Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Академик Вильямс. Травопольная система земледелия

БОРЬБА С ЗАСУХОЙ

 

Вильямс

В.Р. Вильямс

 

Смотрите также:

 

теория развития почв Вильямса

 

Почва и почво-образование

 

Почвоведение. Типы почв

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Прянишников

 

 Костычев 

 

Полынов

 

Тюрюканов. Био-геоценология

 

Геология

геология

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почво-образование

дождевые черви

 

Дождевые черви

 

Фито-ценология

 

О чем говорят и молчат почвы

 

Химия почвы

 

Ковда. Биогеохимия почвы

 

Глазовская. Почво-ведение и география почв

 

Жизнь в почве 

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Минералогия

 

Земледелие. Агрохимия почвы

  

Биология

биология

 

Эволюция биосферы

 

Земледелие

 

Геоботаника

 

Общая биология

 

Биографии биологов, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

 

К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА О БОРЬБЕ С ЗАСУХОЙ

 

Никто не сомневается в том, что вопрос о засухе в 

настоящее время представляет один из наиболее острых вопросов,

занимающих внимание не только одних агрономов в Союзе

Советских Республик.

 

Вопрос не новый — он стар, как сама земледельческая

промышленность, но все более и более он заостряется, и интерес

к нему становится все более общим, захватывает все большие

круги, становится вопросом государственной важности.

 

В истории сельскохозяйственной промышленности других

стран — западноевропейских, мы находим ту же 

последовательность в развитии этого вопроса. Он сначала возникает

спорадически, в явной зависимости от резких уклонений 

стихийных метеорологических факторов от средней величины.

 

В дальнейшем явление засухи все более и более освобождается

от видимой причинной связи со стихийными факторами — оно

само переходит в разряд стихийных явлений — стихийных

бедствий. Оно приобретает все более и более общий характер,

как по частоте своей повторяемости, так и по территории своего

развития. Оно приковывает внимание общественности, 

внимание государства, с ним начинают бороться, его побеждают,

и его проявления возвращаются вновь к своей прежней 

зависимости от метеорологических — стихийных — непреодолимых

факторов, с тою лишь существенной разницей, что влияние

стихии сводится к незначительным эффектам, не могущим

произвести глубоких потрясений в общественном 

организме.

 

Вторая половина развития рассматриваемого явления 

представляла долгий двух-трехвековой путь, путь исканий, путь

одновременной борьбы и с последствиями, и с причинами 

ставшего всенародным бедствием явления. Путь, давший могучий

импульс к правильному — производственному направлению

всех естественных наук, связанных с причинами явления.

И такой же могучий толчок получили и социальные науки,

призванные бороться с последствиями того же явления и 

выявившие все значение классового подхода к решению вопросов

народного хозяйства.

 

По аналогии с ходом развития борьбы Западной Европы

с явлением стихийности засухи и с его последствиями крепко

укоренилось у нас мнение, что и мы обречены на такой же

медленный постепенный путь развития в нашем Союзе 

республик мер борьбы с засухой.

 

Путь эволюции неизбежен, но ведь он имеет два русла.

Время — неотъемлемый элемент эволюции и связь его с 

понятием об эволюции — связь качественная, как элемента 

существенного. Признак же длительности присущ элементу времени

лишь как признак количественный — формальный, и может

колебаться в пределах очень широких границ, в зависимости

от изменения других условий, под влиянием которых протекает

процесс эволюции. И когда количественный признак времени

приближается к пределу своего максимального проявления,

мы говорим об эволюции, в случае же его приближения к своей

минимальной границе мы видим революцию. Различие лишь

количественное; это лишь два русла, по которым могут 

протекать динамические процессы одного порядка.

Две основные причины обусловливали медленность хода

развития мер борьбы с явлением засухи в Западной Европе.

Должны были быть изучены причины явления. Для этой цели

нужно было побороть вековые традиции схоластики и бого-

словского метода. Это была революция. Революция в порядке

естественных наук должна была повлечь за собой, как 

неизбежное логическое следствие, революцию в другом порядке

наук — социальных. Совершившаяся революция силою 

окружающих условий должна была перейти в темп эволюции, в

темп постепенного урегулирования противоречивых элементов

хаоса капиталистического производства по мере их выявления.

Этот путь считался единственным, естественно неизбежным.

Красный Октябрь показал ошибочность этого взгляда.

Блокада неожиданно для защитников пути эволюции 

укрепила до степени неприступности позиции сторонников 

революционного — немедленного воплощения в жизнь логических

выводов векового анализа. В течение восьми лет — мгновения

в исторической перспективе — из хаоса капитализма, пройдя

через бурю революции, гражданской войны и отбиваясь от

натиска иноземного капитализма, вырос в мощный 

народнохозяйственный организм Союз Советских Республик, доказав

на деле в грандиозном масштабе логическую обоснованность

принципиальных основ своей организации.

Если восьми лет оказалось достаточно, чтобы перевести

тысячелетнюю громаду государственного организма с его

колоссальной инерцией на диаметрально противоположный по

направлению путь развития, то тем более следует задуматься

над возможностью быстро — революционным порядком 

справиться со стихийностью проявления засухи, на борьбу с которым

Западная Европа принуждена была затратить почти два 

столетия. Сельскохозяйственная промышленность Западной 

Европы должна была приспособляться к условиям, на которые

влиять она могла лишь в слабой мере, после длительной борьбы.

В Союзе Советских Республик мы имеем полную 

возможность координировать и регулировать все элементы 

хозяйственной жизни страны, и эта возможность повелительно требует

ясного осознания той системы мероприятий, которая должна

быть направлена на борьбу с общим врагом народного хозяй-

ства, ибо от последствий стихийности явления засухи в равной

мере страдают все элементы народного хозяйства и все 

проявления роста и развития государственного народного организма.

  

Всю совокупность мер борьбы с явлением засухи можно

распределить на три категории: 1) меры борьбы с последствиями

засухи, 2) меры борьбы с самой засухой и 3) меры борьбы

с причинами засухи.

При рассмотрении различных категорий мероприятий  

борьбы с явлением засухи следует все время иметь в виду, что

роль сельскохозяйственной промышленности в народном 

хозяйстве всегда имеет двоякое значение. Она, во-первых, должна

служить источником для поддержания жизни — для питания

самого хозяйствующего населения, и, во-вторых, она является

основной товарной базой страны, ибо она, и только она, 

является промышленностью, созидающей новый, до того не 

существовавший продукт — органическое вещество, которое 

является единственным и незаменимым источником энергии

людей, занятых во всех других производствах и органах 

общественного организма, и в то же время она является 

сырьевой базой — исключительной для многих и частичной для всех

остальных видов промышленности.

Имея в виду эту предпосылку, попробуем разобраться в 

характере вышеназванных трех категорий мер борьбы с засухой.

  

Первая категория мер борьбы с последствиями засухи

едва ли бы заслуживала даже упоминания среди мер борьбы

с явлением засухи, если бы среди них, наряду с различными

видами ссуд — продовольственной, семенной, на возобновление

живого инвентаря, с различного рода общественными работами,

которых цель — или помощь самому пострадавшему 

населению, или поддержание и возобновление расстроенного 

хозяйства, не находилась и группа мер, которую можно 

характеризовать, пак систему мер страхования от последствий засухи.

Эта группа мер обладает некоторыми формальными признаками,

которые внешне сближают ее с двумя другими категориями

мер технического воздействия на явление засухи и на причины

этого явления.

Не будем останавливаться на мерах страхования в прямом

значении этого слова; они имели бы реальное значение, если бы

сама засуха была явлением спорадическим и охватывала 

небольшие районы; но частая повторяемость явления и огромный

ареал его распространения лишает эту меру всякого экономи

ческого основания, повидимому, даже в широком — обще

государственном масштабе, слишком приближая ее к мерам

общественной благотворительности.

Но к той же группе относится^ так называемое оазисное

орошение и введение разнообразия культур — многопольных

севооборотов.

Слово «орошение» в вопросе о засухе производит 

впечатление коренного решения вопроса, на самом же деле здесь идет

речь о создании путем орошения отдельных участков, 

вкрапленных в район засушливой области и занятых преимущественно

огородными культурами. Не отрицая роли подобных участков

в деле общего улучшения питания населения, приходится,

однако, выразить сомнение в том, чтобы они могли заменить

своими продуктами недостаток главного пищевого продукта

и сколько-нибудь серьезно помочь в случае недостатка кормов

Во всяком случае, об этой мере можно говорить лишь в смысле

облегчения последствий засухи для части населения 

засушливой области.

К той же категории мер, или, вернее, попыток, к 

страхованию от последствий неурожая следует отнести и рекомендацию

а знообразить полевые культуры. Все полевые культуры лишь

немногим отличаются друг от друга в своих требованиях по

отношению к количеству воды и, не внося каких бы то ни было

изменений в способность почвы к запасанию и сбережению

воды, не могут в какой бы то ни было мере влиять на изменение

величины урожая. Расчет на то, что различные растения, 

проникая своими корнями на разную глубину, могут использовать

почвенную влагу различных горизонтов почвы, также не может

иметь сколько-нибудь реального основания. Единственным

источником почвенной влаги в засушливой области являются

атмосферные осадки. Об этом красноречиво свидетельствуют

два явления: существование во всей засушливой области 

горизонта постоянной минимальной влажности почвы — 

«мертвого» горизонта, и чрезвычайная зависимость величины урожаев

от величины притока атмосферных осадков, что и послужило

основанием к наименованию области засушливой. Надежда на

помощь разнообразия культур может быть основана только

в расчете на случайность. Возможность же случайности при

вышеупомянутых двух признаках засушливой области и при

ее залегании в виде сплошного массива граничит с 

невероятностью.

Категория перечисленных мероприятий, очевидно, не может

служить основанием не только подъема экономического 

производственного благосостояния засушливой области, но даже

продовольственной обеспеченности ее населения, и поэтому или

совсем не заслуживает внимания с точки зрения проведения

как организованного государственного мероприятия, или по

отношению к некоторым ссудным мероприятиям может быть

терпима лишь как временная система впредь до коренного

разрешения вопроса о хозяйстве засушливой области.

Вторая категория мер борьбы с засухой охватывает ряд

мероприятий, направленных или к искусственному приведению

недостающей в почве воды — это орошение и меры накопления

снега на полях в зимний период, или к накоплению, 

сохранению и бережному расходованию воды в почве путем исполь-

зования только попадающих в почву атмосферных осадков,

или, наконец, приспособления самих растений к условиям

ограниченного запаса воды в почве.

При обсуждении мер этой второй категории следует 

напомнить, что здесь имеются в виду те области, где ежегодное 

количество осадков в нормальные годы достаточно для 

обеспечения хорошего урожая, но где периодически выдаются такие

годы или ряды лет, когда вследствие неблагоприятного 

распределения осадков наступают периоды засух. Здесь не имеется

в виду та область, где культура без орошения считается вообще

неосуществимой.

В настоящее время не подлежит сомнению, что массовое

орошение в области засух неосуществимо по той простой 

причине, что для него нет достаточных источников воды. Таким

образом, и в этом случае приходится говорить о местном 

оазисном орошении, и роль таких оазисов орошения с точки зрения

их влияния на экономическую производительность 

засушливой области до чрезвычайности сложна и вызывает целый ряд

нерешенных вопросов.

Орошение даже в самом примитивном виде, но примененное

не в форме кустарного орошения огородов, а в размерах 

полевого хозяйства, хотя бы отдельных совхозов, требует если

и не больших затрат, то, во всяком случае, излишних затрат,

по сравнению с неорошаемым хозяйством, на устройство 

водохранилищ, проводящей сети и распределительной сети и 

некоторых излишних расходов по обработке почвы.

Обыкновенно исчислением этих расходов и ограничиваются·

Но это неверно. Орошение полевых земель в засушливой 

области совершенно неизбежно связано с их неминуемым так

называемым «вторичным» засолением. Борьба с этим явлением

возможна несколькими способами. Самым радикальным 

способом представляется дренирование всего орошаемого участка.

Прием, в очень значительной мере увеличивающий затраты

на устройство орошения, часто в значительной мере превы-

шающие затраты на само орошение. Кроме того, к расходам по

амортизации, эксплоатации, надзору и ремонту оросительной

сети присоединяются те же расходы по дренажной сети. Общая

сумма этих расходов уже представляет крупную величину

на гектар орошаемой полевой земли.

Другой способ «рассоления» вторично насоленных полевых

угодий состоит в запускании их под залежь, для какой цели

требуется период времени, измеряемый десятками лет, вовремя

которых поля дают скудный выгон и лишь отдельными 

участками могут дать скудный покос. Этот, повидимому, более

дешевый способ, т. е. не требующий значительных затрат 

капитала в деньгах, требует очень больших затрат капитала в земле,

не могущей быть использованной в достаточной мере и к тому

же обремененной расходом по амортизации, ремонту, уходу и 

надзору бездействующих по отношению к ней оросительных 

сооружений.

Третий способ «рассоления» вторично засоленных полевых

земель путем культуры на них многолетних кормовых растений

приводит более быстро к цели, но первые годы дает ничтожные

урожаи кормов. Невольно возникает вопрос, почему сразу

не ввести в культуру на полях многолетние кормовые растения,

роль которых в восстановлении и поддержании способности

почвы запасать воду давно известна и не подлежит сомнению.

Зачем нужно сначала испортить почву и наложить на землю

огромное бремя непроизводительных затрат, надолго занять

ее мало производительной культурой, которая без 

предварительного орошения в более короткий срок привела бы с 

меньшими затратами к тому же техническому эффекту?

Если принять во внимание все эти вызываемые орошением

расходы, то окажется, что стоимость технического эффекта

орошения составляет величину очень сомнительного 

экономического значения.

Еще большие затруднения мы встретим, если попробуем

заглянуть в роль орошения в общей экономике засушливых

областей. В благополучные годы безразлично, будут ли 

использованы оросительные сооружения или нет, мы получим

чз орошаемых полей количество зерна, лишь немногим 

отличающееся от того, которое получается с полей неорошаемых,

но по себестоимости гораздо большей, ибо вся тяжесть 

расходов на амортизацию затрат на оросительные и осушительные

сооружения или иные меры борьбы с вторичным засолением,

расходы по ремонту, уходу, администрации, надзору и большая

часть расходов по эксплоатации остаются или полностью,

или частично даже могут возрасти в бездействующей 

системе.

Поэтому в благополучные годы роль орошения сведется

к повышению себестоимости сельскохозяйственных продуктов

всей области. Роль, во всяком случае, отрицательная. И эта

роль будет тем большая, чем более широким распространением

будет пользоваться орошение.

Мы уже упоминали выше, что природные условия не 

допускают широкого применения орошения в засушливых 

областях, и это накладывает известный отпечаток на роль 

орошения в засушливой области в неблагополучные годы. Не

подлежит сомнению, что орошаемые оазисы не в состоянии

произвести количества продуктов, необходимого для 

поддержания жизни населения и скота неблагополучной области даже

в пределах голодной нормы, и что население вынуждено будет

прибегнуть в той или иной форме к импортному, по отношению

к области, продовольствию.

Обойдется ли импортное продовольствие дороже местного,

полученного с орошаемых оазисов? Вопрос неразрешенный

еще, но, повидимому, решение не будет в пользу орошаемых

земель.

Таким образом, орошение полей в засушливой области

должно быть причислено к первой категории мер борьбы с

последствиями засухи, среди которых ему суждено занять

.далеко не первое место.

При обсуждении применимости орошения как меры борьбы

с засухой неоднократно выдвигалась необходимость выбора

орошаемых культур из имеющих большую рыночную 

стоимость по сравнению с обычными хлебами неорошаемой полевой

культуры. Но при этом обычно упускаются из виду свойства

того главного продукта полевой культуры, который по той или

иной причине приходится заменять. Этот главный продукт —

твердая пшеница, высокие качества которой завоевали ей 

прочное место на международном рынке и заставили пытаться

вводить ее в заатлантических странах. Самый факт орошения

заставляет переходить к культуре мягких пшениц, 

расцениваемых на рынке ниже твердой. Но, независимо от разницы 

рыночных цен, пшеница обладает одним существенным свойством—

она представляет продукт первой необходимости, имеющий

неограниченый спрос. С этим свойством мы неминуемо 

сталкиваемся при попытке выбора более ценных рыночных 

орошаемых продуктов. Из других, более рентабельных продуктов

хлопок до известной степени обладает существенным свойством

пшеницы. Но при выборе культур приходится считаться не

только с требованиями рынка, но и с требованиями растений

в отношении тепла, света и т. д. Виноград, плодовые и 

огородные растения представляют^рентабельные орошаемые культуры,

но не обладают свойством неограниченности спроса, и, несмотря

на их большую роль в деле организации народного хозяйства,

они не могут играть решающей роли в хозяйстве областей,

обнимающих пространства десятков губерний. Отношение 

обычных полевых технических растений к орошению еще далеко

не выяснено, но нет достаточных предпосылок, позволяющих

надеяться на благоприятное решение и в этом случае. Наконец,

в вопросе культуры кормовых растений и организации 

промышленного животноводства стоимость создания кормового

фонда играет такую доминирующую роль, что лишает всякой

надежды на возможность разрешения его путем орошения

полевых угодий.

Система мер борьбы с засухой путем предотвращения сду-

вания зимой снега с полей и путем задержания сбега снеговых

вод с тех же угодий до наступления момента полного 

оттаивания всего промерзшего почвенного слоя основана на анализе

лишь одной части условий, определяющих величину запаса

почвенной влаги и его прочность.

Прежде всего очевидно, что рекомендуемые меры направлены

только на одну группу условий, определяющих величину

запаса воды в почве. Эта величина определяется двумя 

моментами — количеством воды, притекающей к поверхности

почвы, и количеством ее, могущей проникнуть в почву. В 

засушливой области, насколько она исследована, другие 

источники, определяющие величину запаса почвенной влаги, играют

практически ничтожную роль.

Не менее очевидно, что в рассматриваемой группе мер

внимание направлено лишь на величину количественного

притока воды к поверхности почвы. Но очень простой расчет

показывает, что того количества воды, которое притекает

к поверхности почвы в виде атмосферных осадков в то время,

когда почва находится в незамерзшем состоянии, было бы вполне

достаточно для производства большого урожая, если бы это

количество воды могло проникнуть в почву и быть 

использованным культурным растением.

Дело не в том, чтобы увеличить количественный приток

воды к поверхности почвы, а в том, чтобы создать условия

возможности проникновения воды в самую почву и придать

этой проникшей в массу почвы воде свойства прочного запаса.

Рассматриваемая группа мер ни в какой степени не может 

содействовать достижению последней поставленной цели, и в этом

причина их ничтожного эффекта.

Коснемся теперь группы мер, которая пользуется 

наибольшей популярностью и во мнении ее защитников относится

к основной группе мер борьбы с причиной засухи. Это 

обработка пара.

Формально все признаки мер коренной борьбы у этой

группы имеются налицо. Эта группа мер состоит в более или

менее сложной комбинации приемов обработки почвы, 

преследующих две цели: поддерживать путем обработки состояние

почвы, способствующее проникновению в ее массу воды 

атмосферных осадков, и путем системы обработок поддерживать

прочность запаса воды, сделанного почвой.

Мы хорошо знаем, что как практика, так и теория 

агрономии делит все обработки почвы на две основных группы:

периодическую обработку и паровую обработку. Повидимому,

в основу такого подразделения положен признак 

количественный — признак частоты повторяемости. Первая группа 

объединяет все виды обработки, повторяющиеся на одном и том же

участке земли в определенной периодической 

последовательности или ежегодно, или в течение каждого года. Вторая группа

включает те приемы обработки, которым подвергается почва

участка земли в определенной системе не ежегодно, а через

периоды, систематически повторяющиеся через несколько лет.

Большей частью к этим срокам паровой обработки 

приурочивается посев озимых растений, внесение органического 

удобрения и другие мероприятия, повторяющиеся не ежегодно.

Повидимому, дело касается формального — 

количественного признака — частоты повторяемости, лежащего в основе

различия этих двух групп обработок почвы.

На самом же деле различие здесь глубоко принципиальное,

качественное—существенное. Действие этих двух групп 

обработки направлено на два совершенно различных свойства почвы.

Периодические обработки имеют целью изменить структуру

почвы, из сплошной бесструктурной массы обратить ее в 

рыхлую комковатую массу: их прямая цель — получение комков

из распыленной почвы. Паровая же обработка имеет целью

придать почве прочность структуры, и этим объясняется,

почему к моменту паровой обработки приурочивается 

операция внесения органического удобрения, в частности навоза.

Вследствие существенного значения признака прочности

структуры почвы в определении сущности существенного 

признака самого понятия о почве — ее плодородия, и все системы

мероприятий, направленные к восстановлению утраченной

прочности, объединяются в одну группу — систем 

восстановления плодородия почвы, или систем земледелия, ибо 

существенная основа земледелия есть плодородие почвы.

Вся паровая система земледелия представляет 

непрерывную замкнутую цепь принципиальных противоречий, которая

неизбежно должна привести к абсолютному обнищанию 

общества, в котором сельское хозяйство — единственный 

источник энергии и пищи его, основано на паровой системе 

восстановления плодородия почвы.

Прочность почвы — синоним ее плодородия, определяется

количественным содержанием в ней и равномерностью 

распределения по ее массе свежеобразовавшегося перегноя. 

Однолетние культурные растения, независимо от их характера,

хлеба, бобовые, масличные, прядильные, кормовые, 

корнеплоды, клубнеплоды, листовые огородные — все не могут

накопить в почве перегноя. Это их существенное свойство,

как членов степной растительной формации, к которой они все

без исключения принадлежат. Наоборот, все они для своего

питания требуют беспрерывно протекающего процесса 

разрушения перегноя.

Для восстановления непрерывно падающего плодородия

почвы при паровой системе земледелия вносится навоз. Для

достижения этой цели навоз должен образовать возможно

большее количество перегноя, и этот перегной должен быть

возможно равномерно распределен в почве. Тот же навоз

должен служить источником пищи растений, для чего он 

должен разложиться до полной минерализации составляющих его

элементов. Если распределить навоз возможно равномерно, он

быстро разложится и не даст того перегноя, ради которого

он внесен; кроме того, питательные вещества, освободившиеся

сразу в слишком большом количестве, или принесут вред

растениям, или будут выщелочены дождями. Поэтому навоз

не следует распределять очень равномерно, да это и 

недостижимо по самым свойствам навоза. Но в этом случае его влияние

на восстановление прочности почвы представляет величину,

очень близкую к нулю.

Вследствие бессилия навоза в деле восстановления прочности

почвы и необходимости возобновить основной запас воды и 

защитить его от быстрой бесполезной потери, приходится 

прибегать к целому ряду обработок. Сама обработка связана с 

неминуемым разрушением структуры почвы и с разрушением

перегноя и стоит излишней затраты энергии. Приходится

увеличивать кормовой фонд хозяйства. Но на лишенных 

прочности полях урожаи непрерывно падают... Приходится для 

поддержания денежного баланса, а через немного лет и просто

продовольственных возможностей, распахивать новые земли.

Уничтожается природная кормовая площадь. Рост распашки

требует увеличения кормового фонда. Под однолетние 

кормовые растения отводятся паровые поля. Однолетние кормовые

продолжают дело разрушения перегноя и на паровых полях.

Урожаи падают еще ниже. Скот переходит на чисто соломенное

содержание. Малейшее отклонение от нормального количества

атмосферных осадков,— и наступает голод со всеми его 

последствиями. Круг замкнут, по этой дороге итти некуда.

Улучшение паровой обработки в пределах паровой системы

земледелия может повлечь за собой только технический эффект,

но всегда экономически не окупающийся, и в крайних случаях

своего проявления может привести к тому, что количество

калорий, затраченных на улучшение паровой обработки, 

окажется больше того, которое содержится в избытке урожая —

следствия улучшения обработки.

Не следует забывать, что в тех случаях, когда мы работаем

jb пределах паровой системы земледелия, мы принуждены

-оперировать с величинами, весьма близкими к минимальным,

а у этой границы величина эффекта всякого воздействия 

парализуется влиянием фактора, находящегося в состоянии 

абсолютного минимума. Это элементарный закон земледелия.

Сказанное полностью относится и к другой группе мер той

же категории, к широкорядным и пропашным культурам.

Несомненный положительный эффект этих культурных приемов,

проявляющийся в условиях другой системы земледелия, не

может дать на фоне паровой системы ничего иного, кроме 

технического эффекта или вполне погашаемого затратою работы

на выполнение культурного приема, или дающего ничтожный

экономический эффект.

Все это до очевидности ясно. Недостаток воды в почве —

засуха, есть следствие взаимодействия двух факторов: коли-:

чественного притока атмосферной воды и прочности почвы.

Первый фактор есть величина практически неизменяемая,

и все наше воздействие должно быть направлено на переменную

величину — прочность почвы. Есть только один способ 

воздействия на количественное изменение функции взаимодействия

двух аргументов — это изменить количественное выражение

аргументов. Что бы мы ни предпринимали по отношению

непосредственно к функции, результат может быть только один^-

бесполезная затрата работы. Это азбучная прописная истина,

но ее приходится повторять.

Особняком в рассматриваемой категории мер борьбы с 

засухой стоят две группы мероприятий. Первая группа обнимает

попытки выработки путем искусственного подбора 

засухоустойчивых культурных растений. Трудно произвести 

логическую увязку между двумя, едва ли не противоположными

требованиями,.предъявляемыми к конечному результату такого

подбора. Признак засухоустойчивости требует ограничения,

до возможного минимума количественной потребности в 

практически наиболее важном факторе1 урожая. Признак же при-,

годности для культуры требует развития до возможного 

максимума практически также едва ли не важнейшего свойства —

урожайности той же расы. Между тем оба упомянутые свойства

находятся в прямом количественном соотношении.

Вторая группа мер борьбы этой категории объединяется

под общим заголовком «сухого земледелия». Эта система 

обработки разработана на бесструктурных почвах,, и выгодная

применимость ее на структурных почвах нашей засушливой

области далеко еще не выяснена. Нельзя не упомянуть о 

логическом противоречии в применении этой системы на 

структурных почвах, принципиально отличающихся по характеру

своего водного режима от почв бесструктурных хотя бы потому,

что для ее применения пришлось бы не только отказаться от

всех преимуществ структурных почв в смысле их водного 

режима, но пришлось бы считаться с отрицательным влиянием

элементов, определявших ранее структурность этих почв.

  

Переходя к третьей категории мер борьбы с засухой, мы

в ней встречаем лишь одну систему мероприятий, направленную

на борьбу с причиной засух — с утратой структурными 

почвами своей прочности, утратой, как мы видели, являющейся

неизбежным следствием культуры однолетних растений,

принципа их питания и необходимости обработки почвы и 

неосуществимости накопления перегноя в почве при помощи

обработки при одновременном соблюдении условия его 

равномерного распределения в почве.

Основным существенным признаком этой системы 

представляется то, что задачи и накопления перегноя в почве, и 

равномерного его распределения в ней, и образования структурных

элементов ее передается многолетним злакам. Многолетние

злаки — представители луговой растительной формации, 

существенным признаком которых является то, что они, в 

противоположность представителям степной растительной 

формации, не могут не накопить мертвого органического вещества

в обитаемой ими почве.

 

Введение этого нового существенного признака в систему

полевой культуры приводит к обособлению новой системы 

восстановления плодородия почвы, к новой системе земледелия —

так называемой травопольной, существенным признаком которой

является введение в культуру на полях многолетних злаков.

Результаты этого изменения многообразны и, в 

противоположность результатам паровой системы, связаны между

собой не цепью логически неизбежных противоречий, а цепью

логически неизбежной причинной последовательности.

Работа воссоздания прочности почвы и ее комковатой 

структуры происходит без всякого вмешательства со стороны 

человека. Она происходит без всяких затрат со стороны хозяина.

Периодическое изъятие из-под полевых культур всякого поля

на срок двух, реже, трех, лет не сопряжено с какими бы то

ни было расходами для хозяйства. Напротив, оно многократно

уравновешивается резко, скачком повышающейся 

производительностью полей и массой корма, получающегося с травяного

поля. Появляется главный признак культурного хозяйства —

устойчивость урожаев. Элемент риска прогрессивно падает.

Повышение урожая является обеспеченным и значительным,

так как культурное воздействие направлено на фактор, 

находящийся в состоянии абсолютного минимума. Выведение 

фактора прочности из состояния абсолютного минимума немедленно

приводит к состоянию минимума следующий очередной фактор —

чаще всего технические приемы обработки. Хозяйство 

принуждено ввести культурную обработку. Введение последней

приводит в состояние минимума питательные вещества, и 

немедленно открывается широкая арена для применения 

искусственных удобрений. Далее в последовательном порядке следуют

приемы ухода за растениями и т. д.

Резкое поднятие и обеспеченность урожаев полевых 

растений почти автоматически заставляет заботиться о страховании

от неизбежных колебаний рынка. Хозяйство уже приобрело

характер товарного. Автоматически появляется разнообразие

культур. Стремление к укреплению разнообразия товарности,

неизбежное во всяком прогрессирующем хозяйстве, приводит

к не менее неизбежному обособлению прогрессивности 

развития производительности животноводства»

Под влиянием этого импульса должно произойти 

восстановление природной кормовой площади, и она возрождается

в форме так называемой искусственной кормовой площади,

которая не может не повлечь за собой обособление двух 

севооборотов — полевого с полевым травосеянием и концентрацией

на его территории зерновых товарных хлебов, и лугового

с луговым травосеянием и концентрацией в нем кормовых и 

технических однолетних культур.

Но этого мало. Сам климат должен измениться» Климат

есть функция взаимодействия целого ряда факторов. Все

факторы климата — величины переменные, из них одни 

изменяются с такою геологическою медленностью, что практически

мы считаемся с ними, как с постоянными. Но среди факторов,

определяющих климат страны, есть и такие, эволюция 

которых совершается в темпе, заставляющем признать их 

величинами не только переменными, но и подчиняющимися 

регуляции со стороны культурного воздействия человека. К таким

факторам относится характер растительного покрова страны,

и вне всякого сомнения, структурное состояние ее почвы;

воздействуя на последнее, мы можем влиять на климат, и 

страшный мираж засухи отойдет в область преданий; о нем 

сохранится лишь туманное воспоминание, как о кошмаре детского сна.

Цель настоящей статьи-схемы — это попытка разбудить

дремлющие в детском сне и мечущиеся под властью страшного

кошмара могучие молодые силы новых поколений русских

агрономов, и не одной полемики на академические темы жду

я от них, но горячо таится во мне уверенность, что еще увижу

я работу своих учеников — красных агрономов.

Товарищи красные агрономы, за дело, пустыня идет!

 

 

 

К содержанию книги: Василий Робертович Вильямс. Земледелие

 

 

Последние добавления:

 

История русского почвоведения

 

Качинский - Жизнь и свойства почвы

 

Вернадский - ЖИВОЕ ВЕЩЕСТВО

 

Вернадский - химическое строение биосферы

 

Тайны ледниковых эпох

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЧВ В ГОЛОЦЕНЕ