Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава первая. Историография русского летописания

 

Арсений Насонов

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

А. А. Куник и А. А. Шахматов полагали, что составитель летописного свода в Печерском монастыре использовал княжеский Синодик, составленный с помощью надписей на надгробных плитах. Возможно, что существовал такой Синодик, написанный при Десятинной церкви, и был в руках у составителя Начального свода (см. 1000, 1001, 1003, 1007, 1011, 1044, 1054, 1057, 1078, 1093 гг.). Но допускаем также, что известия эти восходят частью к летописи Десятинной церкви, где могли быть также записи о смерти князей, похороненных не только в Десятинной церкви (см. цитированную нами летописную запись о смерти Ярополка).

 

Никто не сомневается, что в Киево-Печерском монастыре велись летописные записи при Никоне, а при составлении Начального свода они были положены в основание дополнительной части этого свода.

 

Но едва ли следует полагать, что печерские записи представляли собой систематическую регистрацию событий монастырской жизни, дневник, полно отражавший внутреннюю жизнь монастыря. Если не считать более или менее цельных произведений печерской литературы, полностью или после переработки включенных в летописный текст, таких, как статья «Чего ради прозвася Печерскии манастырь» или статья об «успении» Феодосия, или о перенесении его мощей (см. 1051, 1074, 1091 гг.), то, собственно, записей о монастырских событиях (до 1093 г.) в Повести временных лет сохранилось очень мало: под 1073 г. — об основании церкви Печерской, без точной даты; под 1075 г. — об окончании постройки церкви, с точной датой; под 1088 г. — краткая запись о смерти игумена Никона и под 1089 г. — об освящении печерской церкви св. Богородицы. Вместе с тем имеется ряд печер- ских записей о политических и иных событиях в стране, которыми по тем или иным причинам интересовались в монастыре. К ним принадлежит ряд записей о тмуторо- канских событиях, особенно интересовавших, как убедительно доказал Шахматов, Никона, занимавшегося писанием «книг» еще при Феодосии  . К ним же есть основания относить записи о совместных выступлениях трех братьев-князей, о восстании 1068 г. и об изгнании Изя- слава, о волхвах под 1071 г., о знамениях и море под 1092 г., о походе на половцев в 1093 г. Там же могли быть записаны и некоторые другие события °4. Понять, что же представляли собой печерские записи, помогают дошедшие до нас рукописи с монастырскими записями XVI— XVII вв., троицкие, отчасти — кирилло-белозерские.

 

 Они обычно делались в рукописной «книге» вслед за каким- нибудь переписанным памятником или статьей или в промежутке между текстами, на чистых листах, причем нередко записи местные, монастырские, шли вперемежку с записями о событиях общерусских (см., например, рукопись Троицкого собр., № 201; ср. Погод, собр., № 1566 и др.). Предполагаем, что и печерские записи делались на чистых листах какой-нибудь печерской рукописной книги, быть может житийного содержания, или, возможно, вслед за текстом переписанного Древнейшего киевского свода. Вписывалось также и то из внемонастырской жизни, что в глазах русского средневекового монаха представлялось интересным или важным или в чем он видел оправдание своего мировоззрения, своего понимания исторических событий, причем при составлении свода такая запись могла подвергнуться обработке. В подробном рассказе печерского монаха показано, например, как Всеслав был освобожден из темницы и сел в Киеве, а Изяславу пришлось бежать. Это было, согласно летописному рассказу, проявление «силы крестной», кара, свершившаяся над Изяславом, преступившим крестное целование Все- славу. Летописец следит, как развертываются события, вынудившие Изяслава к бегству: нахлынули половцы, Изяслав не внял просьбе дать киевлянам «оружие» и «кони», а затем не решился принять меры по отношению к заключенному Всеславу»

 

Записи эти могли делаться и не одним лицом; напомним также о противоречиях в показаниях жития Феодосия Нестора и Повести временных лет.

 

Составляя Начальный свод, неизвестный нам автор- «черноризец» Печерского монастыря, кроме Древнейшего киевского свода, печерских записей, новгородского материала и хронографического, а также Паримийника (что было установлено А. А. Шахматовым) и др., мог привлечь и записи Десятинной церкви, а также сделанные в «Русской земле» (южнорусской), но за пределами Киева. Как показывает сравнение летописи с житием Феодосия и К иево-Печерским патериком, Начальный летописный свод отразил настроения и оценку политических событий пе- черских руководителей — Антония, Феодосия и игумена Иоанна. И позже, в XVI в., например, игумен мог дать общую политическую окраску летописному своду, составлявшемуся в монастыре. В известной работе «Предисловие к Начальному киевскому своду и Несторова летопись» А. А. Шахматов неопровержимо доказал, что Начальный свод обличал Святополка и его дружину.

 

В Печерском монастыре, как прямо свидетельствует летописный текст, написанный в этом монастыре, не смотрели на составление летописного свода как на работу, которая велась бы по заказу того или иного князя, и на свой «летописец» как на труд, который при всех обстоятельствах должен быть орудием княжеской политики, послушным княжескому двору. В Печерах подчеркивали, что много монастырей поставлено царями, боярами и богатством, а основатель Печерского монастыря не имел ни «злата, ни сребра». Печерские руководители не раз оказывались в резкой оппозиции к киевским князьям (при Изяславе, Святославе, Святополке). Причиной разногласий были междукняжеские отношения и злоупотребления властью княжеских слуг и самих князей.

 

В Печерском монастыре сложился определенный идеал князя, и представители династии Рюриковичей, признававшейся в Печерском монастыре единственной законной династией, должны были и в отношении друг с другом и в отношениях с населением не нарушать, во всяком случае явно и резко, требований этого идеала. Осуществление требований этого идеала предполагалось в рамках современных ему социальных отношений и политического строя. Но резкие обличения не могли быть приятны киевским князьям, и те отвечали иногда угрозами или репрессиями. Игумен Иоанн, например, был заточен Святополком в Туров, откуда был вызволен Владимиром Мономахом. Однако те же князья старались жить в мире с монастырем и использовать его в своих интересах, в интересах своей княжеской политики.

 

Начальный свод был составлен, видимо, в момент разногласий со Святополком. Это были годы, когда внимание князей было отвлечено от вопросов летописания. Мы знаем, например, что ведение летописных записей при вышегородской церкви, где лежали Борис и Глеб, временно прекратилось после смерти Всеволода: «Въ та же времена,— читаем в «Сказании о Борисе и Глебе», — поганымъ укр'Ьпивъшемъся паче на насъ и много насильствующемъ намъ за напгЬ гр-Ьхы. Бысть забъвение о цьрькви сеи святою мученику, и ни единъ же можаше что съд-Ьятн и о зьдании и о вьсемь и о съказании чюдесъ а и многомъ бывающем ъ»  . В эти годы Начальный свод и выдвинул задачу борьбы со злоупотреблениями княжеской властью и с теми сторонами в поведении князя и его слуг, которые вызывали недовольство и которые явно не отвечали монастырскому идеалу правителя.

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения