Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

ХАРАКТЕРИСТИКА ИСТОЧНИКОВ

 

Степан Борисович Веселовский

С. Б. Веселовский

 

Смотрите также:

 

горожане-землевладельцы, служилые по прибору

 

Служилые люди жалование...

 

Набор военно-служилого класса...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Права и обязанности бояр. Вольные слуги и бояре вотчинники...

 

БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Царь и бояре...

 

классы русского общества, сословия бояре


Татищев: История Российская

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

В зависимости от дошедших до нас источников исследование истории боярства и служилого класса вообще становится возможным только с XIV в., т. к. для предшествовавшего времени мы имеем только отрывочные и случайные показания летописей и недостоверные родословные легенды. С начала XIV в. мы вступаем на более прочную почву: летописные сбидетельства становятся обильнее, родословные источники — достовернее, а затем, начиная с духовных и договорных грамот князей, идет, все возрастая с течением времени, актовый материал и другие источники,. как, например, жития святых, синодики, вкладные книги монастырей и т. п.

 

С конца XV в. появляются и другие, очень ценные источники, как, например, разрядные книги, списки думных и недумных служилых людей и другие, которые будут указаны ниже.

 

Однако за время, включая почти весь XV в., наши источники дают возможность осветить историю только московского боярства, т. е. родов, служивших великим и удельным князьям Московского дома. Тверские и рязанские роды известны нам по родословцам, но для времени до перехода их на службу в Москву мы лишены возможности проверить и пополнить родословные данные при помощи других источников. Что касается родов других княжений, то относительно их для XIV—XV вв. мы не имеем почти никаких данных.

 

История московских родов поддается выяснению в прямой зависимости от исторической значительности того или иного рода. Сравнивая монографии родов, мы ясно видим, что чем древнее и значительнее род, тем достовернее и полнее его родословие, дошедшее до нас, и тем более сведений находим мы о нем в летописях, актах, синодиках и других источниках. Наконец, еще одно замечание: история московских родов, которые служили постоянно великим князьям, достовернее и полнее, чем родословия родов, служивших постоянно удельным князьям или переходивших на службу от великих к удельным. Это вполне понятно. Ниже мы увидим, что переход на службу к удельным князьям был своего рода деградацией, что служилые роды удельных князей в виде общего правила никогда не могли занять, даже в лучших случаях, прочного и видного места в среде великокняжеского боярства и становились обыкновенно на службе у великого князя рядовыми людьми. Такие роды имели меньше средств и нужды собирать и накапливать родословные материалы, и поэтому их родословия, а вместе с тем и монографии отличаются недостоверностью в отдельных показаниях, неполнотой и ошибками. При таких условиях, казалось бы, следовало признать, что мы имеем недостаточное количество данных для обобщений и общей характеристики боярства. В действительности это не так.

 

До нас дошел, в единственном, к сожалению, списке, и напечатан Н. И. Новиковым в т. XX «Русской исторической вивлиофики» послужной список думных людей с 1462 по 1676 г . В списке немало хронологических неточностей, для XV в. он страдает неполнотой, даже относительно бояр, да и в XVI в. долгое время не показывает совсем некоторые чины, например дворян в думе,_ тем не менее он представляет ценнейший источник для истории правящей верхушки московского служилого класса. Если взять в добавление к этому списку разрядные книги ,содержащие,как известно, все назначения по военному и придворному ведомствам, то мы будем иметь довольно полный перечень родов и лиц, служивших, по терминологии кн. Андрея Курбского, в чинах синклитских, т. е.думных, ив стра- тилатских, т. е. ратными воеводами. Эти ценнейшие источники до сих пор очень слабо разработаны. Между тем они дают возможность составить ясное представление о составе и эволюции правящих верхов служилого класса.

 

Внимательное исследование этих источников дает возможность сделать очень интересные наблюдения и выводы. За полуторастолетний промежуток времени с вокняжения Ивана III до Смуты, которую я беру как грань, в думе великих князей и царей московских прошло около 425 лиц. Если бы наши сведения были полнее, в особенности относительно низших чинов двора, как, например, печатников, думных дворян, ловчих и т. п., то количество лиц превысило бы, вероятно, 450 человек. Из этой массы лиц на цолю княжеских родов приходится около 42% лиц, а на долю нетитулованного дворянства — около 58%. Распределяя последних по родам, я насчитал всего 55 родов. Места в думе распределяются между ними крайне неравномерно. 30 родов принадлежат к таким, которые начали служить или попали в думу только в XVI в.. Они выделили из своей среды по одному, реже.по два представителя. Это случайные люди, представители, быть может,4 старых родов, но таких, которые не входили в состав боярства. К этим же родам следует причислить таких фаворитов XVI в., как Адашевы (три человека), Нагие и Собакины (по четыре человека), а также нововыезжих греков Траханиотовых (три человека) и Ласкиревых.

 

 На долю всех этих родов приходится около 50 мест, т. е. едва пятая часть всех нетитулованных думцев указанного выше периода. При этом следует заметить, что в огромном большинстве случаев представители этих родов попадали в думу на низшие чины.

 

Далее, если мы распределим роды по их древности, то увидим следующее.

Роды первой половины XIV в. выделили следующее количе

ство думцев:

Род Кобылин                        38 человек

Род Морозов 30        »

Род Ратши     29        »

Род Зернов (Сабуровы-Годуновы) 25        »

Род Бяконта (Плещеевы)     13        »

Род Воронцовых-Вельяминовых    10        »

Всего  145      »

 

К ним следует прибавить три старых рода, утративших свое положение в XV в.,— Квашниных, Отяевых (Хвостовых) и Про- естевых (Мининых). Эти роды дали в XVI в. по одному представителю. Так, мы видим, что из шести древнейших родов вышло немногим более 60% всех нетитулованных думцев и почти одна треть всех думных людей этого периода.

 

Роды, появившиеся на исторической сцене во второй половине XIV в., не могут в виде общего правила равняться с указанными древнейшими родами ни по числу лиц, ни по рангу думных людей:

Род Редегин (Симские, Хабаровы, Зайцевы, Викентьевы) 5 человек

Всеволожи-Заболотские     5          »

Карповы и Ржевские (от князей Фоминских) 5 » Волынские   2 человека

Овцыны         2 человека

Новосильцевы (Китаев)       1 человек

Кутузовы       3 человека

Всего              23 »

 

Такое же в общем количество думцев выходит из родов XV в. Среди них исключительное место занимают Ховрины-Головины, из которых вышло семь человек, и Бороздины — тверской род, вышедший на службу в Москву незадолго до падения независимости Твери и давший десять человек видных думцев. Все другие роды не могут идти в сравнение:

Сорокоумовы-Глебовы        2 человека

Сатины (от кн. Козельского)          1 человек

Даниловы-Мамоновы          5 »

Басенковы     :           2 человека

Татищевы                  2 %

и т. п.

 

Закончу свои подсчеты указанием, что в общем 23 рода, известные по своей службе до XVI в., выделили около 200 думцев, т. е. без малого половину думцев указанного периода. Другая половина думцев приходится на долю княжат и нетитулованных родов XVI в.

 

В дополнение к вышесказанному отмечу, что размножившиеся старые роды разветвились уже в конце XV в. на особые фамилии и насчитывали в своих рядах массу представителей, иногда несколько десятков. Эти представители боярских родов и лучшие представители передовых служилых людей образовывали второй слой, из которого выходили преимущественно полковые воеводы и головы (генералы и офицеры, по выражению В. О. Ключевского), писцы, дипломатические представители и т. п.

 

Многотысячная масса городовых служилых людей образовывала третий слой, низший.

При свете этих фактов получает особое значение то, что после пресечения династии Рюрика первыми претендентами на престол стали не княжата Рюрикова дома, а представители боярских старейших родов — Годуновых (Зерновых) и Романовых (Кобыли- ных) и престол достался сначала Борису Годунову, который не удержался, а затем Михаилу Романову.

 

 

 

К содержанию книги: Степан Борисович Веселовский - ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ КЛАССА СЛУЖИЛЫХ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ

 

 

 

Последние добавления:

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения