Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава четвертая

 

Арсений Насонов 

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Основной нашей задачей в предлагаемой главе является восстановление владимирского летописания первых десятилетий 13 века, погребенного в значительной мере под пластом более позднего слоя ростовского. Нам, таким образом, надлежит прежде всего выяснить: когда, где и почему владимирское летописание было соединено с ростовским?

 

Приселков полагал, что это соединение произошло в 1239 г. Когда великому князю владимирскому Ярославу Всеволодовичу потребовался «летописный рассказ, доводящий изложение до вступления Ярослава на владимирский стол», то Ярослав обратился в Ростов, где могли выполнить его поручение. «К сожалению, — пишет М. Д. Приселков, —- уяснить себе причину, побудившую Ярослава предпринять составление свода, излагавшего на ростовском и владимирском материале историю всего Ростово-Суздальского края, мы не имеем данных»  .

 

Неверно считать, что ,в основу «великокняжеского свода Ярослава» в 1239 г., как думал М. Д. Приселков, «положенным оказался ростовский летописец Константина и его сыновей». Ярослав был яростным врагом Константина. Длительная борьба Ярослава и Юрия против Константина завершилась разгромом братьев и победой Константина и новгородцев в 1216 г. По владимирскому источнику, Юрий винил во всем брата Ярослава как инициатора вражды: «суди богъ брату моему Ярославу, оже мя сего д о в е л». Уже после того как Юрий присягнул Константину, Ярослав «еще пребывая въ злоб^ и дыша гневом не покоряшеся, затворися в Переяславли. . .».  Зачем же Ярослав стал бы обелять Константина? Не в пользу 1239 г. как рубежа и года, когда произошло соединение, говорят и формальные признаки: и до 1239 г., и после видим в Лаврентьевской летописи сильную ростовскую окраску; и до 1239 г., и после прослеживается рука почитателя епископа Кирилла; и до 1239 г., и после видим нить известий, связанных с великокняжеской деятельностью Ярослава. Есть еще одно соображение, которое препятствует отнесению переработки владимирского великокняжеского текста первых десятилетий XIII в. на ростовском материале к 1239 г. В результате переработки крупные события 1212—1216 гг. изображены в Лаврентьевской летописи не такими, какими они были на самом деле. Вражда князей под рукой летописца в значительной мере преобразована в миролюбие и согласие, а это едва ли мог бы сделать летописец в 1239 г., когда память о событиях была еще свежа.

 

Когда была произведена переработка на ростовском материале? Тверская нить известий начинается в Лаврентьевской с 1282 или с 1285 г. Пространный рассказ о баскаке Ахмате в Курском княжении, помещенный под 6792 г. и под предыдущим (где не сохранилось начало за утратой листов), т. е. под 1283—1284 гг., повествует о событиях 1287/88—1293 гг., как можно установить на основании персидских и арабских источников; таким образом, он был вставлен при составлении свода 1305 г. Судя по Симеоновской летописи, статья 6790 г. и начало статьи 6791 г. (1282—1283 гг.) не содержали ростовского материала. Таким образом, ростовский материал, который идет сплошной нитью за ряд десятилетий, кончается на 1281 г., и встает вопрос: не был ли присоединен ростовский материал к владимирскому (в тексте великокняжеского свода первых десятилетий XIII в.) именно в это время? Рассказ об Ахмате показывает, что вставки задним числом нового материала в текст великокняжеских сводов бывали, и интересующая нас переработка могла быть сделана около 1281 г. К тому же год этот считается вехой в истории летописания.

 

Переработка делалась с целью показать читателю братское единение князей, дать образцы княжеского согласия и взаимной любви. В редакции Лаврентьевской летописи вражда, длившаяся с 1211 по 1216 г., почти полностью замалчивалась. Военные действия 6724—6725 гг. отразились в одной фразе, составленной явно представителем церкви, которая заканчивалась картиной единения и «великой любви». Та же идея проводится и в рассказе под 1218 г. о том, как Константин сажал сыновей своих по городам, говоря им: «возлюблен-Ьи мои чад-Ь! Будита межи собою в любви», после чего следовал ряд наставлений церковного характера и заявление о том, что он ввиду приближения смерти поручает их «брату и господину Гюргю, да то вы будеть в мене м^сто». Та же тенденция обнаруживается и ниже, где Юрий и Ярослав, приехав во Владимир, будто бы плакали по Константине «плачем вельим, акы по отци и по брат'Ь любим'Ьм, понеже вси им-Ьяхуть и въ отца м^сто».

 

Та же тенденция просвечивает и в тексте Лаврентьевской летописи, относящемся к 50-м годам XIII в. Подчеркивается единение великого князя Александра Невского с ростовскими князьями; особенно заметно это под 6767 и 6769 гг. Так, под 6767 г. Александр Невский приезжает из Новгорода в Ростов, «к святки БогородицгЬ», кланяется собору и епископу, обращается к нему со словами благодарности, и тогда «блаженыи же епископъ Кирилъ, Б о р и с ъ и Г л Ь б ъ и мать их Марья княгини чтиша Олек- сандра с великою любовью, и noixa в Володи- мерь». Под 6769 г.: «благоверный же князь Олек- с а н д р ъ, сынъ Ярославль, Борисъ и Г л гЬ б ъ Василко- вича волею божьею и посп-кшеньемь святыя Богородица, благословеньемь митрополита Кирила и епископа Кирила, изведоша архимандрита святого Богоявленья Игнатья, и бысть причетник церкви святыя Богородица в Р о с т о в "к»  .

 

Надо сказать, что конец 70-х-—начало 80-х годов XIII в. было временем, когда, несмотря на условия татарского ига, в Ростове развивалась письменность. Это объясняется и тем, что в Ростове высоко стояли литература и просвещение еще с домонгольской поры ; и тем, что Ростов не был разорен, как Владимир; по новгородскому первоисточнику, Ростов и Суздаль не сопротивлялись: «Ростовъ же и Суждаль разидеся розно»  ; и тем, что после нашествия Батыя Ростов был единственным епископским центром во всей Ростово-Суздальской земле; и тем, что к 70—80-м годам, судя по некоторым признакам, возобновились в какой-то мере культурные связи Северо-Востока с Киевщи- ной 43. Особенно бросается в глаза обличительная сторона в литературе того времени, резкая критика некоторых сторон общественной жизни 44.

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения