Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава четвертая

 

Арсений Насонов 

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Теперь остановимся на вопросе, где же началось ведение летописных записей в Нижнем Новгороде?

 

Дошедшие до нас летописные своды заставляют полагать, что велись они при древнейшем соборе в Нижнем Новгороде — соборе Спаса Преображения, который получил для Нижнего Новгорода значение, аналогичное тому, какое имели соборы: Троицы—для Пскова, Софии — для Новгорода, Успения богоматери — для Владимира, Успения богоматери — для Ростова и т. д. Приведем ряд записей, которые указывают на собор Спаса Преображения как на место, где они делались. Под 6855 г. читаем о том, что Константин Васильевич «слилъ колоколъ болши святому Спасу» (Рогожский летописец); под 6858 г. — о том, что Константин Васильевич «порушалъ церковь камену старую и ветшаную святаго Спаса, а новую заложилъ» (там же); под 6860 г. — о том, что князю Борису привели из Литвы дочь Ольгерда «Огроф^ну» и он венчался «въ Новгороде у святаго Спаса месяца ок[тября]» (там же); под 6863 г. — о смерти Константина Васильевича: «Того же л-Ьта в Филипово гов^ние преставися князь Костянтинъ Васильевич[ь] Суждальскыи месяца нояб[ря] 21, на Ведение святыя Богородици, въ черньц-Ьхъ и в ским-Ь, и положенъ бысть въ церкви святаго Спаса въ Нов-Ьгороде въ Нижнем[ь]; а княжилъ л-Ьтъ 15...» и т. д. (там же, а также в выписках из Троицкой летописи Н. М. Карамзина); под 6873 г. читаем такую же подробную запись о том, что 2 июня «въ неделю пянтикостную» умер «благоверный, христолюбивыи, смиреныи» князь Андрей Константинович и «положенъ бысть въ церкви святаго Спаса въ Новгороде въ Ниж-Ьм[ь], иде же б-Ь и отець его княнь Костянтинъ Васильевич[ь]» (там же; см. также в Троицкой по выпискам Н. М. Карамзина); под 6880 г. — о том, что «у святаго Спаса колоколъ болшеи прозвонилъ самъ о себе трижды» (см. Симеонов- скую летопись и др.); под 6885 (1377) г. — о погребении князя Ивана Дмитриевича «въ церкви каменной святого Спаса въ притворе на правой стороне, за неделю по Оспожине дни [въ той же день, месяца! августа въ 23» (см. Троицкую по выпискам Н. М. Карамзина и Симео- новскую); под 6886 г.—о том, что (в день Бориса) татары «у святаго Спаса иконы пожгоша и двери выжгоша, иже чюдно б-Ьша устроены дивно м-Ьдыо золоченою» (из Троицкой по выпискам Н. М. Карамзина); под 6889 г. — о том, что Дионисий прислал из Царьграда две иконы, из которых одна была поставлена «въ святомъ Cnact въ Нов^город^ въ Нижнемъ», а другая — в Суздале; под 6891 г. — о смерти Дмитрия Константиновича 5 июля, в воскресение, «въ 6 часъ дни», названного в монашестве Федором (а «в крещении» — Фомой), и «поло- женъ [бысть въ своей отчин-b] въ Нов-ЬгородтЬ [въ] Нижнемъ въ церкви каменной въ святомъ Спас -b, на правой сторон^ подл-b отца своего [князя Костянтина Васильевичя и] подл-b брата [своего] князя Андрея [бывъ на великомъ княжении два л-Ьта, а въ своей отчин-Ь такоже на великомъ княжении 19 л-Ьтъ], а живъ отъ рождества своего вс-Ьхъ л-Ьтъ 61» (см. Троицкую по выпискам Н. М. Карамзина, Симеоновскую и Рогожский летописец).

 

Таким образом, в самом материале обнаруживается место, где делались записи.

Но может быть, и в других местах в Нижнем Новгороде, кроме собора св. Спаса, были центры письменности и велись летописные записи? Ниже мы увидим, что есть данные для предположения, что таким другим центром был Печерский Нижегородский монастырь. Менее всего есть оснований думать, что средоточием суздальско-ниже- городского областного летописания к тому времени, когда совершал свой труд «списатель» Лаврентий, был Благовещенский монастырь. Нитей известий этого времени со следами записи в Благовещенском монастыре мы не находим в дошедших до нас летописных сводах XV—XVI вв., отразивших местное областное летописание. О самом монастыре в известиях изучаемой эпохи встречаем только одно упоминание — он упомянут в качестве топографического ориентира: «оуползе многъ сн^гъ и оупаде з горы высокы и великы, еже надъ Волгою за святымъ Благов-Ьщениемъ, и засыпа и покры дворы и съ людми» (Рогожский летописец под 6878 г.). Сведения о том, что митрополит Алексей построил в Нижнем церковь Благовещения, установил общее «житие», даровал монастырю «села», «воды» и «м-Ьста», находим не в отдельном известии, а в «Повести о митрополите Алексее», помещенной в Никоновской летописи, где сообщается также, что Алексей крестил сына у Бориса Константиновича в «Нижнемъ Нов-ЬгородО» . Если сравним это место повести в Никоновской летописи с текстом жития Алексея (написанного Пахомием) в синодальных рукописях (ГИМ, Синод., № 556, л. 148 и ГИМ, Синод., № 948, лл. 124 об,—125), то убедимся, что сведения повести были почерпнуты из жития редакции Пахомия, который допустил большую неточность, как заметил еще В. О. Ключевский, так как Благовещенский монастырь существовал задолго до Алексея, и последний мог только восстановить или поддержать его1. Оба сообщения Никоновской летописи перешли и в Нижегородский летописец, составитель которого пользовался Никоновской летописью или источником, близким к ней, причем составитель Нижегородского летописца поместил эти данные под 6878 г.  Чем он руководствовался, делая так? Думаю, тем, что под 6878 г. в летописных сводах XV—XVI вв. отмечалось, что митрополит Алексей был тогда в Нижнем Новгороде, но о Благовещенском монастыре в них не сообщалось ничего. Сам факт построения митрополитом церкви в Благовещенском монастыре вполне ,веР°ятен, Но показаний в пользу мнения, что там после этого «завелось летописание», нам найти не удалось.

 

Длительное подчинение страны татарам, проводившим определенную политику в завоеванной стране, и разорение целых областей не прошли даром. Само образование Нижегородско-Суздальского княжества совершилось не без участия Орды. События середины XIV в. обнаружили слабость и чрезвычайную неустойчивость политических и национальных связей в Северо-Восточной Руси, но показали вместе с тем и жизнеспособность народа. Пользуясь обстоятельствами, на русские земли наступала Литва. Начиная с 50-х годов XIV ,в- Литва захватила Брянск, Чер- ниговщину, заняла Ржеву на верхней Волге, Торопец, наконец, подчинила себе Смоленское княжесгво. Одновременно она распространила свое влияние на Тверь и начала втягивать в сферу своей власти Нижний Новгород.

 

Нижегородский князь Борис Константинович, зять Ольгерда, находился под его покровительством. В одной из грамот, сохранившихся в греческом подлиннике, Ольгерд жалуется патриарху Филофею на митрополита Алексея и просит дать им «другого митрополита на Киев, Смоленск, Тверь, Малую Русь, Новосиль, Нижний Новгород» . Он жалуется, что москвичи «шурина его» Михаила Тверского «клятвенно зазвали к себе. . . схватили» и «зятя» его «нижегородского князя Бориса схватили и княжество у него отняли».

 

События, о которых он пишет и достоверность которых подтверждается русскими источниками, как раз сопутствовали повороту в Северо-Восточной Руси к политическому и национальному объединению.

 

Москва набирала силы и начала приводить «в свою волю» князей. Примерно с середины 60-х годов XIV в. началось движение в сторону консолидации политических и национальных сил.

 

Первой мерой московского правительства, направленной против Бориса Константиновича Нижегородского, было изъятие территории Нижнего Новгорода и Городца из пределов суздальской епархии (и подчинение непосредственно митрополиту). А затем Дмитрий Константинович Суздальский, отказавшись от претензий на великокняжеский владимирский стол, получил поддержку Москвы против Бориса Константиновича, и этот последний принужден был удалиться в Городец, предоставив нижегородский стол Дмитрию Константиновичу. Это означало, что Нижний Новгород отказывался от литовской ориентации и во ,внеш- ней политике следовал Москве. Во второй половине 70-х годов (1375—1377 гг.) Нижний Новгород, что весьма важно, включился в общую с Москвой борьбу с Мамаем, о чем нам приходилось писать в своем месте  . Известно и о подготовительных мероприятиях. Так, в 1372 г. Дмитрий Константинович обносил город каменными укреплениями, следуя примеру Москвы. А в 1374 г. была восстановлена нижегородско-городецко-суздальская епископия.

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения