Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава первая. Историография русского летописания

 

Арсений Насонов

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Разными путями приходили к мысли, что эпоха Ярослава Мудрого составила важнейшую веху в развитии исторической литературы — и, в сущности, это согласовалось с основными текстологическими наблюдениями А. А. Шахматова о древнейшей поре русского летописания, хотя предлагались разные варианты возникновения Древнейшего киевского летописного свода.

 

Д. С. Лихачев полагал, что подъем национального самосознания времени Ярослава Мудрого имел громадное значение для истории летописания  .

 

Еще И. Н. Жданов  и А, А. Шахматов  указывали на черты сходства между летописью и «Словом о законе и благодати» Илариона. Д. С. Лихачев в книге «Русские летописи» развил мысль об идейной и стилистической близости между летописью и «Словом о законе и благодати». Эту близость он доказал с помощью множества примеров.

 

Действительно, и в летописи, и в «Слове о законе и благодати» подчеркивается свободное, а не насильственно навязанное принятие христианства Русью. Владимир, по летописи, «сам познал бога»  . Основы христианского вероучения он узнал от греков; но принял христианство по свободному выбору. По «Слову о законе и благодати», хотя «благоверная земля Греческая», откуда принял крещение Владимир, служила примером, он делает выбор, познает истинного бога, «от благаго смысла и остроумна разумЬвъ», и обращается от «идольскыа льсти» к истинной вере «посещением вышняго»: «въсиа разумъ въ сердци его».

 

По летописи, в стране, где не было апостольской проповеди, люди — «нев^гласи» — обратились к христианству, стали «новии». В «Слове о законе и благодати» проводится идея избранного богом и обращенного к вере народа, когда «благодать» «по всей земли распростреся», причем автор выдвигает вселенский, универсальный характер христианства, Нового завета, по сравнению с национальной ограниченностью Ветхого завета, «закона». Стремление к прославлению тех русских, которые достойны канонизации, проходит через всю древнюю русскую летопись, как часть до начала XI в., так и последующую часть до 1037 г. включительно. Мы не будем сейчас останавливаться на том, как представлялся Д. С. Лихачеву процесс сложения древнейшего летописного свода.

 

С прославлением Владимира и Ярослава в летописи и в «Слове о законе и благодати», где находим мысль о великом назначении русского народа («л^по бо 6i благодати и истин^ на новыя люди въсияти»), нельзя не сопоставить факт поставления в митрополиты не грека, а «русина» (Илариона), что, конечно, не было подсказано политикой Царьграда. Новейший исследователь «Слова о законе и благодати» высококвалифицированный филолог Лудолф Мюллер, который потратил немало усилий, чтобы убедить читателя, что на Руси не было стремления к церковной автокефалии, все же должен был признать, что избрание митрополитом «русина», а не грека поднимало престиж и значение Киевского государства и народа, к чему, согласно источникам, стремились тогда на Руси п.

 

Работая над социально-политическими проблемами, связанными с процессами сложения Древнерусского государства, я был поражен тем, насколько совпадают этапы этого процесса с главнейшими этапами древнерусского летописания, для выяснения которых так много сделал А. А. Шахматов. И с этой точки зрения становится понятным, почему эпоха Ярослава составляла веху в истории летописания  .

 

В последние десятилетия был выдвинут еще один важный, на наш взгляд, вопрос: о роли Десятинной церкви в истории древнейшего русского летописания. Л. В. Череп- нин полагал даже, что существовал свод, созданный в связи с выдачей Киевской церкви грамоты о десятине, допуская, что к составлению его мог быть причастен Анастас Корсунянин, и ссылался также на данные «Памяти и похвалы мниха Иакова»  . О возможной роли Десятинной церкви в летописании писал и академик Б. А. Рыбаков  .

 

Гипотеза о «своде» 996 г. осталась высказанной, но малообоснованной. Но, без сомнения, назревший вопрос о роли Десятинной церкви в истории летописания требует пересмотра.

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения