней нашел ответ: „аще вы последняя не люба, а передняя приимайте". Этого ответа, впрочем, опять-таки нет в изложении „16 образов" разбираемой рукописи (59—61).

 

 

 

К содержанию книги: Историк литературовед Александр Сергеевич Орлов. Владимир Мономах

 

 

 

Последние добавления:

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА