Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава пятая

 

Арсений Насонов 

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Не на месте оказалась в Хлебниковском списке и грамота Мстислава, которая, судя по ходу изложения, правильно помещена в Ипатьевском списке. Грамота Мстислава оказалась в Хлебниковском списке не на месте вместе с большим массивом текста. Так, после слов «отца и сына и святого духа» (стлб. 925) в Хлебниковском читаем: «Се азъ князь Мьстиславъ, сынъ королевь...» (см. текст в печатном издании, стлб. 932 до слов «а вписал есмь в л-ктописець коромолоу их»).

 

Вслед за тем в Хлебниковском читаем: «И оутвердив же засадоу в Берестии и поеха до Володимеря. Приехавшю же емоу оу Володимерь и съехашася к немоу бояре его старии и молодии бесчисле- ное множество. Тогда же приехалъ бяше Кондратъ князь Съмовитович». И далее, как в издании: от слов «Князь же Мьстиславь скде на стол4 брата своего. . .» (стлб. 932) до слов «.. .город свои Волковыескь, абы с ними миръ держалъ» (стлб. 933). О том, что Мстислав утвердил засаду в Берестье и поехал во Владимир, здесь не повторяется. Думаю, что в оригинале так же, как в Хлебниковском, об этом сообщалось после текста грамоты, и в Ипатьевском списке это сообщение (стлб. 933) передвинуто. О «коромоле» берестьян сообщалось в оригинале выше, как явствует из сравнения обоих списков. Затем в Хлебниковском после слов «мирь дръжал» читаем, как в издании, от слов «Тогда же приехалъ бяше Кондрать...» (стлб. 933) до слов «. . . наутриа же въставь.. .» (стлб. 935). После этого в Хлебниковском фрагмент от слов «И зре- ниа сладкаго...», о котором мы говорили.

 

Попытаемся определить формат общего юго-западного оригинала Ипатьевского и Хлебниковского списков или их протографов. Путаница в тексте в конце Хлебниковского и отсутствие нескольких значительных фрагментов в Ипатьевском могли произойти, прежде всего, или при переплетении, или по ветхости оригинала. Последнее подтверждается тем, что в некоторых местах свода переписчики обоих списков не могли разобрать текста с описанием событий XII в., о чем будем говорить ниже, в главе VII.

 

Если так, то те куски текста, которые отсутствуют в Ипатьевском и попали не на свое место в Хлебниковском, должны быть размером не менее одного листа.

 

Кусок от слов «и зрениа сладкаго лице...» до слов, «. . . праведными. Аминь» занимает в столбце печатного) текста (второе издание) 14 строк. Следующий кусок; от слов «Князь же Володимеръ...» до слов «.. .конець. Вълодимеровоу княжению» занимает 84 строки. Кусок: от слов «Семоу же благов'Ьрномоу» до слов «страстное: недели» занимает 13 строк. Если в листе общего протографа Ипатьевского и Хлебниковского было около> 14 строк, то второй кусок текста (84 строки) занимал, ровно 6 листов. Если наш расчет правилен, то оригинал. Ипатьевского и Хлебниковского был малого размера,, в восьмую долю листа.

 

Тот кусок текста о пинских князьях, который в Хлеб- никовском списке тоже попал не на место, был на последнем листе свода, чем и объясняется, что он занимает' только 9 строк: конец страницы был, как обычно делали,, оставлен чистым.

 

При определении времени, когда «составлялась» владимиро-волынская «летопись», приводили тексты, указывающие, что рассказ был составлен «позже»: «тогда же бяхоу вси князи в н е в о л "Ь татарьскои»  . Следует сделать следующую оговорку. Здесь дело идет не о татарском иге вообще, а о принуждении, с одной стороны, и о необходимости повиноваться — с другой, когда татары заставляли русских князей воевать с собою. Принудительность участия в таких походах оговаривается, чтобы оправдать участие в них русских князей: татары в походе Телебуги «учиниша пусту землю Володимерскую», а князь Лев, после ухода Телебуги и Ногая «сочте колко погибло Boi его земл'к людии: што поймано, избито, и што ихъ божиею волею изъмерло — полътр'ктьинадесять тысяч'Ь» (Ипат. лет. под 6791 г.). Слова «тогда», «тогда же» могли быть написаны, когда обрабатывался владимиро-волын- ский свод: например, в конце 80-х или в начале 90-х годов XIII в.

 

Где же был написан общий оригинал Ипатьевского и Хлебниковского списков? Он писался, по-видимому, в Турово-Пинском княжестве: последние, заключительные статьи Ипатьевской летописи относятся не к галицко-во- лынским князьям, а к пинско-туровским, к пинскому князю Юрию, брату его Демиду и к степанским князьям Ивану Глебовичу и Владимиру Ивановичу (г. Степань лежал на р. Горыне, тоже в Турово-Пинском районе). Ипатьевский список заканчивается этими известиями.

 

Сын Юрия Пинского князь Димитрий был родоначальником князей Острожских. Это мнение основывается на генеалогических записях старых помянников киевских церквей, куда был внесен «род князя Константина Ивановича Острожского» вскоре после его погребения в Печерской церкви в 30 -х годах XVI в. и помянника Дубенской церкви  .

 

В роду Острожских и мог сохраниться общий протограф списков Ипатьевской летописи.

Когда писался в Пинске владимиро-волынский свод, то были ли только сделаны приписки к нему в конце свода или «списатель» в какой-то мере редактировал свод?

 

В текст владимиро-волынского свода пинский переписчик мог делать вставки. К сожалению, не сохранилось других, более ранних или более поздних редакций владимиро- волынского свода или близких к нему летописных компиляций. Поэтому мы не будем по этому вопросу делать определенные выводы. Сведения о пинских князьях мог сообщать и волынский летописец. Но все же некоторые указания самого текста, позволяющие предполагать пинскую вставку в первоначальный текст, мы имеем. Так, под 6756 г. в Ипатьевском, а также в Хлебниковском рядом дважды сообщается о том, что Скомонд был убит. Вторично сообщается в небольшом отступлении с упоминанием о «Пинской земле»: «Скомондь бо 6t волъхвъ и кобникъ нарочитъ, борзъ же б-Ь яко и зв-Ьрь, п'Ьшь бо ходя повоева землю Пиньскую, иныи страны; и убьенъ бысть нечестивый, и глава его взотъчена бысть на колъ». Но следующая фраза продолжает мысль текста, предшествующего цитированному отступлению с характеристикой Скомонда.

 

Под предыдущим годом в Ипатьевском списке, а также в Хлебниковском обращает на себя внимание, что хотя Михаил из Пинска (князь или боярин?) сносился с .Литвою, в тексте написано, что после поражения Литвы «бысть радость велика во Пиньскъ град4». Заметим, что ншКе в обоих списках (в Ипатьевском — под 6761 г.) читаем: «князи же пиньсции им'Ьяху лесть»; дело шло о войне с Литвою.

 

Ниже, в обоих списках (в Ипатьевском — под 6770 г.) после рассказа о поражении Литвы у Небля и перед заключительной фразой «А Василко notxa к Володим^рю с победою и честью великою...» написано следующее отступление о пинских князьях, в войне не участвовавших: «Се же у с л ы ш а в ъ ш е князи пиньсции, Ф е- доръ и Демидъ и Юрьи, и при^хаша к Василкови с питьемь и начаша веселитися, видяше бо ворогы своя избиты, а своя дружина вся ч-кла, токмо одинъ убитъ от полка Василкова, Пр-Ьиборъ сынъ Степановъ Родивича. По семъ же князи пиньсции по-кхаша восвояси».

 

Когда киевский свод Рюрика Ростиславича, кончавшийся на событиях 1198/99 г., был соединен с юго-западной летописью? Анализ киевского источника Московского свода 1479 г. подтверждает, что свод Рюрика Киевского 1198/99 г. действительно существовал, т. е. свод, составленный при его жизни и восхвалявший его при жизни (см. гл. VI и VII). Не исключена возможность, что соединение киевского свода с галицко-волынским было сделано в Пинске: известно, что пинско-туровские князья имели в лице Рюрика Ростиславича Киевского искреннего союзника  , и, следовательно, копия с его свода могла сохраняться в Пинске. Однако утверждать это за недостатком данных нельзя. Более оснований предполагать, что соединение с киевским сводом имело место во Владимире-Волынском.

 

 В пользу такой возможности говорят следующие наблюдения и соображения. Во-первых, в волынском своде, в тексте, написанном после смерти Владимира Васильевича, имеются значительные куски, почти дословно совпадающие с киевским сводом, как было показано И. П. Ереминым  , т. е. заимствованные из киевского свода XII в. Во-вторых, построение галицко-волынского свода как продолжения киевского, как отмечал М. Д. Приселков, могло иметь значение для Галицко-Волынского края как раз в конце XIII в., когда на Руси назревал вопрос о переезде митрополита из Киева на Северо-Восток и вопрос об особой галицкой митрополии, которая и была учреждена в 1303 (1302/3) г.

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения