Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Академик Вильямс. Травопольная система земледелия

ОРОШАЕМОЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

 

Вильямс

В.Р. Вильямс

 

Смотрите также:

 

теория развития почв Вильямса

 

Почва и почво-образование

 

Почвоведение. Типы почв

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Прянишников

 

 Костычев 

 

Полынов

 

Тюрюканов. Био-геоценология

 

Геология

геология

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почво-образование

дождевые черви

 

Дождевые черви

 

Фито-ценология

 

О чем говорят и молчат почвы

 

Химия почвы

 

Ковда. Биогеохимия почвы

 

Глазовская. Почво-ведение и география почв

 

Жизнь в почве 

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Минералогия

 

Земледелие. Агрохимия почвы

  

Биология

биология

 

Эволюция биосферы

 

Земледелие

 

Геоботаника

 

Общая биология

 

Биографии биологов, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

 

ТРАВОПОЛЬНАЯ СИСТЕМА ЗЕМЛЕДЕЛИЯ НА ОРОШАЕМЫХ ЗЕМЛЯХ

 

Все вопросы орошения засушливого юго-востока (Заволжья)

связаны между собой тесной диалектической взаимосвязью

и взаимозависимостью и представляют функцию «зональных»

особенностей рассматриваемой почвенно-климатической области.

Под «зоной» я отнюдь не разумею чего-нибудь стабильного,

неподвижного, «извечного» в обычном понимании огромного

большинства почвоведов.

 

Почвенно-климатическую зону в марксистско-ленинском

понимании необходимо рассматривать как определенную 

стадию развития единого почвообразовательного процесса, 

протекающего в огромном промежутке времени, измеряемом 

несколькими десятками тысячелетий, в результате космического

явления, известного под названием «прэцессионного» движения

массы Земли (как планеты). Это движение Земли мы 

воспринимаем в качестве кажущегося явления периодического 

наступления и отступления оледенения, или так называемой

повторяемости ледниковых эпох.

 

Промежуток времени между моментом выхода 

определенного пояса поверхности Земли из-под области вечного 

оледенения до момента вступления того же пояса в 

противоположную область холода и представляет тот период, в течение

которого развертывается и. заканчивается каждый повторный

цикл развития деятельности биологических факторов на по-

верхности Земли. Постоянство существования двух 

противоположных областей холода или «вечного оледенения» 

определяется постоянством среднего наклона оси вращения Земли

к плоскости эклиптики в 23,5°. Ясно, что области холода

должны быть приурочены к оконечностям оси вращения Земли,

т. е. к северному и южному полюсам. Правильность 

расположения областей холода в виде круговых секторов вокруг 

полюсов нарушается нутационным движением оси Земли и его

возмущениями. В результате нутации полюсы холода не 

совпадают с полюсами оси вращения Земли, и так как все 

термические явления на поверхности Земли отстают от своих 

причин, то мы и встречаемся с фактом наличности нескольких

полюсов холода вокруг каждого полюса оси вращения Земли,

 

В сущности, мы имеем дело с геометрическим следом миграции

оси вращения Земли вокруг своего среднего положения.

Прецессионное вращение массы Земли не совпадает ни во

времени, ни в направлении с ее суточным вращением. Оно

совершается в направлении с северо-северо-запада на юго-

юго-восток, обусловливая не только явление прэцессии, или

«предварения равноденствий», но и целый ряд других явлений

на поверхности Земли, которые мы привыкли объяснять 

неопределенным понятием «материковости». Не отрицая частичного

влияния материковости и других привходящих причин на

явления «возмущения» последствий основных причин, нельзя,

однако, не признать, что основную причину несовпадения 

направления почвенно-климатических «зон» с направлением 

градусов широты представляет прэцессионыое вращение массы

Земли, совершающееся с северо-северо-запада на юго-юго-

восток и определяющее общее направление 

почвенно-климатических зон с юго-юго-запада на северо-северо-восток.

 

Явление оледенения может выражаться в зависимости от

форм рельефа территории суши, вступившей в область холода,

или в форме ледников гренландского типа в случае горного

рельефа, или в форме равномерного оледенения и промерзания

почвы и рухлякового покрова в случае равнинного рельефа.

Также и степень интенсивности оледенения может быть самая

разнообразная в зависимости от расстояния от полюса оси

вращения, на котором осуществляется прохождение 

определенной территории через область холода. Сильное 

возмущающее влияние на выражение результатов прэцессионного

вращения массы Земли окажет и движение материков.

Скорость прэцессионного вращения массы Земли, в грубом

приближении, равна одному полному обороту в 100 000 лет.

Следовательно, продолжительность полного цикла от выхода

из одной области оледенения до вступления во вторую область

холода, в грубом приближении, равна 50 000 лет. Очевидно,

что при такой медленности темпа хода явления не может быть

и речи о синхронизме (одновременности) ледниковых эпох

Скандинавской, Уральской, Альпийской, Карпатской, 

Кавказской, Памиро-Алтайской, Алтайской и т. д. Они разделены

периодами в десятки тысячелетий.

 

Воздействие биологических элементов на поверхностные

горизонты суши на протяжении указанного периода в 500

веков и представляет полный цикл единого 

почвообразовательного процесса. Из предыдущего совершенно очевидно, что 

разбираемый единый процесс может получить двоякое выражение

в зависимости от того, предшествует ли выходящая из области

оледенения территория суши области высокогорного рельефа

и, следовательно, она покрыта новыми ледниковыми наносами,

на которых почвообразовательный процесс начинается с самого

начала на новом минеральном субстрате, или 

освобождающаяся от оледенения территория предшествует обширному 

равнинному рельефу или широкому водному пространству.

 

В последнем случае почвообразовательный процесс только пре"

рывался низкой температурой области холода, и равнинная

территория в области холода подвергалась только неизбежным

процессам эрозии и денудации. По выходе из области низкой

температуры на равнинной территории прерванный почвообра-

зователышй процесс лишь возобновлялся вновь. Первый 

случай находит отчетливое выражение в Европейской части СССР,

и его изучение на основе марксистско-ленинской 

материалистической диалектики продвинулось уже значительно вперед.

Второй случай представлен на обширных равнинах Азиатской

части Союза в сложнейших комбинациях с проявлениями

первого случая, и изучение его находится еще в стадии 

первоначального накопления конкретного материала.

Не менее очевидно, что единый почвообразовательный 

процесс, развертывающийся на колоссальных протяжениях от

северного полюса до южного в восточном полушарии и от

южного полюса до северного в западном полушарии, должен

состоять из двух фаз. Первая фаза слагается из комплекса

взаимоотношений между биологическими элементами суши и ее

поверхностным рухляковым покровом, развивающихся в 

условиях температур, повышающихся от 0° к высокой средней 

температуре экваториальных областей; вторая фаза протекает

в термических условиях, изменяющихся в диаметрально 

противоположном —? зеркальном — направлении.

 

Анализ указанных взаимоотношений фаз 

почвообразовательного процесса находится еще в начальных стадиях своего 

развития, но уже имеются прямые указания на недопустимость

механистического перенесения выводов, полученных изучением

явления почвообразования в восточном полушарии, на 

соответствующие процессы западного полушария.

Тем более недопустимо также механистическое перенесение

в условия СССР агротехнических выводов из положений 

почвоведения, сделанных на западном континенте, тем более что

к ним присоединяется еще и явление качественно различных

социально-экономических производственных отношений.

Почвенный покров рассматриваемой области засушливого

Заволжья находится в стадии перехода от крайнего выражения

дернового периода почвообразовательного процесса (его 

черноземной стадии) к степному периоду. Этим промежуточным со-

стоянием определяется чрезвычайная пестрота, комплексность

почвенного покрова области. Кроме переходной стадии развития

почвообразовательного процесса, вторую немаловажную 

причину почвенной пестроты области представляет наличность

двух типов почвообразующих (материнских) пород, выражен:

ных приблизительно равномерным распределением. Первая

ночвообразующая порода слагается карбонатной мореной, 

продуктом выветривания известняков, растертых и разрушенных

последним постплиоценовым оледенением (Вюрм). 

Поверхностный горизонт карбонатной морены подстилается двумя горит

зонтами таких же карбонатных морен двух предыдущих 

постплиоценовых оледенений (Рисе и Миндель) и карбонатной же

мореной последнего третичного оледенения (Гюнц). Четыре

горизонта карбонатной морены разделяются друг от друга

подстилающими каждый горизонт слоями кислой алюмосили-

катной морены, в которую «нормально» переходит каждый 

горизонт карбонатной морены. Карбонатная морена отличается

очень значительной мелкозернистостью и равномерностью 

механического состава, значительным содержанием углекислой

окиси кальция и богатством элементами пищи растений, 

сосредоточенными в биологических фокусах. Прослойки кислой

алюмосиликатной морены отличаются гораздо большей 

контрастностью механического состава, содержа часто как очень

значительное количество глинистых элементов, так и 

одновременно песок, а иногда даже и хрящевые элементы. 

Постепенность перехода карбонатной морены каждого горизонта в 

подстилающий их слой кислой алюмосиликатной морены 

выражается в форме возрастающего книзу опесчанения карбонатной

морены и постепенного усиления бурой окраски вследствие

возрастающего содержания окиси железа.

Значительное содержание углекислой окиси кальция, 

переходящей в присутствии углекислоты в воднорастворлмый

бикарбонат окиси кальция, определяет микроагрегатную струк-.

туру как карбонатной, так и подстилающей ее кислой алюмо-

силикатной морены. Вследствие этой микроагрегатной, или так

называемой лёссовидной, структуры карбонатная морена 

получила название «палевого лёсса», а подстилающая ее кислая

алюмосиликатная морена — «шоколадного лёсса».

 

Второй тип почвообразующей породы области представляет «пермская» морена, частично известная под названием «арало-каспийских», или «сыртовых», глин, трактуемых как отложения трансгрессии арало-каспийского водного бассейна.

Основанием такого толкования ее происхождения служат три признака

.этой породы: чрезвычайно тонкий и выравненный механический

состав, соленосность породы и частое нахождение в ней 

раковин моллюска кардиум, ныне в изобилии встречающегося в 

Каспийском море. Все три признака породы ни в какой мере не могут

служить основанием признания ее морского происхождения.

Порода, вполне аналогичная рассматриваемой, изобилует в 

Башкирской АССР, в Татарской АССР, в Горьковском крае, даже

в Ивановской области и в Северном крае, куда арало-каспий-

ский бассейн никогда не распространялся. При обнажеьуи

морских отложений происходит очень быстрый процесс их

«опреснения». Моллюск кардиум в настоящее время обитает

в Волге. Зато нахождение обильных остатков носорога, быка,

пещерного медведя, бивней мамонта и слонов и недавнее 

нахождение экспедицией Всесоюзной академии наук целого 

черепа слона красноречиво говорят в пользу ледникового 

происхождения породы.

Фено-скандинавский ледник в последние четыре 

последовательные эпохи его повторения (Гюнц, Миндель, Рисе, Вюрм)

своим восточным крылом снес огромные толщи пермских

пестрых мергелей и отложил их рухляк на огромном 

пространстве — от южной части Северной области параллельно 

Уральскому хребту и по обе стороны Волги, вплоть до Каспийске го

моря. Эта «пермская» морена отличается от карбонатной своей

.малиновой окраской, чрезвычайной мелкостью и выравненно-

стью механического состава, огромным содержанием окиси

железа, значительным содержанием азота; общими свойствами

ее с карбонатной мореной представляются богатство карбонатом

извести и проистекающая отсюда лёссовидная микроструктура.

Я уже упоминал о том, что почвенный покров 

рассматриваемой области находится в стадии перехода от дернового

периода почвообразовательного процесса к его степному 

периоду. Сущность этой переходной стадии заключается в 

следующем

Под покровом растительности луговой растительной 

формации, образующей на поверхности почвы сплошной дерну

протекает период почвообразовательного процесса, 

характеризующийся, в основном, неизбежным, прогрессивно 

протекающим процессом накопления в массе почвы органических

остатков и аморфного перегноя. Процесс представляет 

функциональный качественный признак растений луговой формации

как следствие того их существенного свойства, что 

плодоносившие побеги этой «луговой» флоры отмирают лишь 

глубокой осенью. До начала зимы эти побеги продолжают веге-

тировать, и, все синтезированное ими органическое вещество

частью потребляется на развитие новых вегетативных побегов,

которые будут плодоносить на будущий год, частью же 

одновременно откладывается-в форме запасных питательных веществ

в различных органах их зимующих побегов — узле кущения,

нижних междоузлиях, нижнем листовом влагалище^ листьях,

чешуях, луковицах, корневой шейке и т. п. Только с 

наступлением зимы плодоносившие побеги отмирают вместе со всей

принадлежавшей каждому побегу корневой системой;

Совершенно очевидно, что в период отмирания 

плодоносивших побегов в начале зимы не может быть и речи о 

разложении отмершего органического вещества. Это разложение

может осуществиться только начиная с весны будущего года.

Условия весеннего разложения совершенно ясны;

В течение всей зимы в массе почвы ярко господствует 

установившаяся с момента замерзания поверхностного горизонта

почвы разность температур верхнего замерзшего слоя и 

нижних незамерзших. Вследствие этой разности температур, а 

следовательно, и разности упругости водяного пара, в этих слоях

почвы происходит не прекращающаяся в течение всей зимы

перегонка водяного пара из не замерзших слоев почвы в 

верхние замерзшие. Водяной пар сгущается вокруг кристаллов

.1ьд8, начиная с поверхностного горизонта, наиболее 

охлажденного, и к весне поверхностный горизонт всякой почвы

всегда насыщен водой до предела полной его влагоемкости.

Весной, по 01таянии всякой почвы, в ней наступает первый

максимум содержания воды.

Условия, в которых окажутся отмершие в начале зимы

подземные остатки плодоносивших побегов многолетних трав,

совершенно ясны. В почве господствуют условия анаэробно-

•зиса, и органические остатки в такой почве могут разлагаться

только анаэробным путем. Результаты анаэробного 

разложения в почве, покрытой покровом многолетних травянистых

растений, также хорошо изучены. В этих условиях может

подвергнуться полному распаду не ббйыпе половины 

органических остатков, и при этом разложении образуется большое

количество аморфного перегноя.

Казалось бы, что по мере высыхания почвы, покрытой

многолетней травянистой растительностью, воздух будет 

проникать в почву, и в ней установятся условия аэ^обиозиса. Но

нужно иметь в виду, что органическое вещество накопляется

растениями в почве по схеме конуса, обращенного вершиной

вниз, и максимальное количество мертвых остатков 

накопляется в самом поверхностном слое почвы. В непаханной почве,

покрытой многолетними травами, растительные остатки самого

верхнего слоя почвы будут разлагаться аэробным путем.

Аэробное разложение совершается бурно, и весь кислород, 

стремящийся проникнуть из воздуха в почву, поглощается 

аэробным разложением, протекающим в поверхностном горизонте.

В массе почвы под покровом многолетней луговой флоры и по

мере высыхания почвы в общем сохраняются условия ана-

эробиозиса, а следовательно, сохраняется половина всех кор-

невых остатков и накопляется перегной. Интенсивность этого

процесса прогрессивно нарастает.

Таким образом, под покровом растительности луговой

(черноземной) степи протекает процесс накопления в почве 

органических остатков и перегноя. При этом на двух типах

морены рассматриваемой зоны развиваются две разности 

черноземных почв. На менее богатой зольной пищей растений, 

азотом и глиной карбонатной морене («южнорусском лёссе») 

развивается «обыкновенный чернозем» и на очень богатой зольной

пищей растений, азотом и особенно глиной пермской морене —

«тучный чернозем» (обе разности в понимании Докучаева).

В первоначальных стадиях развития черноземов почвооб-

разующая порода разделяется давлением корней на граненые-

комки. Обособившиеся комки пропитываются молекулярно

растворимым перегноем, образующимся в процессе анаэробного

разложения корней, оплетающих комки. Растворимый 

перегной под влиянием времени и понижений температуры 

переходит в нерастворимую в воде форму аморфного перегноя, прочно

цементирующего механические элементы комка.

В результате прочной глубокой комковатой структуры 

развиваются типичные признаки той и другой разности 

чернозема. Их совершенная структура в массе слагается из вполне

изолированных друг от друга комков, связанных между собой

только густой сетью живых и мертвых корней, оплетающих

каждый комок. Такая структура определяет полное отсутствие

волосного передвижения воды как в нисходящем и восходящем,

так и в горизонтальном направлениях. Вода проникает в 

такую почву только в результате ее проницаемости. По пути

проникновения в структурную массу почвы вода впитывается

в комки вследствие их волосности. При значительном 

количестве атмосферных осадков (таянии снегового покрова) вода

скопляется слоем на границе подстилающей лёссовидной· (ми·

кроагрегатной) почвообразующей породы, и здесь ее движение

приобретает троякое изменение. Начинается прогрессивно 

замедляющийся нисходящий волосной ток воды в массу породы,

иссушенной зимней перегонкой водяного пара в замерзшие

горизонты почвы. Возникает неволосной поток почвенной воды,

«стекающей с равномерной и чрезвычайно замедленной 

скоростью по направлению уклона. На своем пути этот почвенный

поток воды встречает неширокие, но неволосные трещины,

всегда изобилующие во всякой морене (вследствие 

последующей осушки отложившейся из тающего материкового льда

породы и ее выветривания). Часть воды почвенного потока

устремляется по этим трещинам, питает грунтовые воды и 

регулирует меженный уровень рек. Таков водный режим 

обыкновенных и тучных черноземов.

Описанный водный режим определяет все функциональные

свойства, типичные для этих почвенных разностей. 

Исключительное преобладание нисходящего неволосного тока воды

определяет возможность сквозного промывания этих почв.

Нисходящий ток регулярно повторяется ежегодно в период

таяния снега весной, когда происходит и быстрое нагревание

темноокрашенной почвы; менее регулярно возникает глубокое

промывание почвы летом под влиянием продолжительных 

ливней или во время затяжных «обложных» дождей. Сквозное

промывание всегда направляется от более теплых горизонтов

почвы к более холодным слоям почвообразующей породы. При

таких условиях температуры вода, по мере проникновения

в глубину, все больше насыщается углекислотой и, переводя

все возрастающее количество нерастворимой углекислой

окиси кальция в воднорастворимый бикарбонат окиси

кальция, -легко выщелачивает его до грунтовых вод. Этот

процесс осуществляется только в почвенных горизонтах, так

как, вследствие малой растворимости бикарбоната окиси 

кальция в воде, в почвообразующую породу проникает уже, 

насыщенный его раствор. В результате этого процесса обыкновен-

ный и тучный черноземы не вскипают с кислотой и содержат

кальций (и магний) только в состоянии обменных катионов,

поглощенных перегноем и окисями железа и марганца в 

обыкновенных черноземах и перегноем, окисями железа и 

марганца и алюмокремневой кислотой в тучных черноземах. 

Поглощение катиона кальция (и магния) происходит из солей

этих оснований с сильными кислотами (преимущественно

серной). Наличность этих солей определяется в верхних 

горизонтах черноземов аэробным разложением органических 

остатков (преимущественно бобовых растений). В глубоких 

горизонтах присутствие упомянутых солей обязано разложению

углекислой окиси кальция анионами сильных кислот, 

освобождающихся прц поглощении катиона кальция в верхних

горизонтах.

Остальные соли, освобождающиеся при аэробном ? 

разложении органических остатков в поверхностном горизонте

чернозема, частью вымываются в грунтовые воды повторными

нисходящими неволосными токами воды, частью вновь 

поглощаются новым поколением, преимущественно лугово-степных 

злаков, вегетирующих с самой ранней весны до наступления зимы.

Существенное свойство луговой растительной формации —

ежегодное отложение в массе почвы под покровом этой флоры

растительных остатков и перегноя — должно неизбежно 

привести путем накопления количественных изменений к 

обособлению качественно различных свойств среды, в которой 

осуществляется процесс накопления. Также неизбежно должны

перейти в свою противоположность и функциональные условия

среды развития растений, что, в свою очередь, должно об

условить смену флоры иной растительной группировкой, 

приспособленной к использованию новых условий.

Главную причину смены растительности черноземной степи

представляет изменение водного режима почвы. Из 

предыдущего анализа водного режима обыкновенного и тучного

черноземов с очевидностью вытекает способность этих почв

вмещать в своей массе все годовое количество атмосферных

осадков. К этой воде присоединяется и то ее количество, 

которое зимой скопляется в почве путем перегонки водяного

пара из горизонтов почворбразующей породы.

Этот предельный по своей абсолютной величине запас воды

отличается одновременно и предельной прочностью. Иод

прочным запасом воды в почве я разумею то количество ее,

которое находится в исключительном распоряжении 

произрастающих на почве растений и но может подвергаться 

бесполезной (с точки зрения агротехники) потере помимо растения.

В рассматриваемом случае такой расход воды помимо растений

сводится к двум моментам. К первому моменту относится 

просачивание ее в грунтовые воды. Этот расход (который не может

быть признан бесполезным с народнохозяйственной точки

зрения) благодаря малой скорости движения нисходящих

струй в узких трещинах массы породы не может быть большим,

судя по тому, что колебание годовых количеств атмосферных

осадков отражается на колебаниях уровня грунтовых вод

иногда по прошествии нескольких лет. Второй момент 

представляет непосредственное испарение воды с поверхности

почвы помимо растений. В условиях черноземной степи этот

момент сводится к ничтожной величине вследствие того, что

поверхность почвы целинной черноземной степи всегда покрыта

слоем в 1—2 см мертвого покрова из надземных растительных

остатков. Как только верхний слой этого покрова высохнет

на несколько миллиметров, он разрыхлится вследствие 

уменьшения объема элементов мертвого органического покрова при

высыхании, и всякое испарение воды прекращается. Таким

образом, почти весь очень значительный запас воды 

обыкновенных и тучных черноземов находится почти исключительно

в распоряжении покрывающих целинную черноземную степь

растений.

Иепаредаие воды целинной черноземной почвой происходит

равномерно и одновременно из всей массы почвы, пронизанной

корнями растений. Уже по одной этой причине — отсутствие

разности потенциалов (напряжения) влажности — в. 

различных горизонтах целинной черноземной почвы в ней не может

возникнуть волосного тока воды в каком бы то ни было нацрав-

лении. Кроме того, полная изолированность каждого комка

черноземной почвы одного от другого служит таким же 

непреодолимым препятствием для. возникновения волосного тока

в, любом направлении. Условия обеспеченности растений 

усвояемыми минеральными формами зольной и азотной пищи во

всей пронизанной корнями толще обыкновенного и тучного

чернозема. также представлены в наиболее совершенном 

выражении. Все элементы пищи растений при аэробном разложении

органических остатков в поверхностном горизонте чернозему

выделяются в усвояемых минеральных формах, проникают

в толщу черноземной почвы, растворяясь в воде, каждого

нисходящего неволосного тока, и впитываются в высушенные

корнями комки чернозема.

Таким образом, условия максимального плодородия почвы,

т. е. одновременное и непрерывное снабжение растений 

максимальным необходимым ему количеством воды и усвояемыми

формами всех элементов зольной пищи и минеральных 

соединений азота, при слабокислой реакции почвы осуществляются

в полной мере в обыкновенном и тучном черноземах. Результат

такого осуществления условий плодородия почвы выражается

в максимальной урожайности структурной черноземной почвы

и в полной (100%) эффективности использования растением

как воды, так и всех элементов их пищи.

Свойство растений луговой растительной формации 

ежегодно откладывать в массе почвы органические остатки и 

перегной привело к созданию прочной рыхлой комковатой 

структуры, определившей неосуществимость в черноземе волосного

водного режима. Дальнейший ход процесса, очевидно, должен

привести к заполнению всех неволосных промежутков между

комками массой органических остатков. Перегной, который

в начале процесса всасывался комками, начинает такжз 

накопляться между комками, и очевидно, что с течением времени

вся масса черноземной почвы сольется сплошь в одно волосное

тело.

Ясно, что водный режим такой почвы, должен коренным

образом измениться. Дождевые воды могут проникать в такую

почву только волосным током, т. е. с прогрессивно 

замедляющейся скоростью, и, как показывает опыт, в среднем в почву

проникает около 30% дождевой воды, а 70% всего количества

жидких атмосферных осадков стекает по уклону поверхности.

Еще хуже обстоит дело с весенней снеговой водой. Ранней

весной во всякой почве наступает первый максимум влажности,

т. е. все волосные промежутки почвы заполнены водой. Так как

в рассматриваемом случае все промежутки почвы только 

волосные, то очевидно, что к моменту весеннего таяния снега

вся Macqa почвы заполнена волосной водой, и так как она

не подчиняется гидростатическому давлению, то все количество

снеговой воды должно стекать и стекает по уклону поверхности

почвы. Так как в среднем в широтной зоне умеренного климата

количество атмосферных осадков, выпадающих в форме дождя,

грубо приблизительно равно выпадающему в форме снега, то

в грубом приближении в почву в этих условиях может 

проникнуть лишь 15 % годового количества осадков исключительно

в форме волосной воды.

Весенний запас воды, очевидно, меньший, чем в начальной

фазе развития черноземной стадии дернового периода, быстро

используется богатой весенней флорой черноземной степи,

и дальнейшее развитие луговой растительности будет целиком

находиться в зависимости от частоты выпадения дождей.

Запас воды в почве, возобновляемый летними дождями, также

будет быстро использован флорой луговой степи. Таким 

образом, прежний, устойчивый водный режим луговой степи 

сменился прерывистым — полной обеспеченностью флоры водой

в течение весны и летними засухами.

Под влиянием этих летних перерывов должно прекратиться

вызревание семян луговых растений — их щсодущие побеги

отмирают^ не успев образовать вполне вызревших семян,

и луговая флора продолжает размножаться только 

вегетативными побегами. Вегетативное размножение растительного

организма не может продолжаться беспредельно долгое время.

После определенного срока вегетативного размножения, срока,

различного для различных видов, растение целиком отмирает

и должно смениться новым, развившимся из семени. Очевидно,

что сменить естественно отмирающую флору луговой степи

могут только такие растения, которые успевают образовать

спелые семена до начала наступления летней засухи. Такими

растениями могут быть однолетние и многолетние, с коротким

периодом произрастания, семена которых созревают до 

наступления летней засухи и заносятся ветром, животными и т. д.

Кроме того, остаются и из первоначальной флоры луговой

степи такие расы, которые успели образовать спелые семена

до наступления летней засухи и закрепили эту способность

путем естественного отбора,

С появлением рано отмирающей флоры однолетних и 

многолетних растений произойдет резкое изменение условий 

почвообразования. Отмирание этих растений обусловлено, как и

самое появление их, наступлением летней засухи. 

Однолетники отмирают со всей корневой системой; что касается рано

отмирающих «многолетних эфемеров», то у них все 

плодоносившие побеги также отмирают целиком со всеми подземными

органами, кроме остающихся в почве, вновь образовавшихся

луковиц, клубней или укороченных корневищ, которые 

развивают новые корни лишь только осенью, при наступлении 

дождливого периода. Живыми со всей корневой системой остаются

только неплодоносившие подземные стеблевые органы 

многолетних растений «степной» растительной формации. Надземные

органы их плодоносивших побегов отмирают целиком, а их

корневая система и вегетативные побеги, начавшие развиваться

с момента зацветания плодущих побегов из их узлов кущения,

остаются живыми, и не плодоносившие побеги во время засухи

только утрачивают свои листья и лишь с наступлением осенних

дождей вновь возобновляют кущение, прерванное засухой.

Корневая система плодоносивших побегов отмирает

зимой.

Вся масса отмирающего летом органического вещества

откладывается в почве, когда содержание воды в ней достигает

минимума. Этот глубокий летний минимум влажности, при

котором содержание воды в почве падает ниже мертвого запаса,

и представляет первоначальную причину «выгорания» степи.

Ясно, что на место испаренной воды во все волосные промежутки

проникает воздух и во всей массе почвы установятся условия

аэробиозиса. Процесс поглощения кислорода воздуха 

поверхностным слоем органического вещества, бывший причиной

преобладания анаэробиозиса в массе почвы «черноземной степи»,

уже не может проявиться в условиях «сухой степи». Поверхность

почвы черноземной степи всегда покрыта сплошным дерном,

и почва нигде не выступает на свет. Отмирающая ежегодно

максимальная у поверхности почвы масса органического 

вещества располагается в виде густой пространственной сети,

легко задерживающей в самом тонком слое весь кислород, 

проникающий в почву. В обстановке сухой степи почва только

ранней весной во время первого максимума влажности почвы

покрыта сплошным растительным покровом, не образующим,

однако, дерна. Отмирание растительности совершается скачками.

Первыми отмирают многолетние весенние эфемерй, и их широко

рассеянные остатки быстро разлагаются при высокой 

температуре. За ними через несколько времени следуют однолетние

растения, отмирающие при таких же условиях и с такими же

последствиями. Отмирание растений в пределах каждой 

упомянутой группы совершается также скачками в связи с различной

«скороспелостью» слагающих их видов и разновидностей.

Освободившиеся после отмирания двух первых групп растений

пространства уже не могут быть заняты другими растениями:

поверхность почвы настолько высохла, что возможность про-

ра-станий семян исключена.

Таким образом, развившийся из раннего поздний весенний

ландшафт сухой степи, в основном, составляется разреженным

покровом многолетних растений степной растительной 

формации. После отмирания плодоносивших побегов этих растений

(главным образом, злаков и осок) их органические остатки

подвергаются также преимущественно аэробному разложению,

так как сплошной покров многолетнего дерна, типичный для

луга и луговой степи, отсутствует, остатки эфемеров и 

однолетников уже успели разложиться и ничто не препятствует

свободному проникновению кислорода в массу почвы сухой

степи. После отмирания основной массы растительности сухая

степь вступает в свой ранний осенний (или поздний летний)

ландшафт, слагающийся из еще более изреженного стояния

глубококоренных многолетников (полыней, кермеков, 

астрагалов, люцерн), вегетирующих до глубокой осени, когда с 

началом осенних дождей к ним присоединяются вновь 

развивающиеся вегетативные побеги злаков и осок, надземные части

которых убиваются только зимними морозами (кроме типца,

сохраняющего зеленые листья в течение всей зимы).

Совершенно ясно, что раз в почве периодически в течение

каждого лета устанавливаются ярко выраженные условия

аэробиозиса, то "не только прекращается процесс накопления

в почве органических остатков и перегноя, но должен 

установиться и процесс разрушения ранее накопленных в течение

дернового периода почвообразовательного процесса 

органических остатков и перегноя. Этот процесс будет продолжаться

до тех пор, пока дерновый период, развиваясь в порядке своего

затухания, не перейдет в свою противоположность — в 

степной период почвообразовательного процесса.

Проявление степного периода воспринимается нами в стадии

апогея его прогрессивного развития в форме почвенной «зоны»

сухих степей, сложенной, в основном, почвенным покровом,

обладающим тремя общими функциональными свойствами:

бесперегнойностъю, брсструктурностъю и соленосностъю.

Такие бесперегнойные почвы, содержащие от 1 до 2%

органического вещества, состоящего исключительно из живых

органов растений и из микроорганизмов, в полной мере 

сохраняют способность избирательного «поглощения» элементов

пищи растений.

Яркая иллюстрация положения, что избирательная 

«поглотительная способность» представляет качественный признак

не минерального субстрата почвы,, а развивающихся на нем

и в его массе живых организмов, и что понятие о почве

неотделимо от .понятия развития в ней живых 

организмов.

Не менее ясно, что переход дернового периода 

почвообразовательного процесса в его степной период должен протекать

во времени, в течение которого должны развиться общие 

функциональные свойства почвенного покрова сухой степи из 

противоположных функциональных свойств почвенного покрова

черноземной степи — его перегнойности, структурности и

несоленосности. Этот процесс может быть, по существу, 

характеризован как процесс деградации почвенного покрова 

черноземной зоны, а та область, к которой принадлежит и 

засушливое Заволжье и которая в настоящее время переживает

процесс перехода дернового периода почвообразования и процесс

его степного периода, может быть названа зоной 

деградирования черноземов, употребляя слово деградация в смысле 

сокращенной характеристики процесса разрушения ранее накопленных

в почве органических остатков и перегноя (а не в обычном 

неопределенном понимании почвоведов-морфологов).

Процесс деградации нельзя рассматривать как простое

явление, вне взаимозависимости с очень сложными условиями

окружающей среды, условиями, которые, в свою очередь,

подвержены непрерывному процессу изменения под влиянием

прогрессивного развития или затухания самого процесса 

деградации. В этой взаимосвязи ряда непрерывно и&медяющихся

в своем развитии процессов можно разобратьоя только путем

диалектического анализа, и только путем такого сложного

анализа можно притти к более или менее правильному 

разрешению далеко не простых вопросов, поставленных задачей

орошения Заволжья.

Развитие последствий процесса заполнения неволосных

промежутков между комками структурных черноземов 

органическим веществом чрезвычайно многообразно и сильно 

осложняется влиянием на ход развития природного 

почвообразовательного процесса результатов примитивных приемов воздействия

человеческого общества на почву как на «всеобщее средство

производства». Хищнические приёмы использования — экспло-

атации природных производительных сил почвы и продолжение

всех эпох классового общественного строя (рабовладельческой,

феодальной, капиталистической) — нельзя характеризовать

иначе, как примитивные.

Использование элементов плодородия почвы; воды и пищи

растений (факторов жизни зеленых растений, а следовательно,

и урожайности сельскохозяйственных угодий) не может 

.осуществляться иначе, как в неизбежном сопровождении 

процесса нарушения условий ее плодородия. Нарушение условий

плодородия почвы — синоним разрушения прочности 

структурных элементов почвы, а следовательно, и самой структуры.

Утрата почвой структуры неизбежно вызывает явление 

антагонизма элементов плодородия почвы и отбрасывает 

сельскохозяйственное производство в стадию его примитивной

варварской стихийности^ стадию, исключающую всякую

возможность осуществления одной из важнейших основ 

бесклассового общества — плановости всех его производств.

Стихийность урожайности заставляет заменять плановость

сельскохозяйственного производства расчетами на среднюю

величину стихийной урожайности, Этот путь господствует

при капиталистических условиях землепользования и 

землевладения. Он находится в непримиримом противоречии

с главнейшей основой бесклассового общественного строя -т-

высокой производительностью труда.

Поэтому всякая попытка осуществить в условиях 

социалистического строя техническую организацию 

сельскохозяйственного производства на основе механического перенесения

систем агротехнических мероприятий, выработанных в 

условиях капиталистического строя, без их углубленного детального

диалектического анализа заранее принципиально обречена на

неудачу.

 

В условиях настоящего исторического момента резкого

и решающего обострения классовой борьбы, в момент 

ликвидации последних остатков капиталистических классов в СССР

к этому требованию нельзя не отнестись и в науке с 

чрезвычайным вниманием, с напряженной партийной бдительностью.

В период решающих классовых боев нельзя терпеть вылазок

врагов социалистического строя, как бы тщательно они ни

старались прикрыться под флагом «аполитической» или 

«объективной» пауки. Нельзя терпеть, чтобы под прикрытием этого

на первый взгляд невинного лозунга враги пытались 

протаскивать в социалистическую хозяйственно-экономическую

организацию производства агротехнические мероприятия, 

которые носят в себе задатки отрицательного влияния — 

агротехнику, выработанную в условиях капиталистического строя

или других социально-экономических общественных 

отношений.

В настоящий исторический момент, когда победоносный

рабочий класс и колхозное крестьянство под твердым 

руководством ЦК ленинской партии и ее вождя товарища Сталина

развернутым фронтом завершают борьбу за социалистические

формы организации сельскохозяйственного производства, в этот

момент в глубоком тылу, в вузах, академиях, 

исследовательских учреждениях, ведомствах, протекает не менее напря-

женная борьба за наиболее быструю победу и укрепление

социалистических порядков и производственного строя, за 

условия высокой производительности социалистического 

общественного труда. На этом фронте враг еще не окончательно 

побежден и продолжает еще гнусную работу, подготовляя удар

в спину. Только в таком аспекте можно рассматривать 

разоблачаемые попытки вредительства в области 

сельскохозяйственной техники. И так же приходится объективно 

расценивать те «заблуждения» и «допущенные ошибки» неисправимых,

по существу, защитников механического перенесения 

архаизмов тысячелетнего развития классового общества в условия

социалистического общества, существующего только 

семнадцать лет. В глубокой убежденности и верности ленинского

положения о значении высокой производительности труда для

нового общественного строя лежит стимул непреклонной 

большевистской стойкости защитников и пропагандистов создания

условий высокой производительности труда в крупном 

социалистическом сельскохозяйственном производстве.

Установившееся в течение природного развития 

почвообразовательного процесса преобладание волосного водного режима

во всей массе обыкновенного и тучного черноземов влечет за

собой ряд последствий, связанных между собой диалектической

причинной взаимозависимостью. В эту взаимозависимость 

вовлекаются не только элементы почвенного покрова, но и 

элементы окружающей среды, т. е. климата, и ясно, что взаимосвязь

элементов почвенного покрова и элементов климата должна

немедленно отразиться на характере производственного 

использования почвы, вводя его, как и во всех периодах 

почвообразования, в число взаимозависящих элементов, слагающих

почвообразовательный процесс.

Условия волосного передвижения воды в рассматриваемой

стадии развития черноземов в разные сезоны вегетационного

периода будут различны в зависимости от направления 

движения. Нисходящий ранний весенний ток, путем которого

 «рассасывается» первый весенний максимум влажности, 

осуществляется в двух направлениях. Тотчас по сходе снегового

покрова и по оттаянии почвы установится восходящий ток,

побуждаемый высыхающей поверхностью почвы. Ток этот

быстро затухнет под влиянием прогрессивного развития 

надземных органов растительности, которые быстро перенесут

процесс высыхания почвы в ее массу, пронизанную корнями

растительности. Только во вспаханной и незанятой озимыми

посевами и свободной от озимых и корневищных сорняков

почве этот весенний восходящий ток воды может получить

длительное выражение. Одновременно с восходящим током

весной разовьется и нисходящий ток от нижней границы 

горизонта первого весеннего максимума влажности, 

побуждаемый большой сухостью глубоких горизонтов, высушенных

зимней перегонкой водяного пара. Весенний нисходящий ток

отличается в среднем большей продолжительностью, чем

восходящий.

Совокупность этих явлений объясняет существование часто

встречающихся в природных условиях одной или нескольких

прослоек более влажной почвы, или так называемой висящей

воды, не прибегая к допущению второго слоя, так называемой

пленочной формы воды. Последняя гипотеза противоречит 

независимости волосного движения воды от влияния силы 

тяжести и гидростатического давления. Она могла возникнуть

только в результате применения механических сил такой

интенсивности, которая никогда не встречается в природных

условиях. Такие механические опыты в искусственной 

обстановке лишний раз подтверждают положение, что в природе

не существует твердых перегородок между явлениями и что

различные явления и свойства природных тел, 

воспринимаемые нами как самостоятельные, в действительности 

представляют проявление различных форм движения материи —

~ являются неотъемлемыми свойствами, присущими материи,

как время и пространство. Вместе с тем такие механические

опыты ни в какой мере не могут служить основанием для 

отрицания диалектического скачка при переходе количества

в качество.

Весенний нисходящий волосной ток воды проходит в таких

же термических условиях, как существовавший раньше

неволосной. Он переходит из прогревшихся уже верхних 

горизонтов в более холодные, еще не прогревшиеся нижние 

горизонты почвы. Очевидно, он может оказать такое же 

выщелачивающее влияние на углекислую окись кальция карбонатной

и пермской морен, как и неволосной ток. Неволосной ток 

производил сквозное промывание толщи породы и уносил 

растворенный бикарбонат извести в поток грунтовой воды. 

Проникновение волосной воды ограничено новыми волосными свойствами

почвы. Даже в случае мощности почвы, меньшей, чем та 

глубина, на которую может проникнуть прогрессивно 

затухающий ток волосной воды, нисходящий волосной ток воды не

может превратиться в неволосной и проникает исключительно

до глубины, определяемой средней крупностью 

микроагрегатов лёссовидной породы.

Когда нисходящий волосной ток воды под влиянием 

иссушения поверхностного слоя почвы неизбежно обратится

в восходящий, то его движение будет совершаться в 

диаметрально противоположных условиях температуры. Вода 

будет беспрерывно выделять растворенную в ней углекислоту,

бикарбонат извести будет обращаться в карбонат окиси 

кальция, который вследствие своей нерастворимости будет оседать

в массе породы, в том горизонте ее, где осуществилось 

преобразование нисходящего тока воды в восходящий. В результате

ежегодного повторения этого процесса на глубине предельного

волосного промокания породы обособится горизонт, обога-

щенцый карбонатом окиси кальция, иначе — горизонт 

бурного вскипания породы с кислотой Так как глубина горизонта

перехода нисходящего тока волосной воды в восходящий 

ежегодно изменяется в зависимости от состояния погоды, опре-

деляющего быстроту высыхания верхнего слоя почвы, то и

горизонт бурного вскипания почвы всегда получается 

растянутым, достигая часто нескольких десятков сантиметров 

мощности.

Горизонт бурного вскипания, или карбонатный горизонт^

представляет типичный признак всех разностей почв 

переходной и степной почвенных зон. Развитие его может быть 

выражено очень различно, от простого вскипания на водоразделах

до обособления ярко оформленного «уплотненного» горизонта

мощностью до 50 см в отрицательных элементах рельефа. В гор-,

ных местностях с ярко выраженным рельефом приток 

бикарбоната настолько ярко выражен, что развитие уплотненного

горизонта захватывает всю толщу почвы и, начиная с самой

поверхности до глубины около 50 см, вся почва сцементирована

углекислой окисью кальция. Несомненно, что в данном 

случае к волосному току присоединяется и ток почвенной воды

«{Дагестанская АССР).

Часто приписывают уплотненному горизонту вследствие

его большой плотности функцию расчленения всего водного

режима всей толщи рухляковой породы на два изолированные

водные режима: нижний, берущий начало в горизонте 

грунтовой воды, и верхний, возникающий в результате волосного

проникновения атмосферной воды в почву. С этим нельзя 

согласиться, как с элементарной ошибкой дедуктивного 

мышления, рассматривающего явления в статическом разрезе и с

морфологической стороны. Образование уплотненного 

карбонатного горизонта представляет следствие, а не причину ограг

ниченности глубины проникновения нисходящего волосного

тока воды в бесструктурную почву вследствие прогрессивной

замедлецности этого нисходящего движения и неизбежного

перехода его в восходящее, скорость которого зависит от 

условий, ¦ в которых оно совершается. Влияние уплотненного

карбонатного горизонта на разобщение грунтового волосного

водногр режима от поверхностного может иметь место только

в двух случаях: когда уровень грунтовой воды (неволосной)

повысится вследствие гидростатического давления до 

расстояния около 2 м (в среднем) от поверхности. В этом случае 

восходящий ток воды, дойдя до уплотненного горизонта, претерпит

в нем настолько сильное замедление, что часто этот горизонт

приходится рассматривать как практически непроницаемый.

То же явление может встретиться и в том случае, когда 

поверхность почвы изменит свою абсолютную высоту (например, путем

развевания или смыва). В этом случае нисходящий волосной

ток будет стремиться проникнуть глубже уплотненного 

горизонта, и это окажется возможным вследствие чрезвычайной

постепенности перехода тонких капилляров карбонатного 

горизонта в более широкие, капилляры лёссовидной породы.

Так как при нисходящем токе во втором случае сохраняются

прежние термические условия — понижение температуры по

мере углубления тока воды, то это влияет на передвижение

карбонатного горизонта на большую глубину и часто приводит

к образованию двух и большего числа карбонатных 

горизонтов.

Отложение углекислой извести в лёссовидных породах

всегда происходит в чрезвычайно тонко измельченной 

аморфной форме. Только в очень грубочастичном обломочном 

рухляке известняков встречаются кристаллические сталактито-

образные натеки известкового шпата.

Очевидно, что позднее весеннее, летнее и раннее осеннее

Движение волосной воды будет в среднем протекать в одних

и тех же термических условиях — нисходящий ток в условиях

понижающейся с глубиной температуры, восходящий ток

в условиях повышающейся с приближением к поверхности

почвы температуры» Поэтому и влияние всей совокупности

этих токов на передвижение бикарбоната окиси кальция и 

отложение карбоната извести будет такое же, как только что

описанное.

Совсем в других условиях будет происходить более позд-

нее осеннее движение волосной воды. Максимум температуры

почвы, начиная с лета, медленно передвигается в глубину,

постепенно уменьшаясь в своем абсолютном выражении. И с

осени начинаются охлаждение почвы с поверхности и 

постепенное затухание с глубиной повышенной летней температуры.

Поэтому восходящие осенние токи почвенной волосной воды,

возникающие во время всякого перерыва осенних дождей,

неизменно совершаются по направлению от более теплых слоев

почвы к более холодным. В сплошной волосной массе почвы

весь запас воды в ней охватывается этим движением, которое не

прекращается и после замерзания почвы, когда 

усиливающийся процесс сгущения водяного пара в лед беспрерывно

поддерживает постепенно углубляющуюся разность 

влажности— стимул восходящего волосного тока.

Таким образом, восходящий волосной ток воды в течение

всей зимы будет вновь растворять в карбонатном горизонте

углекислую известь и, обращая ее в бикарбонат окиси кальция,

разносить его вверх по всей массе незамерзшей почвы. Ранний

весенний восходящий волосной ток, совершающийся в тех

же термических условиях до начала прогревания почвы, 

пропитывает бикарбонатом извести и весь промерзший слой 

чернозема.

Очевидно, что условия рельефа, развевания и смыва почвы,

так же как и условия сельскохозяйственного использования

почвы, создадут бесчисленное разнообразие глубины и 

интенсивности нового признака чернозема — его вскипания с 

кислотой по всему разрезу вплоть до поверхности. Этот признак

лежит в основе выделения новой разности (стадии развития),

так называемого южного чернозема (приазовского, предкав-

казского, кубанского), очевидно, принадлежащего к 

переходной зоне (первоначальная стадия развития переходного 

периода от черноземной стадии дернового периода к степному

периоду).

Установившийся исключительно волосной поверхностный

водный режим почвенного покрова переходной зоны, 

очевидно, должен глубоко отразиться на изменении всего режима

и баланса воды всей толщи почв и почвообразующей породы,

равно как и на водном балансе всей зоны. Ясно, что эти 

изменения должны также неизбежно отразиться на изменениях

ряда элементов, определяющих климат переходной зоны.

Глубокая взаимосвязь и взаимозависимость стадий и периодов

развития почвообразовательного процесса с развитием эле-

ментов климата (в пределах одного климатического 

широтного пояса) уже давно и ярко отразились в статическом 

понятии почвенно-климатических зон.

Раз проникновение атмосферной воды в массу почвы может

осуществиться только волосным путем, то вследствие 

прогрессивной замедленности нисходящего волосного движения воды

и независимости его от влияния силы тяжести и 

гидростатического давления количество дождевой воды, проникающей

в почву, должно быть меньше количества выпадающего дождя.

В среднем количество дождевой воды, проникающей в почву,

будет 30% количества выпадающего дождя; 70% дождевой

воды стекает по уклону поверхности почвы. Скопление 

весенней снеговой воды на поверхности почвы совпадает с первым

весенним максимумом влажности почвы, т. е. с моментом,

когда все почвенные капилляры заполнены водой и нового

количества воды вместить не могут. Можно принять, что в 

широтном поясе умеренного климата годовое количество дождя

в среднем приблизительно равно среднему годовому количеству

снега. Так как все количество снеговой воды (100%) стекает

по уклону поверхности почвы, а дождевая на 70% 

подвержена той же участи, то ясно, что из всего годового количества

атмосферных осадков в среднем только 15% может проникнуть

в почэу.

Проникшее в бесструктурную почву количество воды 

обладает двумя свойствами; оно может проникнуть в почву лишь

до ограниченной глубины, определяемой в бесструктурной

почвообразующей породе ее механическим составом, а в 

лёссовидной — ее агрегатным составом в среднем не глубже 2 м

(Гильгард); запас проникшей в бесструктурную почву воды

отличается крайней степенью «эфемерности». Он тотчас после

прекращения притока води: к поверхности почвы переходит

в восходящий ток, скорость которого зависит от быстроты 

испарения воды с поверхности почвы и от количественного 

содержания воды в почве; или запас воды в почве потребляется

растительностью, причем в горизонте распространения корней

восходящего тока воды не возникает. Восходящий ток воды

в этом случае может возникнуть только в горизонте ниже

области распространения корней по направлению к горизонту

их распространения.

Последствия этой стороны поверхностного водного режима

бесструктурной почвы совершенно ясны. Прежде всего очевидно,

что на всей территории бесструктурной почвы совершенно

прекращается питание грунтовых вод атмосферными осадками.

Этот момент в связи с изменением условий надпочвенного

стока воды приведет к резкому изменению характера режима

всей речной сети области развития бесструктурных по^в.

Вследствие малой облесенности области, а следовательно,

дружности весеннего таяния ее снегового покрова и в 

результате 100% надпочвенного стока снеговой воды весенние 

разливы всех рек области достигают максимальной величины.

Интенсивность надпочвенного стока воды повлечет размыв —

образование овражной сети и смыв ловерхностных слоев 

почвы. Эти явления, развитые и под покровом природной 

травянистой растительности, достигают катастрофических размеров

после примитивной распашки и такого же 

сельскохозяйственного использования почвенного покрова области. Снесенные

смывом механические элементы почвы и размытые элементы

почвообразующей породы подвергаются сортировке в речных

руслах. Мелкие элементы пыли и глина уносятся в бассейны

впадения рек, крупные элементы — песок, хрящ и камни —

или откладываются в русле при всяком уменьшении скорости

течения или выносятся разливом на бечевники и после спада

вод разлива разносятся ветром, образуя дюны, вздутые пески

и барханы (кучугуры).

После спада весенних вод режим, рек может быть двояким

в зависимости от характера самой реки. Реки, весь 

водосборный бассейн которых лежит в области развития бесструктурных

почв, по большей части совсем пересыхают, обращаясь в так

называемые балки, в которые впадает овражная сеть. Балки

сохраняют все признаки рек — пойму, террасы и пр., и тодько

русло их покрыто растительностью, так как питание их из

первого горизонта грунтовой воды совершенно прекращено.

В русле балок ежегодно весной откладываются и 

передвигаются с весенними паводками грубые наносы/из разнообразных

элементов: песка, хряща, камней, журавчиков, неразмытых

комков почвы и т. п. Часто русло балок превращается в ряд

бочагов, образующихся вследствие пересыпки русла 

вышеупомянутыми наносами и овражными выносами. Часть бочагов

может сохранять воду в течение всего года вследствие 

пополнения ее ливневыми водами. Иногда русло балок может

прерываться озерами, представляющими подобные же более

глубокие бочаги (бывшие омуты), питаемые более глубокими

горизонтами грунтовых вод, область питания которых 

пространственно шире территории бесструктурных почв.

Сохраняют : характер неперемежающихся, постоянно 

текущих рек только такие, .водосборный бассейн верховьев которых

или их больших притоков лежит в зоне, сохранившей в 

значительной части лесной покров, или реки, истоки которых

лежат в области ледников. Но и реки этого порядка, входя

в область бесструктурных почв, претерпевают глубокие

изменения fc своем режиме. Их меженный уровень после мно-

говодного весеннего разлива быстро понижается до своего

минимального, часто несудоходного уровня. Кроме того, 

фарватер реки ежегодно после весеннего разлива оказывается

загроможденным песчаными мелями и перекатами, 

отлагающимися каждый раз на новых и неожиданных местах. Степень

понижения меженного уровня может дойти до полного 

исчезновения течения даже таких рек.

Комбинация бочажной, питаемой местами выходами 

(«ключами») более глубоких горизонтов грунтовой воды с 

исчезновением нижнего течения русла реки может образовать реку

«без начала и конца».

Понятно, что все ключи, питавшиеся из первого горизонта

воды, также иссякают, и о них сохраняется только 

воспоминание, зафиксированное в названиях урочищ или населенных

мест. Сохраняются лишь немногочисленные ключи, 

определяемые выходами более глубоких горизонтов грунтовых вод.

Такие ключи обыкновенно приурочены к нижним концам 

глубоких оврагов.

Следует обратить внимание на неправильность переоценки

так называемой дренирующей роли овражной сети, которой

обыкновенно приписывают исчезновение грунтовой воды

первого горизонта, С таким чисто механическим связыванием

в порядке причинной зависимости двух совместно 

существующих явлений, конечно, согласиться нельзя, так как 

диалектический анализ приводит с неопровержимой убедительностью

к выводу, что оба явления — наличность овражной сети и

исчезновение первого горизонта грунтовой воды — 

представляют функциональные следствия одной и той же причины —

установления волосного порядка водного режима почвы как

функционального следствия ее бесструктурности.

  

Не доенее глубокие и сложные процессы, развивающиеся

под влиянием волосного водного режима почв переходной

зоны, охватят и водный баланс самой почвы. Мы уже коснулись

одного из функциональных следствий бесструктурности 1поч-

венного покрова переходной зоны—незначительности и 

эфемерности запаса воды в почвах этой зоны.

Вследствие чрезвычайной медленности волосного 

нисходящего движения воды в бесструктурной почве (причины 

сельской осенней дорожной распутицы) осенний запас водь в 

такой почве не может охватить значительные ее толщи. Осенью

запас воды в почве достигает лишь своего второго максимума.

Поэтому процесс зимней перегонки воды из незамерзших 

горизонтов в замерзшие получает значительное количественное

выражение, т. е. иссушение горизонта почвообразующей 

породы будет значительное. Эта потеря воды почвообразующей

породой будет безвозвратной. Тотчас по оттаянии почвы на-·

чнется испарение воды поверхностью почвы, количественное

выражение которого будет максимальным при всяких 

условиях вследствие максимального содержания воды в почве

{первый весенний максимум воды равен полной волосной

влагоемкости, а так как все промежутки бесструктурной почвы

волосные, то в бесструктурной почве он равен полной ее 

влагоемкости). Сильное испарение поверхности почвы вызовет 

энергичный восходящий волосной ток воды, равномерный или

ускоренный (в зависимости от условий погоды).

Одновременно с восходящим током возникает и нисходящий

волосной ток воды от горизонта весеннего максимума к 

горизонту, иссушенному зимой,— ток, прогрессивно 

замедляющийся. Этот, последний, ток очень скоро прекратится и будет

обращен в ток восходящий,'переменной скорости, 

направленный в область развития корневой системы растений, 

покрывающих почву. Очевидно, что как только начнут развиваться

надземные органы растительного покрова цочвы, так тотчас

все испарение воды будет перенесено в горизонт 

распространения корневой системы растений. Это испарение воды всей

массой, пронизанной корнями почвы, сразу прекратит непо-

средственное испарение воды поверхностью почвы, а 

следовательно, и возбуждаемый им восходящий к поверхности ток

воды. В то же время иссушение корнеобитаемого горизонта

немедленно вызовет восходящий переменной скорости ток из

почвообразующей породы. Этот: восходящий ток и остановит,

нисходящий весенний ток, направленный к почвообразующей

породе. Таким образом, все количество воды, перенесенное

зимой в замерзающий горизонт, будет им испарено в течение

вегетационного периода. Это явление будет повторяться 

ежегодно·

Пополнение количества воды, утраченного 

почвообразующей породой, путем зимней перегонки из еще более глубоких

слоев неосуществимо. Глубокие слои отличаются постоянством

одинаковой температуры в течение круглого года; ниже этого

горизонта идет постепенное нарастание температуры 

(термический градиент Земли). При таких условиях явление 

перегонки неосуществимо или осуществляется в ничтожном 

количественном выражении. Также неосуществимо пополнение воды

иссушенного горизонта водой атмосферных осадков вследствие

неограниченности глубины их проникновения в 

бесструктурную почву (средний максимум 2 м, максимум для лёссовидных

пород 1,5 м).

В результате комбинации разобранных процессов по всей

переходной зоне бесструктурных почв, начиная со средней

максимальной глубины 1,5 м и вплоть до бывшего первого 

горизонта грунтовых вод, установится так называемый мертвый

горизонт (Г. Н. Высоцкий). Мертвый горизонт отличается 

постоянством минимального содержания воды, определяемого

термодинамическими условиями его залегания. Содержание

воды в нем лежит ниже предела возможности ее проникновения

в корни растений.

Очевидным функциональным следствием установления 

мертвого горизонта в переходной зоне будет крайнее уменьшение

абсолютной величины запаса воды первого весеннего макси-

мума влажности почвы. Ясно, что это абсолютное количество

должно быть равно величине второго осеннего максимума 

предыдущего года, так как только из этого запаса может 

осуществляться зимняя перегонка воды в замерзший слой почвы.

В.течение зимы в этих условиях может произойти только 

перераспределение расположения запаса по толще почвы. Осенью

проникшее в почву количество воды находилось в состоянии

нисходящего движения. Замерзание почвы остановит это 

движение, и под влиянием перегонки водяного пара с нижней 

границы промокшего слоя и конденсации пара в ледяные кристаллы

поверхностных горизонтов все количество проникшей осенью

в почву воды окажется сосредоточенным в поверхностном го-

ризрнте до полного насыщения его волосной, а следовательно,

и полной влагоемкости.

Следствием малой прочности небольшого весеннего запаса

воды в бесструктурной почве переходной зоны будет быстрое

выгорание растительного покрова степи, кроме группы глубоко,

коренных растений, черпающих воду из горизонтов грун·

товой воды, лежащих ниже бывшего первого. Выпадающие

летние дожди только в редких случаях — большой частоты их

выпадения — могут изменить создавшиеся условия. Обычные

короткие ливневые осадки никакого значения не имеют 

вследствие непрочности (быстрого испарения) небольшого запаса

«оды, который они могут создавать в почве.

Высокая степень высыхания степи в период выгорания

повлечет сильное уменьшение объема органических остатков

и перегноя, заполняющих все промежутки между комками

и находившихся весной в состоянии крайнего набухания от

влажности. Так как органическое вещество пронизывает

сплошной сетью всю массу почвы, совершенно изолируя каждый

.комок один от другого, то высыхание органического вещества

.вызовет сильное сокращение объема всей массы почвы и 

образование в ней глубоких трещин.

Поэтому в массу почвы, в которой только что начался про-

цесс аэробного разложения отмершей растительности, 

проникает атмосферный воздух. Проникновение кислорода не

только обеспечит беспрепятственное аэробное разложение 

глубоких частей свежеотмерших корней, но и вовлечет в это 

разложение и массу остатков ранее отмерших корней и перегноя,

накопленных в течение стадии преобладания анаэробного

процесса. Аэробный процесс начинается с момента выгорания

степи, когда корневая масса отмершей растительности еще

содержит некоторое количество вегетационной воды. Раз 

аэробный процесс начался, то природное высыхание разлагающегося

вещества, особенно в условиях почвенной массы, не может его

остановить. Обязательный продукт этого разложения — вода,

и она непрерывно поддерживает необходимую влажность 

субстрата. Этим путем вовлекается в аэробное разложение и весь

накопленный почвой ранее запас органического вещества.

Процесс аэробного разрушения органического вещества

почвы переходной зоны стимулируется еще и процессом 

циркуляции в почве раствора бикарбоната окиси кальция. Этот

раствор нейтрализует образующиеся в процессе аэробиозиса

азотистую и азотную кислоты, равно как и свободную ульми-

новую и другие органические кислоты, образующиеся во время

анаэробных фаз процесса деградации чернозема, сменяющих

аэробную фазу после смыкания трещин почвы при наступлении

осеннего периода дождей. Поэтому и анаэробный процесс

в почвах переходной зоны должен также утратить свой 

существенный признак — накопление органического вещества, как

он утрачивает его в условиях притеррасной области в зоне

поймы лесо-луговой растительной зоны.

Образование летом глубоких трещин в почвах переходной

зоны играет большую роль в развитии уже упоминавшегося

процесса образования оврагов. Летние дожди переходной зоны,

носящие преимущественно характер ливней, обрушивают на

поверхность бесструктурной почвы большие массы воды в 

короткие промежутки времени. Вода, не успевая проникнуть

в массу почвы прогрессивно замедляющимся волосным током,

устремляется бурным потоком по уклону поверхности. 

Ливневые дожди охватывают одновременно небольшие территории.

Когда территория ливня занимает часть водораздела или 

верхних элементов склонов, то вода ливневого делювиального

потока, устремляясь по уклону, встречает трещины почвы.

Заполняя трещины, направленные поперек склона, вода 

впитывается в органические вещество, и трещина замыкается. Но

когда поток ливневой воды попадает в трещину, направленную

вдоль уклона, бурный поток делювиальной воды быстро 

размывает стенки и дно трещины, вынося комки почвы и 

лёссовидную породу на склоны (П. А. Костычев). Так как территория

ливней невелика и ливни сравнительно редко отличаются

продолжительностью, то конус выноса в начале процесса

развития оврага отлагается на склоне, и только в дальнейшем

под влиянием весеннего делювиального стока снеговой воды

овраг достигает берегов современной луговой террасы реки

или балки.

Верхний конец оврага или «отвержка» (верха), начавшийся

трещиной вдоль склона, всегда отличается вертикальными

стенками. Так как трещины образуются под влиянием 

сокращения объема высыхающих растительных осадков одновременно

всего корнеобитаемого слоя, то очевидно, что трещина своей

равномерной шириной должна доходить до лёссовидной почво-

образующей породы. Последняя легко подвергается 

размыванию и выносу. Это особенно относится к водораздельным

областям, где и почвы отличаются меньшей мощностью и где

осуществим только процесс сноса и исключена возможность

наноса. Процесс выноса лёссовидной породы обусловливает

осыпание вертикальных стенок вершины оврага, и то же «вы-

плывание» лёссовидной породы обусловливает оседание всей

массы корнеобитаемого горизонта у вершины растущего оврага

или отвержка в виде круглого блюдца, так называемой пред-

овражной западины (потяжины), образующей небольшой «во

досбррный театр». Несмотря на ограниченную площадь своего

водос€ора, эти западины, играют большую роль в процессе

роста овражной сети, увеличивая и сосредоточивая струю 

делювиальной воды, питающую вершину оврага, и вовлекая

в процесс оврагообразования не только трещины, 

направленные вдоль склона, но и поперечные.

  

Всё возрастающее развитие аэробного процесса и 

достижение анаэробным процессом под влиянием постоянной 

щелочной реакции среды возможности полной минерализации всех

элементов органических остатков, ежегодно отлагаемых 

многолетней флорой, очевидно, должны привести к ежегодному

образованию в массе бесструктурных почв переходной зоны

значительного количества минеральных соединений (не только

солей).

Это обстоятельство служит основанием для обособления

нового понятия по отношению к стадии деградирования 

дернового периода и к степному периоду почвообразовательного

процесса или к почвам так называемых переходной й степной

зон. Новое понятие не совсем правильно формулируется как

солевой режим почв упомянутых двух зон. Понятие «солевой

режим» почти не применяется по отношению к почвам 

подготовительного и дернового периода не потому, что он в них

отсутствует, а вследствие того, что его количественно малое

выражение заслоняется его противоположностью — 

концентрацией элементов пищи растений в формы органического 

вещества, т. е. развитием избирательной поглотительной 

способности почвы и прогрессивным развитием условий плодородия

почвы. Почвы же переходной стадии дернового и почвы 

степного периодов, сохраняя стационарное состояние развития

избирательной поглотительной способности, характеризуются

регрессивным развитием условий плодородия почвы.

Образование в почве минеральных соединений дз 

органических их форм может осуществиться или путем аэробного, или

путем анаэробного разложения. Этими двумя путями могут

.разлагаться органические вещества различного 

происхождения. Органические остатки высших растений могут 

разлагаться безразлично тем и другим процессом, в зависимости

от условий их отложения. Но все-таки мы должны отличать

несколько случаев в разложении остатков высших растений.

Остатки глубококоренных растений (главным образом, 

многолетние полыни) разлагаются почти исключительно аэробным

путем. Эти растения принадлежат к полукустарникам с главным

-стержневым корнем очень многолетним (у белой полыни

до 100 лет, и, может быть, даже больше) и чрезвычайно глубоким

(несколько десятков метров). Корневая шейка этих растений

(подземная или надземная или одновременно обоих типов)

ежегодно ранней весной образует однолетние травянистые

лобеги, причем каждый однолетний побег образует свои 

самостоятельные придаточные корни. Придаточная корневая 

система травянистых побегов ежегодно отмирает в период 

выгорания степи, и дальнейшее развитие однолетних побегов и 

отложение запасных питательных веществ в корневой шейке

обеспечиваются водой и зольной пищей главным корнем из

горизонтов грунтовой воды, расположенных ниже первого;

однолетние стебли вегетируют до глубокой осени. Ежегодно

отмирающая придаточная корневая система этих растений

подвергается аэробному разложению.

Вторая группа — многолетних бобовых (голубая люцерна,

астрагалы и др.) — по общему характеру развития не 

отличается от предыдущей, с той лишь разницей, что на однолетних

-придаточных корнях их развиваются клубеньки, содержащие

азотусвояющие бактерии. К третьей группе растений, остатки

которых разлагаются целиком аэробным процессом, 

принадлежат весенние эфемеры и однолетние степные злаки, 

отмирающие со всей корневой системой плодущих стеблей в, период

выгорания степи. Аэробным же путем разлагаются после

выгорания степи и особенно после образования глубоких

трещин и все мертвые органические остатки, накопившиеся

в почве в течение черноземной стадии дернового периода·

Таким образом на долю анаэробного процесса остаются только

те побеги степной флоры, которые начали развиваться после

перерыва летней засухи, но не успели достаточно развиться

до наступления зимних морозов и были ими убиты. Поэтому

ясно, что на долю анаэробного разложения останется 

минимальное количество органических остатков и самый процесс

пойдет на затухание. Тем более будет затухать выражение

конечного результата анаэробного процесса — накопление 

органических остатков, так как в почве, в которой циркулирует

раствор бикарбоната окиси кальция, все время будет 

нейтрализоваться выделяемая анаэробами ульминовая кислота, и 

работа анаэробов в отношении быстроты разрушения 

органических остатков мало будет отличаться от работы аэробов.

Что касается второй группы органических веществ почв

переходной зоны — аморфного перегноя, то ульминовая 

кислота как продукт жизнедеятельности анаэробных бактерий

не может быть ими использована ни как источник энергии,

ни как источник пищи, и она может быть разрушена только

аэробными бактериями. Свободная гуминовая кислота, 

накопляющаяся в почве в течение черноземной стадии, не может

служить источником энергии для аэробов (Никитинский), но

служит для них превосходным источником азота.

Наконец, органические кислоты, получающиеся при 

анаэробном разложении, нейтрализуются в почвах переходной

зоны бикарбонатом извести и разлагаются аэробами. 

Восстановленные минеральные продукты, результат 

жизнедеятельности анаэробов, окисляются хемотрофными бактериями.

'Таким путем в почвах переходной зоны органическое 

вещество постепенно разрушается и его зольные элементы 

переходят в минеральные соединения, среднее количество которых,

конечно, весьма приблизительно (в сторону преуменьшения),

может быть принято равным 50 000 кг, или 50 ? на 1 га.

Динамика передвижения по массе почвы освобождающихся

минеральных соединений в форме растворов в почвенной воде

как в вертикальном направлении, так и приблизительно 

параллельно поверхности будет очень разнообразна и требует

детального анализа.

Прежде всего обращает на себя внимание движение 

приблизительно параллельно поверхности почвы, в котором 

принимает участие подавляющее большинство минеральных 

соединений. Это движение осуществляется током почвенной воды

(верховодки), возникающим ежегодно в период таяния 

снегового покрова. В поверхностном горизонте всякой почвы (в 

переходной и особенно степной зонах) всегда изобилуют 

неволосные промежутки (ходы червей, личинок насекомых, 

насекомых, мокриц, пауков, грызунов, истлевших корней и т. п.).

Эти ходы настолько обильны, что гидротехнические 

сооружения, как правило, нельзя возводить непосредственно на 

поверхности почвы (осадка и деформация сооружений), а необходимо

снять и удалить верхний слой «растительной земли» на глубину

не менее 70 см и до 1 м. Снеговая вода, проникая в эти 

неволосные ходы, повинуясь силе тяжести, передвигается по 

направлению уклона. Неволосной ток воды вследствие 

«сопротивления породы» и встречая на пути уже частично занятые

каналы, превращает свое первоначально ускоренное движение

в за медлительно е. Избыток воды, получающийся вследствие

атого замедления, не может с достаточной быстротой 

проникнуть вниз по волосной лёссовидной породе и принужден 

подниматься вверх к поверхности почвы, выходя в наиболее по

ниженных элементах рельефа на поверхность почвы. В 

зависимости от величины водосборной площади понижений рельефа,

преимущественно бессточных (вследствие преобладания 

процесса дефляции над процессом эрозии), выходящая на 

поверхность почвенная вода может образовать или временное

(весеннее) скопление воды, высыхающее более или менее быстро

(грязи, соры, шоры, лиманы, поды), или озера (бессточные).

Второй род движения растворенных в воде минеральных

соединений происходит под влиянием волосного передвижения

воды в массе почвы. Это водосное передвижение растворенных

минеральных соединений может осуществляться только в двух

направлениях — нисходящем и восходящем, вертикальном в том

и в другом случае, и часто характеризуется как «миграция

солей» (не вполне правильно, так как передвигаются не одни

только соли).

Биологическое, в подавляющем преобладании „аэробное,

разрушение органического вещества происходит в переходной

(равно и в степной) зоне в условиях щелочной среды; при этих

условиях процесс нитрификации протекает беспрепятственно

и энергично. Поэтому при разложении всех типов 

органического вещества образуется большое количество нитратов.

В особенности это касается остатков бобовых, которые 

изобилуют как среди эфемеров (люцерны, клевера, пажитники,

донники), так и между степными (клевера, донники, люцерны)

и в группе глубококоренных (голубая люцерна, эспарцет,

астрагалы). В еще большей мере это касается перегнойных

веществ — гуминовой, ульминовой и особенно апокреновой

кислот и солей последней.

В то же время необходимо отметить, что в этих зонах 

процессы разрушения нитратов развиты в очень слабой степени:

анаэробный, вследствие вообще подчиненного и 

непродолжительного выражения анаэробиозиса в обеих .зонах,, аэробный,

.вследствие слабого его развития в почвах под покровом 

природной растительности и широкого распространения приема

сжигания жнивья на почвах культурных. Поэтому, а также и

вследствие широкого распространения азотобактера (С. П. Ко-

стычев) почвенный раствор и «солевые» выпоты на почвах этих

зон всегда богаты нитратами, и, повщцщому, почвы этих 

областей нуждаются в азотном удобрении меньше, чем в других

(20 лет непрерывной культуры табака без. снижения урожая

и внесения удобрения). Нитрать! при передвижении раствора

по массе почвы частично вновь входят в биологический 

круговорот. Так как они представляют соли до известной степени

физиологически щелочные, то они мог/т при поглощении

растениями аниона азотной кислоты быть источниками 

образования в почве свободных катионов. Насколько позволяют

судить произведенные мною немногочисленные микрохимии

ческие анализы водных вытяжек из почв этих зон, нитраты

циркулируют в этих почвах в троякой форме: нитрата кальция;

нитрата калия и нитрата натрия. При биологическом 

поглощении аниона азотной кислоты катионы кальция и калия могут

быть поглощены растениями в меньшем количестве, а катионы

натрия в е (? меньшем, чем анион азотной кислоты. 

Освобожденные катионы немедленно будут связаны свободной

углекислотой^ образовав углекислую известь, углекислый

калий, углекислый натрий. При этой реакции освобождаются

два иона водорода, которые усредняют эквивалентное 

количество гидроксил иона, не поглощенного перегноем почвы.

При аэробном разложении остатков всех групп раститель

ного покрова почв переходной зоны образуется комплекс 

минеральных соединений, различающийся для разных групп

только количественным содержанием различных ингредиентов,

составляющих комплекс.

Малая изученность так называемых «ближайших составных

частей» золы разных групп растений, т. е. соединений, в 

которых сочетаются различные химические элементы золы,

чрезвычайно затрудняет составление тонного понятия об их

участии в Химизме почвы. Эта малая изученность, 

граничащая с невежеством, представляет главную причину (вместе

с полным отсутствием приложения материалистической 

диалектики и исключительным применением голого механицизма)

блуждания агрохимии в лесу бесчисленного количества «ги^

потез» и «теорий», создаваемых для объяснения каждого 

отдельного, разрозненного явления, наблюдаемого при 

недостаточном учете условий, в которых протекает явление.

Мы до сих пор еще принуждены пользоваться «валовым»

составом золы и «общими» выводами, которые можно сделать,

сопоставляя требования растений с условиями среды. Прежде

всего мы можем сделать общее заключение, что вследствие

общей потребности всех растений всех групп в фосфоре и малой

его распространенности в природе фосфор, освобождающийся

при разложении всех растительных остатков, будет немедленно

поглощаться живыми макро- и микроорганизмами почвы. При

анаэробиозисе, протекающем в условиях щелочной реакции,

единственная форма, в которой фосфор может выделяться из

органического ведества, представляет фосфат кальция 

(вероятно, трехосновный). Вследствие крайней слабости 

выражения и краткосрочности анаэробиозиса в почвах переходной

и степной зон образование воднорастворимых закисных 

соединений железа исключено, и следовательно, образование

соединений фосфора с железом, повидимому, неосуществимо.

Биологическое поглощение фосфора может осуществиться

только из раствора трехосновного фосфата кальция в воде,

содержащей растворимую углекислоту (переход в монофосфат).

При этом процессе часть кальция трехосновного фосфата

освобождается и остается в почве в форме - бикарбоната окиси

кальция. Вследствие процесса биологического поглощения

фосфора его соли по большей части встречаются в виде 

кратковременной составной части почвенного раствора с 

щелочной реакцией и, повидимому, не встречаются в поверхностных

выцветах таких почв.

Большой интерес в отношении состава золы представляют

три группы растений, слагающих растительный покров почв

переходной и степной зон,—бобовые, злаки и глубококоренные.

Бобовые появляются, как правило, массами, начиная

с конца черноземной стадии, когда под влиянием сильного

преобладания анаэробиозиса вся растительная группировка

луговой степи начинает испытывать азотное голодание. Этот

момент, связанный во времени с образованием глубокого

карбонатного горизонта, служит стимулом развития 

многолетних бобовых с глубоким корнем, обеспечивающим им как

обильное питание известью, потребность в которой у бобовых

очень велика, так и независимость от водного режима 

поверхностных горизонтов почвы. Второй период появления бобовых,

наступающий в более поздней стадии развития процесса 

деградации черноземов, характеризуется массовым появлением 

однолетних бобовых в растительной группировке весенних эфемеров.

Господствовавший осенью нисходящий ток водь? вымыл

все легкорастворимые в воде и непоглощаемые почвой нитраты

до предела волосного промокания почвы. Процесс зимней 

перегонки водяного пара в замерзшие верхние горизонты почвы,

очевидно, не мог возвратить вымытые нитраты в верхние 

горизонты. Таким образом, группа однолетних эфемеров не была

бы в состоянии развиться без наличности эфемерных бобовых,

потребность которых в извести удовлетворяется теперь легко

вследствие вскипания почвы в стадии южного чернозема по

всему разрезу до поверхности.

Зола бобовых характеризуется одновременным большим

содержанием извести и серы.

В результате этого при аэробном разложении органических

остатков бобовых одновременно образуются углекислая окись

кальция, сернокислый кальций и сернокислые соли щелочей

калия и натрия. Эта комбинация солей определяет чрезвычайно

важную роль бобовых как в сельскохозяйственном 

производстве, так и в развитии природных почв. Слабые (в смысле

концентрации) растворы сернокислого кальция как соединение

сильного основания с сильной кислотой подвергаются 

электролитической диссоциации с образованием катиона кальция

и аниона серной кислоты. Растворы бикарбоната окиси 

кальция (извести), как соединение сильного основания со слабой

кислотой, подвергаются исключительно только так называемой

гидролитической диссоциации с образованием окиси кальция,

воды и углекислоты.

Гранула коллоидального (аморфного) природного перегноя

(ульмина), несущая отрицательный электрический заряд, 

способна поглощать только ионы, несущие положительный 

электрический заряд, т. е. только катионы; при этом поглощенные

катионы просто удерживаются на поверхности гранулы, 

причем гранула не входит ни в какие химические взаимоотношения

с поглощенным катионом вследствие абсолютной 

нерастворимости в воде вещества гранулы коллоида. От валентности

катиона, поглощенного гранулой коллоида, зависят отношения

коллоида (в данном случае перегноя) к воде. Если коллоидом

поглощен одновалентный катион (поглощенное основание), то

гранулы коллоида приобретают способность рассеиваться в 

воде — образовывать так называемый коллоидальный, или 

ложный, раствор; коллоид обладает свойством клея, т. е. такой

перегной непрочен, или недеятелен. Если коллоид (в данном

случае перегной) содержит в поглощенном состоянии 

двухвалентный катион (катион кальция), то гранулы коллоида 

(перегноя) теряют способность рассеиваться в. воде, коллоид

приобретает свойства цемента (нерастворимость в воде); такой

перегной становится прочным, или деятельным. Трех- и 

многовалентные катионы еще недостаточно исследованы в этом

отношении. На этой особенности катиона кальция основано

введение в севооборот многолетнего травяного поля, или так

называемое полевое травосеяние (точнее — травопольная 

система земледелия), т. е. посев смеси многолетнего рыхлокус-

тового злака и многолетнего бобового. Многолетний рыхлокусто-

вой злак своей корневой системой придает пахотному горизонту

комковатую структуру и пропитывает комки перегноем, 

многолетнее бобовое вносит в почву катион кальция и придает

перегною,- а следовательно комковатой структуре, прочность.

Получающаяся при гидролитической диссоциации 

бикарбоната окиси кальция в почве окись кальция перегноем не

поглощается; она может придать бесструктурной почве только

микроагрегатность — лёссовидность.

Иная роль сернокислых солей щелочных металлов — натрия

и калия, также образующихся в процессе аэробного 

разложения остатков бобовых в почвах переходной и степной, зон.

Обе соли, образуясь в почве одновременно с гипсом и встречая

почву, пропитанную о поверхности бикарбонатом окиси

кальция, входят с последним в обменную реакцию. В  

результате обмена образуется гипс и бикарбонаты окиси натрия

и калия (Гильгард). Каждую осень образовавшиеся при 

разложении остатков бобовых воднорастворимые бикарбонаты окиси

кальция, сернокислый кальций, сернокислые натрий и калий

и бикарбонаты окисей натрия и калия (бикарбонаты натрия

и калия) промываются волосным нисходящим током воды до

глубины предельного промокания почвы.

В течение всей зимы, протекает процесс перегонки водяного

пара в поверхностные горизонты почвы и, как было выяснено

выше, протекает процесс развития и передвижения вверх так

называемого мертвого горизонта. Совершенно очевидно, что

при этом процессе высушивания нижних горизонтов почвы

перегонкой из них водяного пара, соли, бывшие в растворе,

не могут передвигаться вместе с водяным паром, и на нижней

границе волосного проникновения нисходящего тока воды

в почву будет происходить сгущение концентрации почвенного

раствора. Это сгущение концентрации почвенного раствора

тотчас вызовет два процесса. При перегонке воды из раствора,

очевидно, исчезнет и угольная кислота, бывшая в растворе,

и бикарбонат извести перейдет в почти нерастворимый 

карбонат извести, который отложится в форме мельчайшего 

порошка. Совершенно так же и. сернокислый кальций (гипс)

вследствие своей малой растворимости (1 часть приблизительно

в 400 частях воды) выпадет из раствора в форме кристаллов

и друз, которые из года в год растут, часто достигая крупных

размеров (кристаллы до 70 см длины, друзы до 50 смч в 

поперечнике), и образуют так называемый гипсовый горизонт на

глубине около 1,5—2 м.

Очевидно, что по той же причине зимнего иссушения 

верхнего слоя мертвого горизонта в нем будут отлагаться кристаллы

воднорастворимых солей, образуя так называемый соленосный

горизонт. Наиболее часто встречаются друзы сернокислого 

натрия (до 5 см длины) и друзы двойных и тройных солей гипса

и сернокислых щелочных металлов (до 15 см в поперечнике).

Под влиянием того, что часть гипса ежегодно отлагается

в гипсовом горизонте и в равновесной обменной реакции —

сернокислый натрий плюс бикарбонат окиси кальция ^ 

сернокислый кальций плюс бикарбонат окиси натрия, идущей 

одновременно и в направлении слева направо и справа налево,

при проникновении почвенного раствора весенним восходящим

током в поверхностный горизонт временно нарушаются 

условия равновесия солей. Некоторое количество бикарбоната

окиси натрия (двууглекислой соды), эквивалентное количеству

гипса, отложившегося в гипсовом горизонте, останется в почве

в свободном состоянии до тех пор, пока летний аэробный процесс

разложения остатков бобовых не восстановит солевого' 

равновесия обменной реакции, обогатив почву новым количеством

сернокислого кальция, и все количество образовавшейся 

двууглекислой соды будет одновременно уравновешиваться 

образованием эквивалентного количества бикарбоната извести.

Таким образом при возникновении всякого нисходящего

тока раствор почвенных солей будет в очень значительной

степени освобождаться от солей двухвалентных металлов

(главным образом, кальция), которые осядут в карбонатном

и гипсовом горизонтах. В этих же горизонтах (особенно в 

гипсовом) будут оставаться в форме кристаллов и соли 

одновалентных металлов, но ясно, что вследствие гораздо большей

воднорастворимости солей одновалентных металлов 

относительное обеднение ими, почвенного раствора будет гораздо

меньше, чем труднорастворимыми солями двухвалентных 

металлов. Поэтому как во всяком нисходящем волосном токе

почвенного раствора, так и в неволосном токе почвенной воды

будут всегда преобладать соли одновалентных металлов, 

преимущественно натрия.

Концентрация нисходящего волосного тока в природных

условиях будет в среднем довольно постоянная. Она будет

поддерживаться непрерывным влиянием на солевой режим

почв переходной и степной зон глубококоренной их флоры.

Глубококоренные растения, преимущественно полыни и 

бобовые, только в течение непродолжительного весеннего 

периода могут своей ежегодно отмирающей поверхностной 

корневой системой использовать водные и пищевые запасы почвенных

горизонтов. В течение всего летнего и продолжительного

осеннего периода все водное и зольное питание этих растений

осуществляется (азотное питание небобовых не исследовано)

из второго горизонта грунтовой воды. Хотя эти грунтовые

воды отличаются вообще малой соленосностью, но при ярко

выраженных условиях испарения листовой поверхностью 

(особенно у голубой люцерны) глубококоренные растения 

полностью удовлетворяют свою большую потребность в зольной пвдце

из этого источника. Понятно, что вместе с биологически важными

солями в глубокую корневую систему из грунтовой воды 

пост пают и другие соли вследствие простой их наличности

в грунтовой воде. Это поступление облегчается вследствие

постоянного. нарушения осмотического равновесия, так как

большинство глубококоренных растений избавляется от 

избытка биологически непотребляемых или мало потребляемых

солей путем прямого выделения их растворов через гидатоды

своей зеленой поверхности (в особенности кормеки). Поэтому

группа глубококоренных растений ежегодно переносит 

(перекачивает) в почвенные горизонты соли не только биологически

важные, но и значительные количества хлористого и 

сернокислого натрия (и калия), причем эти соли происходят не из

почвообразующей породы, подстилающей почвы упомянутых

зон, а могут происходить под влиянием процессов, 

протекающих на расстоянии сотен километров.

В результате, несмотря на ежегодную промывку почвенного

горизонта током почвенной воды по уклону рельефа, соле-

носность даже водораздельных элементов остается постоянной,

тогда как . соленосность отрицательных элементов рельефа

беспрерывно поддерживается и растет.

Под влиянием осаждения сернокислого кальция в 

гипсовом горизонте ежегодно нарушается количественное 

соотношение между содержанием солей одновалентных и 

двухвалентных металлов в почвенном растворе. Количество последних,

могущих при диссоциаций освободить катион кальция, 

уменьшается, и это изменение неизбежно влечет за собой изменения

в составе поглощенных оснований. В течение черноземной

стадии перегной был насыщен до заполнения его полной 

емкости поглощения катионом кальция, (и магния). При новых

условиях нарушенного равновесия солевого состава 

почвенного раствора часть поглощенного кальция будет вытеснена

натрием вследствие преобладания его солей в почвенном 

растворе. Вытесненный катион кальция не< может оказать влияния

на восстановление солевого равновесия почвенного раствора,

так как в условиях щелочной реакции почвы освободившийся

катион кальция в присутствии воды и углекислоты образует

углекислую известь, которая цри диссоциации может 

образовать только окись кальция, не способную к обменному 

поглощению.

Частичное замещение поглощенного перегноем катиона 

кальция катионом натрия тотчас отразится на структуре почвы.

В обыкновенном и тучном черноземах природные комки 

отличаются максимальной прочностью; они могли быть 

раздроблены, но в воде не расплываются. Связывавший комки перегной,

насыщенный поглощенным кальцием, обладал свойством 

цемента, и масса комков этих черноземов скреплялась только

сетью живых и мертвых корней. По мере замещения 

поглощенного кальция катионом одновалентного натрия перегной

приобретал способность рассеивать свои гранулы в воде, обра-

зовывать коллоидальный раствор, т. е. приобретал свойства

клея — крепко склеивать в сухом состоянии, но расплываться

в воде.

Этим определяется еще один типичный признак южных

черноземов —их слитная комковатая структура. „Комки, 

слагающие южные черноземы, в сухом состоянии склеены между

собой в местах соприкосновения; в влажном состоянии 

поверхности комков размазываются, и они прилипают к орудиям

обработки. На народном языке неразрушенная обработкой

структура подпахотного горизонта в областях обыкновенных

и тучных черноземов характеризуется как «крупка», в области

развития южных черноземов — как «липун». , .

По мере развития деградации черноземов зольные элементы,

входивщие раньше в, состав органических остатков, во все

большем количестве переходят в формы минеральных 

соединений. Образующиеся минеральные соединения, .независимо

от степени их .растворимости в воде, не могут подвергнуться

вымыванию из массы почвы вследствие господства в ней 

волосного режима. Масса этих минеральных соединений 

постепенно освобождается от солей кальция, оседающих частью

в карбонатном, частью в гипсовом горизонтах. Оставшиеся

соли одновалентных металлов, преимущественно хлористый

и сернокислый натрий, частью кристаллизуются в мертвом

горизонте. Оставшиеся в растворе соли током почвенной воды

постепенно передвигаются к пониженным элементам рельефа,

где их количество постепенно возрастает.

С увеличением содержания в почвенном растворе солей

натрия процесс вытеснения из перегноя поглощенного кальция

и замещения вытесненного кальция натрием не ограничивается

только поверхностью комков, а охватывает всю массу каждого

комка. Этот процесс поощряется переходом.вытесненного 

катиона кальция в углекислую известь.

Под влиянием насыщения всего перегноя каждого комка

поглощенным натрием.вся.почва теряет прочность и обращается

в сплошную раздельно-частичную массу. Полнота 

бесструктурности, или так называемой степени дисперсности перегноя,

в этом случае получает особенно яркое выражение вследствие

нахождения в числе растворенных солей карбоната и 

бикарбоната натрия. В присутствии этих двух солей, особенно 

карбоната натрия, мельчайшие глинистые механические элементы

почвы утрачивают ту микроагрегатность, или лёссовидность,

которую они приобретают в присутствии бикарбоната 

извести.

В таком состоянии деградирующие черноземы носят 

название солонца. В структурном отношении солонец отличается

от чернозема, лишенного приемами примитивной обработки

комковатой структуры, так называемого «выпаханного 

чернозема», тем, что выпаханный чернозем сохраняет свою 

микроагрегатность, или лёссовидность, а солонец лишается и лёс-

совидности. Выпаханный чернозем представляет 

бесструктурную почву, солонец — раздельно-частичную. Характерная

черта почвы солонца — содержание в ней так называемого

«растворимого перегноя». Эта растворимость не представляет

способности перегноя к молекулярному растворению; она— 

простое следствие полной дисперсности (раздельно-частичности)

аморфного перегноя, и та часть его, в которой поглощенный

кальций замещен натрием, в присутствии растворенного 

углекислого или двууглекислого натра образует коллоидальный

раствор.

Так как перегной подобно всякому нерастворимому в воде

органическому веществу способен сильно изменять объем

в зависимости от степени своей влажности, то в совершенно

бесструктурном солонце эта способность передается всей массе

почвы. В структурном черноземе изменяется в объеме каждый

отдельный комок, и это изменение происходит за счет 

изменения скважности почвы, мало отражаясь на изменении объема

всей массы почвы.

В солонце изменение объема охватывает всю массу почвы

как одно целое, что при высыхании приводит к образованию

сети глубоких трещин. Солонцы весной под влиянием первого

максимума влажности почвы представляют совершенно 

недоступную обработке массу бесструктурной грязи. Высыхание

солонцов вследствие их бесструктурности происходит быстро,

поверхность их разбивается трещинами, и такая трещиноватая

масса солонца также не поддается обработке вследствие ко·

лоссальной связности отдельных глыб солонца.

По мере удаления от отрицательных элементов рельефа

вверх по склону уменьшается содержание солей, притекающих

с водораздела, и вместе с тем уменьшается и степень солонце-

ватости деградирующих черноземов.

Последняя группа растительного покрова переходной зоны,

оказывающая, кроме прямого, и косвенное влияние на 

обособление пестроты почвенного покрова зоны,— это злаки.

Количественное участие злаков, как в природном, так и в

сельскохозяйственном культурном растительном покрове, 

огромно. Особенность, отличающая состав золы злаков, представляет

значительное содержание кремневой кислоты. При аэробном

разложении остатков злаков кремневая кислота освобождается

из них в двух формах. Первая — это нерастворимые в воде

кремневые скелеты специализированных клеточек 

эпидермического покрова надземных частей злаков. Эти скелеты просто

освобождаются от органического вещества и переходят в золу,

сохраняя внешние формы клеточек (фитолитарии). Вторая 

форма — воднорастворимая, легко получаемая в водных вытяжках

золы злаков, полученной окислением мокрым путем на холоду

и из водных вытяжек почвы. Воднорастворимая кремневая

кислота образует молекулярный раствор, легко проникающий

через клеточные стенки корневых волосков.

После освобождения в почвах с кислой реакцией молеку-

лярно-растворимая кремневая кислота легко переходит в 

кремнезем — аморфную коллоидальную форму, хорошо изученную

в долинных подзолах. Освобождаясь в почвах с щелочной

реакцией, кремневая кислота долгое время остается в моле-

кулярно-растворимой форме, принимая.участие во всех 

передвижениях почвенного раствора и переходя в нерастворимую

форму аморфного кремнезема только при высыхании ее 

молекулярных растворов.

В такой форме она выделяется в южных черноземах, когда

ливневые воды вносят в трещины почвы массу растворенной

кремневой кислоты, накопившейся за бездождный период

в поверхностных слоях почвы и в степном мертвом покрове.

Высыхая на стенках трещин после обычно коротких ливней,

недостаточно промочивших почву, чтобы трещины 

сомкнулись, такая струя оставляет «потек» аморфного кремнезема.

Ребра пластов вспаханных целинных южных черноземов 

покрываются после высыхания белым выцветом аморфного 

кремнезема. При подсыхании свежих разрезов южных черноземов

комки их покрываются «присыпкой» кремнезема, которой не

было заметно, пока разрез был еще влажным. В случаях ла-

двигания барханов на культурные земли после остановки 

движения песков и зарастания их преимущественно флорой 

злаков через 5—6 лет все погребенные песком деревянные 

предметы (изгороди, колья) пропитываются кремневой кислотой

(окаменевают). Остатки тростника в межбархановых 

понижениях (между заросшими барханами) всегда оказываются

окремневшими.

При передвижении молекулярно-растворенной кремневой

кислоты с почвенными растворами эффект, вызываемый ее

присутствием, может быть двояким. Пои движении почвенной

воды по уклону почвенный раствор, достигая солонцов, не

может беспрепятственно продолжать поступательного движения

вследствие перехода гидростатического движения воды в 

исключительно волосное в раздельно-частичной почве солонца·

Остановившийся неволосной ток почвенного раствора не может

устремиться вниз, так как нисходящий волосной ток не 

подчиняется ни силе тяжести, ни гидростатическому давлению, и про-

никновение его в глубину ограничено механическим составом

почвообразующей породы (ее мйкроагрегатностью} Поэтому

почвенный раствор под напором притекающей со склонов воды

выступает на поверхность солонца (пода, лимана, сора) и 

покрывает его более или менее толстым слоем. Сюда же 

собирается и делювиальная (снеговая) вода, приносящая все 

продукты аэробного распада мертвой степной подстилки. Так как

в огромном большинстве случаев отрицательные элементы

рельефа переходной и степной зон представляют бессточные

понижения, то заполнившие их растворы целиком испаряются.

Отлагающийся после испарения воды остаток аморфного 

кремнезема (часто аморфной кремнетитановой кислоты) достигает

иногда 5 см в одну весну. Этот аморфный бесструктурный 

горизонт всегда покрывает нижний очень плотный вязкий 

раздельно-частичный горизонт солонцов.

Второй случай влияния молекулярно-растворимой 

кремневой кислоты на ход почвообразовательных процессов в 

переходной зоне наблюдается на очень пологих и длинных склонах.

При пологих склонах движение неволосного тока почвенной

воды происходит более медленно. Поэтому при большой длине

склона ток почвенной воды, начиная приблизительно со 

второй половины склона, может быть остановлен испарением воды

непосредственно из массы почвы корневой системой богатой

весенней степной флоры. Обратившись из неволосного тока,

приблизительно параллельного поверхности, в восходящий

волосной, замещающий воду, испаренную корнями растений,

почвенный раствор, очевидно, будет пропитывать массу почвы,

начиная снизу, всеми растворенными в нем веществами, в том

числе и кремневой кислотой. При высыхании раствора 

кремневая кислота переходит в форму аморфного кремнезема, не

растворимого в воде. Причины и условия перехода кремневой

(и титановой) кислоты из молекулярно-растворимой в воде

формы в коллоидальную еще не изучены, не подлежит лишь

сомнению участие в этом процессе органического вещества

 (микроорганизмов). Сначала отложение аморфной кремне-

кислоты происходит в форме «присыпки» на комках почвы,

в дальнейшем мучнистый кремнезем заполняет как волосные

промежуткц комков,, так и неволосные просветы между комкамиг

обращая их также в волосные.

Этот процесс носит: название «осолодевания» и протекает

в условиях щелочной реакции в отличие от процессов 

подзолообразования и образования «ложных солонцов» («кусты»,

«осиновые кусты»), протекающих в условиях кислой реакции

цочвь1 и при непременном участии леса как растительной 

группировки. Кроме того, процесс подзолообразования протекает

всегда в нисходящем направлении, начиная с поверхности

почвы, процессы же осолодевания и образования ложных 

солонцов всегда начинаются снизу, от границы проникновения

корней травянистой флоры по направлению к поверхности

почвы. При крайней степени развития этого процесса 

образовавшаяся почва, получает название «солоди».

От обычных «столбчатых» (и «карандашных»?) солонцов,

описанных выше, надо отличать так называемые 

глубокостолбчатые солонцы. Они резко отличаются от обычных 

солонцов положением на рельефе. Обыкновенные солонцы

(столбчатые, корково-столбчатые, черноземные) всегда 

приурочены к пониженным элементам рельефа, глубоко-столбчатые

встречаются исключительно только на водоразделах и только

на пермской морене как почвообразующей породе. 

Глубокостолбчатые солонцы залегают в комплексе с черноземовидными

(Докучаев) почвами. Последние представляют продукт 

ветрового ц делювиального сноса с водораздельных элементов 

рельефа перегнойного горизонта тучных черноземов. 

Черноземовидными они названы потому, что сложены смесью 

деформированных (окатанных) комков с порошковатыми продуктами

разрушения тех же комков при их ветровом сносе с повышений.

Светлоокрашенные «рыжие» (Докучаев) почвы 

глубоко-столбчатых . солонцов представляют обнаженный сносом рудяковый

горизонт бывших тучных черноземов. В чрезвычайно 

выравненной по механическому составу лёссовидной пермской морене

рудяковый горизонт обособляется в форме однородного 

бесструктурного равномерного отложения желтой окиси железа

и красного апокрената окиси железа (вроде ортзанда 

перевеянных песков). Вследствие полной бесструктурности водный

режим этих рыжих почв исключительно волосной, поэтому

урожай на них зависит только от частоты выпадения весенних

и летних дождей. В случае благоприятной погоды растения

(твердая пшеница), обеспеченные водой и огромным запасом

азота (разложение апокрената) и фосфора, дают колоссальные

урожаи зерна (60—80 ц на гектар). Если же дожди 

задерживаются, то под влиянием весеннего суховея роскошно 

развившиеся всходы в 1—2 дня могут испарить весь зимний запас

воды, и пшеница выгорает на корню, обращается в сено. Если

засуха наступает позже, то пшеница подвергается захвату

или запалу, смотря по стадии развития, в которой засуха

застигает пшеницу.

Огромное большинство степных злаков (кроме пырея и части

тонконогов) принадлежит к типу микотрофно питающихся.

К этому же типу питания принадлежат и «пластовые» 

культурные растения — твердая пшеница («гордеиформе», «дурум»),

пластовое просо (так называемое «оренбургское», но не 

«рязанское» и не «тамбовское»), лен-кудряш и оставленный 

культурой «степной» овес. К типу микотрофно питающихся 

относится и опаснейший сорняк — овсюг («фатуа»).

Выделяемая микоризой этих микотрофов креновая кислота

немедленно усредняется бикарбонатом окиси кальция, и 

креновая кислота крената кальция разрушается аэробным 

процессом, образуя в конечном результате воду, углекислую окись

кальция и нитрат кальция.

Той же участи подвергаются и реликты подготовительного

периода подзолообразовательного процесса, протекавшего в

карбонатной морене,— так называемые журавчики или дутики.

Журавчики отлагаются в опесчаненных горизонтах 

лёссовидной карбонатной морены и состоят из названной почво-

образующей породы, в которой под влиянием анаэробного

процесса разрушения крената кальция отложилась масса

порошковидной углекислой извести, и эта смесь сцементирована

отложением аморфного коллоидального апокрената кальция.

Вследствие высыхания коллоидальной массы апокрената тело

журавчиков внутри разорвано трещинами, сливающимися

в полости.

При наступлении преобладания аэробиозиса в массе почвы

переходной зоны журавчики начинают разлагаться. 

Разложение направляется по двум путям. Апокренат кальция, 

содержащий органическое вещество, очень богатое азотом,

разрушается бактериально, образуя вышеназванные продукты

и обнажая одновременно содержащуюся в журавчиках 

углекислую известь. Последняя под воздействием переменных токов

воды в почве переходной зоны начинает частью переноситься

в карбонатный горизонт, частью распределяться по всей массе

почвы в виде бикарбоната окиси кальция. Таким путем 

журавчики сначала теряют свою резкую оформленность, переходя

в так называемую белоглазку, которая в начале процесса

сохраняет еще резкость контуров отдельных «глазков», но

по мере развития процесса глазки, постепенно рассасываясь

по массе породы, теряют резкость контуров и интенсивность

белизны окраски и, наконец, совсем исчезают. Сохраняются

лишь те горизонты журавчиков, которые в процессе развития

почвенного покрова и рельефа зоны оказались в пределах

мертвого горизонта.

Таков чрезвычайно сложный ход диалектического развития

комплексного почвенного покрова переходной зоны. 

Несомненно, что, в порядке диалектической взаимозависимости, 

изменения почвенного и растительного покрова не могут не 

отразиться на климате (П. А. Костычев).

  

Размеры настоящей работы не позволяют входить в 

рассмотрение ряда теоретических чисто климатологических 

вопросов в их диалектической увязке с процессом развития

климата в его историческом (вернее, геологическом) аспекте

Поэтому приходится ограничиться рассмотрением 

климатических условий зоны в увязке с их функциональным следствием —

влиянием условий климата на сельскохозяйственные 

производственные мероприятия, диктуемые твердыми плановыми

заданиями социалистического сельскохозяйственного 

производства, и возможностью изменения этих условий ? 

зависимости от современного развития индустрии и тех производств,

от степени развития которых зависит возможнорть 

осуществления того или иного мероприятия в сельском хозяйстве.

При оценке общих условий, благодаря которым общирна,я

область Заволжья получила общепризнанную характеристику

засушливого юго-востока, мы прежде всего сталкиваемся

с годовым количеством осадков. Это количество в среднем

колеблется около 325 мм с довольно большими колебаниями

по годам от 250 до 400 мм. По данным Саратовской областной

сельскохозяйственной опытной станции, урожай яровой пше-г

ницы потребляет в среднем 235 мм воды, из которых 110 мм

представляет запас воды в почве, $ 125 мм — количество воды,

выпавшей из атмосферы в период вегетации пшеницы. Другими

словами, около 50% воды тратится урожаем пшеницы из 

весеннего запаса воды и около 50% приходится на осенние и  

летние дожди. По данным упомянутого выше опытного 

учреждения, средний урожай зерна пшеницы в засушливой зоне с 

годовым количеством осадков в 325 мм равен 12 ц на гектар.

С другой стороны, мы встречаемся с огромнейшими годичными

колебаниями урожаев той же пшеницы, от полного неурожая

и чаще урожая около 1,5 ц на гектар, т. е. только с возвратом

семян, до 18, 20, 25, 40 ц на гектар и даже до легендарной

величины — в80 ц на гектар. Всем хорошо известно и 

неоднократно регистрировалось, что эти чудовищные колебания

зависят исключительно от количества и характера 

распределения весенних и летних дождей и от весенних и летних юго-

восточных ветров-суховеев. Рядом с этими общеизвестными

фактами мы имеем не менее хорошо известный факт, что более

высокими и более устойчивыми урожаями отличается озимая

пшеница по сравнению с яровой. И так же хорошо известно,

что сохранность озимой пшеницы зависит от высоты и 

распределения снегового покрова.

О чем красноречиво свидетельствуют все эти факты? Вне

твсякого сомнения стоит очевидная непрочность главного 

запаса воды в почве, так называемого первого весеннего 

максимума влажности почвы, причем слово «первый» употребляется

здесь в смысле количественного выражения величины этого

запаса. В бесструктурной почве всякий запас воды не может

отличаться прочностью, так как восходящий ток воды к 

испаряющей поверхности в условиях весны переходной зоны всегда

отличается своей ускоренностью. Прекрасную иллюстрацию

этого положения мы видим в кривой урожайности пшеницы

по многолетнему перелогу, поднятому сабаном или 

колонистским плугом с так называемым оборотом пласта. В течение

первых двух лет обработка толстых пластов может 

производиться только рыхлящим орудием (бороной, диском, дра-

пачем), и волосной водный режим подпахотного горизонта

совершенно изолирован от водного режима пластов прослойкой

запаханной растительности перелога и слоем мертвого степного

покрова почвы. В таких условиях вода первого максимума

в подпахотном горизонте совершенно защищена лежащим

сверху пластом от испарения помимо растения. Поэтому при

раннем посеве (чтобы использовать непрочную весеннюю

влажность пластов для прорастания семян пшеницы), когда

корни пшеницы успеют проникнуть в подпахотный горизонт,

обеспечен высокий урожай, доходящий до 60—90 ц зерна

на гектар. На второй год использования оборота пласта, когда

его можно подготовлять к посеву только обработкой 

безотвальным орудием («надрать пуху»), повторяется та же картина.

Но, начиная с третьего года, когда пласты уже перепрели

и их перепахивают плугом и растрепывают остатки пластов

усиленным боронованием, картина урожайности резко меняется.

Пахотный горизонт, больше чем наполовину лишенный 

структуры беспощадным боронованием, сливается в одно сплошное

волосное целое с подпахотным горизонтом, и весь зимний запас

воды становится игрушкой погоды. Величина урожая зависит

уже только от стихийной бесконтрольной причины — частоты

выпадения дождей, кривая урожайности принимает, начиная

о третьего года, стихийный характер с огромными 

колебаниями — от 0 до 30—35 ц на гектар вокруг невысокой 

«стихийной» средней в 5—6 ц на гектар.

На ту же чрезвычайно малую устойчивость, ничтожную

прочность зимнего запаса воды в почве ясно указывают и 

лучшая урожайность, и большая обеспеченность урожаев озимых

пшениц в переходной зоне. Озимая пшеница (и рожь) начинает

развиваться тотчас после оттаивания почвы, когда зимний

запас воды в почве находится еще в неприкосновенности.

Поэтому первый наиболее важный критический период их

потребности в воде — фаза кущения — всегда бывает 

обеспечен водой (у ржи эта фаза начинается еще с осени, когда в 

почве наступает второй максимум влажности), и только второй

критический период (количественно меньший) — фаза 

цветения — находится под угрозой засухи. В случае даже очень

раннего посева яровой пшеницы проходит не меньше 15—20

дней до наступления критической фазы кущения, и в течение

всего этого срока ничем не защищенная почва беспрепятственно

и бесполезно испаряет воду. Той же чрезвычайной непрочностью

первого максимума влажности почвы объясняются и 

применение позднего осеннего сева яровых (подзимний посев) и 

пользовавшийся раньше большим распространением посев «наво-

лрком», позволяющий производить посев яровых в.то время,

когда почва оттаяла всего на 5—7 см.

Но и озимая пшеница (и рожь) в переходной зоне ежегодно

находится под угрозой вымерзания, явления, которое почти

ежегодно повторяется не в малом масштабе. Причина этой

неустойчивости — частое обнажение узла кущения озимых от

защиты почвой и последующее вымерзание незащищенного

снеговым покровом узла кущения. Прежде всего нужно 

отметить крайнюю неустойчивость снегового покрова, который

вследствие отсутствия лесных массивов легко сдувается 

сильными ветрами в овраги и балки. Поэтому легко создаются 

условия сильцого охлаждения Обнаженных озимых посевов. 

Обнажение узлов кущения происходит под влиянием двух причин.

При малодождливой осени бесструктурная, сильно 

распыленная почва не успевает достаточно осесть к моменту посева т

и осадка ее происходит после того, как озимое растение уже

укрепилось своими корнями и не может быть увлечено медленно

оседающей почвой. Обнаженные узлы кущения легко погибают

при наступлении сильных морозов. Но если озими и не 

погибнут от морозов, то при таком положении урожай будет сильно

понижен. Узел кущения, лежащий выше поверхности почвы,

не кустится, посев будет очень изреженный, неспособный 

бороться с еорняками, развитие которых еще более снизит 

урожай. Второй случай «выжимания» озимых всегда оканчивается

гибелью посевов. Он почти неизбежен, когда наступает часто

бывающая смена сильной короткой оттепели резким 

похолоданием. На поверхности почвы образуется ледяная корка,

которая начинает быстро расти снизу под влиянием 

сгущающегося на ее нижней поверхности водяного пара, 

перегоняемого из незамерзших горизонтов почвы. Растущая ледяная

корка вытягивает вмерзшие в нее всходы озими и не только

обнажает узлы кущенця, но и обрывает корни всходов.

Причина регулярно повторяющихся летних засух также

ясна. ;Явление засухи необходимо расчленить на два взаимно

связанных процесса: процесс быстрого нарастания недостатка

воды в почве, который выше освещен во всех подробностях,

и процесс возникновения чрезвычайно пониженной 

относительной влажности воздуха

Мы уже останавливались выше на выяснении космических

причин направления простирания так называемых почвенно-

климатических зон грубо приблизительно под углом 45° к 

расположению широтных климатических зон, обыкновенно 

объясняемых туманным влиянием «континентальное™» или «мате-

риковости». Ясно, что переселение этих двух зон может вызвать

два диаметрально противоположны функциональных .эффекта

воздействия на так называемую сухость или континентальность

климата, в зависимости от согласности или несогласности

направления влияния климатического зонального фактора —

годового коли'хества выпадающих осадков — и почвенного

зонального фактора — степени прочности пребывания осадков

в районе из выпадения. При этом нельзя упускать из виду

и влияния первичного рельефа (макрорельефа) — его высоко-

горности или равнинности, помня, что и этот фактор может

изменить вышеизложенную взаимозависимость в двух 

диаметрально противоположных направлениях.

Переходная почвенная зона занимает огромное протяжение,

начиная от Молдавской и кончая Якутской республиками,

и с юго-востока граничит со степной зоной Казахской и 

среднеазиатских республик, Китая и Бурят-Монгольской республики.

На этом колоссальном пространстве миллионов квадратных

километров почти исключительно представлены 

бесструктурные почвы, производственно используемые примитивным пока

еще по методам земледелия и агротехники растениеводством

и в преобладающем размере пока еще более примитивным

пастбищным животноводством.

Почти вся колоссальная площадь этих двух зон (около

25% площади СССР) лежит за, пределами выпадения 400 мм

годового количества атмосферных осадков, т. е., по общепри-

нятому представлению, за пределами возможности 

сельскохозяйственного производственного использования почвы без

искусственного орошения. Этому положению диаметрально

противоречит наличность во всех равнинных (не говоря уже

о горных и предгорных) областях этих зон бесполивного 

сельскохозяйственного использования почв, даже в областях 

выпадения 150 мм годовых осадков. Кроме того, часть 

переходной зоны с годовым количеством осадков от 325 мм до 250 мм

представляет почти 70% всей площади, занятой в СССР 

зерновыми культурами, и свыше 80% площади культуры пшеницы

в СССР. Размещение решающих зерновых массивов в 

определенной географической полосе показывает, насколько осторожно

нужно обращаться с так называемыми общепринятыми 

научными (в действительности обывательскими) положениями и

проявлять бдительность, необходимую для вскрытия истинной

ценности «научных» выводов, которыми пользуется образцово

поставленная реклама заокеанских синдикатов и трестов по

орошению земель и компаний американских железных дорог

для «оживления» территорий, прилегающих к их линиям.

Приведенные раньше расчеты, подтвержденные 

многократными непосредственными измерениями, показывают, что

в массу бесструктурной почвы может проникнуть не больше

30% осадков, выпадающих в виде дождя, и что 100% снеговой

воды стекает по поверхности почвы. В сельскохозяйственном

поясе умеренного северного полушария годовое количество

атмосферных осадков, выпадающих в форме дождя, в среднем

приблизительно равно тому, которое выпадает в фирме снега.

Очевидно, что бесструктурная почва может усвоить только

15% всего количества годовых осадков.

Если взять приводимый раньше средний урожай в 12 ц,

соответствующий 325 мм годовых осадков, то этот урожай

фактически соответствует запасу воды в бесструктурной почве,

равному 15% от 325 мм, или 48,75, кругло 50 мм, плюс то 

количество воды, которое конденсируется зимой в промерза-

ющем слое почвы вследствие перегонки водяного пара из

незамерзших слоев почвообразующей породы. Это последнее

количество по только приблизительному возможному 

подсчету, повидимому, не может быть больше 30 мм. Так как это

количество зимней конденсационной воды будет примерно

одинаково во всех случаях, "то мы можем его откинуть в 

дальнейших расчетах и считать, что каждые 50 мм воды, усвоенной

почвой, обеспечивают урожай зерна пшеницы в 12 ц на гектар.

Поэтому, если почва поставлена в условия возможности 

усвоения всего годового количества в 300 мм, на ней может быть

обеспечен урожай в 72 ц зерна пшеницы на гектар. В таких

условиях находится почва в течение первых двух лет при

системе обработки многолетнего перелога оборотом пласта,

и урожай в 60—90 ц зерна пшеницы на гектар, урожай, который

мы несколько выше характеризовали как легендарный, очень

много теряет в своей легендарности. Наоборот, поставленная

перед большевистской настойчивостью задача, в порядке 

последовательного проведения элементов социализма, решительно

победить засуху как реликт капиталистического строя в 

сельскохозяйственном производстве приобретает такую же степень

вероятности исполнения, как и уже решенная задача 

ликвидации кулачества как класса. Й не подлежит сомнению, что

уже к концу третьей пятилетки легендарными могут стать

урожаи зерна пшеницы в 12 ц на гектар, сейчас 

представляющиеся высшим достижением «науки» защитникам 

реконструкции социалистического сельскохозяйственного производства на

основе архаизмов, имеющих давность в десятки тысяч лет.

Причина чрезвычайно малой относительной влажности 

летних юго-восточных ветров также ясна. Я не стану 

останавливаться на климатологическом обосновании господствующего

направления ветров, дующих в течение вегетационного 

периода. Центр тяжести интереса, возбуждаемого этими ветрами

с сельскохозяйственной точки зрения, лежит в их высокой

температуре и в малой влажности. Оба эти свойства неразрывно

связаны одной общей причиной как ее функционального 

следствия. Как бы мы ни рассматривали происхождение огромных

масс передвигаемого этими ветрами воздуха, мы неизменно

приходим к одному выводу. Если мы остановимся на 

объяснении происхождения массы воздуха, передвигающегося в виде

ветра путем опускания его из высоких слоев атмосферы, то мы

столкнемся с процессом динамического согревания и осушения

опускающейся массы воздуха. Если мы будем рассматривать

эти ветры как продолжение летнего тихоокеанского 

воздушного течения, то мы неизбежно столкнемся с необходимостью

всей массе передвигающегося воздуха перевалить через 

высокие горные хребты, заполняющие центральную часть 

азиатского материка. В этом случае влажный воздух тихоокеанского

воздушного течения, поднимаясь на высокие хребты 

центральной Азии, будет подвергаться динамическому охлаждению

и оставит огромную часть заключающегося в нем водяного

пара в областях вечных снегов и на ледниках этих хребтов.

При дальнейшем опускании с противоположной стороны хо-'

лодной и уже значительно осушенной массы воздуха он будет

подвергаться процессу динамического нагревания и 

динамического осушения, приобретая сильно подчеркнутые свойства

«фэна» («сирокко», «мистраль»), „образно отраженные в 

названии «суховей».

Горячий сухой поток воздуха, проникая в последовательном

порядке в степную и переходную зоны, покрытые сплошным

покровом бесструктурных почв, быстро уносит зимний запас

воды, который передается в атмосферу сразу из всей массы

почвы, пронизанной корнями пышной весенней степной флоры.

После этого недлительного периода почти нацело иссякают

всякие источники увлажнения воздуха. Открытых водных

бассейнов имеется сравнительно небольшая площадь, и 

совершенно нет лесных массивов, под пологом которых сохраняется

большой запас зимней воды и которые могли бы выбросить

навстречу потоку сухого воздуха масъу паров воды, черпаемой

их корнями из глубоких горизонтов грунтовой воды. Воздух

нагревается о горячую почву, и его относительная влажность

уменьшается еще сильнее. Согреванию воздуха, а 

следовательно, и соответствующему падению его относительной 

влажности в еще сильнейшей степени способствуют пылевые 

частицы, взвешенные в теплопрозрачной массе воздуха.

Таковы две главные причины гибельного влияния на 

культурные растения совокупности двух главных причин, 

определяющих явления засухи. Не подлежит сомнению, что су-

ществуетч еще ряд причин, если не определяющих засуху, то

усиливающих ее эффект,— «паралич устьиц», электрические

явления, возбуждаемые присутствием в воздухе массы 

нагретых частиц («мгла», «помоха»), разница температур воздуха и

почвы (Филипповский) и др., но они еще недостаточно изучены.

  

В такой природной обстановке протекает работа 

сельскохозяйственного производства, обеспечивающая одну из главных

сельскохозяйственных производственных баз Союза ССР —

пшеничную базу, охватывающую юг Украины, Приазовье,

Нижнее и Среднее Поволжье и Западную Сибирь, занимающие

огромную часть переходной зоны.

Наиболее характерна, а одновременно и существенна 

оставшаяся нам в наследство от капитализма и пока еще нами 

неизмененная черта упомянутых пшеничных баз — чрезвычайно

малая ежегодная устойчивость урожаев при позорной низкой

средней урожайности. Эти две черты диаметрально 

противоречат двум основным признакам социалистического 

хозяйства: неустойчивость — плановости, низкая урожайность —

зажиточности колхозников, а совокупность этих двух черт

никак не может согласоваться с главной основой всего 

социалистического строя — высокой и равномерно 

повышающейся производительностью труда.

Я не стану останавливаться на причинах, породивших две

вышеуказанные черты наших пшеничных баз. Они исторически

неизбежны и их социальная обусловленность при 

капитализме детально изучена, освещена и предсказана гениальными

исследованиями Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. В 

настоящую, вторую, пятилетку перед сельскохозяйственным 

производством поставлена партией задача взяться за 

окончательную ликвидацию обеих этих черт. И нет сомнения, что эта

задача будет осуществлена теми же большевистскими темпами

и приемами работы, какими покончили с царизмом, с 

отсутствием технической индустриальной базы, с отсутствием 

индустриализации сельскохозяйственного производства, с 

неимением достаточно мощных энергетических ресурсов, с какими

завершили в основном сплошную коллективизацию и 

ликвидацию кулачества как класса — провели ряд 

мероприятий, которые составляют в своей совокупности комплекс

грандиозного исторического процесса последовательного 

проведения социализма. С ликвидацией неустойчивости и низкой

урожайности пшеницы на ее основной базе медлить нельзя.

История не ждет, в особенности история социализма в период

обостренной борьбы двух эпох человечества.

Каковы же пути решения стоящей перед нами задачи —

решительно поднять урожайность (и не только пшеницы),

придать устойчивость этой высокой урожайности и в 

результате совокупности этих достижений обеспечить максимальную

производительность труда в сельскохозяйственном 

производстве. Таких абстрактно возможных путей в моем 

представлении два. Первый состоит в постепенном развитии 

тысячелетиями разработанных отдельных приемов агротехники как

в узком смысле обработки почвы и применения агроминимума,

так и в широком смысле применения севооборота, плодосмена,

химизации, новейших достижений селекции и сортоводства.

Второй путь — путь революционный — заключается, как бы

это ни казалось парадоксально, в сведении агротехники в уз-

ком смысле и агроминимума к возможному минимуму, к 

совершенному упразднению многих архаизмов как в построении

севооборота (плодосмен), так и в других областях 

сельскохозяйственной техники с заменой их химизацией, научно

обоснованной системой обработки, в переходе к пользованию

только определенными результатами селекции и сортоводства

и к применению всего комплекса системы агротехнических

мероприятий на фоне системы земледелия.

Разница между двумя путями принципиальная. Совершенно

ясно, что высота урожайности есть конкретное выражение

плодородия почвы. Мы отличаем два элемента плодородия

почвы — это вода и элементы пищи растений. Оба элемента

длодородия — вода и пища — безусловно необходимы 

растению, ни один из них не может быть заменен ничем другим, как

не могут они и взаимно заменять друг друга, и отсюда 

вытекает их качественная равнозначимость (не равноценность).

Во все время развития растения оба элемента плодородия почвы

должны быть в распоряжении растения непрерывно и в 

максимальном необходимом растению количестве. Одновременное

присутствие этих двух элементов плодородия почвы 

представляет существенный признак природного (естественного)

плодородия почвы (Маркс).

Но, кроме природного плодородия почвы, мы отличаем

эффективное (экономическое) плодородие почвы (Маркс). Во

всякой почве, предоставленной природному развитию 

протекающих в ней процессов, оба элемента, плодородия почвы

неизбежно вступают в антагонистические отношения. Когда

в такой почве заключается максимальное количество 

необходимой растению воды, все элементы пищи растений в ней 

переходят в неусвояемое состояние. Наоборот, когда все количество

элементов пищи растений в такой почве находится в усвояемых

формах, воды в такой почве нет. Максимальный урожай на

такой цочве осуществим, а следовательно, и плодородие ее

может получить свое максимальное выражение лишь при на-

личности в ней обоих элементов плодородия в количестве,

равном 50% их возможного содержания в почве. Или, другими

словами, действительное плодородие такой почвы может 

достигнуть как максимум только 50% ее потенциального 

плодородия. На такой почве всякое мероприятие растениеводства

обречено на возможность достигнуть как максимум только 50%

своей пЪтенциальной эффективности. В результате 

взаимозависимости всех отраслей сельскохозяйственного производства 

животноводство и земледелие обречены на участь проявить как

максимум только 50% своей возможной (потенциальной) 

эффективности.

Совершенно, очевидно, что поэтому как в растениеводстве,

главной отрасли сельскохозяйственного производства, 

синтезирующей органическое вещество — биологическую основу 

жизнедеятельности человечества, так и в подсобных отраслях —

животноводстве, перерабатывающем отбросы растениеводства

в высокоценные по содержанию в них динамической энергии

продукты, так и в земледелии, создающем условия возможности

работы растительных и животных организмов, 

производительность труда, затраченная в этих отраслях, не может подняться

выше 50% своей потенциальной эффективности.

Также ясно, что все отрасли техникц и индустрии, 

обслуживающие потребности растениеводства — промышленность

приготовления искусственных удобрений, сортоводная 

промышленность, снабжающая растениеводство 

высокопродуктивным семенным материалом, сельскохозяйственное 

тракторостроение, сельскохозяйственное машиностроение и др.,

вследствие того что их продукция может выявить никак не

больше половины своей возможной эффективности, были бы

в этих условиях также обречены на возможность 

осуществления в лучшем случае только 50% возможной 

производительности затрачиваемого в них труда и средств производства.

Вследствие этого становится понятным то колоссальное

значение, которое должна иметь в построении социалистиче-

ского общества та система мероприятий, которая направлена

на предотвращение наступления антагонизма воды и пищи

в почве социалистических полей, или, другими словами, на

создание возможности полного выявления эффективного 

плодородия почвы. Становятся понятными и то бешеное 

сопротивление, которое встречает введение такой системы мероприятий

у врагов социализма, и большевистская настойчивость 

сознательных защитников этой системы.

Обстановка, в которой элементы плодородия почвы лишены

возможности вступать в состояние антагонизма, носит название

условий плодородия почвы, и в самой короткой формулировке

она сводится к созданию в массе почвы максимальных условий

аэробиозиса при одновременном максимальном содержании

в той же массе почвы воды.

Такое соотношение взаимно исключающих друг друга 

условий осуществимо исключительно только в комковатой 

структурной почве, вся масса которой обращена в комки диаметром

от 1 до 5, максимум до 10 мм. Одновременно в комковатой почве

совершенно исключена возможность волосного передвижения

воды в каком бы то ни было направлении, чем гарантируется

прочность ее запаса воды. Комковатая почва по всем своим

функциональным свойствам представляет диаметральную 

противоположность бесструктурной почве. В бесструктурной почве

немедленно устанавливается антагонизм элементов её 

плодородия, и запас воды в ней теряет свою прочность, приобретает

свойство эфемерности.

Структурность почвы легко утрачивается под воздействием

ряда причин. С производственной точки зрения совершенно

безраздичны причины утраты почвой структурности. Все 

количество комков может быть разрушено и вся почва может быть

обращена в лёссовидную или в раздельно-частичную массу,

или все неволосные промежутки между комками могут быть

заполнены почвой разрушенных комков, для чего достаточно

быть разрушенными 25—30% комков, или те же неволосные

промежутки между комками могут быть заполнены 

органическими остатками и перегноем — во всех этих случаях почва

становится бесструктурной с одинаковыми последствиями.

Первичный структурный элемент комковатой почвы — 

комок — должен обладать двумя производственно важными 

свойствами — связностью и прочностью. Связность, т. е. 

способность сопротивляться раздавливанию, зависит от содержания

в почве глины (и перегноя). Какова бы ни была степень 

связности почвы, комки ее неизбежно разрушаются передвижением

по поверхности поля тяжестей и при обработке почвы. 

Огромное производственное значение этого момента заставило во

второй половине прошлого столетия пересмотреть всю 

тысячелетиями слагавшуюся систему обработки почвы и искать 

способов избавиться от производственно вредных орудий и систем

обработки почвы. Тогда был изобретен плуг с предплужником

(Сакка), совершивший революционный переворот в области

обработки почвы. Применение плуга с предплужником 

позволяет совершенно избавиться от таких вредных орудий, как

борона, диск и каток, придав им их настоящее значение — 

орудий ухода за растениями. Кроме того, пересмотр 

многочисленных архаических «систем» обработки приводит к их

упразднению и к замене двумя системами обработки почвы,

охватывающими весь годовой цикл ухода за почвой. Эти две

системы: 1) система зяблевой обработки и 2) система 

предпосевной обработки почвы.

Кроме очевидно благоприятного влияния на повышение

производительности труда в сельскохозяйственном 

производстве вследствие упразднения целого ряда «систем» обработки

и полной ликвидации вреднейших приемов бороньбы, 

дискования и укатывания, представляющих неизбежное следствие

применения простого плуга (без предплужника), введение

системы зяблевой обработки включило в число задач, решаемых

системой обработки почвы, еще систему предупредительной

борьбы с засорением почвы и такую же борьбу с рядом вредных

насекомых. Эта перемена системы борьбы из активной, которая

до того велась посредством обработки пара, ручной полки 

посевов и другими «прямыми» способами (опрыскиванием и пр.),

в предупредительную, которая осуществляется первым звеном

системы зяблевой обработки, лущением жнивья, приведет

с ликвидацией массового засорения полей и с установлением

благоприятного трудового и тягового баланса к возможности

полного упразднения самых трудоемких и самых примитивных

реликтов варварской культуры — паровой обработки, 

ручной полки и грядовой культуры.

В связи с четкой и ясной установкой вышеочерченных 

изменений в системе обработки почвы, уже общепринятой в 

Западной Европе, часто ставится вопрос, почему земледельцы

Западной Европы не могут полностью использовать 

революционные достижения этих изменений. Ставящие такой вопрос 

забывают, что результаты технических достижений могут быть

использованы непосредственными работниками любого 

производства только на фоне совершенно определенных социально-

экономических производственных отношений; на фоне же 

классового общества результаты каких бы то ни было технических

улучшений могут быть экономически использованы только

классом угнетателей.

Еще чаще ставится вопрос, почему в СССР, где уже создан

социально-экономический фон для проведения самых 

революционных завоеваний техники (в том числе и 

сельскохозяйственной техники), эти до очевидности важнейшие завоевания

агротехники еще не проводятся систематически в сельскохо-

 Напоминаю еще раз — я против паровой системы земледелия, но

за применение пара для прямой борьбы с сорняками; применение его 

обязательно на фоне правильной системы земледелия. Призываю всех друзей

колхозного строя бороться самым активным и безжалостным образом

с теми, кто будет прикрываться моей критикой паровой системы для того,

дтобы срывать введение пара на совхозных и колхозных полях.

Только благодаря невиданным большевистским темпам

развития тяжелой промышленности и в результате 

большевистских приемов работы и решительной победы элементов 

социализма оказалось возможным уже к концу первой пятилетки

перевести направление работы сельскохозяйственного 

производства преимущественно на резкое улучшение качества,

Только враги советского строя или совершенно тупые люди

могут настаивать на немедленном переходе к зяблевой вспашке

и лущению жнивья на всех без исключения обрабатываемых

полях, игнорируя то обстоятельство, что покончить в 

кратчайший срок с рядом вреднейших сорняков на многих полях

возможно лишь с помощью чистых паров, и не считаясь

с нехваткой еще сейчас рабочей силы и тяги для своевременного

взмета зяби без ущерба для уборки урожая.

Как известно, правительством и партией по плану второго

пятилетия на его конец предусматривается охват зяблевой

вспашкой лишь 50% полей.

В еще более яркой форме выявляется все вышеизложенное

при анализе второго производственного свойства комка —его

прочности. Под прочностью разумеют способность комка не

расплываться в воде. Огромное производственное значение

прочности комковатой структуры почвы станет очевидным,

если вспомнить, что все количество атмосферньтх осадков,

чтобы образовать запас воды в почве, должно пройти через

ее поверхность, и если комки почвы непрочны, поверхность

почвы после первого же дождя «заплывает», т. е. сделается

бесструктурной со всеми последствиями этого состояния,

которые подробно освещены выше.

В течение каждого вегетационного периода прочные комки

поверхностного слоя пахотного горизонта на глубину 

приблизительно 10 см должны лишаться прочности. Все атмосферные

осадки всегда содержат соли одновалентного аммония, в том

числе непременно азотнокислый аммоний, непрерывно 

образующийся под влиянием «тихого разряда» вследствие соединения

азота воздуха с кислородом и с водородом, всегда присутств}гю-

щим в атмосфере. При проникновении дождевой воды в почву

катион аммония вытесняет поглощенный перегноем кальций

и выносит его в виде азотнокислого кальция в нижний слой

пахотного горизонта. Поэтому верхний слой всякой почвы

теряет прочность и расплывается в дождевой воде. Процессу

расплывания сильно способствует обязательное присутствие

во всякой дождевой воде (особенно грозовой) углекислого 

аммиака, происходящего вследствие соединения аммония с водой

и углекислотой воздуха.

Азотнокислый кальций, проникая в нижний слой пахотного

горизонта, вытесняет из его перегноя поглощенный аммоний

(этот слой в предыдущем году был на поверхности) и замещает

его катионом кальция, возвращая ему утраченную прочность.

На этом процессе основано признание нормальной глубиной

зяблевой вспашки 20 см и установки предплужника на глубину

не менее 10 см. Требование же обязательного исполнения 

зяблевой вспашки плугом с предплужником вызывается тем, что

применение простого плуга неизбежно вызовет перемешивание

прочных комков с непрочной почвой и тем уничтожит все 

значение зяблевой обработки.

Результат всякой обработки почвы отвальным, лемешным,

режущим или зубчатым орудием составляет создание в массе

почвы условий аэробиозиса. Если сопоставить это положение

с не менее очевидным положением, незыблемо доказанным почти

100 лет назад, что однолетние растения ни при каких условиях

не могут накопить в массе почвы ни органических остатков,

ни перегноя (Либих), то станет очевидным, что культура 

наших сельскохозяйственных растений неразрывно связана с 

разрушением перегноя — самой причины как структуры, так и

ее прочности, и станет понятным знаменитое положение Либиха,

поддержанное Энгельсом: «нет более прямого пути к абсолют-

пому обнищанию наций, как непрерывная культура однолетних

растений».

Человечество на протяжении десятков веков старалось

найти способы возмещения перегноя, неизбежно утрачиваемого

обрабатываемой почвой. До предыдущего столетия все попытки

в этом направлении сводились к искусственному внесению в 

почву органического вещества в форме навоза, зеленого удобрения

(сидеральная система) или торфа. Но тут столкнулись с тем,

что все эти формы органического вещества содержат азот (так

называемое естественное удобрение), и количество вносимого

органического вещества могло быть строго ограниченным 

(нормальное удобрение). Эта ограниченность количества (не говоря

о непроизводительных затратах труда и энергии на перевозку)

и необходимость запашки навоза в почву и обязательного 

двоения удобренного поля ставит внесенное органическое вещество

в аэробные условия, т. е. в условия неосуществимости 

образования перегноя. Насколько велика может быть экономическая

эффективность такого способа обогащения почвы перегноем,

можно судить по тому, что только на операцию двоения паров,

удобренных полуперепревшим навозом, затрачивается 

ежегодно в GGGPj совершенно непроизводительно 7 миллиардов

(не миллионов) тонно-километров (не килограммо-метров)

работы (энергии).

Чтобы путем запашки органического вещества накопить

в массе почвы перегной, нужно создать в поверхностном 

горизонте почвы сплошной экран органического вещества, 

разлагающегося аэробно и создающего таким путем в массе почвы 

условия анаэробиозиса, при которых только и может осуществиться

процесс накопления перегноя (Пастер — Виноградский). 

Широкий производственный опыт указывает, что такие условия

могут быть созданы одновременным внесением в почву навоза

в количестве от 300 до 600 ? на гектар. Нечего говорить о том,

что подобные условия и фактически (навоз) и экономически

(торф) неосуществимы в сколько-нибудь крупном масштабе.

Кроме того, мы знаем очень немногие культурные растения,

которые могут перенести и использовать такой избыток азота

(хмель, табак, конопля, тыква, спаржа, ревень, малина, черная

смородина). Эти растения не принадлежат к широко 

распространенным, да и удобрение в таком количестве возможно лишь

на почвах, залегающих в узко определенных условиях, 

Подобное удобрение на средней почве лишит ее возможности давать

какой-либо урожай, по крайней мере, на 5 лет («Ходынка»)·

Сто лет назад было установлено, что только многолетние

травы в состоянии накопить в почве и равномерно 

распределить перегной и органические остатки (Шимпер) и 

установление этого свойства послужило толчком к перевороту в сельском

хозяйстве Западной Европы. Через тридцать лет, в начале

второй половины прошлого столетия, были незыблемо 

установлены (Э. Рислер и П. А. Костычев) основы травопольной

системы земледелия, и широко введено почти во всех 

западноевропейских странах полевое травосеяние.

Уже много лет раньше посевы бобовых пользовались 

широким распространением в качестве кормовой культуры, 

решавшей вопрос обращения отбросов растениеводства (соломы

и пр., составляющих 75% всей его продукции) в ценные 

плановые продукты животноводства. Но в такой форме сено 

обходилось животноводству слишком дорого. Сено — самый

дешевый продукт полеводства—вытесняло с полей самый 

дорогой продукт — зерно, и животноводство должно было оплачивать

разницу цен, что значительно снижало его продуктивность.

Выход из положения был найден введением в посев клевера

при полевом травосеянии одновременно еще посева многолет-

него злака (тимофеевки), несмотря на явную «невыгодность»

этого растения с точки зрения кормовой по сравнению с 

клевером. Корни тимофеевки разбивают пахотный горизонт на

бесчисленные комки и пропитывают каждый комок перегноем,

корни клевера после отмирания снабжают перегной 

поглощенным кальцием, и накопленный перегной, а следовательно, и

комки приобретают прочность.

Вследствие этого создается главное условие плодородия

почвы: оба элемента плодородия почвы ни при каких условиях

не могут вступить в антагонистические отношения. Это и есть

в земледелии, по моему глубокому убеждению, то звено, 

«ухватившись за которое можно вытащить всю цепь» (Ленин).

В результате такого достижения травяное поле сразу 

утрачивает свое первоначальное значение, как цель культуры

и обращается в агротехническое средство, целиком оплачиваемое

подъемом урожайности ведущих культур и устойчивостью их

урожаев, в такое же неизбежное зло, как обработка, удобрение,

посев, уборка и другие системы агротехнических мероприятий.

Диалектически очевидный вывод из этого первого положения

тот, что система земледелия требует совершенно такого же 

пристального внимания и тех же большевистских приемов и 

темпов воздействия, как и остальные системы мероприятий, 

применением которых обеспечивается урожай 

растений—посевная, уборочная, зяблевая и другие кампании.

Все предпосылки для коренной смены методов земледелия

в СССР уже налицо: с одной стороны, успехи индустриализации,

развитие сельскохозяйственной промышленности, 

коллективизация, техническое перевооружение сельского хозяйства,

с другой — то обстоятельство, что эта система земледелия 

представляет фон, на котором единственно возможно достижение

наивысшей степени производительности труда, как в 

сельскохозяйственном производстве, так и в других отраслях 

народного хозяйства, обслуживающих сельскохозяйственное 

производство.

Второй момент, обусловленный той же причиной, 

заключается в следующем. Сокращение площади трав в полевом

севообороте заставило обратиться к культуре лугов и пастбищ.

В очень скором времени в луговодстве назрел тот же вопрос

о нерациональности сеять травы исключительно ради кормовых

целей и привел к идее краткосрочных лугов или лугового 

севооборота. В последнем трава приобретает значение 

агротехнического средства, еще выше оплачиваемого, чем в полевом

севообороте, благодаря повышению и устойчивости - урожаев

технических и овощных культур.

Под воздействием, коренного перелома, произведенного

травосеянием и всей этой системой земледелия, области 

растениеводства и животноводства получили могучий экономический

стимул своего организационного развития Они бесплатно 

получили (в виде утильсырья) сено и траву — важнейшую основу

их продуктивности.

Только после того как массовый переход к травосеянию

обеспечил устойчивость высоких урожаев и вместе с 

одновременными успехами новых приемов обработки почвы 

закрепил непрерывность поддержания условий плодородия почвы

(«эффективного плодородия» по Марксу), наступила возможность

проявления полной (экономической) эффективности 

минеральных удобрений, что и было причиной расцвета химической 

промышленности в этой области (а не следствием, как 

механистически утверждает академик Д. Н. Прянишников). Далее и такими

же темпами развились селекция и производство сортового

посевного материала, применение которого только в этих уело-

виях могло иметь полную эффективность. На той же основе

бурно развилась и почвенная мелиорация.

Не менее очевидно, что раз система земледелия направлена

на поддержание условий плодородия и раз элементы 

плодородия почвы — вода и пища растений — одни и те же на 

пространстве всей суши всего земного шара, причем условия

плодородия состояв в наличности обстановки, исключающей

возможность антагонизма воды и пищи при всяких условиях

и во всякой почве, то может и должна существовать только

одна система земледелия.

  

Решающая роль травопольной системы в обеспечении успеха

большевистской борьбы с засухой посредством создания 

устойчивой пшеничной базы путем орошения Заволжья для меня

очевидна. Считаю своим долгом развить основные положения

роли травопольной системы земледелия в поливном хозяйстве.

Изложу их здесь в форме тезисов.

1. Конкретным выражением травопольной системы 

земледелия является' периодическое введение на полевых угодьях

культуры смеси многолетнего злака и многолетнего бобового.

2. При настоящем уровне наших знаний мы не имеем 

другого средства осуществления задач травопольной системы,

кроме периодической культуры на полях указанной смеси.

3. Непосредственной задачей посева смеси многолетних

злака и бобового является придача пахотному горизонту почвы

прочной комковатой структуры.

4. Комковатая структура представляет главное условие

плодородия почвы.

5. В комковатой почве оба элемента ее плодородия — вода

и усвояемые элементы пищи зеленых растений могут 

одновременно содержаться в максимальных необходимых растениям

количествах.

6. Поэтому на комковатой почве всякое растение может

достигнуть своей максимальной продуктивности, т. е· 

максимального урожая и его устойчивости.

7. Самое важное свойство комковатой почвы то, что на ней

и только на ней всякое мероприятие в растениеводстве — 

орошение, удобрение, сортовые семена, яровизация и т. д.—

проявляет активную эффективность, равную их потенциаль-

ной эффективности, или, другими словами, всякая затрата

труда и средств в растениеводстве достигает 100%  

производительности.

8. Указанное свойство достигается тем, что 100% годовых

атмосферных осадков, или все количество оросительной воды,

проникает в массу почвы и 85% проникшей в почву воды 

Приобретает свойство прочного запаса, т. е. может быть использовано

только растением и не может испариться помимо растений, так

как этот запас помещается в форме волосной воды в комках,

которые разделены между собой более широкими капиллярами,

чем частицы, слагающие комок. Испарить воду непосредственно

в атмосферу могут только 2—3 слоя верхних комков, 

непосредственно омываемых атмосферой, на что расходуется в среднем

15% проникшей в почву воды. Одновременно все промежутки

между комками заполнены воздухом, который возбуждает на

поверхности комков аэробный процесс, поддерживающий в 

усвояемой форме необходимое количество минеральной пищи для

растений.

9. Противоположными свойствами обладает бесструктурная

или раздельно-частичная, распыленная почва. Все промежутки

в ней волосные, и весь запас воды в ней передвигается как одно

целое, только под влиянием волосности, не подчиняясь ни силе

тяжести, ни гидростатическому давлению, только под 

влиянием разности потенциалов (напряжения) влажности в самом

<волосном теле. Нисходящий ток воды в такой почве 

осуществляется с прогрессивно замедляющейся скоростью. Скорость 

восходящего тока воды зависит от быстроты высыхания 

поверхностного слоя почвы (величины младшего потенциала) и может

быть равномерной или равномерно ускоренной, но затухает только

ло мере высыхания почвы.

10. Вода дождя образует на такой почве непременно слой

капельножидкой воды, немедленно стекающей по уклону.

Как только кончится дождь, весь запас воды такой почвы

устремляется к поверхности и испаряется. Запас воды в бес-

структурной почве не может превышать 30% выпадающих

дождей. Снеговая вода на 100% сбегает по поверхности 

бесструктурной почвы, так как весной в почве все волосные 

промежутки ее поверхностного слоя заполнены водой. Снабжение

растений водой на такой почве зависит только от частоты дождей

или напусков, а не зависит от их величины и 

продолжительности. Урожай приобретает, характер стихийности, и кривая

урожайности представляет огромные амплитуды колебания

(от 25 ц на гектар до 0), совершенно непредвидимые и 

колеблющиеся вокруг невысокой средней (5—8 ц на гектар). Такая

игривая исключает возможность, планового хозяйства.

11. Невысокая средняя урожайность бесструктурной почвы

зависит от того, что элементы плодородия в ней находятся в со-

стоянии антагонизма. Когда в почве максимум воды, все 

элементы пищи под влиянием анаэробиозиса переходят в 

неусвояемые формы] когда все элементы пищи переходят в усвояемые

формы, воды в почве нет. Требуемая растением одновременная

наличность и воды, и усвояемой пищи осуществляется только

в короткие моменты полусухой почвы. Это состояние также

зависит от бесконтрольной стихийной причины — частоты

выпадения дождей.

12. Самое важное отрицательное свойство бесструктурной

почвы то, что на ней все без исключения мероприятия 

растениеводства (см. тезис 7) могут как максимум выявить 

действительную эффективность, равную только 50% их потенциальной

эффективности,

13. Понятно, что в сельскохозяйственном производстве

особенно высоко ценится прочность структуры почвы. Под

прочностью понимается способность комков не расплываться

в воде. Такое понимание становится понятным, если вспомнить,

что структурная почва должна пропустить в свою массу все

годовое количество атмосферных осадков.

14. Прочность почвы зависит от «прочности» перегноя,

связывающего частички почвы в комки. Перегной как органи·

ческое вещество, находящееся в состоянии коллоидального

измельчения, способен поглощать на поверхности своих частиц

так называемые обменные катионы. Если перегной содержит

в поглощенном состоянии одновалентный катион, то частички

перегноя приобретают способность рассеиваться в воде. Такой

перегной «недеятелен», непрочен, и комки, им склеенные, 

расплываются в воде. Если поглощенный перегноем катион 

многовалентен (чаще всего двухвалентный катион кальция), то

перегной утрачивает способность рассеиваться в воде, он 

«деятелен», и сцементированные им комки прочны.

15. Кроме механического раздробления комков, два 

непрерывно протекающих процесса неизбежно ^приводят к утрате

прочности комков почвы: вытеснение поглощенного перегноем

катиона кальция катионом аммония аммонийных солей, гвсегда

содержащихся в воде атмосферных осадков, и разрушение 

перегноя в процессе питания растений,

16. Первый процесс приводит к утрате структуры пахотного

слоя к концу каждого вегетационного периода на среднюю 

глубину 10 см.

Очевидно, что в слое почвы „ниже 10 см вытесненный сверху

катион кальция может быть вполне поглощен перегноем, если

в последнем содержится катион, могущий быть вытесненным

катионом кальция.

17. На этом процессе основано признание 20 см. нормальной

глубиной зяблевой вспашки. Верхние ?0 см почвы сбрасываются

на дно борозды, и на их место выбрасывается снизу 10 см, 

которым корни культурных растений придали структуру, и 

перегной которых поглотил внесенный сверху катион кальция.

Чтобы избежать смешения прочного и непрочного слоев

пахотного горизонта, зяблевая вспашка производится только

плугом с предплужником.

Зяблевая .вспашка, производимая простым плугом цли 

рыхлящим орудием и на глубину меньше 20 см (кроме строго 

ограниченного числа случаев, требутрщих- углубления пахотного

слоя), теряет всякий производственный смысл. Производство

или пропаганда такой вспашки должны рассматриваться как

сознательный или бессознательный (по невежеству) акт 

вредительства.

18. Второй процесс — неизбежное в производстве 

разрушение деятельного перегноя — очевидно вызывает 

необходимость наличия в производстве системы мероприятий для 

возобновления в почве запаса прочного перегноя, или, иначе, системы

поддержания условий плодородия почвы, или на 

производственном языке — системы земледелия.

Отсутствие в сельскохозяйственном производстве системы

земледелия влечет за собой чрезвычайно тяжелые последствия

не только в форме безнадежного снижения средней 

урожайности, но и в форме непреодолимого препятствия плановости

сельскохозяйственного производства и в снижении 

производительности труда и затрат не только в сельскохозяйственном

производстве, но и во всех отраслях народного хозяйства,

обслуживающих это производство (мелиорация, добыча и 

производство удобрений, сортоводство, машиностроение, 

тракторостроение, горючее и смазка и т. д.), причем снижение 

производительности затрат труда и средств во всех этих 

производствах достигает как минимума 50% их потенциальной 

эффективности.

Поэтому я бы признал сопротивление введению системы

земледелия как еще более тяжкий акт сознательного или 

бессознательного (по непониманию) вредительства.

19. Никаким до сих пор известным способом — ни 

внесением навоза, торфа или иного органического вещества, ни 

паровой обработкой, [ни] пропашной культурой, ни культурой 

однолетних растений, ни зеленым удобрением—нельзя ни в какой

мере [ни] достигнуть накопления в почве прочного перегноя, ни

придать почве прочности комковатой структуры.

20. До настоящего времени известна только одна система

земледелия — травопольная, осуществляемая периодической

 (через 5—6 лет) культурой смеси многолетнего рыхлокустового

злака и многолетнего бобового. Раздельная культура только

одного злака или только одного бобового не дает почти никакого

эффекта.

21. Роль многолетнего рыхлокустового (не корневищевого

и не плотнокустового) злака состоит в придаче почве всего

пахотного слоя комковатой структуры и пропитывании каждого

комка перегноем. Роль бобового состоит в снабжении перегноя

каждого комка катионом кальция. Роль бобового не может быть

заменена ни известкованием, ни гипсованием, ни внесением

какого бы то ни было содержащего известь удобрения. Роль

злака не может быть заменена обработкой.

22. Продолжительность культуры смеси многолетних трав

в полевом севообороте ограничивается одним годом при 

обязательном строгом соблюдении всех следующих условий: а) 

посева смеси трав под предыдущее покровное растение, б) 

производства не менее двух укосов, в поливном севообороте — до

трех-пяти, в) производства каждого укоса до наступления

цветения трав, г) боронования травяного поля после каждого

укоса, д) недопущения пастьбы скота по травяному полю,

е) возможно поздней вспашки травяного поля обязательно

плугом с предплужником, ж) недопущения занятия поля 

непосредственно после травы ни озимью, ни паром, ни корнепло -

дами (кроме семенников), з) предпосевная обработка поля

после травы производится мелко экстирпатором, не допуская

ни дисков, ни тем более борон.

Перед всем сельскохозяйственным производством стоит

грандиозная задача — в течение второй пятилетки достигнуть

решительного повышения урожайности всех культур. Понятно,

что эта задача прежде всего касается зерновых хлебов, и в 

первую очередь пшеницы.

Из всего предыдущего ясно вытекает, что этого можно 

достигнуть, только создав необходимые условия плодородия

почвы, без наличности которых можно говорить только о низ-

кой урожайности (средней) и огромных колебаниях урожаев

(ежегодных) и о низкой и безнадежной производительности

сельскохозяйственного труда .

Игнорирование смены системы земледелия в сущности 

обрекает сельское хозяйство СССР на то, чтобы остаться при 

«достижениях» дореволюционной русской агрономической «науки»,

в корне исключающих, по моему убеждению, возможность

использования пролетариатом своей кровью завоеванных и им

же созданных предпосылок социалистического бесклассового

общества. Выход из этого тупика диалектически совершенно

ясен. И ясность этого выхода диалектически же подтверждается

тем бешеным сопротивлением, с которым реликты отжившего

строя преследуют всякую попытку применения травопольной

системы земледелия. Нужно во что бы то ни" стало создать 

условия плодородия,— те условия, на фоне которых только и можно

воспользоваться природными производительными силами, 

чтобы, переведя их (независимо от их источника) в элементы 

экономического плодородия и устранив их антагонизм, обратить

их на службу социалистического общества в форме 

эффективного плодородия почвы с перспективой безграничного 

прогрессивного развития на базе успехов сельскохозяйственных наук

и промышленности, им же стимулируемых. На настоящем этапе

этот момент — условия, плодородия почвы — представляется

мне первоочередным, и на нем должно быть сосредоточено все

внимание, все силы сельскохозяйственного производства»

Вместе с тем нельзя не заострить внимания на том грозном

предупреждении, на наглядном уроке марксистско-ленинско-

сталинской материалистической диалектики, который 

преподал нам мощный подъем урожайности социалистических

полей в 1933 г. Перед нами развернулась огромная картина,

яркая по своей красочности и контрастности, картина 

глубочайшей взаимосвязи и взаимозависимости всех без малейшего

исключения элементов народного хозяйства, всех отраслей

тяжелой и легкой промышленности, их энерговооруженности

и обеспеченности сырьем, транспорта и связи, организации

питания и здравоохранения, организации социалистического

труда и охраны социалистического имущества, 

обороноспособности Союза, подготовки и переподготовки кадров, роли 

печати и политического просвещения, политехнизации школы

и всех бесчисленных сторон беспредельного исторического

процесса последовательного развития социализма в 

интернациональном всемирном масштабе. Первый год колхозных успехов

показал, чего могут добиться и достигнуть общественный труд

и производство, но темпы ускоряются,— нельзя ждать.

Нам известен только один способ создания и поддержания

условий плодородия почв,— это создание и поддержание 

прочной комковатой структуры почвы, обращение почвы в 

культурное состояние, достигаемое только травопольной системой

земледелия.

В отношении почв современной пшеничной базы Союза

эта задача неизбежно встречается еще с тем фактом, что 

преобладающие в этой зоне условия засухи имеют в своей основе не

только причины, лежащие в почвенном покрове, но и причины,

лежащие в атмосфере,— чрезвычайно низкую относительную

влажность юго-восточных ветров, беспрепятственное их 

передвижение по зимнему степному простору.

Мы еще не можем изменять направление ветра, но 

воздействие на его относительную влажность и на сосредоточение

его устремленности уже находится в наших руках. Повышение

относительной влажности может быть достигнуто двумя путями.

Первый и наиболее эффективный состоит в понижении 

температуры воздуха, которое автоматически вызовет немедленное

повышение относительной влажности воздуха при том же 

абсолютном содержании в нем количества водяного пара. Второй

путь состоит в абсолютном повышении содержания водяного

пара в воздухе. Что касается нарушения сосредоточенности

струи воздуха, то, поставив на пути струи проницаемый 

решетчатый экран лесных полос, мы заставим сосредоточенную струю

воздуха разбиться на большое число конвекционных, вихревых

токов с малой устремленностью, крторые вновь могут сложиться

в сосредоточенную струю только на известном расстоянии от

экрана, и здесь струя должна встретить новый экран.

Оба способа . полностью совмещаются в системе 

ветрозащитных лесных (правильнее, древесных) посадок. Облиственные

кроны деревянистых растений во время вегетационного периода

представляют превосходные холодильники. Интенсивная 

работа их хлоропластного. и пластидного аппаратов, связанная

с сильным поглощением лучистой энергии и выделением 

отработавшей энергии в форме тепла, требует усиленного 

охлаждения, которое осуществляется усиленным испарением их рабочей

поверхности. Испарение усиливается под влиянием тока сухого

нагретого воздуха, который одновременно и сам охлаждается,

увеличивая свою относительную влажность, и, кроме.того, 

насыщается водяным паром, отдаваемым рабочей поверхностью кроны.

Усиленное испарение листовой поверхности древесных

насаждений обеспечивается изменением всего водного режима

под пологом группировки-древесной и кустарниковой 

растительности. В то время как целинная или обрабатываемая почва под

покровом травянистых растений или лишенная растительного

покрова может в среднем логлотить только 15% от 

суммы'годовых осадков, почва под пологом деревянистого насаждения

усваивает 85% всего, количества годовых осадков, причем

зимние осадки усваиваются на 100%, а, летние — на 70%г

и. лишь 30% .осадков фцзически испаряется кроной обратно

в. воздух. Если еще вспомнить, что не только 100% зимних

осадков, выпавших.в.лесу, сохраняется его пологом от сдувания,

но к ним еще с подветренной опушки наносятся значительные

сугробы, и что все количество воды, проникшее в лесу в почву,

не может испариться из почвы помимо растений, то станет 

ясным, что запасенное, лесной почвой количество воды обеспечит

не только потребности деревьев, но и уничтожцт мертвый 

горизонт, почвы ж восстановит как первый горизонт грунтовой

воды, питающий реки, так и иссякшие реки. Кроме того, ток

почвенной воды, поддерживаемый деревянистым насаждением,

в течение всего вегетационного периода будет непрерывно

поддерживать влажность окружающих полей.

Что высказанное утверждение верно, с несомненностью

показывает следующее сравнение, Я не стану приводить 

общеизвестные примеры Алжира, Туниса и Марокко, укащу на

еще более разительное сопоставление. Северная часть лесной

области нашего Союза, прилегающая к южной границе 

лесотундры, отличается поразительным сходством климатических

условий с рассматриваемой переходной (пшеничной) зоной:

годовое количество осадков в лесной полосе равно около 300 мм

в год и меньше, с преобладанием летних осадков; 

распределение осадков также очень близко в той и другой полосе в смысле

числа дней с осадками и средней силы дождя. Средние 

температуры показывают разницу преимущественно зимой, ранней

весной и поздней осенью. Ветры умеряются в лесной области

присутствием леса, но среди ветров ясно выражены суховеи

(противоположных румбов по сравнению с переходной зоной),

Малая относительная влажность этих суховеев проявляется

преимущественно зимой, когда подавлена работа зеленой 

поверхности деревьев, и только зимой суховеи проявляют вредное

действие.

Если бы мы судили только по метеорологическим данным,

то мы должны были бы притти'к выводу об одинаковом климате

обеих областей, тем более, что и влияние загадочной «конти-

нентальности» не может быть привлечено в данном случае.

Но на самом же деле мы видим в одном случае засушливую 

выгорающую безлесную, рассеченную оврагами степь^ лишенную

ручьев, речек и местных рек, орошаемую водными артериями

с летней несудоходной меженью, и в другом — изобилующую

лесами, лугами и болотами, почти безовражную страну,

обильно орошенную бесчисленными родниками, ручьями, 

речками и второстепенными реками и прорезанную многоводными

крупными речными артериями. И только одна черта сходства —

редкое население и в той и в другой областях.

Колоссальная только что очерченная разница может быть

объяснена только тремя причинами — разницей растительного

покрова в этих областях, различием преобладающей почво-

образующей породы — кислой алюмосиликатной морены в 

лесной области и карбонатной и пермской морен в степной

области — и различием абсолютного возраста почвенного

покрова этих областей. Упомянутая же черта сходства обеих

областей есть прямой результат безмолвного рабства 

господствовавшему в прошлом примату природы, и примирение с этой

чертой у некоторых исследователей есть признак безнадежного

фаталистического преклонения перед ее могуществом, 

преклонения, еще свойственного остаткам холуев капитализма и ни

в какой мере несовместимого с материалистической диалектикой

большевизма.

Повинуясь этой несокрушимой диалектике и в глубоком

диалектическом же осознании огромной важности растущей

быстроты темпов последовательного проведения социализма

в Стране Советов для ускорения окончательной победы 

диктатуры пролетариата в международном масштабе, мы в настоящий

момент стоим перед задачей, ясно сформулированной нашими

руководителями,— большевистскими темпами решительно 

повысить урожайность всех культур, особенно зерновых, и в

первую очередь пшеницы. И мы уже приступили к качественной

перестройке техники, как и всего сельскохозяйственного 

производства во всем его объеме. Мы должны дальше на базе 

коллективизации (общественное производство) и индустриализации

(индустриальное техническое вооружение сельского хозяйства)

как первых двух качественных предпосылок подвести под

сельскохозяйственное производство третью качественную базу—

новые методы агротехники и систему земледелия. И на 

настоящем этапе развития естественных наук и техники мне 

известна только одна — травопольная система земледелия.

  

При современной примитивной научной беспризорности

и хищнической запущенности почвенного покрова — 

«предмета всеобщего труда» (Маркс), запущенности — наследства

старого режима, мы принуждены прибегать к «чистому» посеву

смеси многолетних трав на полях при введении травопольной

системы земледелия. Этот прием заставляет прибегать к 

двухлетнему пользованию травяным полем, и та же запущенность

почвенного покрова, так называемая выпаханность почв, не

позволяет вводить продолжительных ротаций в севообороты.

Бессистемность той же полученной нами в наследство от 

прошлого строя современной примитивной агротехники, в 

результате которой засоренность почв достигла феноменальных

размеров, заставляет прибегать в течение одной ротации к 

одному полю чистого пара и к одному пропашному полю, 

назначение которых — активная борьба с сорняками. Все это вместе

взятое (не говоря о непосредственной полке посевов, о 

препятствиях при применении комбайнов и общем понижении 

производительности труда) снижает удельный вес пшеницы в 

севообороте как максимум до 50%.

Введение одновременно с полевым травосеянием безусловно

необходимых ветрозащитных полос, в отсутствии которых 

агротехническая эффективность травяных полей сведется к такой

минимальной величине, которая не может служить 

обоснованием их введения в севооборот, потребует уменьшения пахото-

способной площади в среднем на 10%. При этом не считается

площадь почвозащитных насаждений, не отнимающих площади

пахотоспособных земель (крутые склоны оврагов, защитные

полосы вокруг них, предовражные западины и прочие неудобные

земли).

Таким образом, общая площадь пашни, могущая быть 

занятой пшеницей в настоящем положении почвенного покрова

при введении травяных полей и ветрозащитных полос, будет

в среднем не больше 45%. Площадь при современных условиях

явно недостаточная.

Должен быть изыскан способ компенсации недостатка этой

площади для культуры пшеницы, причем эта компенсация 

площади должна отвечать двум условиям: Она должна быть 

изыскана немедленно, потому что приемы решительного 

повышения урожайности всех культур агротехнически не могут быть

оторваны от приемов повышения урожайности пшеницы и от

травопольной системы. Это тем более очевидно, что речь идет

не об увеличении урожая на один год, а о повышении 

урожайности, т. е. о придании этому повышению устойчивости с 

тенденцией непрерывного повышения.

Второе условие, с очевидностью вытекающее из самого 

характера задания, состоит в том, что продукция новой площади,

заменяющей изъемлемую из своего прямого назначения, должна

решительно превышать продукцию, предназначенную к 

изъятию, иначе не было бы и самого задания.

Перед нами два способа борьбы за введение единственной

меры обеспечения высоты и устойчивости урожайности 

пшеницы (и одновременно всех сопутствующих культур) — 

травопольной системы земледелия без снижения, а наоборот, с 

повышением современной продукции пшеницы.

Первый — создание мощной орошаемой пшеничной базы,

которая погасит снижение валовой продукции пшеницы впредь

до выявления результатов травопольной системы.

Второй — создание новой, четвертой пшеничной базы в 

областях, менее подверженных риску стихийных колебаний 

ежегодных урожаев.

Приведение в исполнение постановления от 22 мая 1932 г;

на полезной орошаемой площади в с лишком 4 млн. га потребует

даже при большевистских темпах не менее пяти, до десяти лет

работы. За время производства самой, работы часть ныне полез-

цой площади будет временно изъята из сельскохозяйственного

пользования как производством самой работы, так и готовыми

сооружениями, еще не поступившими в эксплоатацию и 

подсобными сооружениями и временными рабочими поселкамц.

Для пополнения валового урожая с изъятой из 

сельскохозяйственного использования площади и исполнения 

директивы о решительном, повышении урожайности необходимо 

одновременное создание четвертой пшеничной базы.

После всего подробно вышеизложенного и подробно 

проанализированного ответы на вопросы, возникающие при 

осуществлении орошения Заволжья, представляются простыми

логическими выводами, которые и сделаны в соответствующих

местах в диалектической последовательности.

С очевидной ясностью вытекает в высокой степени простой

вывод, что раз элементы плодородия почвы находятся в пределах

возможности нашего регулирования — вода путем орошения,

пища — путем внесения удобрения, то перед нами стоит только

задача создания условий плодородия почвы, и раз это достигнуто,

то сами собой отпадают все архаизмы и реликты примитивной

варварской культуры — предшественники, плодосмен, 

чередование культур и прочие «достижения» буржуазной «науки».

Останутся лишь моменты социалистического 

сельскохозяйственного производства, самого крупного, т. е. коллективного,

самого индустриализированного и дающего самую высокую

степень производительности труда, т. е. обеспечивающего 

максимальную высоту и устойчивость урожайности наех культур.

-Этими моментами будут только государственные плановые 

задания, одновременно охватывающие как растениеводство, так

и животноводство, выраженные в тоннах товарной продукции

или ином абсолютном количественном выражении. 

Распределение же плановых заданий по отдельным конкретным 

социалистическим предприятиям, слагающим район — совхозам и их

отделениям, МТС и обслуживаемым ими колхозам и их

фермам, — должно быть предоставлено районным планирующим

органам при санкций райпарторганизаций и при самом близком

участии местных агрономических сил и Широкой колхозной

общественности. Главным же моментом этой важнейшей работы,

конкретизации государственных плановых заданий, является

активное участие в ней самих колхозников. Только этим путем

возможно окончательное изжитие всяческих бюрократических

наростов в планировании, уничтожение влияния остатков 

классового врага и «превращение колхозов в большевистские».

  

Когда приходится прибегать к орошению, то по большей

части имеют в виду теоретическое агротехническое значение

этого мероприятия, не вдаваясь в рассмотрение способов его

осуществления и его соотношения с социально-экономическими

производственными отношениями.

Орошение как система агротехнических мероприятий 

насчитывает, по меньшей мере, десяток тысячелетий. Оно 

зародилось в эпоху патриархальную и вместе со всем человечеством

и со всеми его производствами пережило и отразило все моменты

влияния изменений социально-экономических 

производственных отношений и их борьбы. Здесь нас интересуют моменты,

которые не могут не быть приняты во внимание при переходе

орошения как системы производственных мероприятий, 

получившей свое современное оформление в условиях расцвета

капитализма, в условиях последовательно развивающегося

социализма. Таких моментов два — все принципы технических

и агротехнических приемов получения, проведения и 

распределения воды сохранились в неприкосновенности, претерпев

только изменения в своем техническом (инженерном) 

оформлении, или приняв формы «дымовой завесы», маскирующей 

старый, по существу механический, подход к решению сложнейших

проблем (гидромодуль), или столь же неприемлемую форму

изучения динамического (исторического) процесса путем 

стационарного исследования («комплексные» экспедиции АН) и

путем химико-физико-микробиологического изучения 

(обыкновенно мало пригодными приемами) почвы в ее статическом

состоянии, отвечающем только условиям (которые невозможно

учесть) одного момента, и, наконец, дальше путем стационарных

опытов над монолитами мертвой почвы в условиях, не имеющих

ничего общего с динамикой производственной обстановки

(ГИЗО, ВИУА).

Другой момент, особенно характерный для архаической 

системы, как и для всех систем мероприятий, выработанных в 

производственных условиях классового общества, это борьба

с последствиями неправильного применения теоретически 

правильного мероприятия.

Орошение применялось и применяется на почвах, лишенных

структуры в результате природного протекания процесса почво

образования или утративших структурность на иной стадии

развития процесса почвообразования в процессе примитивного

(в отсутствие системы земледелия) их сельскохозяйственного

использования. При таком орошении неизбежно (включая

случай так называемого «туземного» орошения в 

среднеазиатских республиках) наступает процесс «вторичного засоления»,

даже на почвах, считавшихся в состоянии целины или 

долголетнего перелога до их орошения совершенно «пресными».

Причина этого явления заключается в том, что под покровом

природной степной растительности высыхание весеннего 

максимума влажности протекает путем непосредственного 

поглощения воды корнями многолетников, пронизывающими весь

горизонт почвы, промокшей в течение осени и зимы, и испарения

листовой поверхностью степной флоры (весенняя вода на 100%

стекает по поверхности почвы и испаряется степной подстилкой

и проростками однс^летних эфемеров). Осенние осадки 

проникали в почву частью нисходящим волосным током, вымывающий

воднорастворимые соли почвы в мертвый горизонт, частью 

неволосным током почвенной воды по уклону почвы, вымывая

те же соли в понижения рельефа. Комбинация этих двух токов

-воды ежегодно выщелачивает хлориды и сульфаты, ежегодно

же вносимые в поверхностные горизонты почвы степи 

глубококоренными растениями» Зимняя перегонка воды из нижних

горизонтов почвы и кондецсация водяного пара в верхних,

конечно, не могут влиять на передвижение солей. Таким 

образом, на целине или долголетнем перелоге на повышенных 

элементах рельефа поддерживается незначительность содержания

солей в, почве.

Как только почва целины или долголетнего перелога 

распахивается и „поступает в неорошаемое сельскохозяйственное

использование, так тотчас в ней резко изменяется условия

движения воды. Вследствие разрушения вспашкой неволосных

промежутков пахотного горизонта ' (всевозможных «ходов»)

осенний неволосной ток почвенной воды по уклону рельефа

почти прекращается, а волосной ток в том же направлении

не может возникнуть, так как волосная вода не подчиняется

влиянию силы тяжести и Гидростатического давления» В 

результате уменьшается количество солей, выносимых из почвы

повышенных элементов рельефа в его понижения. Осолонение

почв понижений замедляется в своем росте, продолжая 

увеличиваться только за счет приноса солей делювиальными токами

д ветром (импульверизации). Соленосность же почв повышений

рельефа начинает расти в том же темпе. Уменьшается также

и осеннее вымывание солей из вспаханной почвы нисходящим

волосным током, вследствие усиления делювиального стока,

по той же причине прекращения проникновения воды в 

разрушенные вспашкой «ходы».

Весеннее испарение воды из вспаханной почвы совершенно

изменится. Природный растительный покров, начинавший

развиваться и испарять воду из массы почвы тотчас по сходе

снега, уничтожен. Как только почва обнажается от снегового

покрова, так тотчас начинается испарение воды поверхность^

почвы, которое продолжается беспрепятственно до тех пор,

пока посеянные культурные растения сне разовьют достаточной

корневой системы. В бесструктурной почве это испарение тотчас

вызовет восходящий волосной ток, который охватит всю толщу

почвы,. содержащей подвижную (волосную) воду, до верхней

части мертвого горизонта, в которой зимой сконденсировался

водяной пар..

Таким образом и при неорошаемом примитивном 

сельскохозяйственном использовании почв переходной и степной зон

неизбежно наступление явления «вторичного» засоления 

(противопоставляя понятие «вторичное» понятию о «природном»).

Не подлежит никакому сомнению, что в области преобладания

степного периода понвообразовательного процесса (в степной

зоне) на совершенно бесструктурных почвах явление вторичного

засоления представляет главную причину исключительного

преобладания переложной системы с коротким периодом 

посева и очень длительным периодом (15—30 лет) перелога, при

примитивном сельскохозяйственном использовании почв без

орошения (богара). Этот момент должен быть серьезно 

принят- во внимание при социалистической реконструкции 

сельского хозяйства этой зоны.

При сельскохозяйственном использовании почв переходной

и степной зон при орошении явление вторичного засоления 

наступает скорее и в гораздо более сильном выражении. Причина

ускорения наступления вторичного засоления лежит в 

повторяемости (2—4 раза) глубокого промачивания почвы путем

орошеция. Эти промачивания каждый раз вызывают 

восходящий волосной ток вместо одного краткого природного.. Более

сильная выраженность степени вторичного засоления 

орошаемой почвы зависит отчасти от увеличения глубины промачивания

почвы на глубину пахотного горизонта, с подошвы которого

начинается волосное передвижение воды. Вследствие этого

волосной нисходящий ток проникает глубже в мертвый 

горизонт и захватывает большее количество солей. Главная же 

причина заключается в том, что при орошении культивируют 

растения, требующие более позднего посева (хлопчатник). Между

моментом схода снега и посевом проходит иногда два месяца,

во время которых может испарять воду только поверхность

почвы, вызывая длительный восходящий волосной ток. После

посева и до того времени, пока хлопчатник не затенит почву,

в ней не прекращается восходящий волосной ток. Таким путем

при примитивном способе орошения неизбежно наступает 

вторичное засоление орошаемой почвы, и урожаи хлопка-сырца со

второго года орошения начинают прогрессивно падать и, 

наконец, прекращаются.

Борьба с вторичным засолением носила и до сих пор еще

носит характер борьбы с последствиями. Сначала применяли

по примеру богары продолжительный перелог. Далее стали

пытаться вести активную борьбу с вторичным засолением.

Я не стану останавливаться на детски наивных мероприятиях,

таких, как сметание выцветов солей метлами, свозка их, 

культура «солелюбов», «ополаскивание» и т. д. Наиболее часто

применяемый способ ликвидации последствий вторичного 

засоления представляет так называемая промывка солей, т. е.

затопление засоленного участка на длительный срок (зима,

год, 2 года). В результате происходит засоление прилегающих

участков так называемыми подпорными солончаками вследствие

неизбежного просачивания на соседние участки воды с 

затопленного участка и выноса ею солей на поверхность окружающих

участков. После спуска воды с затопленного участка 

поверхность его начинает высыхать, и так как почва его за долгий

период стояния на нем воды промокла до предельной глубины,

то вынос солей из большой глубины повторяется с еще большей

силой.

Наблюдение над так называемым «туземным орошением»

показывает, что на его участках вторичного засоления никогда

не бывает. Эти участки всегда расположены у подножья 

предгорий и всегда подстилаются на небольшой глубине слоем

галечника (поддонной морены). Этот слой галечника, 

подстилающий вышележащий горизонт основной карбонатной морены

(лёсса) в предгорной полосе на всем ее протяжении и всех

направлениях на глубине меньшей, чем наибольшая глубина

проникновения волосной воды в основную морену, служит

для нее дренирующим слоем, куда выносятся все соли, 

вымываемые волосным нисходящим током. На это указывает то, что

все валуны и хрящ поддонной морены несут на нижней 

поверхности «гипсовые бороды» {шестоватые друзы комплексных солей

гипса и сернокислых солей других металлов). Поддонная морена

проводит грунтовые воды из горных областей, и она же отводит

осеннюю почвенную воду (верховодку). Так как движение

грунтовой воды в области, непосредственно прилегающей

к предгорьям, еще обладает большой скоростью вследствие

больших уклонов горного рельефа, то горизонт поддонной 

морены никогда не бывает заполнен нацело водой и играет роль

прослойки, вполне изолирующей волосные водные режимы

выше- и нижележащих слоев лёсса.

Эти наблюдения навели на- мысль изолировать мертвый

соленосный горизонт от почвенного (в смысле корнеобитаемого)

при помощи дренажа канавами (сбросовая сеть) или 

трубчатого. Расчет на первый взгляд верный, но инженеры 

(американские) при этих соображениях сделали грубейшую ошибку,

упустив из виду (а может быть, и не зная), что в дренажную

сеть может проникнуть только капельножидкая 

(гравитационная), но не волосная вода, движения которой происходят во

всех отношениях независимо от силы тяжести и 

гидростатического давления в пределах возможного его проявления в 

природных термодинамических условиях поверхностных слоев

земли.

Поэтому дренаж как средство борьбы с последствиями 

волосного водного режима при орошение агротехнически совер

шенно бесполезен. Вследствие этого и значительной его 

стоимости дренаж должен быть признан и экономически вредным

мероприятием, в лучшем случае снижающим 

производительность труда, и без того низкую в примитивном орошаемом 

хозяйстве.

Необходимо признать лишь до некоторой степени 

положительное .влияние дренажа открытыми канавами (сбросовой

сети). Канавы (так называемые «нагорные») могут перехватить

неволосной ток осенней почвенной воды (верховодки) и 

замедлить темп процесса обособления солончаков в понижениях

рельефа, но этот процесс обособления солончаков протекает

независимо от искусственного орошения. Если же принять

во внимание то количество воды, которое попадает тем же

путем (как и осенняя верховодка) в сбросовую сеть во время:

производства каждого напуска, то ничтожная польза открытой

сбросовой сети совершенно померкнет и потеряется в 

стоимости сети, в стоимости ее ремонта и поддержании, в стоимости

дорого оплаченной воды, бесполезно ею отводимой в ту же реку,

из которой она была поднята, и, наконец, те огромные 

неудобства, которые создает открытая сеть канав на пути механизации

крупного социалистического сельскохозяйственного 

производства, и вряд ли можно сомневаться в характере оценки 

открытой сбросовой сети как агротехнического мероприятия.

Что касается закрытого трубчатого дренажа, то он 

обладает неоспоримым преимуществом перед системой открытых

канав, не ставя никаких препятствий передвижению в 

механизации, но это преимущество бесповоротно утопает в отсутствии

всякого смысла в самом дренаже, применяемом в орошаемом

хозяйстве. Могут быть два случая применения закрытого 

дренажа: он может быть применен на почвах с очень глубоким

залеганием грунтовой воды (переходная зона), т. е. трубы 

дренажа будут залегать в горизонте исключительного преоблада-

ния волосного водного режима. В этом случае дренаж будет

совершенно бесполезен; даже побочную пользу от усиления

вентиляции почвы, имеющую некоторое значение на севере,

здесь скорее надо рассматривать как элемент вредный. Такой

дренаж служит только приютом для полевых мышей.

Чаще всего дренаж проводится в областях высокого 

стояния грунтовой воды (степная зона), особенно там, где вода

может распространять влияние своего гидростатического 

давления на всю массу вышележащей породы (плывуны в 

областях притеррасной поймы и в предгорьях). В случае высокого

стояния грунтовой воды сеть дрен определяет образование так

называемой поверхности депрессии в форме параболических 

сводов, представляющих непроницаемую преграду для передачи

вверх гидростатического давления грунтовой воды выше 

параболической поверхности депрессии. Но одновременно та же

поверхность депрессии служит неиссякаемым источником воды

восходящего волосного тока, источником, .уровень которого нет

прерывно поддерживается подпором грунтовой воды.: В этом

случае дренаж представляет совершенно бесполезное 

мероприятие для борьбы с вторичным засолением.

Применение дренажа на плывунах, мероприятие, 

необходимое в дорожном деле, в строительстве в области поймы и при

освоении притеррасной области поймы, никакого отношения

к орошению не имеет. Также никакого отношения к орошению

не имеет и применение дренажа для предупреждения 

образования пухлых солончаков, гипсовых, нитратных и аммонийных

солончаков, для предупреждения отложения углекислой окиси

кальция в пахотном горизонте (окост) и для предупреждения

образования ложных солонцов и солодей.

Полная неудача обыкновенного (иногда называемого гот

ризонтальным) дренажа вызвала к жизни еще одно кабинетное

измышление инженерного гения, громко прославленное под

названием калифорнийского дренажа, представляющего 

вариант так называемого вертикального дренажа (поглотитель-

ного колодца). Сущность его заключается в том, что путем

непрерывной откачки из планомерно расположенных по 

дренируемой территории вертикальных, облицованных обсадными

трубами буровых скважин, в этих скважинах понижают 

уровень грунтовой воды и создают на любой глубине поверхности

депрессии, которые отличаются от поверхностей депрессии 

горизонтального дренажа только своей более сложной формой

(гиперболоид вращения). Таким образом можно понизить 

уровень поверхности депрессии до глубины, с которой волосное

поднятие воды не может достигнуть корнеобитаемого горизонта.

Но при орошении вода проникает в почву с ее поверхности

волосным нисходящим током, который после окончания напуска

постепенно преобразовывается в волосной восходящий ток

(образуя временный горизонт «висящей воды»). Эти 

передвижения воды в почвенном горизонте происходят совершенно 

независимо от положения уровня грунтовой воды, и калифорнийский

дренаж в такой же мере бесполезен, как и горизонтальный,

к тому же устройство и эксплоатация калифорнийского дренажа

(в особенности — эксплоатация) во многие десятки раз дороже,

чем в случае обыкновенного горизонтального дренажа.

При объяснении эффективности туземного орошения всегда

упускают из виду, что галечный горизонт производит полный

разрыв волосного водного режима горизонтов, лежащих выше

и ниже галечного горизонта по всей поверхности орошаемой

территории. Как показывает опыт, проведенный в 

производственной обстановке (Пахта-Арал), такого же полного разрыва

волосного сообщения пахотного горизонта от подпахотного

можно достигнуть посредством обращения пахотного горизонта в

прочное комковатое структурное состояние. Такое состояние

легко достижимо (в два года) введением травопольной системы

земледелия. При этом достигается не только полная гарантия

отсутствия вторичного засоления, но вследствие полного 

прекращения испарения воды поверхностью почвы помимо растения

утроенный урожай хлопка-сырца получается при затрате оро-

сительной воды, в пять раз меньшей, чем при примитивном

орошении бесструктурной почвы. А ведь это равносильно 

увеличению в пятнадцать раз орошаемой площади при. затрате

того же количества оросительной воды.

Такой же производственный опыт богарной культуры 

хлопчатника на фоне травопольной системы земледелия показал,

-что средний урожай хлопка-сырца за пять лет равен 

среднему урожаю, получаемому при примитивной орошаемой

культуре хлопчатника на .бесструктурной почве. При этом не

наблюдалось никаких признаков засоления богары, 

неизбежного при культуре бесструктурной богары.

Но традиционные способы напуска оросительной воды,

выработанные многовековой практикой примитивного 

орошения бесструктурных почв, совсем нецрименимы к орошению

структурных почв. Также неприемлемы и кустарные попытки

их изменения. Все внимание при старых и кустарно 

выработанных приемах напуска направлена на сохранение тех 

огромных количеств воды, которые допускаются при каждом полисе

на бесструктурной почве, что понятно, если принять во 

внимание чрезвычайно низкий коэффициент использования воды,

большая часть которой испаряется бесполезно почвой. При

орошении структурной почвы чрезвычайно сильно падает 

бесполезное испарение воды почвой, и масса избыточной воды 

начинает проникать по сети трещин морены в толщу почвообра-

зующей породы. Начинается процесс восстановления первого

горизонта грунтовой воды, появляются еоденые и 

горько-соленые ключи и родники в оврагах, бочажные балки вновь 

принимают характер постоянных водотоков, сначала соленых («со-

лолейки»). Вместе с легко растворимыми солями начинают

выщелачиваться и трудно растворимые гипс и карбонат извести,

и начинаются карстовые явления, связанные с неравномерной

осадкой почвы и с деформацией ороеитрльных сооружений и

с нарушением планировки.

На смену архаических способов приведения большие м$ес

воды, непосредственно заменявших те ее количества, которые

бесконтрольно испаряли и почва и растения, и испарение

которых вызывало огромные вредные последствия, борьба с ко·

торыми снижает до ничтожного минимума производственную

эффективность затраченной воды, был выдвинут новый 

принцип борьбы с причинами засухи, принцип так называемого

«дождевания». Но вся система мероприятий должна была од~

новременно бороться против обеих причин засухи — причин

йочвенных и причин атмосферных.

При борьбе с причинами почвенной засухи была поставлена

задача поддерживать в почве запас необходимой растениям

воды, но не вызывая одновременно в почве восходящего 

волосного тока воды, выносящего к поверхности воднорастворимые

соли. Другими словами, нужно было изменить приемы полива

в смысле уменьшения до минимальных размеров количества

приводимой воды и предотвратить размывание поверхности

почвы приводимой водой, неминуемо вызывающее волосной

восходящий ток воды в почве. Более старые попытки в этом

направлении («петерсеновский дренаж», подземное орошение)

не получили приемлемого производственного оформления, и

большее развитие получил прием дождевания.

Идея дождевания покоится на двух принципиально 

правильных агротехнических предпосылках — борьбе с причинами

недостатка воды в почве и искусственном приведении 

недостающего количества ее в случае невозможности обеспечить почве

этот запас из природных источников и в борьбе с причинами

наступления атмосферной засухи. Главное отличие дождевания

заключается ? одновременном, включении второго принципа —

в повышении в критические моменты развития растений 

относительной влажности воздуха. В этом моменте заключается

единственная возможность осуществления «решительной борьбы

с причинами засухи», планомерной большевистской победы

над природными условиями. На .пути осуществления этой

полбеды я останавливался выше

Что же мешает сразу немедленно и большевистскими 

темпами вступить на этот путь? Слишком большая концентрация

зерновых культур, возделываемых в примитивных условиях

агротехники. Устранение этого препятствия уже поставлено

на очередь отчетливой директивой «обратить потребляющую

полосу в производящую». Введение травопольной системы 

земледелия полностью вытекает из категорической директивы

повышения «устойчивости» высоких урожаев, обеспечения

развития продуктивного животноводства и технических 

культур. Вопросы организации труда, применения 

социалистических приемов и методов труда и исправления всяких уклонений

от генеральной линии партии гарантируются все большим 

укреплением партийных органов на селе, большевизацией 

колхозов, проведенной политотделами. Материальная база 

сельскохозяйственного производства бурно и планомерно нарастает.

Остается подчинить воле бурно развивающегося 

социалистического строительства климатические условия одной из 

важнейших областей Союза — зон переходных и степных почв. Все

предпосылки для подчинения и регуляции климата уже имеются

в наличности. Для планомерного облесения этих зон — 

единственной меры воздействия на климат — нужно без риска 

снижения товарной продукции этих зон произвести 

агротехническую реконструкцию их территории. Необходимо планомерно

распределить по ней систему лесных массивов и лесных полос.

Это требует времени и пространства. Для выделения 

пространства необходимо на некоторый отрезок времени гарантировать

устойчивость продукции части территории этих зон посредством

орошения.

Примитивная система орошения бесструктурных почв, 

доказавшая веками свою непродуктивность, неразрывно связана

с многомиллиардными затратами народных средств для 

возведения циклопических сооружений, безвозвратно и 

непроизводительно связанных с территорией.

Новая система дождевания до сих пор еще не может освобо-

диться от инерции старой системы. Она повторяет вопиющие

несообразности старой системы — ее неразрывность с узкой

территорией путем системы напорных труб, колоссальной 

стоимости и представляет такие же препятствия для крупного

механизированного социалистического сельскохозяйственного

"производства, как и сеть водоотводов и арыков старой системы

примитивного орошения.

Все попытки оторваться от этой инерции до сих пор еще 

носят характер кустарщины (артезианское дождевание) вследствие

непонимания основной задачи — разложить совокупность 

системы дождевания на три совершенно самостоятельных 

элемента — системы получения воды, системы ее доставки и 

системы дождевания. Й только после отрыва системы доставки воды

от системы распределения ее дождеванием последняя получит

недостающую ей гибкость и способность соответствовать 

темпам социалистической реконструкции сельскохозяйственного

производства СССР.

 

 

 

К содержанию книги: Василий Робертович Вильямс. Земледелие

 

 

Последние добавления:

 

История русского почвоведения

 

Качинский - Жизнь и свойства почвы

 

Вернадский - ЖИВОЕ ВЕЩЕСТВО

 

Вернадский - химическое строение биосферы

 

Тайны ледниковых эпох

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЧВ В ГОЛОЦЕНЕ