Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава первая. Историография русского летописания

 

Арсений Насонов

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Появление при Ярославе такого замечательного и глубокого по содержанию литературного памятника, как «Слово о законе и благодати», сохранившегося до наших дней, свидетельствует, что к 40-м годам XI в. среди русских уже были не только мастера «прекладати отъ грекъ на словеньское писмо».

 

Оглядываясь на материал, на те записи или «сказания», вышедшие, по ряду признаков, из Десятинной церкви, и использованные составителем Киевского свода, мы вместе с тем не находим данных для предположения, что на исходе X в. при Десятинной церкви был составлен летописный «с в о д». Допустив такого рода предположение, мы сейчас же встретимся с противопоказаниями, т. е. с фактами, которые противоречат ему или совершенно не согласуются с ним.

 

Если бы действительно при Десятинной церкви на исходе X в. принялись составлять летописный свод, то такой свод напоминал бы греческие хроники, был бы построен по их образцу. Если говорить о греческих хрониках и хронографах (а не об описании событий определенной эпохи или деятельности отдельных лиц), то необходимо иметь в виду, что они начинались от сотворения мира. «Греческие историки и компиляторы средневековья, претендовавшие на мировое значение второго Рима, рассматривали историю Византии как непосредственное продолжение божественного домостроительства на земле, обнаружившегося в библейских заветах — Ветхом и Новом, и потому включали в свои компиляции изложение событий начиная со времени сотворения мира. Византийская литература средних веков не имела таких опытов хронографии, в которых превратная судьба восточной империи излагалась бы обособленно от библейской и церковной истории. . . По примеру Библии в большинстве хроник не наблюдается даже попыток к точной хронологизации событий ,в виде подсобных записей; они ведут счет по индиктам или же историческими вехами для них служат царствования, с указанием продолжительности каждого из них»  .

 

Из всего сказанного следует, что Древнейший киевский свод, судя по сохранившимся древним русским летописным сводам, не был построен по образцу византийских хроник или хронографов (о русских хронографах речь будет в особой главе). Повторяем, что мы говорим сейчас не об отдельных сказаниях (как, например, о предполагаемом оказании о русских князьях от 945 до 978 г.), а о первом «своде» как о средневековом построении истории государства или народа, как опыте истолкования широкого исторического процесса. Конечно, быть может, со временем в результате большой текстологической работы высказанные мной недоумения рассеются. Но о результатах будущей работы я, конечно, судить не могу.

 

Существует предположение, что в основе Древнейшего летописного свода лежала повесть о полянах — Руси, как она была скомбинирована Н. К. Никольским. По его выражению, повесть эта была проявлением «славянофильских» течений. Мне кажется, что, предлагая такое предположение, надо оспорить результаты предыдущей текстологической работы, а также объяснить, как подобная повесть могла быть положена в основу летописного свода при Десятинной церкви, где руководящую роль играл греческий клир со своими византийскими традициями.

 

И можно ли игнорировать такие датирующие текст признаки, как стилистические параллели между древней частью летописи и «Словом о законе и благодати», о которых писал А. А. Шахматов, и идейные параллели, о которых писали И. Н. Жданов и Д. С. Лихачев?

 

Наконец, освящение Десятинной церкви могло послужить поводом такого крупного события, как составление первого русского летописного свода, но, по всей вероятности, в том случае, если к тому имелись благоприятные исторические условия, порождавшие соответствующие потребности. Мы ясно видим, что такие условия сложились к 40—50-м годам XI в. (см. ниже). В частности, тот исключительный интерес составителя Киевского свода к присоединению древлянской земли к Кие(ву мало понятен для конца X в. и понятен для эпохи Ярослава, накануне выделения особой Киевской области, значительную часть территории которой составляла земля древлян.

 

С первого взгляда может показаться убедительным следующий до,вод в пользу существования свода конца X в.: в летописи нет сведений о деятельности Владимира за 6506—6521 гг. Но более чем вероятно, что освящение Десятинной церкви побудило тогда же клир к ряду записей, может быть, главным образом связанных с деятельностью Владимира, строителя церкви. Но откуда следует, что тогда же, в том же году или в следующем, был составлен летописный «свод»? Надо сказать, что в летописных сводах позднейшего времени (например, XVI—XVII вв.) подобные лакуны, особенно в конце рукописи, указывают иногда на окончание оригинала летописного свода. Едва ли, однако, это показательно для времени конца X— начала XI в., от которого материал дошел до нас, пройдя большое число переделок и редакций. Так, например, имеется лакуна в Новгородской I летописи между 6530— 6544 гг.; однако никто не ставит наличие ее в зависимость от существования надуманного свода 6530 г. Имеется лакуна в Повести временных лет от 6464 до 6471 г. С другой стороны, подобной лакуны может не быть там, где кончается документально засвидетельствованная редакция свода (см. Лаврентьевскую и Ипатьевскую после окончания второй редакции Повести временных лет).

 

Причины, вызвавшие просветы или лакуны в дошедших до нас древнейших летописных сводах, могут быть различные. Одной из причин может быть намеренное умолчание (сокращение?) по соображениям династическим, политическим или каким-либо иным. В псковских летописях, например, видим отсутствие годов с материалом между 6755 и 6792 гг., причем исследование показало, что перед нами тенденциозные пропуски, сделанные сводчиками более позднего времени.

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения