Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Академик Вильямс. Травопольная система земледелия

ВВЕДЕНИЕ СЕВООБОРОТОВ В КОЛХОЗАХ

 

Вильямс

В.Р. Вильямс

 

Смотрите также:

 

теория развития почв Вильямса

 

Почва и почво-образование

 

Почвоведение. Типы почв

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Прянишников

 

 Костычев 

 

Полынов

 

Тюрюканов. Био-геоценология

 

Геология

геология

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почво-образование

дождевые черви

 

Дождевые черви

 

Фито-ценология

 

О чем говорят и молчат почвы

 

Химия почвы

 

Ковда. Биогеохимия почвы

 

Глазовская. Почво-ведение и география почв

 

Жизнь в почве 

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Минералогия

 

Земледелие. Агрохимия почвы

  

Биология

биология

 

Эволюция биосферы

 

Земледелие

 

Геоботаника

 

Общая биология

 

Биографии биологов, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

 

29 сентября 1932 г. Совет Народных Комиссаров СССР и

[[К ВКП(б) приняли постановление о мероприятиях по 

повышению урожайности. В этом постановлении был специальный

пункт о введении правильных севооборотов во всех колхозах

и совхозах.

 

К весне 1937 г. число колхозов, где так или иначе 

севооборот введен, превышает 60 тыс., а площадь пашни в этих 

колхозах равна 40 млн. га. В 1916 г. в царской России общая

площадь с правильно организованными севооборотами 

определялась меньше чем в 1 млн. га. В 1925 г. в СССР она равнялась

уже около 4 млн. га, а в 1928 г. достигла около 13 млн. га. При

этом три четверти (76,7%) всех введенных к 1929 г. на 

крестьянских землях севооборотов были травопольные.

Уже одни эти данные дают представление о том, какая

огромная работа по введению севооборотов в колхозах 

проделана за последние годы. Примерно, в одной трети колхозов

севообороты установлены. В наступившем году предстоит 

завершить эту работу и в остальных колхозах. Но, надо прямо

сказать, с дальнейшим введением севооборотов в колхозах

далеко не благополучно.

 

Совет Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) в своем

постановлении от 29 сентября 1932 г. предложили: «... ввести

во всех совхозах и колхозах севооборот, как одно из средств

повышения урожайности, с тем, однако, чтобы введение сево-

сборотов было связано с соответствующим расширением в 

известных областях и краях площадей под зерновыми 

колосовыми культурами».

 

По этому указанию следовало организовать собственную

продовольственную базу в областях, считавшихся раньше 

«потребительскими», организовать вторую пшеничную базу в 

стране (в центральных и северных областях), организовать 

дальнейшее освоение земель под посевы в северных и восточных

областях. Другими словами, надо было осуществить указания

товарища Сталина о направлении развития сельского хозяйства

в тех областях, в которых раньше не было своего зернового

хозяйства.

 

Эта важнейшая задача определялась товарищем Сталиным

так: «Очевидно, задача состоит в том, чтобы образовать в 

районах потребительской полосы большой массив зерновых культур».

При правильной агротехнической политике эта задача легко

выполнима, и она должна была облегчить введение 

правильных севооборотов. Однако на практике необходимое 

расширение обрабатываемых площадей и зерновых посевов в этих 

областях и по сей день еще не осуществлено. По этой же причине

затрудняется проведение в жизнь правильных севооборотов

во всех областях.

 

Рассмотрим работу по введению севооборотов по ее 

основным разделам. Работники Наркомзема СССР, руководящие

введением севооборотов, прежде всего поставили перед собой

задачу разработать так называемые схемы севооборотов для

колхозов каждой области и края. Эти схемы представляли

собой не конкретные севообороты, какие можно и должно

вводить в колхозах. Они должны были в некоей абстрактно-

идеальной форме указать, какого типа севообороты могут

вводиться и разрешаются Народным Комиссариатом 

земледелия для колхозов данной области.

 

На эту работу, которая в Наркомземе СССР возглавлялась

в 1932 и 1933 гг. вредителем Вольфом вплоть до момента его

изоляции и расстрела, были затрачены огромные средства и

силы квалифицированных работников. Бесчисленное 

количество заседаний, комиссий, согласований, обсуждений. Между

тем, при обдуманной невредительской постановке результат

длительной и громоздкой работы всех этих ученых комиссий и

«советов» мог выразиться в простом указании: разрешается

или не разрешается для колхозов данной области, наряду с

паропропашными севооборотами, введение еще и травопольных

и простых плодопеременных севооборотов.

 

Можно со всей ответственностью сказать, что вся эта 

сложнейшая многообразная работа проектирования и утверждения

схем севооборотов, весь порядок их разработки в областях,

проверки и утверждения в наркомате были одной из самых

бюрократических и канцелярских затей старого руководства

Наркомзема. Мы не взялись бы определить, где в этой работе

кончается невежество бюрократов и где начиналось 

политическое вредительство.

Но и после удаления вредителя Вольфа стиль и сущность

всей работы мало изменились. Первоначальное направление ее,

к сожалению, сохранилось надолго. Об этом можно судить по

результатам.

 

Наркомзем СССР утвердил в 1933—1934 гг. такие схемы 

севооборотов, которые совершенно не соответствуют 

поставленным перед севооборотом задачам. Большинство утвержденных

схем не разрешают ни задачу повышения плодородия почв и

урожайности, ни задачу организации кормовой базы.

Принятые для большинства областей и краев схемы 

представляли типичные паропропашные севообороты. 

Действительное проведение в жизнь таких севооборотов могло дать один

хотя и очень важный результат — некоторый успех в борьбе

с засоренностью полей и почв при том условии, если такой 

севооборот сочетается с правильной системой обработки почв.

Но паропропашные севообороты очень трудно осваиваются 

колхозами, если не организована кормовая база животноводства.

Паропропашыые севообороты в нашем представлении мыслимы

только как переходные, временные, потому что они не 

способны восстановить прочность структуры почв, т. е. создать

плодородие почвы, и потому, что они не разрешают кормовую

проблему. Но плохо, если дело получается так, как гласит

старая французская пословица: «Нет ничего более постоянного,

как временное».

Все историческое развитие капиталистического сельского

хозяйства в России привело к тому, что во многих районах

ряда областей стихийно сложились крайне отрицательные 

условия для научно правильной системы земледелия. Да иначе и

не могло быть. Во многих областях зерновые культуры 

занимают непомерно большое место в посевах. В 1934 г. и даже 

сейчас еще удельный вес зерновых в посевной площади ряда

целых областей превышал 90%, а в очень многих 80—90%.

Какой же можно построить агротехнически правильный 

севооборот при наличии 90% зерновых в посевной площади? 

Введение севооборотов означает, по существу, планомерное 

преодоление этих условий, исторически и технически крайне 

отрицательно сложившихся в земледелии царской России; 

требовалось порвать с ними, организовать и обрабатывать посевную

площадь по-новому, по-научному.

Указанное выше постановление о расширении посева 

зерновых в определенных областях намечало ясную перспективу 

ослабления перенапряженности других областей, оставшихся до

сих пор при уродливо организованном одностороннем зерновом

хозяйстве.

На деле же никто, ни на местах, ни в Наркомземе, даже

не искал и ответа на вопрос о том, как лучше и быстрее 

преодолеть это старое, прошлое, во многом хищническое земледелие.

А севооборот как раз лучшее, решающее средство для этого.

Проектирование севооборотов на деле было подчинено, однако,

всецело текущим вопросам и самотеку, настоящему 

оппортунистическому делячеству. Люди не сумели науку земледелия, тео-

рию агрономии поставить на службу сегодняшним текущим

запросам развития сельского хозяйства. Севооборот, как 

известно, служит и сегодняшним интересам и подготовляет урожай

на ряд лет вперед.

 

Севооборот, не заглядывающий в завтра, уже не 

севооборот, а простое чередование лучших или худших 

предшественников, севосмен, т. е. то, чего и добивались в качестве 

основных принципов в этом деле как некоторые вредные спутники

(Кокин), так и враги народа (Бонеско и др.). Люди, которые

возглавляют сейчас проектирование севооборотов в Нарком-

земе СССР, или не понимали, или долгое время не хотели видеть

всю порочность положенных в основу этого дела не ими, а 

вредителем Вольфом предпосылок. Свое объективно вредное, а со

стороны некоторых (Вольф) и субъективно вредительское дело

они прикрывали абсолютно бесспорным и правильным 

указанием правительства о недопустимости в целом по СССР 

сокращать площади под зерновыми культурами.

Для извращенного толкования этого положения надо было

допустить такое расширенное толкование: ни в одном колхозе,

совхозе, районе, области, одним словом, нигде и ни при каких

обстоятельствах нельзя снижать площадь зерновых культур.

А если так, то по существу в большинстве колхозов и совхозов

сводится на-нет вся работа по введению правильных 

севооборотов. Даже в странах, где зерновое хозяйство строится на

паропропашных севооборотах, нет такого процента зерновых

культур в посевах, как в некоторых областях СССР. В целом по

США зерновые хлеба занимают в посевной площади 62.3%

(данные 1933 г.), не говоря уже о таких странах, как Германия

(60%) и Франция (58%). Канада также имеет 77.5% зерновых

в посеве (1933 г.). Но ни,США, ни даже Канада не могут служить

нам примером, ибо урожайность зерновых у них уже 50 лет

колеблется около 10 ц с 1 га.

 

Между тем, в принятых и вводимых сейчас севооборотах

сохраняется извращенное и крайне вредное именно для зерновых

культур соотношение. Среди вводимых в южных зерновых

областях паропропашных севооборотов наиболее 

распространены 5- и 6-польные севообороты, представляющие или простое,

или даже ухудшенное соединение двух трехполок, где одно

паровое поле заменено пропашным и где половина всех 

зерновых сеется по зерновым же.

Это вредное направление в проектировке севооборотов 

распространено на все без исключения области. Например, даже в

колхозах пшенично-свекловичной зоны УССР, Воронежской и

Курской областей главное место занимают 7- и 8-польные паро-

пропашные севообороты, в которых чередование культур 

представляет ухудшенную трехполку, ибо поле озимых следует за

зерновым.

Вообще озимые занимают в типовых схемах севооборотов

свекловичной зоны от 33.3% (в сдвоенной трехполке) до 40%

посевной площади (в 5-полье, где половина озимых идет не по

парам, а по яровым зерновым).

 

Даже в колхозах и совхозах хлопковых, льноводческих

и животноводческих районов, где, казалось бы, нечего и 

сомневаться в абсолютном предпочтении травопольных 

севооборотов, все дело было извращено. Во многих 7- и 8-польных

севооборотах многолетние травы можно подсевать только на

полполя. Это означает, что только один раз за 14—16 лет будут

восстанавливаться условия плодородия почвы, между тем как

длительность влияния смеси многолетних трав на плодородие

почвы в среднем не больше 7—8 лет. Во многих случаях травам

отводятся только выводные клинья или запольные участки.

Ни те, ни другие, понятно, не влияют на повышение 

урожайности и вообще не составляют элемент севооборота.

Во многих районах крестьянского травосеяния, где, худо

ли, хорошо ли, травы внедрялись еще с конца прошлого 

столетия, сейчас утверждались севообороты, по которым площадь

трав неминуемо сокращалась.

 

Огульные и крикливые выступления против травопольной

системы земледелия создали вокруг травосеяния атмосферу

вредительского издевательства, что привело к резкому 

снижению посевов многолетних трав и соответственно их укосных

площадей. Если в 1930 г. было посеяно около 1 млн. га, понятие

о неполных даже потребностях социалистического земледелия

и животноводства в отношении трав дает 

народнохозяйственный план на 1937 г., по которому посев многолетних трав 

(покровных и беспокровных) предусматривается на площади в

6.1 млн. га

 

Укосная площадь многолетних трав снизилась с 4.1 млн. га

(1931 г.) до 2.8 млн. га (1933 г.) и сейчас начинает медленно

восстанавливаться. Семеноводство трав остается крайне 

запущенным. Семенные участки многолетних трав под влиянием

крайнего недостатка полноценных кормов косились на сено, так

как указание товарища Сталина на роль продуктивного 

животноводства было оценено колхозниками полностью. К лицу ли

нашей стране в 1937 г. закупать семена люцерны в десятках

тысяч центнеров за границей, пренебрегая собственным их

производством?

 

Правильный севооборот — путь к повышению производства зерна в стране, так как он ведет к поднятию урожайности зерна.

Но задача повышения урожайности при проведении

севооборотов была ловко подменена задачей огульного 

сохранения и даже не менее огульного повсюду расширения 

посевных площадей. Стахановский же опыт в земледелии показывает,

как получить вместо 10 ц с 1 га урожай в 80 ц. 

Непонятыми остались указания товарища Сталина, сделанные на

XVII съезде ВКП(б), о правильной линии развития сельского

хозяйства теперь.

 

Площадь зерновых культур была повсюду сохранена, 

севообороты в смысле процентов площадей разработаны 

идеальные, но этим самым их назначение для повышения плодородия

почв, как основы непрерывного повышения урожайности для

производства тонн зерна, сведено к нулю.

Вместо того чтобы серьезно продумать все существенные

вопросы, связанные с севооборотами, земельные органы просто

отмахнулись от них, пошли по линии наименьшего 

сопротивления. Не было и нет сейчас недостатка в «ученых», с 

готовностью извращающих практический опыт сельского хозяйства

и теоретические выводы агрономии для своего рода «научного»,

«теоретического» подхалимства, для подпирания негодными

доводами, ложными и натянутыми рассуждениями воли 

начальства. Вместо жесткой подчас, но нужной правды, процветает

пресная водичка фразеологии. Надо сказать, что правильное

решение всех вопросов, связанных с севооборотами, конечно,

трудно. Кто же уклоняется от трудностей? Во всяком случае не

большевики! Можно понять также, что обстановка больших

побед на фронте механизации сельского хозяйства, успехи в

машиновооружении, в строительстве МТС, организации труда —

все это отвлекало мысль работников и руководителей от трудных

и сложных вопросов, связанных с севооборотами. Но может

быть, именно потому, что люди не сумели сочетать в своей 

работе заботу о механизации, химизации сельского хозяйства и

организации труда с заботой о повышении 

производительности труда, именно поэтому мы все еще не добились резкого

повышения урожайности всех культур.

В связи с севооборотами необходимо коснуться и 

планирования сельского хозяйства, которое переживает острый 

кризис из-за крайних противоречий с севооборотом.

Кому из работников сельского хозяйства не известны 

многочисленные повсеместные и непрекращающиеся 

недоразумения с распределением посевных заданий в колхозах по полям

севооборотов?

Правительство дает совершенно твердые задания 

распределять посевы по колхозам в точном соответствии с 

утвержденными севооборотами. Однако фактически такое точное 

соответствие представляет скорее исключение, чем правило.

Очень часто посевные планы колхозов по отдельным куль-

турам не вмещаются в соответствующие поля севооборотов,

часто задания перегружены техническими, овощными 

культурами. И опять-таки воображают, что если дать в задании 

большие площади, то получится большая валовая продукция. На

деле же всегда оказывается обратное. Большие 

преувеличенные площади всегда оказываются антагонистами высокого 

урожая. Севообороты составлялись в 1933—1934 гг., когда в 

животноводстве не начался еще резкий перелом и не были ясны

бурные темпы его поступательного развития. Поэтому и 

севообороты и посевные задания часто не предусматривают даже 

минимальные потребности в кормах колхозных ферм, не говоря

уже о скоте колхозников. В результате животноводство не 

находит опору ни для своего количественного роста, ни для 

повышения продуктивности. Вводимые севообороты большей

частью закрепляют в растениеводстве старое, доколхозное

жалкое состояние животноводства. Специальные кормовые

севообороты, как правило, в колхозах не предусматриваются.

Руководители утешают себя мыслью, что сложные задания по

растениеводству и животноводству можно вложить в один

севооборот, т. е. содрать с одного вола три шкуры.

 

Пора также поставить вопрос о пересмотре содержания и

методов низового колхозного планирования. Планирование

сельскохозяйственного производства по «кампаниям» (весенняя

посевная·, паровая, уборочная, озимый сев и зяблевая вспашка)

явно перестало удовлетворять окрепшее коллективное 

хозяйство. Как можно планировать и готовиться к обширной и 

сложной производственной деятельности в колхозе, если величина

посевных заданий становится известной за несколько декад до

начала посева, если от кампании к кампании они сильно

меняются, если,- кончая сев яровых, председатель колхоза

не знает еща посевные задания на весну. Севооборот 

представляет основу .плана в колхозе и совхозе, из него вытекают почти

все текущие производственные операции и им определяются их

срезки. И надо понять, что севооборот стоит в резком проти-

воречии с постоянным стремлением изменять из года в год

посевные площади. Надо бы прямо законом запретить на 

пятилетку, по крайней мере, менять посевные задания. Последние

должны вытекать из севооборота, им определяться, а не 

«согласовываться» с ним.

 

Устаревшая форма низового планирования совершенно не

отвечает новым колхозным условиям развития сельского 

хозяйства. Еще в 1933 г. на январском объединенном Пленуме

ЦК ВКП(б) товарищ Сталин поставил задачу усилить плановое

руководство колхозами. До сих пор она не получила своего

конкретного отражения в низовом планировании. Проведение

севооборота и есть осуществление задания, данного тогда

товарищем Сталиным: «помочь колхозникам вести свое 

хозяйство вперед на основе данных науки и техники».

Плохо и то, что севообороты часто составлялись без 

перспективных плановых заданий. Между тем, севооборот чаще

всего определяет перспективы на 6—8 лет вперед. Кое-где

колхозам давались, как было принято выражаться, «для

придержки» несколько основных перспективных показателей

(посевная площадь, поголовье скота). Однако они не вытекали

из перспективного государственного плана и не обсуждались

самими колхозниками, а это неправильно.

Во всей дальнейшей работе по введению севооборотов надо

установить такой порядок. Колхозный актив должен тщательно

и серьезно обсудить все основные показатели перспективного

плана на третью пятилетку. Недопустимо и преступно канцеляр-

ско-бюрократическим «творчеством» земельных органов 

устранять заинтересованность и активность колхозного актива и

массы колхозников к своему общему коллективному хозяйству,

к перспективам его развития и укрепления.

 

Намеченные колхозным активом основные показатели  

развития колхоза на тр>етью пятилетку или 

перспективно-организационного плана его, в том числе и севооборот, составляющий

его органическую связь, должны быть обсуждены всеми кол-

хозяйками. Лишь после этого они должны представляться на

утверждение советским органам — районному земельному 

отделу или районному исполнительному комитету, которые

вносят в него необходимые исправления, согласуясь с общей

перспективой развития хозяйства данного района.

Не будем говорить уже о том, что стало избитой истиной,

что аппарат Наркомзема в целом, его производственные 

главные управления самоустранились от введения севооборотов,

все они отдали это трудное дело на откуп органам 

землеустройства.

 

Выводы не утешительны. Для двух третей колхозов сегодня,

как и в 1932 г., эта работа должна быть еще проведена. 

Разработка севооборотов в этих колхозах не должна повторять 

вольных и невольных ошибок прошедших пяти лет. Надо подверг-·

нуть жестокой критике весь опыт работы и колхозов и 

земельных органов в этом деле и опереться на опыт стахановцев 

земледелия в отношении севооборотов. Необходимо устранить

бюрократизм и канцелярщину земельных органов и привлечь

к составлению севооборотов колхозный актив и самих 

колхозников. Все разработанные и утвержденные схемы севооборотов

не должны считаться единственными и исключительными для

данного района, области.

 

Севообороты нужно составлять как часть перспективного

плана развития колхоза на третью пятилетку. Правильным 

можно считать лишь тот севооборот, который разрешает задачу

повышения как плодородия почв и урожайности культур,

так и организации кормовой базы и повышения продуктивности

скота. В связи с переходом к правильным севооборотам, и в меру

этого перехода, необходимо изменить всю систему низового

планирования сельского хозяйства.

 

Для одной трети колхозов, имеющих уже утвержденные

севообороты, как осуществляющих переход к ним, вопрос стоит

несколько иначе. В тех случаях, когда обнаружится, что 

принятые севообороты абсолютно не соответствуют перспективам

хозяйственного развития колхоза, намеченным на третью 

пятилетку, повидимому, придется допустить внесение в них

известных исправлений. Правильный севооборот должен 

обладать необходимой степенью гибкости, чтобы быстро отзываться

на всякие изменения государственного плана, которые в 

настоящее время совершенно неизбежны.

Севооборот, неправильно разработанный и мешающий 

развитию колхоза, не повышающий плодородие почв и урожайность,

не организующий кормовую базу и не обеспечивающий подъем

животноводства, превращенный вольно и невольно в тормоз

хозяйственного процветания колхоза, должен быть 

обстоятельно исправлен. Нельзя превращать это агротехническое 

средство в самоцель. Районныё^земельные отделы или, лучше,

президиумы районных исполнительных комитетов должны 

решать, допускается или не допускается пересмотр 

утвержденных севооборотов. v

 

Введение севооборота на огромной территории (почти

200 млн. га) обрабатываемых земель СССР представляет событие

исключительной исторической важности. Нельзя преуменьшать

всю трудность осуществления этой задачи. Севооборот на 

социалистической земле, которую советская власть по 

предложению товарища Сталина передала на вечное пользование

колхозам, должен создать и создает на этой земле наилучшие

условия плодородия. Плодородная социалистическая почва

отзовется на стахановский труд строителей бесклассового

общества высоким и все повышающимся урожаем. На такой

плодородной почве не останется неоправданной ни одна, даже

самая малая забота об урожае. Все растущая в этих условиях

производительность сельскохозяйственного труда станет тогда

источником новых успехов, новых замечательных достижений

во всех областях социалистического строительства.

 

 

 

К содержанию книги: Василий Робертович Вильямс. Земледелие

 

 

Последние добавления:

 

История русского почвоведения

 

Качинский - Жизнь и свойства почвы

 

Вернадский - ЖИВОЕ ВЕЩЕСТВО

 

Вернадский - химическое строение биосферы

 

Тайны ледниковых эпох

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЧВ В ГОЛОЦЕНЕ