Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

МОНОГРАФИИ БОЯРСКИХ РОДОВ. Древнейшие боярские семьи

 

Степан Борисович Веселовский

С. Б. Веселовский

 

Смотрите также:

 

горожане-землевладельцы, служилые по прибору

 

Служилые люди жалование...

 

Набор военно-служилого класса...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Права и обязанности бояр. Вольные слуги и бояре вотчинники...

 

БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Царь и бояре...

 

классы русского общества, сословия бояре


Татищев: История Российская

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Генеалогия бояр Вельяминовых

 

Вернемся теперь к обзору рода Вельяминовых, придерживаясь генеалогической схемы.

 

У Ивана Федоровича Воронцова был один сын, Никита, который в конце княжения Василия Дмитриевича занимал среди бояр одно из первых мест и был жив в 40-х годах XV в. 

 

У Никиты Ивановича Воронцова было два сына: Иван и бездетный Тимофей, убитый при неизвестных обстоятельствах и неизвестно когда под Можайском. Возможно, что это произошло во время шемякинской «замятии». На боярство Ивана Никитича у великого князя указаний нет. Известно, что одно время он был боярином в уделе кн. Юрия Васильевича и был свидетелем духовной этого князя  . В 1476 г. он был поручителем подвергшегося опале кн. Данилы Дмитриевича Холмского  . Для представителя великокняжеского боярского рода служба удельному князю была значительным снижением социального уровня, но благоприятным для Воронцовых обстоятельством было то, что у них последовательно в четырех поколениях было по одному представителю, что позволяло им не дробить свои вотчины в семейных разделах. Большое значение этого обстоятельства бросается в глаза, если сравнить Воронцовых с Вельяминовыми, т. е. потомками Юрия Васильевича Грунки. В конце XV в. был налицо только один Воронцов — Семен Иванович, сын Ивана Никитича, а Вельяминовых, потомков Грунки, было человек двенадцать. Ниже при обзоре карьеры Вельяминовых мы увидим, как это отразилось на их служебном и социальном положении.

 

Единственный сын Ивана Никитича Воронцова, Семен Иванович, был выдающимся человеком своего времени. С 1493 по 1516 г. он принимал участие как воевода во всех походах этих лет, занимая места среди крупнейших представителей титулованных и нетитулованных фамилий. Боярство он получил в 1504 г. сразу, минуя окольничество, и умер в 1517 или 1518 г. Его жена Марья как близкое к великокняжескому двору лицо записана в Харатейном синодике Успенского собора  .

 

У Семена Ивановича было четыре сына: Михаил, Дмитрий, Иван-Фока и Федор-Диомид — все в боярах.

 

Михаил Семенович с 1513 г. не раз бывал полковым воеводой в разных походах. В 1514 г. он получил боярство и занял при дворе очень высокое положение. этом свидетельствует летописное сообщение о предсмертных днях и часах вел. кн. Василия. Великий князь, озабоченный судьбой своего младенца-наследника, много совещался, сначала со своими приближенными любимцами, а затем со старейшими боярами. Умирающего окружали близкие люди, «и леже на одре своем, и призва к себе боярина своего Михаила Семеновича Воронцова, и поцеловася с ним и прости его». Затем великий князь выразил волю постричься. В этом поддерживали его митрополит и боярин Михаил Юрьевич Захарьин, но кн. Андрей Иванович Старицкий, Михаил Семенович Воронцов и любимец великого князя Иван Юрьевич Шигона отговаривали больного от пострига, быть может надеясь на выздоровление, «и бысть про- межу ими пря велика». Этот эпизод показывает, что М. С. Воронцов был одним из влиятельнейших людей при дворе вел. кн. Василия.

 

В малолетство Ивана IV М. С. Воронцов, несмотря на борьбу придворных партий, продолжал свою карьеру и в 1536 г. был наместником в Великом Новгороде. Это был такой пост, на котором бывали только первостепенные титулованные и нетитулованные бояре. Умер Михаил Семенович в 1539 г.

 

Менее значительным человеком был следующий по возрасту Воронцов — Дмитрий Семенович. В 1519 г. он был полковым воеводой в Дорогобуже, в 1520 г. — в Серпухове, в 1521 г. — в Мещере. В 1531 г. он был уже несомненно боярином (в Новиков- ском списке думных чинов Дмитрий Семенович не показан, но это несомненно пропуск). В 1535 г. Дмитрий Семенович был наместником в Пскове и тогда же воеводой в Литовском походе. В последний раз он упоминается в разрядах в 1538 г. Вероятно, он умер вскоре после 1538 г.

Иван-Фока Семенович получил боярство не сразу: в 1536 г. он стал окольничим, а в 1543 г. — боярином. Умер он, не оставив мужского потомства, в 1560 г. (дата смерти Фоки Семеновича подтверждается вкладной книгой Троицкого монастыря, в которой вклад по нем записан в мае 1560 г.).

 

Самым значительным из сыновей Семена Ивановичабыл младший. Федор. В разрядах он упоминается с 1522 г. как воевода. В 1538 г. он был углицким дворецким и воеводой на Угре. В 1544 г. он получил боярство и через 2 года «выбыл», как говорит Новиковский список, т. е. был казнен.

 

Сообщение кн. Курбского о том, что Федор Семенович был убит по приказанию царя собственным сыном Иваном, который позже тоже был казнен, очень сомнительно  .

 

Никоновская летопись рассказывает, что Федор Семенович пользовался исключительным расположением Ивана и этим вызвал зависть и вражду бояр, и так описывает один из случаев боярских раздоров того времени: 9 сентября 1543 г. «боляре възволнова- шася между собою перед великым князем и перед митрополитом в Столовой избе у великого князя на съвете: князь Андрей Шуйской да Кубеньскые и их съветници изымаша Феодора Семенова сына Воронцова за то, что его великий государь жалует и бережет, биша его по ланитам и гшатие на нем ободраша, и хотеша его убити, и едва у них митрополит умоли от убийства. Они же сведоша его с великого князя сеней с великым срамом, биюще и пхающе, на площадь, и отослаша его за Неглимну на Иванов двор Зайцова и послаше его на службу на Кострому, и с сыном его с Иваном» .

 

В декабре того же года тринадцатилетний Иван проявил свою волю: велел отдать на казнь псарям боярского «первосъветника», кн. Андрея Шуйского, «и от тех мест начали боляре от государя страх имети». Федор Воронцов, не принадлежавший к партии Шуйских, был возвращен в Москву. Однако через два года он оказался, необъяснимым образом, в стане своих бывших врагов. 5 октября 1545 г. Иван положил опалу на кн. Ивана Кубенского, кн. Петра Шуйского, кн. Александра Горбатого,Федора Воронцова и Дмитрия Палецкого. В декабре того же года Иван пожаловал их и снял опалу, но через полгода последовала новая вспышка гнева. Никоновская летопись объясняет ее клеветой дьяка Василия Захарова Гнильевского, бывшего в то время у Ивана в приближении: «Князь великий с великиа ярости положил на них гнев свой и опалу по его (т. е. дьяка. — С. В.) словесем ... и по прежнему их неудобьству, что многые мзды в государьстве его взимаху в многых государьскых и земскых де- лех». В числе оклеветанных были трое Воронцовых и боярин И. П. Федоров: «И велел казнити князь великий князя Ивана Ку- беньскаго, Феодора Воронцова, Василиа Михайлова сына Воронцова же, отсекоша им глав месяца иулиа 21, в субботу... а Ивана Михайлова сына Воронцова велел поимати же»  .

 

Так малолетний Иван освобождался от опеки бояр по прежнему их «неудобству» и по клевете временного фаворита, который через несколько лет и сам был казнен.

Остается проследить карьеру следующего поколения, на котором род Воронцовых пресекся.

 

У Михаила Семеновича было три сына: Василий, Юрий и Иван. Василий Михайлович получил боярство в 1544 г., вероятно одновременно со своим дядей, Федором Семеновичем, вместе с ним же был казнен в июле 1546 г. Юрий Михайлович получил боярство в 1551 г. и умер в 1557/58 (7066) г. Иван Михайлович как младший в семье получил сначала окольничество в 1552 г., а через два года — боярство. Умер он в 7075 [1566/67 г. — по Шереметевскому списку; по другим источникам — около 1570 г.].

 

У Дмитрия Семеновича был один сын, Иван Чуха. Иван Дмитриевич был самым незначительным в роде Воронцовых и в думу не попал. В разрядах он упоминается только раз, в 1565 г., на воеводстве в остроге за р. Полотой. Иван Чуха умер бездетным в эпоху опричнины. Свои вотчины, по-видимому все, он отдал Троицкому Сергиеву монастырю. По богатству этого самого незначительного из Воронцовых можно представить себе, как богаты были Воронцовы. В 1571/72 г. Василий Федорович Воронцов дал по приказу Ивана Дмитриевича с. Нестеровское в Тверском уезде, с. Наместково с деревнями в Бежецке, сельцо Машково в Боровском уезде и деревни Щелково и Аносово на р. Клязьме в Московском уезде  .

 

У Федора-Диомида, казненного в 1546 г., было два сына: Иван и Василий. Иван Федорович во время опричнины, в 1569 г., был пожалован в думные дворяне, что для Воронцовых было большим снижением чести, а в 1571 или в 1572 г. казнен при неизвестных обстоятельствах. Василий Федорович, последний представитель рода Воронцовых, после отмены опричнины был пожалован в окольничие в 1573 г., но до боярства не дослужился; в 1579 г. он был убит под Кесью «у наряда», т. е. командуя артиллерией  .

 

Краткий обзор карьеры Воронцовых показывает, что они в XVI в. стояли очень высоко: из одиннадцати представителей фамилии девять человек были в думных чинах, причем пятеро получили боярство сразу, минуя окольничество. С 1546 г., когда были казнены Федор Семенович и Василий Михайлович, Воронцовы один за другим сходят со сцены: в 1557/58 г. умирает Юрий Михайлович, в 1560 г. — Иван-Фока Семенович, в 1566/67 г. — Иван Михайлович, около 1572 г. был казнен Иван Федорович, и, наконец, в 1579 г. был убит под Кесью последний представитель фамилии — Василий Федорович. Таким образом пресекся славный род Федора Воронцова, более двухсот лет из поколения в поколение занимавший боярские места в думе московских государей.

 

Для характеристики рода Протасия Вельяминова в истории Московского княжения в XIV—XV вв. следует привести справку из Харатейного синодика Московского Успенского собора. Дело в том, что это не простой синодик, в который всякий по желанию мог записать за денежный или земельный вклад свое имя. Этот синодик, напечатанный Новиковым в т. VI «Древней российской вивлиофики», входил в состав торжественной службы в «неделю православия», когда происходило поминание всех поборников православия и анафематствование еретиков и врагов церкви. Значительную часть синодика составляет поминание лиц, погибших при исполнении дел особой государственной важности, главным образом убитых в исторически важных сражениях.

 

Кроме этих лиц, в синодике записаны иерархи церкви, великие и удельные князья и выдающиеся государственные деятели. Как и кого записывали в синодик из числа лиц последней категории, об этом можно только гадать. Можно сделать интересное наблюдение: с середины XIV в. и приблизительно до вел. кн. Василия Темного записаны если не все, быть может, бояре, то, во всяком случае, большинство. Со времени Василия Темного записывались очень немногие бояре, по-видимому только те, которые кроме боярского чина отличались особой близостью к великокняжескому дому. По числу лиц и по непрерывности лиц по поколениям Вельяминовы занимают среди боярских фамилий первое место. Вот список лиц по поколениям, записанных в синодике.

 

1.         Протасий Федорович. Умер около 1341 г.

2.         Василий Протасьевич. Умер между 1347 и 1356 гг.

3.         Василий Васильевич, последний тысяцкий (умер в 1373 г.), и его брат Федор Воронец.

4.         Микула Васильевич (убит в 1380 г. на Куликовом поле), Полиевкт Васильевич и Иван Федорович Воронцов.

5.         Никита Иванович Воронцов.

6.         Иван и Тимофей Никитичи Воронцовы.

7.         Семен Иванович Воронцов (умер в 1517 или 1518 г.) и его жена Марья.

8.         Михаил, Дмитрий, Иван-Фока и Федор-Диомид Семеновичи Воронцовы и жены Михаила и Дмитрия.

9.         Василий Михайлович Воронцов. Умер в 1546 г.

 

В 60-х годах XVI в. записи отдельных бояр вообще прекращаются, и вследствие этого лица, умершие после этого, не записаны.

 

Потомство Юрия Васильевича Грунки, в противоположность потомкам его брата Федора Воронца, сильно размножилось уже в XV в. и разбилось на несколько фамилий. От старшего правнука Грунки, от Федора Вельяминовича, и от сына последнего, от Ивана Федоровича Аксака, пошли фамилии Вельяминовых и Аксаковых. Эта линия Вельяминовых пресеклась в середине XVII в. От Алексея Великого Вельяминовича, младшего брата Федора, пошла линия, принявшая с начала XVII в. фамилию Воронцовых- Вельяминовых, в отличие от Вельяминовых других родов. Наконец, от младших потомков Грунки вели свое происхождение по родословным преданиям фамилии Башмаковых, Исленьевых и Солов- цовых. Сильно размножившиеся представители последних фамилий уже при составлении Государева родословца не были в состоянии подать правильные росписи и указать точно свою связь с Юрием Грункой, тем не менее происхождение их от Протасия Вельяминова весьма вероятно. Поскольку 3thj фамилии не могут претендовать на историческую значительность, достаточно будет сказать несколько слов о Вельяминовых и Аксаковых.

 

 

 

К содержанию книги: Степан Борисович Веселовский - ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ КЛАССА СЛУЖИЛЫХ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ

 

 

 

Последние добавления:

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения