Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

МОНОГРАФИИ БОЯРСКИХ РОДОВ. Древнейшие боярские семьи

 

Степан Борисович Веселовский

С. Б. Веселовский

 

Смотрите также:

 

горожане-землевладельцы, служилые по прибору

 

Служилые люди жалование...

 

Набор военно-служилого класса...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Права и обязанности бояр. Вольные слуги и бояре вотчинники...

 

БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Царь и бояре...

 

классы русского общества, сословия бояре


Татищев: История Российская

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

РОД МИНИН - СОФРОНОВСКИЕ И ПРОЕСТЕВЫ

 

Род Минин сам по себе не представляет большого исторического интереса. Из немногочисленного сравнительно потомства Мины мяжно назвать только одного крупного государственного деятеля — Степана Матвеевича Проестева — думного дворянина, а затем окольничего царей Михаила и Алексея, выдающегося дипломата своего времени. Род Мины заслуживает внимания потому, что был одним из древнейших московских родов, служивших московским князьям еще тогда, когда они не были великими князьями. В Государев родословец Проестевы и Софроновские не были записаны, но в частных родословцах, дополнявших Государев, их род встречается постоянно, наряду с другими старыми второстепенными боярскими родами.

 

Никаких легенд о выезде родословцы не сообщают. Затем родоначальник, как это бывает часто в родословиях второстепенных родов, оказывается забытым, и первые поколения росписи страдают неполнотой.

 

Известный родословец из собрания И. Д. Беляева начинает родословие так: «Род Софроновских да Проестевых. Дмитрей Минич был боярин у великого князя Дмитрея Ивановича Донского. А у Дмитрея дети: Василей, да Степан, да Михайло бездетен. А у Василья сын Игнатей. А у Степана сын Федор»... и т. д. 

 

Едва ли можно сомневаться, что отцом Дмитрия Минича был тот самый Мина, который с «вельможей» Василием Кочевой был послан кн. Иваном Калитой в Ростов, когда «купно» с великокняжеской властью Ростовское княжение «досталось» московскому князю (1328—1332 гг.). Автор жития Сергия Радонежского рассказывает о „причине переселения родителей Сергия из Ростова в Радонеж: «Егда изыде повеление великого князя Ивана Данило- вичя, и послан бысть от Москвы на Ростов, аки некий воевода, един от ввлмож, йменем Ёасилей, прозвищем Кочева, й с ним Минй, и егда внидоста во град Ростов, тогда возложиста велику нужу на град, да и на вся живущая в нем, и гонение много умножися»  . Неясно, чем были вызваны «великая нужа» и гонения, видно только, что Василий Кочева и Мина энергично исполнили данное им поручение навести в Ростове московские порядки и закрепить там власть Ивана Калиты.

 

Сыном этого Мины был Дмитрий Минич, о смерти которого мы имеем летописный рассказ. В 1368 г. вел. кн. литовский Ольгерд по приглашению вел. кн. Михаила Тверского предпринял внезапный набег на Москву. Вел. кн. Дмитрий Иванович не ожидал нападения, он узнал о нем только тогда, когда Ольгерд уже подошел к границам Московского княжества, «и повеле вскоре разсылати грамоты по всем градом и по всему княжению своему, събираа рать. И не успеша тогда приити из далных мест вой его, но ели- цы тогда обретошася, тех избрав и отпусти в заставу противу Ол- герда, еже есть сторожевый полк, а воеводство приказа Дмитрею Минину; а от брата его, иже из двоюродных ему, от князя Володи- мера Андреевича воевода Акинф Феодоровичь, нарицаемый Шуба, с ними рать московьскаа и коломеньскаа и дмитровьскаа». Ольгерд стал опустошать порубежные места, затем на стычке в волости Дол- хле убил кн. Семена Дмитриевича Крапиву Стародубского, а на р. Тросне в Оболенске напал на сторожевой полк и разбил его, «и князей и воевод и бояр всех поби». В бою на Тросне Дмитрий Минич и Акинф Шуба были убиты, о чем в общих выражениях говорят летописи  . Указанные лица записаны на вечное поминание в синодике Успенского собора: «Князю Симеону Дмитриевичу, Миничу, Йакин- фу Федоровичу и всей дружине их, убиенных от нахождения Оль- гердова, вечная память»  . В обоих списках синодика, т. е. в Харатейном и в Щукинском, текст записи испорчен: «Князю Симеону Дмитриевичу, Миничу, Иакинфу Феодоровичу» и т. д. Некоторые летописи, например Новгородская IV, путают имена убитых на Куликовом поле и показывают в числе убитых Дмитрия Минича.

 

Для дальнейшего изложения следует отметить, что Дмитрий Минич при вести о нападении Ольгерда «обретался» под рукой у вел. кн. Дмитрия Ивановича и был поставлен во главе заставного полка. Ниже будет показано, что родовые вотчины Мининых находились в Коломне, и этим объясняется, что Дмитрий Минич мог явиться на зов великого князя в самый короткий срок.

 

Выше было упомянуто, что родословцы не говорят ничего о Мине и о братьях Дмитрия Минича. Между тем у Дмитрия был брат Александр, о котором некоторые летописи рассказывают в связи с поездкой княжича Василия Дмитриевича в Орду. Рассказ о поездке в летописях находится в разорванном виде, в нескольких местах. Никоновская летопись сообщает, что в 1383 г. вел. кн. Дмитрий Иванович должен был послать в Орду своего старшего сына, Василия, тягаться о великом княжении с кн. Михаилом Александровичем Тверским. Последнему удалось получить в Орде ярлык на великое княжение, но одновременно к вел. кн. Дмитрию прибыл из Орды посол Карач «з добрыми речми и с пожалованиемь», что утешило великого князя «от великиа скорби и печяли». Львовская летопись добавляет, что кн. Михаил Александрович Тверской вышел при этом из Орды, «а князь Василей Дмитреевичь и Олександр Миничь осташа в Орде», т. е. были задержаны и пробыли там два с половиной года, а осенью 1385 г. «побежа изо Орды от Тохтамы- ша царя князь Василий Дмитриевич Московский». Ему пришлось бежать окольными путями, через Валахию и Полоцкую землю, и только в январе 1387 г. Василий Дмитриевич через Литву пробрался в Москву 5. В этой опасной и многотрудной поездке княжича Василия сопровождали особо доверенные бояре и слуги, во главе которых были боярин Данила Феофанович Бяконтов, племянник митрополита Алексея, и Александр Минич.

 

Были ли у Александра Минича дети и какое фамильное прозвище они усвоили, остается неизвестным. У Дмитрия Минича родословцы показывают трех сыновей: Василия, Степана и умершего бездетным Михаила. О последнем ничего неизвестно, а о боярстве первых двух сыновей у вел. кн. Василия Дмитриевича есть указания в росписях бояр, которых «заехал» кн. Юрий Патрикеевич. Эти росписи, заимствованные из не дошедших до нас местнических дел, могут иногда вызывать сомнения в порядке расположения лиц, но не по составу лиц, т. к. боярство указанных в них лиц подтверждается другими источниками. В этих росписях Василий и Степан Дмитриевичи Минины показаны непосредственно после Никиты Ивановича Воронцова и перед братьями Борисом и Иваном Михайловичами Крюковыми-Фоминскими  .

 

О следующих поколениях Мининых наши сведения отрывочны. Подобно Валуевым, они как-то безвестно и незаметно выбывают из боярской среды, оттесняемые другими, более сильными, старыми и новыми родами.

 

О единственном (по родословцам) сыне Василия Дмитриевича, Игнатии, известно, что он дал Симонову монастырю (при архимандрите Иване) «свою отчину и дедину», пустошь Ревякинскую, в Бохове стану Московского уезда  . Этот мелкий сам по себе и отрывочный факт ценен как указание на вотчины Мининых под самой Москвой.

 

Родовые гнезда Мининых находились в Коломенском уезде, в частности в Песоченском стану, где в писцовых книгах 1578 г. на речках Северке и Тычке упоминается не существующее ныне с. Софроновское  . Внуки Игнатия Васильевича по этому селу усвоили фамильное прозвище Софроновских и в конце XV в. получили поместья в Великом Новгороде  . Следующие поколения Софроновских все служили по Новгороду. Четверо Софроновских, Иван Михайлович, Михаил и Иван Дмитриевичи и Андрей Никитич, в 1550 г. были зачислены в тысячники и получили дополнительные поместья под Москвой  . Тысячник Иван Дмитриевич был убит в 1552 г. при взятии Казани. Его младший брат Петр Дмитриевич упоминается на Земском соборе 1566 г. в дворянах второй статьи. Несколько позже он был казнен, вероятно в новгородском погроме 1570 г. Следующие поколения Софроновских опустились еще яиже и в XVII в. не попадали в московский список.

 

У Степана Дмитриевича родословцы показывают одного сына — Федора. В действительности у него был еще сын, Григорий: вел. кн. Софья в своей духовной грамоте 1453 г. упоминает о дворе в Москве в Кремле, который был куплен боярином Иваном Федоровичем Старковым у Федора и Григория Степановых детей Дмитриевича и затем взят вел. кн. Софьей и. Григорий Степанович, подобно Александру Миничу, был потерян для родословной памяти и в родословцах не упоминается.

 

У Федора Степановича было два внука — Давид Григорьевич Проесть, родоначальник Проестевых, и Федор, убитый в 1500 г. на Ведроше (в синодике Успенского собора записано: «Феодору Григорьеву сыну Федоровича'Минина...» вечная память  . Потомки Федора Григорьевича позже тоже писались Проестевыми).

 

Давид Григорьевич Проесть был единственным представителем рода, который достиг думного чина. Новиковский список думных людей показывает его ловчим великого князя с 1510 по 1534 г., когда он умер. Это показание нуждается в проверке, т. к. в разрядах Проесть упоминается ловчим только с 1526 г.

У Давида Проестя было два внука: Павел Меныпик и Короб Третьяк Леонтьевичи. Оба они по своим коломенским вотчинам служили по дворовому списку с Коломны и в 1550 г. были зачислены в тысячники. Павел Меныпик Леонтьев в 1559 г. был головой в полках, а в 1562—1564/65 гг. упоминается в числе поручителей по боярах  . Короб около 1552 г. был убит на Рязани татарами и не оставил потомства  .

 

Единственный сын Павла Меныпика, Матвей Павлович, в 1577 г. был московским дворянином. В 1587 г. он был в составе полномочного посольства в Польшу, в 1591 г. упоминается в Москве в осаде  . Владея родовыми вотчинами в Коломне, Матвей Павлович имел поместье в Кашире  . Перед смертью Матвей л остригся в Пафнутьеве Боровском монастыре (в иноках — Макарий), где и был погребен 5 декабря 1597 г. (там же погребена 28 апреля 1586 г. его жена Мавра, дочь Ивана Андреевича Кикина)  .

 

Самым выдающимся представителем рода был Степан Матвеевич, старший сын Матвея Павловича. Родословец кн. Степана Ромодановского сообщает про Степана Матвеевича следующую интересную подробность: «Четвертой жены сын, слагатель канонов, был при царе Михаиле окольничий». Было бы очень интересно выяснить, какие каноны сложил Степан Матвеевич. Историкам древней письменности он как автор, кажется, неизвестен. Свою многолетнюю службу Степан Матвеевич начал около 1598 г., когда он был рындой у саадака (см. разряды). В 1616 г. в чине стольника, он был воеводой в Осколе, с 1619 г. назначен на Земский двор, которым управлял в последующие годы, и в 1634 г. был пожалован в думные дворяне. В январе 1635 г. С. М. Проестев с боярином кн. А. Львовым был послан в Польшу для подтверждения Полянов- ского договора и по возвращении из Польши пожалован в окольничие. В 1638 г. он вторично был посылаем в Польшу с разными дипломатическими поручениями. В апреле 1642 г. Степан Матвеевич с дьяком Иваном Патрикеевым был послан в Данию для переговоров о возобновлении дружбы и прежних мирных договоров. В тайном наказе ему было, сверх того, поручено сватать царевну Ирину Михайловну за королевича Вольдемара. В 1646 г. он еще раз ездил в Польшу с дипломатическими поручениями. В 1649—1651 гг. Степан Матвеевич управлял Владимирским судным приказом и умер на этой службе  . Перед смертью он постригся в Пафнутьеве монастыре (в иноках — Сергий), где и погребен 28 апреля 1651 г. (его жена Агафья Владимировна дала в 1651 и 1652 гг. по его душе Пафнутьеву монастырю два вклада).

 

Сын Степана Матвеевича, Иван, не пошел дальше чица стольника, но внук, Петр Иванович, дослужился до думного дворянства (1688 г.)  .

 

 

 

К содержанию книги: Степан Борисович Веселовский - ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ КЛАССА СЛУЖИЛЫХ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ

 

 

 

Последние добавления:

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения