Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

ХАРАКТЕРИСТИКА ИСТОЧНИКОВ

 

Степан Борисович Веселовский

С. Б. Веселовский

 

Смотрите также:

 

горожане-землевладельцы, служилые по прибору

 

Служилые люди жалование...

 

Набор военно-служилого класса...

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Права и обязанности бояр. Вольные слуги и бояре вотчинники...

 

БОЯРСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Царь и бояре...

 

классы русского общества, сословия бояре


Татищев: История Российская

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

 

Исследование происхождения, состава и социальной природы класса служилых землевладельцев можно вести двумя путями. Обычным путем исследования подобных тем бывает характеристика класса при помощи заимствованных у предшествовавших историков или выбранных сознательно, а иногда и без участия сознания готовых признаков," которые автор считает существенными и характерными. Факты и события, почерпнутые из источников, служат при этом как иллюстрации и доказательства априорных положений. Ясно, что при таком подходе к теме все зависит от качества априорных положений, т. к. автор, исходя, быть может, отчасти из фактов, перескочил через собирание, критику и обобщение фактов и сразу начал с общих положений. В этом заключается большая опасность, т. к. мы склонны находить именно то, что ищем, и часто не замечаем того, чего не желаем найти. Поэтому, если факты и события прошлого противоречат или не отвечают предвзятым категориям, то автор либо их не замечает совсем, либо оказывается не в состоянии понять их и сделать правильные обобщения.

 

Более правильным и желательным представлялось мне приступить к исследованию с возможно меньшим количеством предвзятых суждений, начать с настойчивого и терпеливого собирания и изучения фактов, чтобы на основании их строить дальнейшие обобщения и дать, в конце концов, общую характеристику класса.

 

Идя по этому пути, я скоро убедился, что не лица и не семьи, а роды составляли основные ячейки, из которых складывался класс. Родовое строение, родовые традиции и весь уклад жизни представились мне как явление первостепенной важности, как одна из самых характерных черт класса в XlV—XV вв., а разжижение этого строя при переходе от удельного феодализма к единодержавию московских царей — как одна из самых характерных сторон истории класса служилых людей.

 

Этот вывод, продиктованный фактами, оказал решающее влияние на архитектонику и изложение исследования. Оно начинается исследованием происхождения и состава боярства в форме монографий важнейших боярских родов. Какие роды и почему признаны важнейшими, указано ниже. Вслед за этими монографиями собраны сведения и дан опыт характеристики рядовых служилых людей, вольных и «не вольных» слуг, йе принадлежавших к высшему боярству, но примыкавших к нрму по своей социальной и экономической природе.

 

Вторую часть работы составляет исследование вотчинного права и землевладения служилого класса как его важнейшей экономической основы.

 

Наконец, третью часть составляет исследование службы и тех отношений, которые складывались на почве службы между служилыми людьми и княжеской властью, с одной стороны, и населением — с другой. Сюда входят формы служебных отношений служилых людей к князьям, в частности право свободного отъезда и утрата этого права, формы вознаграждения служилых людей за их службу — кормленья и поместья .

Читатель увидит, что монографии родов дали значительный материал для суждения по различным вопросам второй и третьей частей работы.

 

Все исследование обнимает промежуток времени около 250 лет, который распадается на две части. Приблизительной гранью является княжение Ивана III, которое можно считать началом нового периода в истории служилого класса, началом всестороннего перерождения старых основ жизни и возникновения новых. При Иване III происходит коренное изменение не только в положении класса московского боярства, но и в его составе, в который вливаются широкой волной лишившиеся своих уделов княжата и служилые люди вновь присоединенных к Москве удельных княжений.

 

Исследование этого переходного периода не идет дальше реформ середины XVI в. и опричнины. Опричнина завершилась разгромом, а далее полйым уничтожением некоторых родов боярства, что сопровождалось, в очень больших размерах, утратой вотчин. Смута начала XVII в. лишь довершает некоторые стороны этого процесса. Поэтому именно опричнину следует считать финалом переходного периода, начавшегося в княжение Ивана 3. Время после опричнины и Смута являются началом нового периода в истории класса, который выходит за пределы моей темы.

 

Большинство использованных для первой части работы источников не подвергалось надлежащей критике, и потому, прежде чем перейти к изложению результатов исследования, необходимо указать их и дать им по возможности правильную оценку.

 

Основным источником монографий боярских родов послужили различные генеалогические материалы: так называемый Государев родословец, частные переделки его, Бархатная книга1а, местнические дела, родословные росписи, поданные в Разряд при отмене местничества в конце XVII в., и другие родословные материалы. Другим очень важным источником для проверки и пополнения генеалогических материалов послужили монастырские фонды: ''различные акты, вкладные и кормовые книги, синодики и т. п. Меньший по количеству, но очень ценный материал дали летописи. Следует заметить, что для моей темы этот источник представлял большие трудности. Дело в том, что употребление родовых фамилий становится общим только в XVI в. В летописных же свидетельствах и в актах XIV и XV вв. лица называются либо только по имени, например Мина, Окатий, Апарий, либо по имени и прозвищу, например Федор Свибло, либо по имени и отчеству, например Михаил Иванович, иногда с прозвищем (Алексей Петрович Хвост, Андрей Иванович Кобыла и т. п.). Раскрытие большинства этих свидетельств и приурочение к тому или иному роду удалось сделать при помощи генеалогических таблиц и двойных алфавитных указателей — указателя прозвищ и указателя лиц по именам и отчествам.

 

Вопрос о времени составления и о составе Государева родословца можно считать решенным, в основных чертах, Н. П. Лихачевым . Родословец составлен разрядными дьяками около 1555 г. О целях составления его можно только догадываться. Н. П. Лихачев отметил известный факт, что Государев родословец хранился в Разряде и употреблялся, как и разрядные книги, для справок в местнических спорах. Однако несомненно, что и разрядные книгами Государев родословец преследовали более широкие цели. Предположение Н. П. Лихачева, что родословец имел главной целью возвеличить и прославить царствующий дом, показать, какие славные и древние царские, княжеские и боярские роды служили московскому царю, можно признать очень вероятным. Для нас] важнее вопрос о составе, о родах, которые в него попали, и почему одни роды попали, а другие нет. Исследуя состав родословца, нетрудно заметить, что для титулованных и нетитулованных родов были приняты различные критерии. Княжеские роды, даже такие, из числа которых не было ни одного думца, были занесены с большой полнотой. Если некоторые, как, например, князья Вяземские, случайно не попали, потому что никто не подал их росписи, то, с другой стороны, несомненно, что многие княжеские роды были внесены только потому, что они княжеские — потомки Рюрика или иного происхождения .

 

 

 

К содержанию книги: Степан Борисович Веселовский - ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ КЛАССА СЛУЖИЛЫХ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ

 

 

 

Последние добавления:

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения