Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

МОНОГРАФИИ БОЯРСКИХ РОДОВ. Древнейшие боярские семьи

 

Степан Борисович Веселовский

С. Б. Веселовский

 

Смотрите также:

 

горожане-землевладельцы, служилые по прибору

 

Служилые люди жалование...

 

Набор военно-служилого класса...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Права и обязанности бояр. Вольные слуги и бояре вотчинники...

 

БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Царь и бояре...

 

классы русского общества, сословия бояре


Татищев: История Российская

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Род бояр Сабуровых

 

Итак, мы имеем полное основание говорить, что род Захария был исконным костромским родом, перешедшим на службу в Москву в 30-х годах XIV в. в связи с получением Иваном Калитой великокняжеской власти. Первым поступивший на службу в Москве был Дмитрий Александрович Зерно (или Зернов), с которого Государев родословец начинает род Сабуровых-Годуновых. Дмитрий Александрович и его ближайшие потомки заняли в боярской среде очень высокое положение: с большой вероятностью можно считать^ что боярами были сам Дмитрий Александрович, все три его сына и два внука из четырех. В XV в. образуются три фамилии рода, судьбы которых в основных чертах я прослежу.

 

Федор Сабур, по-видимому, был очень значительным лицом. В 1380 г. храбрый костромич Ф. Сабур сражался на Куликовом поле в Костромском полку. При вел. кн. Василии Дмитриевиче он был боярином. О близости его к великому князю говорит то, что он был свидетелем второй и третьей духовных Василия Дмитриевича. Есть не вполне ясное указание, что Ф. Сабур был женат на дочери боярина Ивана Андреевича Бутурли и через нее был в свойстве с одним из могущественных родов  . Через дочерей своего родного дяди, Константина Дмитриевича Шеи, Ф. Сабур был в свойстве с кн. Александром Ростовским (см. выше) и с Федором Кутузом. У Федора Сабура было шесть сыновей — Михаил, Иван, Данила, Василий, Семен Пешек и Константин Сверчок.

 

Михаил Федорович получил боярство, кажется, в конце княжения Василия Дмитриевича  . Во время борьбы вел. кн. Василия Темного с княжатами Михаил Федорович проявил шатание: в 1447 г. мы видим его на службе у кн. Дмитрия Шемяки. Кн. Дмитрий, отпуская с Каргополя к вел. кн. Василию его мать, вел. кн. Софью, послал проводить ее своего боярина Михаила Федоров вича Сабурова, но он изменил своему новому государю: «добив челом великому князю, не возвратися к Шемяке и остася у великого князя служити ему» 69. Позже он был у великого кнйзя дворецким и умер в начале княжения Ивана III, по Новиковскому списку думных чинов— в 1464 г. Перед смертью Михаил Федорович постригся в Ипатьеве монастыре и, не имея мужского потомства, дал при пострижении с. Якольское Малое в Костроме. Дочь Ми- хайла Федоровича была замужем за кн. Ярославом Васильевичем Оболенским, братом известного боярина Ивана Стриги. Наверное, он дал ей в приданое часть своих вотчин, но неясно, почему большую часть вотчин он завещал вел. кн. Марье Ярославне (см. об этом выше). Не было ли это актом своего рода «благодарности» за прощение ему измены и за покровительство по дальнейшей службе?

 

Иван Федорович Сабуров, по свидетельству родословцев, при вел. кн. Василии Темном был боярином. Указание на его боярство есть и в местническом деле Юрия Сабурова с кн. Федором Лыковым 1602 г.  От старшего сына Ивана Федоровича, от Федора Пильема, пошли Пильемовы-Сабуровы, вымершие в 40-х годах XVII в.

 

О Даниле Федоровиче Сабурове, умершем бездетным, мы имеем только указание родословцев и вышеупомянутого местническоА го дела, что он был боярином.

 

Василий Федорович Сабуров в 1465 г. был пожалован в бояре и умер в 1485 г. Так говорит о нем Новиковский список думных людей, но точность этих дат нуждается в проверке. В актах есть указание, что одно время, быть может, до службы у великого князя, Василий Федорович был боярином кн. Юрия Васильевича  . Все потомство Василия Федоровича вымерло в первой половине XVI в. Из его пяти сыновей старший, Юрий, был убит в молодости в Казанском походе, два следующих умерли бездетными и только пятый, Андрей Васильевич, поддержал честь рода. На службе он упоминается в первый раз в 1495 г. как сын боярский в Новгородском походе. Затем, с 1499 по 1532 г., он много раз был воеводой в различных походах. В думу он пожалован, однако, не сразу в бояре, а сначала (1515 г.) в окольничие, а затем на старости лет, в 1532 г.—в бояре. Через два года после этого он умер. Андрей Васильевич имел трех сыновей, но все они умирали или были убиты в походах в молодости и не оставили потомства.

 

Семен Пешек в 1469 г. был воеводой великого князя в Казанском походе. В следующем году он упоминается как воевода кн. Андрея Васильевича Меньшого. В 1477 г. в походе на Новгород он был воеводой вел. кн. иноки Марфы, матери великого князя, и в том же году пожалован в бояре. Когда вел. кн. Марфа отпускала своего младшего сына Андрея в удел на Вологду, то она прикомандировала к нему своих бояр Безноса Монастырева и Пешка Сабурова (см. очерк «Монастыревы»). Семен Пешек умер около 1484 г.

В потомстве Семена Пешка мы наблюдаем то же, что и в других линиях рода Ф. Сабурова: умеренную или даже слабую рождаемость и большое количество .1шц, умиравших, в молодости бездетными, естественной смертью или на полях сражений. Из четырех сыновей Пешка третий сын, Федор Муса, был в думном чине. В 1510 г. он был наместником на Двине , затем не раз бывал полковым воеводой, а в 1516—1519 гг. был окольничим. Его племянник, Семен Дмитриевич, тоже был выдающимся воеводой своего времени. В 1550 г. он был пожалован в окольничие и умер, не дослужившись до боярства, в 1560 г.

 

Младший сын Сабура, Константин Сверчок, упоминается в разрядах в 1482 г. как воевода в Нижнем Новгороде, и больше о его службах ничего неизвестно. Показание некоторых родословцев, будто он был боярином, источниками не подтверждается.

 

В общем мы видим, что бояре Сабуровы в 15 веке занимали в боярской среде очень видное положение: из шести сыновей Федора Сабура пятеро были боярами. С 1485 г., когда умер Василий Федорович, и до 1506 г., когда был пожалован в бояре Юрий Константинович, тесть вел. кн. Василия, в думе не было ни одного Сабурова, но это едва ли свидетельствует об упадке рода. В значительной степени это зависело от того, что вообще в это время нетитулованные боярские роды были оттеснены многочисленными княжатами, прибывшими служить в Москву при вел. кн. Иване III. Некоторое значение имело то обстоятельство, что два сына Сабура, Михаил и Данила, умерли бездетными, а затем поумирали в молодости и другие лица, например четыре сына Васидия Федоровича. Во всяком случае, представляется неожиданным и неверным замечание Н. М. Карамзина, когда он, рассказывая о браке вел. кн. Василия с Соломонидой Юрьевной Сабуровой, характеризует ее отца как«простого дворянина» и «весьма незнатного сановника» . Если даже HP доверять вполне показаниям Ю. Пильемова в местническом деле с кн. Лыковым, что Сабуровы в XV в. в местнических счетах были выше князей Оболенских и таких больших бояр, как Василий Федорович Образец Симский или Федор Давыдович Хромой, то все-таки остается несомненным, что в XIV в. Зерновы и в XV в. Сабуровы занимали места в первых рядах московского боярства. В XVI в. Сабуровы, несмотря на двукратное родство с великокняжеским домом, были оттеснены во вторые и третьи ряды боярства. Это объясняется различными причинами, что можно выяснить и изложить только в монографическом исследовании, которого Сабуровы, несомненно, заслуживают.

 

В 1505 г. вел. кн. Василий Иванович женился на Соломони- де Юрьевне, дочери Юрия Константиновича Сверчкова, и в том же году пожаловал кн. Василия Семеновича Стародубского — дал за него свою свояченицу, Марию Юрьевну Сабурову, сестру Соло- мониды. Отец Соломониды и Марии, Юрий Константинович, в связи с этими браками был пожалован в бояре. Но этим дело и ограничилось: никто из Сабуровых не получил особых милостей. В дальнейшей судьбе Сверчковых было что-то роковое. Борис Константинович утонул в молодости и не оставил потомства. Тимофей Константинович начал служить хорошо, был полковым воеводой в Смоленском походе, но был убит под Оршей. Его единственный сын, Федор, был убит в 1530 г. под Казанью и не оставил потомства. Наконец, Иван Константинович в 1510 г. был писцом Пскова, в 1524 г. был дворецким в Великом Новгороде и в 1548 г. убит в Казанском походе. Единственный сын Ивана Константиновича, Яков, в 1540—1548 гг. бывал не раз полковым воеводой и умер бездетным.

 

У вел. кн. Соломониды было четыре брата. Из них трое (Андрей, Федор и Афанасий) поумирали без потомства. Старший брат, Иван Юрьевич, в 1514 г. был пожалован в крайчие, но. в 1525 г., в связи с разводом и принудительным пострижением Соломониды, был отставлен и больше нигде не упоминается. У Ивана Юрьевича было три сына: Федор Поп, бездетный Андрей и злополучный Замятия Кривой.

 

Тимофей Иванович Замятня Кривой был выдающимся военачальником своего времени. Он начал служить (рындой) в 1556 г., в том же году был воеводой в Михайлове, в 1558 г. — в Пронске, в 1560—1563 гг. — в Ливонских походах, в 1564 г. — в Калуге. После этого он нигде на службах не упоминается, что следует поставить в связь с опалой, постигшей Сабуровых в. 1564 г. перед учреждением опричнины. В этом году подвергся опале, сослан сначала городничим в Смоленск, а затем казнен Григорий Степанович Пильемов. Время и обстоятельства казни других Сабуровых, и в том числе Замятии, пока не выяснены. В одном родословии Сабуровых про Замятию сказано: «Замятия бездетен, казнил его царь и великий князь Иван Васильевич в 9 году, посадил его в Волхов»  . Очевидно, речь идет о казнях летом 1571 (7079) г., когда царь Иван, через год после Новгородского погрома, был в Новгороде и, по свидетельству летописей, казнил многих детей боярских — сажал их в Волхов. О казни Замятии есть сообщение у кн. Курбского: «Потом убиен от него муж велика роду и храбрый зело, со женою и со единочадным сыном своим, еще в отроческом веку, аки в пяти или шести летех, младенческом; а был той человек роду великих Сабуровых, а наречение ему было Замятия»  .

 

После казни Тимофея Замятии и вымирания .других родичей в живых остался один Никифор Федорович Попов  .

 

В синодике опальных царя Ивана в разных местах записаны следующие Сабуровы: Андрей с женой и сыном Лазарем, Алексей, Никита и Семен. Андрей синодика — по-видимому, брат Тимофея Замятии, в родословцах показанный бездетным, Семен и Никита — братья Василия Борисовича Вислоухова, который в 1572 г. был пожалован в бояре (Семен и Никита Вислоуховы в родословцах тоже показаны бездетными).

 

После развода вел. кн. Василия с Соломонидой, отразившегося неблагоприятно на карьере Сабуровых, в думе оставался только один представитель рода — Андрей Васильевич, умерший боярином в 1534 г. В малолетство Ивана IV Сабуровы были оттеснены другими родами и стояли в стороне от борьбы придворных партий. Только в 1550 г. попал в думу, после многолетней службы, Семен Дмитриевич Пешков, в чине окольничего. Он умер в 1560/ 61 г., ив думе опять не было никого из Сабуровых. Затем Сабуровы сильно пострадали от опал и казней царя Ивана. В числе подвергшихся опале был и Феофан-Богдан Юрьевич Вислоухов.

 

В 1571 г. был казнен Замятия, а в следующем году Сабуровы попали вместо Волхова в милость. Царь Иван женил своего старшего сына, царевича Ивана, на дочери Богдана Юрьевича Домне, и в связи с этим в думу были пожалованы боярами сам Богдан Юрьевич и Василий Борисович.

 

Очень характерные для карьеры служилых людей того времени сведения сообщает родословие Уваровых: «При государе царе и великом князе Иване Васильевиче всеа Росии Володимер Иванов сын, да Роман, да Андрей Захарьевы дети, да Курбат да Михаил Яковлевы дети Уваровы сослани и испомещены в Смоленску, для того, что была Никитина дочь Акинфьева сына Уварова за боярином (это неточно, боярином он стал позже. — С. В.) Богданом Юрьевичем Сабуровым, а Павлу Никитичу Уварову была сестра родная. Й государь царь и великий князь Иван Васильевич всеа России изволил взять за сына своего за государя царевича Ивана Ивановича у боярина (та же неточность.— С. В.) у Богдана Юрьевича^Сабурова дочь, и потому пожаловал государь Павлина Уварова: велел ему быть из Володимера у себя государя и у царевича в комнате. И как государь изволил у государя царевича царицу постричь, и в те поры велел государь написать Павлина по Володимеру из выбора, а Володимера Иванова сына Уварова с братьею велел государь сослать из Володимера в Смоленск»  .

В конце царствования Ивана IV в думу был пожалован окольничим Иван Иванович Вислоухов (1583 г.), а при царе Федоре окольничим же был пожалован (1591 г.) Семен Федорович Папин Вислоухов. При Федоре же попал в*думу один из Вельяминовых — Дмитрий Иванович Обиняков (умерев конце царствования Бориса). Все думцы Сабуровы вымерли в последние годы XVI в., так что при Борисе оставался только один Д. И. Обиняков.

 

Царь Борис хотя и был сородичем Сабуровых и Вельяминовых, но явно не жаловал их и в думу не пускал. Тем более непонятным и неожиданным является погром, которому подверглись Сабуровы и Вельяминовы при воцарении Лжедмитрия. Частные разряды Смутного времени сообщают, что 1 июля 1605 г. на Москве бояре и всякие люди целовали крест Лжедмитрию, и «того же дни в субботу миром всем народом грабили на Москве многие дворы боярские и дворянские и дьячьи, а Сабуровых и Вельяминовых всех грабили». Сабуровы и Вельяминовы 3 июля явились на Москве боярам, а затем поехали в Серпухов присягать Лжедмитрию. Далее разряды сообщают, что их недруг П. Ф. Басманов-Плещеев, всесильный в то время у Лжедмитрия, приказал их дать за приставы, и 8 июля тридцать семь человек Сабуровых и Вельяминовых были посажены в тюрьму, а через несколько дней разосланы в понизовые города. Больше всех пострадали Вислоуховы. Игнатий-Богдан Семенович был сослан в Чебоксары, Иван Иванович Замятия и Ждан-Ермила Семенович — в Свияжск, Тимофей Иванович Верига и Данила Елизарович — в Казань, Петр Григорьевич — в Астрахань. Туда же был сослан Иван Никифорович Сверчков  .

 

Так как ни в разрядах, ни в других источниках нет указаний на то, что Сабуровы и Вельяминовы боролись против Лжедмитрия, то остается предположить, что они пострадали как сородичи Годуновых, причем инициативу погрома и ссылок нельзя приписать самому Лжедмитрию. Михаил Богданович Сабуров, брат Домны, во время переворота служил в Астрахани, не попал в июльскую передрягу и после воцарения был пожалован Лжедмитрием в бояре и послан на воеводство в Царев-Борисов. Во время переворота, произведенного Василием Шуйским, Михаил Богданович был убит в Цареве-Борисове и не оставил потомства  .

 

Все эти события произвели в роде Сабуровых конечное опустошение, от которого они не могли оправиться весь XVII в. Многие из сосланных, несомненно в связи со ссылкой,не оставили потомства, и после Смуты немногие уцелевшие представители рода служили в дворянах и в стольниках по московскому списку, бывали на воеводстве в городах, получали изредка другие «честные» поручения, но в думу не выдвинули ни одного представителя. В середине XVI в., до опал и казней царя Ивана, по родословцам насчитывается не менее сорока Сабуровых—к концу XVII в. осталось налицо только четыре человека.

 

 

 

К содержанию книги: Степан Борисович Веселовский - ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ КЛАССА СЛУЖИЛЫХ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ

 

 

 

Последние добавления:

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения