Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

МОНОГРАФИИ БОЯРСКИХ РОДОВ. Древнейшие боярские семьи

 

Степан Борисович Веселовский

С. Б. Веселовский

 

Смотрите также:

 

горожане-землевладельцы, служилые по прибору

 

Служилые люди жалование...

 

Набор военно-служилого класса...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Права и обязанности бояр. Вольные слуги и бояре вотчинники...

 

БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Царь и бояре...

 

классы русского общества, сословия бояре


Татищев: История Российская

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

КНЯЗЬЯ ФОМИНСКИЕ

 

О роде князей Фоминских невыезде их на службу в Москву в Бархатной книге находится следующий рассказ. У вел. кн. смоленского Юрия Святославича было два сына: Федор, имевший вотчины в Вязьме и Дорогобуже, и Константин Фоминский и Березуйский. У Константина три сына — все Федоры: Ф. Красный, Ф. Слепой и Ф. Меньшой. Вел. кн. Семен Гордый женился на дочери кн. Федора Святославича (брата вел. кн. Юрия) — кн. Евпраксии (6853 [1344/45] г.), а кн. Федора, ее отца, перезвал к себе и дал ему Волок; «и великую княгиню на свадьбе испортили — ляжет с великим князем, и она ему покажется мертвец». Великий князь развелся с кн. Евпраксией в 6854 [1345/46] г., отослал ее на Волок к отцу и велел выдать ее замуж. Кн. Федор выдал ее замуж за кн. Федора Красного Константиновича Фоминского  . Родословцы говорят об этом короче и объясняют развод неплодием кн. Евпраксии. Наконец, летописи обыкновенно молчат о причинах развода и ничего не говорят о браке кн. Евпраксии с кн. Федором Фоминским. Во всей этой истории основные факты несомненны. Вызывает только некоторое сомнение второй брак кн. Евпраксии с двоюродным братом — кн. Федором Фоминским: по каноническим правилам православной церкви такие браки были недопустимы. Впрочем, вся эта история с первым и со вторым браком была настолько необычной, что категорически отрицать возможность брака в такой близкой степени родства едва ли основательно. Дело в том, что митрополит Феог- ност в этом вопросе был весьма снисходителен. Он разрешил развод вел. кн. Семена с Евпраксией. Он же по просьбе великого князя разрешил Ольгерду и его брату Люборту брак с двумя родственницами вел. кн. Семена.

 

Следует отметить, что еще до этого эпизода один из князей Фоминских, может быть, Федор Красной, был на Москве. В 6847 [1338/39] г. вел. кн. Иван Данилович послал с Товлубием под Смоленск свою рать с князьями и воеводами, среди которых был кн. Федор Фоминский  .

 

По-видимому, все три сына кн. Константина Фоминского служили московским великим князьям.

 

У Федора Красного (от кн. Евпраксии) было четыре сына: Михаил Крюк, Иван Собака, Борис Вепрь и бездетный Иван Уда.

 

Михаил Крюк был богатым человеком и, очень вероятно, боярином вел. кн. Дмитрия. По-видимому, это он упоминается в одной правой грамоте начала XV в. Чудову монастырю 6. В архиве Троицкого монастыря сохранилось несколько очень интересных актов, которые относятся, как мне кажется, именно к Михаилу Федоровичу Крюку и его сыну Ивану.

 

В конце XIV или в самом начале XV в. Михаил Федорович с сыном Иваном купил у новгородского посадника Юрия Онцы- форова (упоминается в летописях^с 1381 г., умер в 1417 г.) с. Медну, в Торжке, на тверском рубеже, за 90 рублей новгородских денег. Лет через 30^(в 1428—1432 гг.) душеприказчики Ивана Михайловича, умершего бездетным, дали это село Троицкому монастырю. Из данной видно, что с. Медна было большим владением, в котором велось очень значительное боярское хозяйство. В данной душеприказчиков в с. Меднё показано 54 рубля новгородских «головного» серебра на крестьянах, 44 лошади, 65 голов рогатого скота, 130 коз и овец, да хлеба в житницах: 700 коробей ржи, 2000 коробей овса, 50 коробей пшеницы, 50 коробей жита, 50 коробей «овыдници» и 40 коробей гречи, гороха и конопли  .

 

У Михаила Федоровича было два сына: Борис и Иван, оба бояре вел. кн. Василия Дмитриевича и оба бездетные. Таким образом, род старшего сына кн. Константина вымер в первой четверти XV в.

 

Второй сын, Иван Федорович Собака, был боярином великих князей Дмитрия и Василия. Об его участии в постройке в 1366— 1367 гг. каменных укреплений Кремля было сказано выше. Ему принадлежит подпись на второй (и, возможно, первой) духовной вел. кн. Дмитрия  .

 

Оба сына Ивана Собаки, Семен Трава и Василий, были боярами во второй половине княжения Василия Дмитриевича.

Род. Василия пресекся со смертью его единственного сына Михаила, о котором ничего неизвестно.

 

У Семена Травы было два сына: Григорий Мороз и Иван. Почему они и их потомки выбыли из боярской среды, неизвестно.

 

Потомки Семена Травы стали родоначальниками добрых, но рядовых служилых фамилий. От старшего сына Григория, Тимофея Скрябы, пошли Скрябины, от второго сына, Осоки, пошли Осо- кины и Пырьевы. Старший сын Тимофея Скрябы, сын боярский Иван Щавей, в 7006 [декабрь 1497] г. был казнен по делу вел. кн. Софьи  .

 

От старшего сына Ивана Семеновича Травина, от Ивана Салтыка, пошли Салтыковы-Травины. Иван Иванович Салтык в 6977 [1469] г. был воеводой в походе на Вятку и в Казань. Около 1480 г. он был замешан в деле Василия Борисовича Тучка Морозова и других, его послужильцы были распущены и испоме- щены в Великом Новгороде, но вскоре опала была с него снята, и он участвовал как воевода в походе на вогуличей  .

 

О третьем сыне, Борисе Федоровиче Вепре, никаких известий нет. Его единственный сын Василий упоминается в летописях в 1446 г. как воевода кн. Дмитрия Шемяки, разбитый сторонниками великого князя на устье Мологи  . В родословцах у Василия не показано потомства, и невольно напрашивается предположение, что он сложил голову в Шемякинской замятие.

 

Четвертый сын Федора Красного, бездетный Иван Уда, упоминается в летописях на таких службах, которые дают основание полагать, что он был боярином. В 6892 [1383/84] г. он с боярами Федором Свиблом и Александром Белеутом был послан в Великий Новгород за черным бором — тяжкой данью, уплачиваемой Золотой орде. В 6901 [1393/94] г. он же с боярами Федором Кошкой и Селиваном (Волынским) ездил опять в Великий Новгород брать черный бор и укрепить мир с городом  .

 

Так, мы видим, что первые два поколения потомков Федора Красного занимали видное место в боярской среде. За недостатком данных трудно сказать, почему следующие поколения вышли из боярской среды. Возможно, что некоторую роль в этом играла большая смертность представителей мужского пола в молодом возрасте и переход Василия Вепрева (а может быть, и других представителей) на службу к удельным князьям, но как бы то ни было, единственная уцелевшая отрасль рода — потомство Семена Ивановича Травы Собакина — ни в XV, ни в XVI вв. не выдвинула в думу ни одного представителя.

 

У второго сына Константина Фоминского, Федора Слепого, был один сын, Андрей Коробья. Единственный сын Андрея Федор Коробьин отъехал (в первой четверти XV в.) в Тверь. Неизвестно, удалось ли Федору и его сыновьям, Семену Бокею и Карпу, улучшить отъездом свое положение и какое место заняли они в Твери, но только внуки Федора выехали опять на Москву.

 

Известно, что незадолго до падения Тверского княжества многие тверские бояре и дети боярские, испытывая обиды и притеснения от москвичей и не находя защиты у своего князя, стали отъезжать в Москву и бить челом о принятии их на службу. Летописи отмечают два таких массовых выезда — в 6984 [1475/ 76] г. и 6993 [1484/85] г. В числе других в 6984 [1475/76] г. выехали Василий (Семенович?) Бокеев и трое «Карповичей», т. е. Иван, Федор и Семен, двоюродные братья Василия Бокеева  .

 

Василий Бокеев и Семен Карпов в 6997 [1488/89] г. были воеводами в походе на Вятку  ? но ни один из выехавших не дослужился до думных чинов. В думу попали только дети старшего Карповича — Ивана: Федор Иванович в 7025 [151(5/17] г. был сказан в окольничие, умер он в 7038 [1529/30] г.; Никита Иванович был пожалован в окольничие в 7031 [1522/23] г. (в Никоновской летописи упоминается как оружничий летом 7024 [1515/ 16] г.  ) и умер, не оставивши потомства, в 7040 [1531/32] г.

 

Два старшие сына Федора Ивановича были думцами: Иван Федорович (или, может быть, его младший брат, Иван же) в 7056 [1547/48] г. был боярином великой княгини 16, в 7058 [1549/ 50] г. он пожалован окольничим в думу великого князя и умер в 7062 [1553/54] г.; Долмат Федорович был окольничим с 7057 [1548/49] г. и умер в 7079 [1570/71] г.

Многие Бокеевы и Карповы во второй половине XVI в. были воеводами и наместниками, но ни один представитель этого рода (после смерти Долмата) в думу не попал (в XVII в. двое Дол- матовых-Карповых были в думе).

О потомстве третьего сына кн. Константина Фоминского, Федора Меньшого, достаточно нескольких слов. У Федора Меньшого было три сына: Василий Березуйский, от которого пошли князья Козловские, Федор — родоначальник Ржевских, Иван Толбуга — родоначальник Толбузиных.

 

В некоторых летописях в числе убитых на Куликовом поле упоминается Иван Иванович Толбуга  . Очевидно, это — ошибка: Иван Федорович Толбуга, женатый на дочери Д. А. Монастырева, жил во второй половине XIV в., и, по-видимому, это он был убит на Донском побоище, а его сын Иван Иванович жил в первой половине XV в. и в 6909 [1400/01] г. упоминается как воевода рати, посланной вел. кн. Василием Дмитриевичем на Торжок  .

Сын Ивана Ивановича, Семен, в 6982—6983 [1473/74—1474/ 75] гг. был послом в Венецию, откуда вывез различных мастеров, в том числе — Аристотеля Фиоравенти.

[1930-е годы]

Василий Борисович Вепрев Фоминский

В договоре 1440 г. вел. кн. Василия с Дмитрием Шемякой и Дмитрием Красным, в статьях о размене пленных и ликвидации претензий по кабалам и поручным записям, сказано: «...и то вам с них все свести опроче Василья Вепрева»  . Почему для Василия Вепрева сделано исключение, неизвестно, но видно, что он принимал большое участие в предшествовавшей договору замятие и, по-видимому, служил княжатам.

 

О выступлении Василия Вепрева на стороне Дмитрия Шемяки есть сообщение в летописях. В 1446 г. ослепленный княжатами вел. кн. Василий был сослан в Углич и посажен в тюрьму. Дмитрий Шемяка нарушил соглашение, заключенное с вел. кн. Василием при посредстве митрополита Ионы, и отправил детей великого князя в Углич. Сторонники великого князя, князья Ряполовские и другие, замыслили силой освободить великого князя и его детей и стали собираться на Белоозеро. «И князь Дмитрей послал за ними с Углеча рать сВасильем Вепревым, да Федора Михайловича (Сатина. — С. В.) послал за ними со многими людми». Сатин не успел соединиться с Василием Вепревым, Ряполовские напали на него на устье Мологи и разбили  .

Приведенное сообщение летописей .о Василии Вепреве, взятое само по себе, не представляет никакого интереса. Этот незначительный на первый взгляд факт оживает и становится значительным, если выяснить личность Василия Вепрева, его происхождение и среду его родичей.

 

В московских летописях есть два кратких сообщения о втором браке и разводе вел. кн. Семена Гордого. В 1345 г. вел. кн. Семен женился на дочери кн. Федора Святославича Смоленского Евпраксии, а в следующем году развелся с ней, отослал к отцу на Волок и выдал замуж за кн. Федора Константиновича Фоминского. Бархатная книга в 34-й главе рассказывает об этом подробнее: «Как князь великий Симеон Иванович Гордой женился у князя Федора Святославича, и князь великий его перезвал к себе, а дал ему вотчину Волок (Ламской. — С. В.) со всем. И великую княгиню (Евпраксию.—С. В.) на свадьбе испортили — ляжет с великим князем, и она ему покажется мертвец. И князь великий великую княгиню отослал к отцу ее на Волок, а велел ее дати замуж, и князь Федор Святославич дал дочь свою замуж за князя Федора за Красного за Большого Фоминского».

 

От этого брака у Федора Красного Фоминского и Березуйско- го (в Ржевском уделе Смоленского княжества) было четыре сына: Михаил Крюк, Иван Собака, Борис Вепрь и Иван Уда.

 

Иван Федорович Собака в молодости принимал участие в постройке первых каменных укреплений московского Кремля (1366/ 67 г.) вместо сгоревших дубовых. Ввиду спешности постройки все стены были разделены на участки, и на каждом участке был поставлен особый «председатель», т. е. ответственный распорядитель строительных работ. Память об участии в этом деле И. Ф. Собаки сохранилась до наших дней в названии одной из самых мощных башен Кремля, так называемой Собакиной (против Государственного исторического музея). Впоследствии И. Ф. Собака был боярином вел. кн. Дмитрия Донского и в этом чине был в числе свидетелей второй и, может быть, первой духовной грамоты великого князя. Жена Ивана Собаки Ульяна занимала в списке больших боярынь великокняжеского двора очень высокое место  .

Михаил Федорович Крюк, не носивший, как и другие сыновья кн. Федора Фоминского и Ржевского, княжеского титула, не порывал, по-видимому, связей с родовой вотчиной. Об этом можно судить по тому, что в бывшем Фоминско-Березуйском уделе Ржевского княжества до сих пор существует селение Крюково  .

 

В конце XIV в. Михаил Федорович купил у новгородского посадника Юрия Онцыфорова с. Медну, в Торжке, на р. Тверце, на границе Тверского княжества. Это владение было средних размеров, но представляло большую ценность, т. к. находилось на большой дороге из Твери в Великий Новгород  .

 

О боярстве Михаила Федоровича мы имеем только одно указание — его подпись на третьей духовной грамоте вел. кн. Василия Дмитриевича (1425 г.).

У Михаила Федоровича было два сына, Борис и Иван, умершие без потомства, по-видимому, во время чумных эпидемий 50-х годов.

У Ивана Собаки было тоже два сына: Семен Трава и Василий . По генеалогическим источникам, все четыре старших внука кн. Федора Фоминского, т. е. Борис и Иван Михайловичи Крюковы, Семен Трава и Василий Ивановичи Собакины, были в боярах у вел. кн. Василия Дмитриевича  .

 

О службе Бориса Федоровича Вепря ничего неизвестно. Его единственный сын Василий как младший внук кн. Федора начал служить позже своих двоюродных братьев, Крюковых и Со- бакиных, и, видимо, не мог устроиться при дворе великого князя, т. к. после смерти вел. кн. Василия Дмитриевича (1425 г.) в московском правительстве произошли большие перемены. Во главе правительства малолетнего княжича Василия стала ею мать, вел. кн. Софья Витовтовна. Второе место занял выезжий из Литвы Гедиминович кн. Юрий Патрикеевич, женатый на сестре вел. кн. Василия. В числе родов, вытесненных из боярской среды после смерти вел. кн. Василия Дмитриевича, были Собакины (сыновья Семена Травы) и, по-видимому, Василий Борисович Вепрев.

В родословцах Василий Борисович Вепрев показывается без потомства, но и без обычной в таких случаях отметки «бездетен». Из этого можно заключить, что после крушения замятии княжат Василий Борисович Вепрев сошел с исторической сцены, перестал интересовать составителей родословцев, т. к. «выбыл» из числа «родословных людей». Если у него и были потомки, то они, по выражению родословцев, «в своем роду в счете не стояли».

[1930-е годы]

 

 

 

К содержанию книги: Степан Борисович Веселовский - ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ КЛАССА СЛУЖИЛЫХ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ

 

 

 

Последние добавления:

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения