Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

Дополнения

 

Степан Борисович Веселовский

С. Б. Веселовский

 

Смотрите также:

 

горожане-землевладельцы, служилые по прибору

 

Служилые люди жалование...

 

Набор военно-служилого класса...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Права и обязанности бояр. Вольные слуги и бояре вотчинники...

 

БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Царь и бояре...

 

классы русского общества, сословия бояре


Татищев: История Российская

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

«Интересно сравнить, как толковали басню о поясе и ссору на свадебном пиру Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев и Д. И. Иловайский.

 

С. М. Соловьев, «не мудрствуя лукаво», пересказывает летописи, главным образом Никоновскую, и не останавливается на нелепости басни (он называет ее «историей любопытной») и на загадочности ссоры. В примечании он приводит, тоже без всяких комментариев, совершенно иное описание ссоры и поводов к ней из Архангельского летописца. По Архангельскому летописцу, ссору затеял Захарий Иванович Кошкин, схватился за пояс, «а ркучи: тот пояс пропал у меня, коли крали казну мою» (С. М. Соловьев. История России, т. И. М., 1852, стлб. 1055 [С. М. С о л о в ь е в. История России с древнейших времен, кн. III. М., I960, стр. 371]).

 

Д. И. Иловайский тоже пересказывает летописи и только в конце рассказа выражает недоумение.: «Трудно поверить летописи, чтобы она (т.е. Софья.— С. В.) решилась так жестоко оскорбить его (кн. Косого.— С. В.), имея в виду почти семидесятилетнюю давность подмены пояса^ если бы таковая и действительно произошла. Вероятно, тут примешались какие-либо иные причины вражды, а пояс послужил только придиркою». В примечании Иловайский отмечает «несколько неточностей» сообщений Никоновской и Воскресенской летописей, но сам допускает «неточности» и высказывает неосновательные догадки. Вопреки определенным указаниям летописей, он сомневается, что Иван Дмитриевич прочил за великого князя свою дочь, так как- де он женился на дочери Микулы «до Куликовской битвы» и ему было в это время «не менее 70 лет». Иловайский высказывает предположение, что Иван Дмитриевич сватал свою внучку, т. е. кн. Радонежскую, которую «после своего отъезда из Москвы обручил за Василия Косого». Затем Иловайский цитирует из Софийской и Архангельской летописей другую версию ссоры (Д. Иловайский. История России, т. II. М., 1884, стр. 231—232 и прим. 52> стр. 555).

 

Непонятно, на каком основании Иловайский говорит, что Иван Дмитриевич обручил свою дочь с кн. Василием Косым «после своего отъезда из Москвы». Как же мог кн. Василий явиться на свадьбу в золотом поясе, если он обручился после отъеада Ивана Дмитриевича из Москвы. В общем рассказ Д.'И* Иловайского оставляет читателя в еще большем недоумении, чем эпи- чеокий пересказ летописей [в труде ] С. М. Соловьева.

 

В рассказе и освещении всего эпизода Н. М. Карамзин выше Соловьева и Иловайского. Его рассказ короче, эпизод он называет «странным случаем» и только в конце, дополняя по своему обыкновению показания источников воображением, допускает неудачную расцветку картины: Софья, узнавши от П. Добрынского о краже пояса, «обрадовалась драгоценной находке и, забыв пристойность, торжественно сняла пояс с Юриевича. Произошла ссора». В примечании Карамзин проявляет присущий ему критический дар. Он первый указал на сообщение Архангельского летописца (относительно Захария Ивановича Кошкина) и прибавил: «Лучше верить московскому летописцу» (ИГР, т. V, стр. 250 — 251 и прим. 270, стр. 205). Соловьев не обратил внимания на это замечание Карамзина и цитатой из Архангельского летописца без всяких объяснений увеличил недоумение читателя. В самом деле, если бы пояс был украден у 3. И. Кошкина, то непонятно, с какой стати вмешалась в дело вел. кн. Софья и как она допустила ссору у себя на пиру и по такому поводу, который ее совершенно не касался».

 

В приложении к исследованию С. Б. Веселовский приводит следующий документ:

«Род Монастырев по родословцу из собрания гр.гРумянцева (ГБЛу»ф. 256, № 348, гл. 31, л. 160—162 об.).

В лето 6853-го князь великий Симеон Гордый женился у князя Федора у Святославича. Приехал к великому князю Семену служити князь Федор

Святославич с Вязьмы и з Дорогобужа, и княз великий дал князю Федору в вотчину Волок со всем. И княз великйй Семен свою велику княгиню отослал к отцу, ко князю Федору Святославичю и велел ее замуж дати. И князь Федор дал ее замуж за князя за Федора за Большого за Красного за Фомин- ского. И князь Федор прижил с нею четыре сыны.

 

А у князя Федора Святославича брат был меньшой князь Юрьи, а женился—княж Васильеву дочерь Ярославского понял. За Василием за Ярославским сестра была великого князя Настасий,-а другая была за князем Федором за Белозерским, княгиня Феодора. И княгини Настасья Ярославская овдовела, а дала дочерь свою за княж Федорова брата Святославича за меньшого за Юрья. И князь Юрья не стало в животе, а остался у него сын князь Олександр, невелик. И княгиня Настасья внука своего князя Олександра взяла к собе, а купила вотчину на Белеозере у сестры своей у княгини у Фео- доры у Белозерские и у ее детей, у Федора да у Романа, а дала внуку своему князю Олександру. А сама княгиня Настасья постриглася, а внука своего князя Олександра вскормила у себя в монастыре и потому прозвали его князь Александр Монастырь.

 

А у Олександра у Монастыря были три сыны: Дмитрей, Иван, Василей. Дмитрия убили на Воже, а сына у него не было, было у него пять дочерей: большая была за Иваном за Ондреевичем за Хромым, Огрофена, и Ергу за нею дали в приданые, другая за Олександром за Белеутом, третья за Михаилом за Чепочкою, а четвертая за Семеном за Меликом, пятая за Толбутою. А от большого сына от Олександрова, от Дмитрия, род не пошел. А от Ивана да Василия пошли Монастыревы.

 

А Иван был у князя Ондрея у Дмитриевича в боярех, а у него было два сына, Федор да Григорей.

 

А у Федора у Ивановича дети: Василий бездетен, а другой — Олександр Шульга, третий—Борис, бездетен, четвертой—Иван Федорович Судок, был в боярех у князя Ивана Ондреевича, да с ним и в Литву поехал, пятой— Костянтин, убит на Суздальском бою, шестой — Василий Федорович Безнос, а был в боярех у великие княгини у Марфы да у князя у Михаила у Ондреевича. А- отпущала великая княгини Марфа сына своего меньшого князя Ондрея на удел на Вологду, а с ним послала бояр своих: Семена Федоровича Пешка Сабурова да Василья Федоровича Безноса. А после того Василей Безнос служил у князя у Михаила Андреевича, и не стало его в боярех.

 

А у Василья, у третьего сына Олександрова Монастырева, были четыре сына: Василий, Данилов отец Блинов; да Дмитрей, Ондреев отец да Иванов Циплятев; да Давид, Федоров отец Бурухин; а четвертый — Роман».

 

В архиве С. Б. Веселовского имеется копия родословца из собрания гр. Румянцева (ед. хр. 299, стр. 107—109).

 

 

 

К содержанию книги: Степан Борисович Веселовский - ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ КЛАССА СЛУЖИЛЫХ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ

 

 

 

Последние добавления:

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения