Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава шестая

 

Арсений Насонов 

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Сравнивая весь обширный текст, год за годом, Московского свода 1479 г. с Ермолинской летописью, можно убедиться, что в той, наиболее значительной части Московского свода (до 1425 г., с которого составитель Московского свода переходит в общем на Никаноровскую 1471/72 г.), составитель Ермолинской, или, точнее, ее основной части, ее протографа, сокращенно передавал текст, сохранившийся полнее в Московском своде 1479 г.

 

Итак, нет никакого сомнения, что в части до 1425 г. в Ермолинской летописи имеем не Владимирский Полихрон, а тот сложный общерусский текст, одним из источников которого был Владимирский Полихрон.

 

Теперь встает вопрос: быть может, составитель основной части Ермолинской летописи пользовался самим Московским сводом 1479 г.?

 

Напомним сначала, что на пути к такому решению стоят прежде всего наблюдения, сделанные над Ермолинской летописью А. А. Шахматовым. «Протограф Ермолинской летописи, — писал он в статье „Летописи",— был доведен до 1472 г., а в списке дополнен известиями 1473—1481 и 1485—1489 гг.»   Из его труда «Ермолинская летопись и ростовский владычный свод» явствует, какие данные склонили его к такому выводу: с 1473 г. в Ермолинской летописи меняется состав известий. Текст событий 6933—6980 (1425—1472) гг. оказывается тесней шим образом связанным с текстом списков Хронографического (Новгородской IV летописи) и Царского (Софийской I), а в известных частях и с Софийской II и Львовской, которые, в свою очередь, весьма близки к Хронографическому и Царскому. А начиная с 6981 (1473) г. Ермолинская уже не сходна ни с Хронографическим, ни со списком Царского, хотя, конечно, между ними есть общие известия  .

 

Во-вторых, он установил, что под 60—70-ми годами в Ермолинской читаем ряд упоминаний о деятельности В. Д. Ермолина. Последнее известие этого рода находится под 1472 г.; в последующем тексте о ней упоминаний нет. Наконец, в пользу мнения, что основной протограф кончался 1472 г., он приводил и некоторые палеографические наблюдения . Судя по этим данным, основную часть Ермолинской летописи не мог заполнять Московский свод, составленный в 1479 г., а мог в нее попасть только его источник. Наблюдения А. А. Шахматова, показывающие, что в Ермолинской летописи не мог быть использован самый Московский свод 1479 г., подкрепляются другими данными. Для решения этого вопроса важны результаты наблюдений при сравнении Московского свода 1479 г. с Ермолинской летописью. В Ермолинской летописи обнаруживаются детали, частью конкретного содержания, отсутствующие в Московском своде, которые свидетельствуют, что оригинал Ермолинской летописи использовал не самый Московский свод, а его сложный по составу источник.

 

Так, под 6668 г. в Московском своде выпали слова «дьяволомъ наученъ» (Ерм., л. 67 об.) и ниже (слова Изяелава) — «како ми сихъ опять совокупити» (Ерм., л. 69). Под 6670 г. нет слов «и зь чяды» (Ерм., л. 71). Под 6715 г. в Московском своде нет точной даты, когда Всеволод пошел к Москве—19 августа (Ерм., л. 97). Под 6767 г. нет о том, что новгородцы князя Александра Невского «много чтивше» (Ерм., л. 136 об.). Под 6834 г. в Московском своде нет слов (о митрополите Петре) «пасъ церковь божию л"Ьтъ 18 и м'Ьсяць 6» (Ерм., л. 167). Под 6873 г. в Московском своде выпала фраза «Того же л'Ьта митрополитъ Алексеи отня епископью Новогородьскую и Городецкую от владыки Алекс-Ья Суз- дальскаго» (Ерм., л. 191). Ни в Эрмитажном списке (стр. 485—487), ни в Уваровской 1366 ее нет. Известие восходит к общему источнику Софийской I и Новгородской IV летописей. Под 6918 г. нет слов о Фотии «и приятъ его князь великы Василеи с честью» (Ерм., л. 253 об.). Под 6925 г. в Московском своде, в рассказе о Цамблаке, выпало место от слов «сущии же православнии хре- стьяне...» до слов «... и наше благословение съ православными хрестьяны» (Ерм., лл. 258 об. — 259), равно как под 6926 г. рассказ о чуде церкви Покрова в Новгороде — известие, которое восходит к общему источнику Софийской I и Новгородской IV летописей и по всем признакам было в общем источнике оригинала Ермолинской летописи и Московского свода 1479 г.

 

В пользу вывода, что в основу Ермолинской летописи положен не свод 1479 г., а его источник, свидетельствует также и то, что признак общей редакции летописного свода в Ермолинской и Московском своде 1479 г. наблюдаем только до 20-х годов XV в., и расхождение (явное — с 1430 г.) объясняется тем, что с 1425 г. составитель Московского свода 1479 г. обратился к предшествующему московскому своду, отразившемуся в Никаноровской летописи. Бесспорное расхождение начинается с 6938 (1430) Г., где видим тексты в Ермолинской, отсутствующие в Московском своде 1479 г.: Ерм., под 6938 г. от слов «А князь Юрьи разверже миръ...»; под 6939 г. — о засухе и мгле; под 6941 г. — о походе Юрия Димитриевича на Москву и последующее изложение; об обвинениях, которые предъявлялись Семену Морозову; а также под 6942, 6944 и др.

 

Если бы Ермолинская летопись следовала Московскому своду, а не его источнику, то тогда, всего вероятнее, после 20-х годов XV в. она отразила текст, близкий к Никаноровской.

 

Между тем, расходясь с Московским сводом, Ермолинская летопись с 1430 г. дает рассказ, аналогичный Софийской II и списку Царского. Так, весь рассказ от слов «А князь Юрьи разверже миръ. . .» до слов «. .. преити на нь», отсутствующий в Уваровском и Эрмитажном (стр. 618—619), можно найти в Софийской II летописи. Под следующим 6939 г. сообщения Ермо линской летописи о засухе, о том, что горели земля и болота, о мгле, стоявшей 6 недель, о том, что рыбы в воде мерли, отсутствующие в Уваровском и Эрмитажном списках свода 1479 г., отразились в Софийской II и списке Царского. Под 6941 г. — о том, что Морозов «миръ свелъ», о том, что «не повыкли бо служити уд-Ьлнымъ княземъ» московские князья, бояре и дворяне, та часть рассказа, в которой обвиняется Морозов, — все это находим в Софийской II или в списке Царского, но не найдем в Московском своде. То же можно сказать относительно упоминания под 6949 г. о «мятле» Порховском, а под 6950 г. — о Кулодаре Ирешь- ском и т. п.

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения