Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

МОНОГРАФИИ БОЯРСКИХ РОДОВ. Древнейшие боярские семьи

 

Степан Борисович Веселовский

С. Б. Веселовский

 

Смотрите также:

 

горожане-землевладельцы, служилые по прибору

 

Служилые люди жалование...

 

Набор военно-служилого класса...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Права и обязанности бояр. Вольные слуги и бояре вотчинники...

 

БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Царь и бояре...

 

классы русского общества, сословия бояре


Татищев: История Российская

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

РОД ХОВРЫ - ГОЛОВИНЫ, ТРЕТЬЯКОВЫ, ГРЯЗНЫЕ

 

Род Ховриных представляет интерес во многих отношениях. В виде общего правила нетитулованное роды, выехавшие и начинавшие служить в XV в., уже не могут занять в боярской среде такого видного положения, как старые роды XIV в. Ховрины, по родословцам, выехали при вел. кн. Василии Дмитриевиче, а в- летописях и актах появляются на сцене в середине XV в. Первоначально они выступают не столько как бояре, сколько как богатые гости, строители каменных палат и храмов, затем, позже, как государевы казначеи и воеводы. В XV—XVI вв. они роднятся с первостепенными княжескими и боярскими родами и занимают прочное место в верхах думной знати. В эпоху казней царя Ивана погибают два видных представителя рода, но ни опричнина, ни Смута не могут поколебать их положения, и в XVII в. они выделяют из своего рода восемь крупных думцев.

 

Не случайно четверо Ховриных были в XVI в. казначеями. В казне государей кроме денег и массы ценных вещей было достаточно много мехов, представлявших большую ценность. От казначея требовались знания, как принять, хранить, расценить и продавать эту мягкую рухлядь. Поэтому на помощь казначеям в казенные дьяки часто назначались торговые люди — из гостей и гостиной сотни. Как богатые люди и греки по происхождению, Ховрины, подобно грекам Траханиотам, вызывали доверие и попадали в казначеи.

 

По примеру московских великих князей и царей, имевших свои излюбленные «богомолья» — монастыри и родовые усыпальницы, и боярские роды строили в своих вотчинах храмы и выбирали себе из числа монастырей тот или иной для богомолья и для погребения. Иногда они строили и содержали, как Квашнины, в своей вотчине собственный монастырь и при нем родовую усыпальницу . В большинстве случаев старые роды, размножавшиеся и разделявшиеся на особые отрасли, избирали тот или иной монастырь, часто по соседству своих вотчин с ним, но не держались какого-либо одного монастыря. Род Головиных представляет исключение. Потому ли, что они больше других были связаны с Москвой, с ее промышленно-торговой жизнью, и в ней, а не в вотчинах видели центр тяжести своих интересов, но только все Головины в течение более чем 300 лет были связаны теснейшим образом с одним монастырем — с Симоновым. Они принимали самое близкое участие в строении монастыря, притом не столько дачей вотчин, сколько денежными вкладами, неизменно поручали ему «строение» своих душ, т. е. поминания, и складывали на кладбище монастыря «грешные тела» своих близких.

 

Эта черта в истории рода Головиных заслуживает быть отмеченной как свидетельство исключительно прочных родовых традиций.

 

О происхождении Ховриных-Головиных Бархатная книга и родословцы говорят в общем одинаково: их родоначальник, кн. Стефан Васильевич, с сыном Григорием Ховрой пришел в Москву при вел. кн. Василии Дмитриевиче из своей вотчины, Судака и Кафы . Судак (Сурож, генуэзская Солдайя) и Кафа (на месте Феодосии) были владениями Генуэзской республики. Княжеское происхождение и вотчины Стефана можно оставить под вопросом,^ греческое процсхождение Стефана не подлежит сомнению.

 

В одном родослбвце из собрания • Мазурина   сказано, что кн. Стефан выехал в 7911 (!) г., т. е. в 6911 (1403) г.

 

Об этом было известно кн. Курбскому , и это представляется вполне правдоподобным. Следует обратить внимание на другую сторону вопроса и, опираясь на ряд косвенных указаний источников, высказать предположение о выходе Стефана. Судя по всему, он не был воином, подобно другим выходцам, а был состоятельным богатым «сурожским» гостем, т. е. торговым человеком (греком), который, быть может, не раз бывал в Москве по своим торговым делам и в конце XIV в. обосновался в Москве. О богатстве Стефана и его сына Ховры есть определенные указания: они имели двор в Кремле и Ховра произвел в Симонове монастыре большие каменные постройки. С другой стороны, нет никаких указаний, что они были боярами. Далее, сын Григория, Владимир Ховрин, несомненно бывший боярином вел. кн. Василия Темного, известен как строитель каменных храмов, а в Ермолинской летописи, очевидно не по ошибке, про него сказано, что он «гость да и болярин великого князя»5. Строителями каменных зданий являются в летописях сыновья Владимира — Иван и Дмитрий . Об участии сына Владимира, Ивана Головы, в ответственном деле постройки Успенского собора будет сказано ниже. Затем выше было упомянуто, что четверо Головиных в XVI в. были (в общей сложности на протяжении около 53 лет) казначеями.

 

О Григории Ховре во вкладной книге Симонова монастыря есть такая запись: «Григорий Ховра да жена его Агрипина начало учинили монастырю Симонову, и церковь большую каменную они воздвигли и кельи многие поставили. И поминают их во вседневных литийных списках и в вечных синодиках...» Эту запись надо понимать не в том смысле, что Ховра основал Симонов монастырь— он'был основан около 1370 г. св. Федором, племянником Сергия Радонежского,— а так, что Ховра первый произвел в монастыре каменные постройки, что было в то время в Москве редкостью и стоило очень дорого .

 

У Григория Ховры был один сын, Владимир. Выше было упомянуто, что Ермолинская летопись называет Владимира Григорьевича гостем и боярином. На боярство его мы находим указания в актах. Как боярин он подписал жалованную несудимую грамоту Ф. Киселеву . Как боярин он упоминается в одной правой грамоте Симонову монастырю первых лет княжения Ивана III . В летописях под 6958 [1449/50] г. находим сообщение, что он построил на своем дворе в Москве (в Кремле) каменную церковь Воздвижения креста на месте каменной же церкви, которая распалась в московский пожар, бывший после Суздалыцины (т. е. после боя под Суздалем в 6953 [1445] г.) . Во вкладной книге Симонова монастыря записано, что Владимир Григорьевич «в дому Пре- чистыя Богородицы поставил церковь кирпичну Преображение Спасово, да в приделах собор Архистратига Михаила да Николы чюдотворца, с колокольницею, и ограду кирпичну около монастыря сделал»  . Напомню еще известный давно факт участия Владимира Григорьевича в постройке Успенского собора. Некоторые летописи, например Никоновская, говорят, что наблюдение за постройкой было поручено митрополитом и великим князем Владимиру Григорьевичу и его сыну Ивану Голове. Ермолинская летопись говорит об этом иначе, несколько короче, но дает интересную подробность. «Предстательство», т. е. заведование и наблюдение, было поручено Ивану Голове и Василию Дмитриевичу Ермолину, известному строителю того времени — «и промеж их бысть пря, и отступися всего наряда Василей, а Иван поча наряжати» . По-видимому, Владимиру Григорьевичу, за старостью лет, принадлежало общее наблюдение, а руководил постройкой его сын. В последний раз в летописях Владимир Григорьевич упоминается в марте 1480 г.  Вероятно, около этого времени он и умер.

 

На богатство Владимира Григорьевича есть интересные указания в духовных кн. Юрия Васильевича (перед 1472 г.) и кн. Андрея Васильевича Меньшого (перед 1481 г.). Первому князю он дал под заклад золотых и серебряных вещей большую сумму — 380 рублей, а второму сам дал 45 рублей да его сыновья 24 рубля без гривны  .

 

Если приведенные факты говорят о богатстве Владимира Григорьевича и доверии к нему великого князя и митрополита, tfo другие акты свидетельствуют о высоком положении его в среде придворной знати. В 6965 [1457] г. он был свидетелем данной на вотчину мирополиту кн. Ивана Юрьевича , с которым был в родстве, выдав за него замуж свою дочь Евдокию. В 6966 [1458] г. он был свидетелем меновной на земли митрополита с Василием Остеевым16.

 

У Владимира Григорьевича Ховрина было пять сыновей: Иван Хозюк, убитый «разбойниками» (татарами) во время паломничества в Иерусалим и не оставивший потомства; Иван Голова, прозванный так будто потому, что он был крестником вел. кн. Ивана III ; Иван Третьяк, от которого пошли Третьяковы; бездетный Иван Четвертак; Дмитрий, от которого пошли Грязные. Относительно дочерей в родословцах путаница. Некоторые родословцы приписывают ему неправильно трех дочерей . По- видимому, правильное показание находится в одном родословце: у Владимира Григорьевича была одна дочь, Евдокия, замужем за кн. Иваном Юрьевичем, а Марья и Евдокия же были дочерьми Ивана Головы  (см. ниже).

 

Иван Голова, родоначальник Головиных, как было выше сказано, был наблюдателем за постройкой Успенского собора в конце XV в., строил себе кирпичные палаты в Москве, как кредитор упоминается в духовных кн. Андрея Васильевича и кн. Ивана Борисовича Волоцкого . В некоторых родословцах он называется боярином, но, по-видимому, им не был. По крайней мере, в актах указаний на его боярство нет. Это тем более непонятно, что по заслугам отца, по богатству и родственным связям Иван Голова, как старший сын, мог претендовать на место в думе. Он приходился шурином кн. Ивану Юрьевичу и был в свойстве с великокняжеским домом. Сам он был женат на кн. Анне, дочери кн. Данилы Дмитриевича Холмского. Когда в 1500 г. брат Анны, кн. Василий, женился на дочери вел. кн. Ивана III, кн. Федосье, Иван Голова вошел в еще более близкое свойство с великокняжеским домом.

 

У Ивана Головы были два сына, Петр и Иван Скряба, и две дочери: Марья, замужем за кн. Иваном Дмитриевичем Пронским (умер боярином в 7031 [1522/23] г.), и Евдокия, жена Ивана Васильевича Хабара Симского (умер боярином в 7042 [1533/34] г.). Иван Скряба умер бездетным раньше брата. Петр Иванович в 7021 [1512/13] г. был назначен (после грека Юрия Дмитриевича Траханиота) казначеем и умер в 7033 [1524/25] г.  Женат он был на кн. Марье, дочери кн. Василия Семеновича Одоевского (боярин в 7014—7042 [1505/06—1533/34] гг.). По примеру предков Петр Иванович сделал вклад в Симонов монастырь — дал 300 рублей на каменную трапезу, «и поминают его Петра, инока Паисия, да брата его Ивана Скрябу, инока Иону, во вседневных минейных списках»  .

 

Петр Иванович Головин в летописях упоминается в 7042 [1533] г. в числе самых близких вел. кн. Василию лиц.

 

Прежде чем перейти к потомству П. И. Головина, целесообразно сказать о двух вымерших ветвях рода: о Третьяковых и Грязных.

 

У Ивана Третьяка был один сын — Иван Иванович Третьяков, который в 7031 [1522/23] г. был печатником  , а в 7034 [1525/26] г., после смерти своего двоюродного брата, Петра Ивановича, был назначен казначеем и оставался в этой должности до 7055 [1546/47] г.

У И. И. Третьякова были один сын, Фома, и дочь, Евдокия, вышедшая замуж за кн. Василия Ивановича Горбатого. Фома Иванович, известный воевода 60—70-х годов, был женат на Анне, дочери кн. Ксении Ивановны Шаминой (князей Моложских). У Фомы было два сына: бездетный Семен и Алексей, у которого был один сын — бездетный Василий. На последнем колено Третьяковых пресеклось.

 

Родной брат кн. Ксении, кн. Дмитрий Иванович, и двоюродный, Роман Федорович Шамины, в эпоху казней бежали в Турцию.

У Дмитрия Владимировича были четыре сына, Юрий Грязной, Иван, бездетные Алексей и Федор, и две дочери: Аграфена, вышедшая замуж за боярина Ивана Григорьевича Морозова, и Анна Славная, жена боярина кн. Михаила Васильевича Кислого Горбатого (боярин в 7021-7043 [1512/13-1534/35] гг.) .

У Юрия Грязного были бездетный сын Иван и дочь Софья, вышедшая замуж за кн. Василия Ивановича Репнина.

 

Первая жена Ивана Юрьевича — Анастасия—упоминается в 7071 [1562/63] г. В 7082 [1573/74] г. Иван Юрьевич дал Симонову монастырю треть луга за Москвой-рекой, против монастыря. Он же дал по своей второй жене, Марье, в Дмитровском уезде сельцо Якшино и деревню Болсуново. Третья жена его, Соломонида, пережила мужа  .

Врат Юрия Иван Дмитриевич имел только одну дочь, Дарью, вышедшую замуж за Никиту Романовича Юрьева .

Иван Дмитриевич дал Симонову монастырю с. Кузьминское с деревнями в Шуткине стану Юрьевского уезда .

 

Итак, мы видим, что Третьяковы и Грязные, принадлежавшие к младшим линиям рода Ховры, выделили из своей среды только одного думца, но по родственным связям принадлежали к самым верхам титулованной и нетитулованной знати.

 

Замечательнее и исторически значительнее было потомство старшего представителя рода — казначея Петра Ивановича Головина. Родословцы показывают у Петра шесть сыновей, Михаила, Ивана-Фому, Василия, Петра, Михаила Меньшого и Алексея, и одну дочь, Анастасию, которая была замужем за известным боярином кн. Александром Борисовичем Горбатым, который вместе с сыном Петром и окольничим П. П. Головиным был казнен царем Иваном в феврале 7073 [1565] г. , в самом начале учреждения опричнины.           1

 

Михаил Меньшой умер бездетным в 7050 [1541/42] г. или около того, и 24 мая 7050 [1542] г. по его душе сделан вклад в Троице- Сергиев монастырь . Алексей, тоже бездетный, был убит в Гороховце казанскими татарами 18 июня 7052 [1544] г.; его брат Василий дал по его душе в Троице-Сёргиев монастырь 50 рублей .

Михаил Петрович был выдающимся лицом своего времени. В Шереметевском списке показано неточно, что он был окольничим с 7070 Г1561/62] г. и «выбыл» в 7074 [1565/66] г. В разрядах он упоминается как воевода весьма часто с 7059 [1550/51] г. В 7068 [1559/60] г. он уже окольничий.

 

Кн. Курбский сообщает, что одновременно с кн. Александром Борисовичем Горбатым был казнен царем Иваном и Петр Ховрин, т., е. Петр Петрович Головин, «муж гретцкого роду, зело благородного и богатого, сын подскарбия земского; а потом и брат его Михаил Петрович» . Из летописей известно, что кн. Александр

 

Горбатый, Петр Головин и другие лица были казнены в феврале 7073 [1565] г. , в самом начале опричнины. Михаил Петрович был казнен вскоре, вероятно в самом начале 7074 [1565/66] г. В родословцах у Михаила Петровича показан один сын, Иван, бездетный, погибший вместе с отцом или вскоре после этого — его можно считать тоже вероятной жертвой опричнины. Во вкладной книге Симонова монастыря записано, что в 7076 [1567/68] г. его вдова Анастасия дала сельцо Игнатково с деревнями в Хованском стану Волоцкого уезда «по отце своем Тарасие, и по матери своей Ирине, и по муже своем Михаиле, и по своей душе, и по своем сыне Иване, и по снохе своей Феодоре» .

 

Второй сын Петра Ивановича, Иван-Фома, в Шереметевском списке показан окольничим с 7060 [1551/52] по 7070 [1561/62] г. Это неверно. По разрядам он упоминается казначеем в 7057— 7061 [1548/49-1552/53] гг., а в 7063-7064 [1554/55-1555/56] гг.— окольничим. Умер он, по-видимому, в 7066 [1557/58] г., т. к. в этом году по нем сделан вклад (50 рублей) в Симонов монастырь .

 

Третий сын, Василий, по разрядам упоминается на воеводствах с 7059 [1550/51] г. В 7063 [1554/55] г. он был наместником в Путивле; в походе 7071 [1562/63] г. он был «в окольничих», но до окольничества не дослужился, и карьера его окончилась, вероятно, в 7073 [1565] г. вместе с казнью его братьев.

 

Четвертый сын, Петр, в разрядах упоминается с 7060 [1551/ 52] г. В 7068 [1559/60] г. он был дмитровским дворецким, в 7071 [1562/63] г. пожалован в окольничие и казнен, как было сказано, в феврале 7073 [1565] г.

 

Из следующих поколений отмечу только думных людей. После казни Петра и Михаила в думе не осталось ни одного Головина. Сын Ивана-Фомы, Петр Иванович, был казначеем с 7086 [1577/ 78] г. и умер в 7093 [1584/85] г. Позже попадают в думу три сына казненного Петра Петровича. Иван Большой Премудрый — окольничий с 7092 [1583/84] г., умер он в 7121 [1612/13] г. Василий — казначей в 7113 [1604/05] г., окольничий в 7114 [1605/06] г. и боярин в 7117 [1608/09] г., умер он в 7120 [1611/12] г. Петр Меньшой — боярин с 7124 [1615/16] г., умер он в 7136 [1627/28] г.

Из этой ветви в XVII в. вышло еще двое окольничих и три боярина.

 

[1930-е годы]

 

 

 

К содержанию книги: Степан Борисович Веселовский - ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ КЛАССА СЛУЖИЛЫХ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ

 

 

 

Последние добавления:

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения