Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава восьмая. Образование Московского централизованного государства

 

Арсений Насонов 

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Процесс образования Московского централизованного государства в его решающий период вызывал неизбежно обострение внутриклассовой борьбы. Усиление власти великих князей московских сопровождалось их вмешательством в судьбу удельных князей и других феодалов, вмешательством московской великокняжеской власти и в дела церкви в большей мере, чем раньше. Эти действия московской власти усиливали внутриклассовые противоречия, вызывали оппозиционные настроения.

 

Стали неизбежны столкновения высшей церковной иерархии с великокняжеской администрацией. Положение осложнялось традиционной обязанностью митрополита «пе- чаловаться» за тех лиц, которым грозила кара со стороны верховной власти. В условиях обострившейся социально- политической борьбы в трениях между церковной властью и светской могли давать себя знать и общие социально-политические противоречия.

 

Эти противоречия, трения и столкновения обнаруживаются в ряде летописных памятников, исходивших не из великокняжеской среды, а из среды, защищавшей интересы митрополичьей и архиепископской кафедр, где не всегда придерживались тех же взглядов на события, иначе их оценивали.

 

Показания источников позволяют говорить о наличии летописного памятника, отражавшего интересы и настроения митрополичьей кафедры в последней четверти XV в., преимущественно в 80-х годах, в ряде случаев — оппозиционные великокняжеской власти.

 

Мною была применена довольно точная методика. Был выделен материал в Софийской 2 и Львовской летописях, который не вошел в Московский великокняжеский свод 1479 г., согласно Эрмитажному списку, ни в княжескую московскую летопись, сохранившуюся в Симеоновской летописи в части с 1410 г. Материал этот, как показала нить известий, не мог принадлежать к ростовскому владычному своду, и как обнаружил его анализ, принадлежал митрополичьему своду

 

Напомним лишь в общем виде результаты исследования. Часть указанного материала составляют документы, извлеченные, как видно из их содержания, из митрополичьего архива. Кроме того, видим ряд чисто церковных известий. Ряд известий Связан с деятельностью великокняжеского стола, причем отсутствие его в великокняжеских сводах объясняется тем, что напоминание о событиях, о которых говорится в этих известиях, было неприятно для великокняжеской власти. Некоторые из них носят характер разоблачения. Здесь же читаем ряд известий о жестоких наказаниях и казнях, совершенных в большинстве случаев по повелению великого князя.

 

Всего лучше вскрывают происхождение изучаемого материала те известия, содержание которых касается борьбы митрополичьей кафедры с великокняжеской властью. Так, под 6990 г. сообщается о «распре» митрополита с великим князем по вопросам церковного богослужения, когда митрополит, раздраженный его «роптанием», съехал в Симоново, и великий князь в конце концов сам приехал к митрополиту и униженно бил ему челом, «а самъ во всемъ виноватъ сътворися, а митрополита же во всякихъ р^чехъ об^щася слушати». Подобное столкновение описывается под 6990 г., а статья 6992 г. оканчивается известием, что великий князь «не восхот-Ь его» (т. е. возвращения митрополита Герон- тия), однако последний «неволею не остави митрополии», и под следующим годом читаем, что «по Кузм-k Демьянов^ дни по осеннемъ възведе князь великии того же митрополита Геронтея на столъ».

 

На происхождение материала указывает и отношение его составителя к поведению великого князя в некоторых вопросах внутренней политики. Автор считает себя вправе резко осуждать великого князя, когда он поступает н е- справедливо и пристрастно, как московский князь, хотя бы и в интересах объединения территории под московской властью. Так, под 6993 г. материал сообщает о приезде в Москву тверских бояр, которые терпели обиды от великого князя, и явно осуждает его образ действий: «гд^ не изобидятъ московские д^ти боярские, то пропало, а гд-k тферичи изобидятъ, а то князь велики [съ] поноше- ниемъ посылаетъ и съ грозами къ тверскому, а отв-Ьтомъ его в-Ьры не иметъ, а суда не дасть» 2.

 

Материал отражает точку зрения кафедры и на некоторые вопросы внешней политики, а также содержит разнообразные известия, указывающие на широкий интерес митрополичьей кафедры к русской жизни 3.

 

Следует заметить, что в литературе была попытка тот свод, о котором мы писали, называть не митрополичьим, а «промитрополичьим». Митрополичий свод, конечно, был «промитрополичьим» по своему направлению. Но если в слово «промитрополичий» вкладывать в данном случае тот смысл, что он составлялся не по заказу митрополита, что его составление не было инспирировано представителями митрополичьей кафедры и он был написан без ее участия, помощи и ведома, то тогда замена термина «митрополичий» термином «промитрополичий» едва ли правильна. В этом, последнем смысле назвать «неофициальным» этот свод, содержащий изучаемый материал, нельзя, ибо в данном случае обнаруживается признак, который в других слуг чаях считается признаком, определяющим официальный характер памятника. «Официальный характер галицко-во- лынского летописания, — писал М. Д. Приселков, — давно уже считается установленным, так как в составе его изложения мы сейчас же обнаруживаем княжеские придворные документы той поры» 4. Официальный характер свода, который в разные эпохи, разумеется, получал различную степень выражения, обнаруживается, когда видно, что составителю был открыт архив данного официального учреждения. Общий протограф Софийской И и Львовской летописей содержал за XV в. богатый подбор документов, почерпнутых из митрополичьего архива, которых не было в великокняжеском летописании.

 

Так, под 6915 г. помещены тексты «Отъ житья святаго Варлама... како исц-Ьл-Ь у гроба его князь Костянтинъ [Дмитреевичь]» и ниже: «Отъ жития святаго Варлама». Их нет ни в Уваровском 1366, ни в Эрмитажном 416б списках Московского свода 1479 г., ни в Симеоновской летописи. Откуда попали в Софийскую II и Львовскую эти тексты? Если посмотрим в Львовскую летопись под 6968 г., то там увидим обширный текст—«Сказание чюдеси вели- каго чюдотворца Варлама. Новейшее чюдо о умершемъ от- роц-Ь... того же Родиона Кожуха». Этот Родион Кожух был митрополичьим дьяком.

 

Под 6939 г. в Софийской II и Львовской приведен текст прощальной грамоты митрополита Фотия, отличающейся от киприановой, хотя Фотий и «написа» ее «по образу преждь сего бывшаго Киприана митрополита». Ее нет ни в Эрмитажном, ни в Уваровском списках, ни в Симеоновской летописи. А под 6945 г. в тех же летописях отсутствует текст, имеющийся в Софийской II и Львовской: «Отъ жития Сергеева, чюдо о Б-Ьлеве».

 

Особенно показательна документация в Софийской II и Львовской под 6946 г.: обширный текст «записи» от 6 июня папы Евгения, которому «подписася царь и съ нимъ Сидоръ митрополитъ»; во-вторых, текст послания великого князя в Царьград с послом Полуектом Моря, «иже былъ посломъ съ Ионою въ Цар-Ьград^, епископомъ рязань- скимъ»; и, в-третьих, текст послания папы «Пиуса Рим- скаго» королю польскому Андрею «въ л^то 6950» (6966 г.?).

 

Далее, под 6967 г. в Софийской II и Львовской читаем текст, начиная от слов «Писано въ Пасхалии. Братия! Зд^ страхъ, зд-k б^да велика. ..» и т. д. Его также нет ни в Эрмитажном, ни в Уваровском, ни в Симеоновской. А под 6968 г. в Софийской II и Львовской —- «Творение Родиона Кожуха, диака митрополича. Бысть бо, рече, велие знамение во град^Ь Москве сицево.. .» и т. д. — обширный текст, кончающийся словами «богу нашему слава въ веки, аминь». Его также нет ни в Уваровском, ни в Симеоновской, ни  в Эрмитажном; там только рассказ о буре, т. е. известие о событии, которое дало повод Родиону Кожуху написать свое «творение».

 

Мы привели все эти данные для того, чтобы показать, что составителю был открыт доступ к материалам митрополичьего архива. Все данные, таким образом, говорят за то, что перед нами традиция общерусского митрополичьего летописания. Если считать этот свод «неофициальным», то только в том смысле, что он вышел не из великокняжеской правительственной среды.

 

Так, под 6963 г. в великокняжеском своде 1479 г. имеем следующее известие: «Того же л^та приходили татарове Седиахметевы къ Оц-Ь рец-Ь и перевезошася Оку ниже Коломны, а князь великы посла противу их князя Ивана Юрьевича со многыми вой, сретошася, и бысть им бои, и одол^ша христиане татаром. Тогда убит бысть князь Семен Бабич, а не на суим-k, но притчею (т. е. по случайности или по неудаче. — А. Н.) н-Ькоею» (Увар. 1366, л. 382). То же читаем в Симеоновской под 6962 г. и др. Таким образом, согласно великокняжеской версии, посланная великим князем рать под командованием Ивана Юрьевича Патрикеева побила татар.

 

Совсем иначе об эпизоде, когда был убит Семен Бабич, рассказывает Софийская II летопись под 6962 г., сохранив вместе с тем краткое известие великокняжеской традиции под 6963 г. с упоминанием об Иване Юрьевиче, но без указания, какие были татары, без указания на Коломну и на смерть Семена Бабича. Можно принять оба известия за описание разных событий. Так или иначе, но рассказ, подобный рассказу Софийской II и Львовской под 6962 г., в великокняжеской традиции отсутствовал. В Софийской II под 6962 г. читаем: «Того же л^та приходилъ Солтанъ царевичь, сынъ Сиди-Ахметевъ, съ татары къ р-Ьц-Ь Оц-k, и перелезши Оку р-Ьку и грабили, въ полонъ имали, и прочь ушли, а Иванъ Васильевичь Ощера стоялъ съ коломеньскою ратью да ихъ пустил ъ, а не с м i л ъ на нихъ ударитися; то слышавъ князь велики посла на нихъ д^теи своихъ, Ивана да брата его князя Юрия, со множествомъ вой противу оканныхъ, та же и самъ князь велики поиде ихъ противу; они же видевши силу велику возвратишася вспять, гн^вомь божиимъ го- ними, и Федоръ Басенокъ, дворъ великого князя, татаръ билъ, а полонъ отъималъ; тогда убиша князя Семена Бабича» (то же в Львовской летописи под 6962 г.).

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения