Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

МОНОГРАФИИ БОЯРСКИХ РОДОВ. Древнейшие боярские семьи

 

Степан Борисович Веселовский

С. Б. Веселовский

 

Смотрите также:

 

горожане-землевладельцы, служилые по прибору

 

Служилые люди жалование...

 

Набор военно-служилого класса...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Права и обязанности бояр. Вольные слуги и бояре вотчинники...

 

БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Царь и бояре...

 

классы русского общества, сословия бояре


Татищев: История Российская

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Чтобы описать род Годуновых и его возвышение, потребовалось бы много места. Поставив себе цель давать общие характеристики родов, ограничусь несколькими существенными замечаниями и отмечу те факты, которые не освещены в литературе.

 

В истории боярских и княжеских родов мы можем нередко наблюдать вековые связи родичей с тем или иным монастырем. Таковы, например, отношения Монастыревых к Кириллову монастырю, Головиных — к Симонову, Захарьиных-Кошкиных — к Новоспасскому, Квашниных—к Спасу на Всходне. Но ни один род не превзошел в этом отношении Годуновых, которые более 300 лет всем родом, а не в лице отдельных его представителей оставались верными Ипатьеву монастырю.

 

Это имело не только религиозное, обрядовое и моральное значение, но также важное жизненное—оно поддерживало сознание родовой связи, создавало известную общность интересов, родовую дисциплину и взаимопомощь. В то время как Сабуровы разбиваются на несколько отраслей, обосновываются в других уездах и порывают связи с родной Костромой и с Ипатьевым монастырем, Годуновы крепко держатся за свои костромские вотчины и благодаря своей сплоченности благополучно переживают всем родом, а не отдельные лица, царствование Ивана.

 

Царю Ивану принято приписывать государственно-планомерный (при помощи опричнины) разгром княжеских и боярских родов. Насколько это общепринятое мнение правильно, это другой вопрос, но нельзя не отметить иронии судьбы: царь Иван не только не разгромил, но даже возвысил и обогатил такой род, который из всех боярских родов отличался совершенно исключительной сплоченностью и верностью старым боярским традициям, а после пресечения династии Рюриковичей воцарился.

 

В 15 веке Годуновы совершенно безвестны, но несомненно, что они служили и не опускались, а главное — не теряли родовых вотчин и умеренно размножались. С начала XVI в. они, не достигая думных чинов, продолжают оставаться добрым боярским родом, из которого выходит целый ряд «стратилатов», т. е. полковых воевод: Петр и Василий Григорьевичи, Андрей и Василий Дмитриевичи, Иван Иванович Чермной, Михаил Васильевич Толстой и другие. При царе Иване многие родовитые люди не удержались от соблазна быстро сделать карьеру путем отказа от своего личного достоинства и безоговорочного угодничества. В огромном большинстве случаев успех на этом пути и царские милости быстро кончались опалой и даже насильственной смертью.

 

Годуновы (именно Годуновы, а не отдельные представители рода) начинают возвышаться с 1571 г., когда опричнина доживала последний год и террор продолжался вспышками, утратив характер массовых избиений. Однако Годуновы делают карьеру, очевидно, умнее других соратников царя Ивана, а главное — продвигаются не в одиночку, а дружной фалангой. С 1571 г. при царе Иване последовательно входят в думу, сначала в чинах второстепенных, Дмитрий Иванович, Степан, Иван и Григорий Васильевичи и Борис Федорович. При царе Федоре все эти лица становятся боярами.

 

Достигший престола Борис Федорович вводит в думу еще шесть человек своих родичей: Ивана Ивановича, Степана Степановича, Якова Михайловича Толстого, Матвея Михайловича, Никиту Васильевича Асанова и, наконец, Ивана Михайловича Аса- нова. В истории боярской думы это было совершенно небывалым явлением. Царь Борис не только не боялся соперничества своих сородичей, как это часто бывало, но,очевидно,был уверен в их родовой дисциплинированности и неизменной поддержке не за страх, а за совесть. С. Ф. Платонов очень хорошо описал борьбу боярских «партий» за царский престол после пресечения династии царя Ивана, но мне это представляется только историографической полуправдой, отвлекающей наше внимание от настоящей правды.

 

Как мне кажется, суть вопроса в том, что княжата и боярство были способны в то время только к образованию партий и временных коалиций и одни лишь Годуновы и Захарьины-Кошкины вступили в борьбу сплоченными родами, сумевшими сохранить на протяжении трех веков родовую дисциплину и верность родовым традициям.

 

20 июля 1938 г., Ново-Гиреево.

 

 

 

К содержанию книги: Степан Борисович Веселовский - ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ КЛАССА СЛУЖИЛЫХ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ

 

 

 

Последние добавления:

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения