Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава десятая. Летописи 16-17 веков

 

Арсений Насонов 

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Давно заметили, что в числе источников Троицкой летописи находился «семейный летописец князя Владимира Андреевича Серпуховского», или «серпуховский летописец»  . Приведем материал Троицкой летописи: под 6862 г. читаем о смерти Андрея Ивановича, 6 июня, и о рождении князя Владимира Андреевича, 15 июля; под 6882 г.— о том, как Владимир Андреевич заложил Серпухов и построил в Серпухове «на Высоком» монастырь и церковь, причем установил «праздник церкви» — 9 декабря, а под 6888 г. — о том, что в Серпухове, 15 июля, «в неделю» (т. е. в воскресенье) была священа церковь св. Троицы, созданная Владимиром Андреевичем; под 6889 г. — о том, что у Владимира Андреевича родился сын и крестил его «Киприань митрополитъ да игуменъ Сергии, преподобный старець»; под 6896 г. — о том, что у князя Владимира Андреевича родился сын Ярослав в городе Дмитрове и назван в крещении именем Афанасий; под 6897 г. — о том, что 2 декабря умерла «княгиня Мария Андреева, мати сущи Володимер у», как поясняет летописец; а 26 января у него родился сын Федор; под 6902 г.— о том, что у него родился сын Василий; под 6912 г.— о том, что Владимир Андреевич «женил» сына своего Семена, и под 6915 г. — сына Ярослава («у Ярославского князя, и бысть свадьба на Москвк»).

 

Внимание составителя свода к семейно-княжескому «летописцу» Владимира Андреевича тем более примечательно, что Владимир Андреевич дважды становился во враждебные отношения к великокняжескому столу: и к Дмитрию Ивановичу, и к Василию Дмитриевичу (в 6896—6897 гг.). Об этом обстоятельно рассказывает сама Троицкая летопись. Столкновения эти были предвестниками будущих острых столкновений и расправ великокняжеского стола. Внук Владимира Андреевича — Василий Ярославич — был схвачен Василием Васильевичем в 1456 г. и заточен в Углич, а при Иване III он умер в 1483 г. в заточении в Вологде. Включение в состав Троицкой летописи «летописца» Владимира Андреевича— было ли это сделано по желанию Киприана или, как вероятнее, после смерти Киприана, когда оформлялась Троицкая летопись, — по ряду признаков соответствовало желанию Троице-Сергиева монастыря, точнее Никона, который был игуменом Троице-Сергиева монастыря, когда составлялась Троицкая летопись,

 

Троице-Сергиев монастырь лежал в пределах владений Владимира Андреевича. И актовый, и житийный материал подчеркивают, что он лежал «в Радонеже». Радонеж принадлежал Владимиру Андреевичу, как точно знаем из духовной этого князя . В самой Троицкой летописи подчеркивается, что Сергий жил «въ его (Владимира Андреевича. — А. Н.) области, въ стране, нари» цаем-Ьи въ Радонеже, въ его пред^л-Ь, въ его отчине» (под 6882 г.). Мало того, житийный источник утверждает, что Владимир Андреевич имел «велию в-Ьру и любовь» к Сергию и часто посещал монастырь: «чясто прихожаше поеЬщениа ради» . Но особенно существенно, что Никон Радонежский, ближайший ученик Сергия и его преемник по игуменству, был духовным отцом Владимира Андреевича и поставил свою подпись под его духовным завещанием 10. Если теперь обратимся к «серпуховским» известиям, то увидим в них признаки желания прославить Троице-Сергиев монастырь. Под 6882 г. читаем, что «благородный и христолюбивый» князь заложил «градъ» Серпухов «въ своей отчине» и приказал его «снарядити и срубити дубовъ»; кроме того, сообщается, что он дал «великую волю и ослабу и многую лготу» торгующим и «промышляющимъ» и, во-вторых, что «наместничество» держать приказал своему окольничему Я. Ю. Носильцу. Вслед за тем сообщается, что «того же л^та пакы т о т ъ же христолюбивый» князь решил построить церковь и монастырь устроить.

 

В этом рассказе подчеркивается любовь Владимира Андреевича к монастырям («бяше бо князь любяи ма- настыри и честь велику въздая мнишьскому чину»). Говорится, что он обратился к Сергию Радонежскому, который жил «въ его отчине», причем дана характеристика Сергию в тех выражениях, которые употреблены в троицких записях Троицкой летописи (см. ниже). Здесь читаем, что Сергий был «отецъ многимъ манастьь ремъ» и что «о немъ же суть многа свидетельств а», и далее о том, как Владимир Андреевич «умоливъ» Сергия основать церковь, как тот пошел в Серпухов и положил основание монастырю, как были созданы церковь, келья, как игуменом был поставлен ученик Сергия Афанасий, который позднее оставил игуменство, ушел в Царьград, где купил себе келью и прожил там до глубокой старости. Из сказанного явствует, что перед нами не просто монастырская погодная запись, а составленная позже литературная сводка.

 

Итак, есть основания предполагать, что своим появлением в составе Троицкой летописи «серпуховский летописец» обязан Никону. Кстати сказать, Никон жил одно время, согласно желанию Сергия, в монастыре «на Высоком» в Серпухове.

 

Обращают на себя внимание и размеры не дошедшей до нас похвалы Сергию, помещенной в Троицкой летописи: по свидетельству Н. М. Карамзина «листах на 20».

 

Едва ли Троицкая летопись оформлялась в самом Троицком монастыре (хотя решительно отрицать это и невозможно). Во время нашествия Едигея Троице-Сергиев монастырь был сожжен, но после ухода татар Никон, собрав «братию», начал его спешно восстанавливать. Мало вероятно, чтобы она оформлялась и в подмосковном селе Голенищеве, где Киприан «часто» пребывал «на дкле книжнаго писаниа», так как Киприана, когда составили Троицкую летопись, не было уже в живых. Нам представляется более вероятным, что свод оформляли в Москве на митрополичьем дворе, где при Киприане накапливался материал, а может быть, во Владимире, в кремле, в Рождественском монастыре, где хранилась Лаврентьевская летопись, положенная в основание Троицкой.

 

У Киприана, как известно, были свои взгляды на политическую линию митрополичьей кафедры, в силу которых он старался ладить с Ольгердом, обладавшим землями, входившими в состав митрополии всея Руси. Этим я объясняю, что в Троицкой летописи под 6871 г. в рассказе о мероприятиях московской власти, предпринятых с целью удалить князя Бориса Константиновича из Нижнего Новгорода, не упоминалось о роли игумена Сергия и митрополита Алексея (об этом было позже вписано в свод Фотия). Борис (как и тверской князь Михаил Александрович) пользовался тогда особым покровительством Ольгерда, который через несколько лет жаловался даже патриарху, что его «зятя» Бориса из Нижнего Новгорода выгнали  ; но в Троицкой летописи (точнее — в реконструкции) под 6893 г. читаем о посольстве Сергия с поручением от Дмитрия Донского к рязанскому князю Олегу «о мир-Ь».

 

Тот самый Троице-Сергиев монастырь, который так поддержал великого князя Московского в его решении дать отпор Мамаю, отнесся отрицательно к притязаниям великокняжеского московского стола распоряжаться церковными делами. В этом отношении взгляды митрополичьей кафедры в лице Киприана и Троице-Сергиева монастыря в лице Сергия и его последователей сходились. И это отрицательное отношение отразилось и в первом общерусском митрополичьем своде (в Троицкой летописи), и в троицкой монастырской житийной литературе. Я разумею оценку в Троицкой летописи и в житийной литературе настойчивых, но неудачных попыток Дмитрия Ивановича поставить на митрополию своего любимца и «печатника», бывшего коломенского «попа» Митяя, вопреки предсмертному желанию митрополита Алексея и вообще русской иерархии 12.

 

То были еще слабые признаки несогласий по вопросу о пределах, методах применения центральным великокняжеским правительством своей власти, которые обострились во второй половине XV в. в период сложения централизованного государства и усиления внутриклассовой борьбы.

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения