Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава третья

 

Арсений Насонов 

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

В рукописных книгах сохранился до наших дней памятник письменности того времени — «Сказание о чудесах пресвятой богородицы Владимирской иконы». Памятник этот был найден и опубликован В. О- Ключевским .

 

Составлено сказание было в 1164 г. или между 1164 и 1185 гг. на основе записей клира, до нас не дошедших. С этой точки зрения сказание нельзя обойти как источник для нашей темы. Само оно составлялось едва ли не по указанию Андрея Боголюбского, так как из 10 «чудес» 4 так или иначе касались самого Андрея. Кроме того, в преамбуле, с которой начинается сказание, вложена идея, близкая политическому сознанию Андрея; в ней сообщено, что значение иконы распространяется далеко за пределы Ростово-Суздальской земли: как солнце освещает всю вселенную, так и владимирская икона «не на едином м-Ьст-Ь чюдеса и дары исцеления источаеть, но объходящи вся страны мира просв-Ьщаеть и от недугъ различьных избавляет. . .»

 

Проверка материала, извлеченного из записей, была уже в значительной мере произведена В. О. Ключевским и И. Е. Забелиным . Как можно думать, автор сказания извлекал материал из подлинных записей того времени.

 

К сожалению, может быть, потому, что памятник этот был найден и опубликован в списке довольно позднем—XVII в., он не вызвал к себе того интереса среди исследователей летописания, которого он заслуживает. В настоящее время можно указать на сборник XV в., где имеется это произведение .

 

В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях сообщается под 6663 г. о том, как Андрей привез в Ростово-Суздальскую землю ту самую икону, которая была вывезена из Царьграда «въ единомь корабли» с иконой Пирогощею, и поставил ее «в церкви своей» во Владимире. Достоверность сведений не вызывает сомнений, хотя запись носит признаки записи, сделаной не в 6663 г., а несколькими годами позднее, так как под «своей церковью» могла разуметься только Успенская, построенная пять лет спустя. Текстом сказания подтверждается, что речь идет об Успенском соборе. Сведения же о греческом происхождении иконы подтверждаются работами по ее реставрации и изучением специалистов в советскую эпоху.

 

Записи о чудесах иконы, которые использованы в сказании, велись частью в пути или вскоре по прибытии во Владимир. В них указан путь, которым следовал Андрей с сопровождавшими его людьми: пролегал он через Смоленский край к реке Вазузе и через Рогожские ноля. События, имевшие место в пути, отмечены рядом подробностей: ехавших сопровождал «проводник», река Вазуза в то время разливалась, искали брода. Подробно описан несчастный случай с попадьей, которая занимала место «на кол"Ьхъ съ снохою своею» и была беременная («нетуня»). Попадья, избитая конем, потом жалела «увисЛа же отлогъ , еже изь'Ьде конь»; упоминается «кортель» (женская одежда, подобная летнику, но на меху), который был на попадье. Некоторых лиц, названных по имени в памятнике, встречаем потом в летописи.

 

И Ипатьевская, и Лаврентьевская летописи сообщают, что Андрей с иконою приехал с Юга, а Ипатьевская уточняет: из Вышгорода. Сказание подтверждает это, отмечая место, где находилась икона (в вышгородском женском монастыре св. Богородицы). Вышгород, откуда приехал Андрей и откуда привез икону византийского письма, был одним из старейших и культурнейших центров Киевской Руси. Там еще в первой половине XI в., при вышгород- ской церкви, где находились гробницы Бориса и Глеба, велись летописные записи, в которых отмечались события, связанные с культом Бориса и Глеба, описывались «чудеса»; эти древние вышгородские записи дошли до нас в качестве добавлений к тексту житий Бориса и Глеба.

 

Вместе с иконою должен был прибыть из Вышгорода во Владимир и клир для нужд проектируемого владимирского собора и, вероятно, рукописные «книги». Знаем, что при Успенском соборе действительно образовалась рукописная библиотека. После смерти Андрея эти «книги» вместе с иконою были увезены Глебом Рязанским, которому .вскоре, однако, пришлось все вернуть: «И святую Богородицу взялъ бяше у Володимерьское церкве, что и до книг ъ, и то все вороти»  . Но для нашей темы еще важнее прямое указание и притом внелетописное, что вместе с иконою Андрей привез из Вышгорода с собою и клир. В «Сказании о чудесах» прямо говорится: «И тогда вземь икону, по-Ьха на Ростовьскую землю, поимь икрилось со собою» (л. 386 об.). Это свидетельство приобретает для нашей темы существенное значение, так как тем самым мы находим нить для решения вопроса, откуда была принесена традиция летописных записей во Владимир.

 

Записи, регистрировавшие события 50-х и начала 60-х годов, использованные в сказании, касались только частной жизни, за исключением последней («чюдо 10-е»), относящейся к событию 1164 г. Некоторые из них носили весьма интимный характер. Так, например, четвертая описывает, как Андрей был в церкви, а «серцемь боляше, бЬ бо княгини его болящи детиною бол-Ьзнию»; девятая рассказывает, что «н-Ькаа жена» болела «д-Ьтятем три дни. . .».

 

Поэтому понятно, что для летописного свода эти записи не послужили материалом. Что же касается последней из них, то она сообщала о событии общественно-политического значения: об открытии Золотых ворот во Владимире, сделанных подобно киевским и царьградским, что имело, конечно, в глазах Андрея символическое значение. Видимо, открытие ворот он хотел обставить торжественно, и, обращаясь к боярам, говорил: пусть соберутся «людье» на праздник и «врата узрят». Но когда «народ» собрался, случилось несчастье. Вследствие того, что «извисть въ врат-Ьх» не была еще достаточно «суха», ворота, отделившись от стен, упали, накрыв 12 «мужей». Эта катастрофа, вероятно, послужила причиной, почему составитель владимирского летописного свода не воспользовался и этой записью  .

 

Описания общественных событий, действительно, следуют в дальнейшем в составе владимирского свода как чудеса владимирской иконы. В сказание они не попали, возможно, потому, что оригинал сказания составлялся ранее этих событий. Но нет сомнений, что составитель владимирского свода заимствовал их из тех записей о чудесах иконы, которые велись при Успенском соборе. К ним относятся: описание похода на булгар под 6672 г., описание изгнания Феодорца, затеявшего борьбу с клиром Успенского собора, под 6677 г.; наконец, описание борьбы городов, завершившейся победой «владимирцев», под 6683— 6685 гг.

 

При восстановлении записи, послужившей составителю источником известия под 6672 г. во владимирском своде, следует иметь в виду еще статью, помещенную в том же сборнике XV ,в. Егоровского собрания перед сказанием.

 

Начинается она словами: «Се ся съдкя в лЬто 6672. Андреи съ сыномь своимь Изяславомь. . .» и т. д. К сожалению, мы не знаем, является ли она переделкой того же известия владимирского свода или восходит непосредственно к записям Успенского собора. Текст очень близок к летописному, в значительной мере совпадает с ним. Но имеются и отличия. В летописи говорится, что булгары были разбиты и остатки их бежали в «Великий город» (около нынешнего Билярска), что войско затем вернулось к «п'Ьшцам» на «полчище» (т. е. в стан), где оставалась и владимирская икона, а затем описываются те почести, которые войска воздавали иконе, кончая словами «хвалы и п-Ьсни въздавающи ей»; а далее без перерыва после слов «въздавающи ей» читаем: «и шедше взяша градъ ихъ славни Бряхимовъ. . .» и т. д. Таким образом, согласно летописи, вернувшись, пошли сразу же в поход вторично; а после слов «городы их пожгоша» в летописи читаем: «Се же бысть чюдо новое святое Богородици Володимерское» и т. д. В отдельной же статье слова «Се же бысть чюдо новое. . .» и т. д. читаем сразу после слов «въздающе ей», и о взятии Бряхимова ничего не говорится  . Оба текста одинаково кончаются словами о том, что икона была принесена во Владимир и поставлена в Успенской церкви «ЗлатоверсЬи», где «стоить и до сего дне».

 

Кроме записи о чудесах, клир Успенского собора оставил и другие, использованные составителем владимирского свода, как, например, о пожалованиях собору, о захоронениях ,в соборе членов княжеской семьи и, может быть, некоторые другие.

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения