Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Академик Вильямс. Травопольная система земледелия

ЛЕНИН О ПЛОДОРОДИИ ПОЧВЫ

 

Вильямс

В.Р. Вильямс

 

Смотрите также:

 

теория развития почв Вильямса

 

Почва и почво-образование

 

Почвоведение. Типы почв

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Прянишников

 

 Костычев 

 

Полынов

 

Тюрюканов. Био-геоценология

 

Геология

геология

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почво-образование

дождевые черви

 

Дождевые черви

 

Фито-ценология

 

О чем говорят и молчат почвы

 

Химия почвы

 

Ковда. Биогеохимия почвы

 

Глазовская. Почво-ведение и география почв

 

Жизнь в почве 

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Минералогия

 

Земледелие. Агрохимия почвы

  

Биология

биология

 

Эволюция биосферы

 

Земледелие

 

Геоботаника

 

Общая биология

 

Биографии биологов, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

 

Величайший, гениальнейший вождь рабочего класса, со-

здатель великой партии большевиков — В. И. Ленин был

активным продолжателем дела Маркса — Энгельса. Основное

в учении Ленина есть «...вопрос о диктатуре пролетариата, об

условиях ее завоевания, об условиях ее укрепления».«Ленинизм

есть марксизм эпохи империализма и пролетарской 

революции».

 

Вопрос о крестьянстве, аграрный вопрос, разработанный

В. И. Лениным со столь большим мастерством, представляет

производное от его основного учения о диктатуре пролетариата.

Совершенно очевидно, что аграрный вопрос — одна из 

важнейших предпосылок в подготовке пролетарской революции,

но он — лишь вопрос «о союзнике пролетариата в его борьбе

за власть», ибо коренным содержанием пролетарской 

революции является диктатура пролетариата. Громадные 

теоретические знания, владецие марксовым методом 

материалистической диалектики, умение сочетать теорию с 

непосредственной практической борьбой пролетариата характеризуют

В. И Ленина как величайшего теоретика, величайшего 

научного деятеля и величайшего пролетарского революционера.

 

Исходя из основных положений своего учения о диктатуре

пролетариата, Ленин вел упорную борьбу с народниками, 

тащившими дело революции назад. Вполне понятно, что, 

разрабатывая основные вопросы диктатуры пролетариата, 

разрабатывая основные положения союза рабочего класса с 

крестьянством при гегемонии рабочего класса, создавая и скрепляя,

на основе большевистских принципов, на основе принципов

единства, сплоченности, дисциплины, величайшую в мире

партию коммунистов, Ленин в своих теоретических работах

не обходил вопроса об аграрных отношениях в условиях 

капитализма и о значении агрономической науки. Наука не

может быть нейтральна, аполитична, и Ленин четко показал

зависимость также и агрономической науки от 

социально-экономических отношений и степени развития самой науки и

техники и возможности их применения.

 

Центральный вопрос агрономической науки — борьба за плодородие почвы.

При массовом сельскохозяйственном 

производстве основные факторы жизни растения — свет, тепло,

пища и вода — могут быть разделены на две категории: свет

и тепло — это два фактора, осуществляющие свое воздействие

на степень урожайности той или иной области земного шара

череа поглощение их притока зеленой рабочей поверхностью

культурных растений без наличия каких бы то ни было 

посредников. Все напряжение научной мысли направлено в сторону

воздействия на культурное растение путем селекции, 

акклиматизации и использования процессов фотопериодизма, путем

мероприятий, относящихся к области растениеводства, ибо

они, при данном развитии науки, при данной степени развития

техники, при наличных средствах производства, еще не 

поддаются полному регулированию со стороны человеческого 

общества. Но это только подчеркивает необходимость борьбы

за создание в почве таких условий, которые обеспечивали бы

возможно полное использование всех достижений 

растениеводства, при наибольшей производительности труда в 

сельскохозяйственном производстве,— борьбы за то, что именуется

плодородием почвы, что составляет его конкретное 

содержание — борьбы за воду и пищу растений.

 

Человеческое общество уже имеет в своем распоряжении

достаточно научных данных, достаточно развитую технику,,

чтобы овладеть основными факторами плодородия почвы, 

чтобы создать условия, обеспечивающие, растение водой и: пищей

во все время его произрастания. Понятие «плодородие почвы»

было для Ленина не метафизическим, абстрактным понятием,

а конкретным процессом, вытекающим из природных условий

и обусловливаемым социально-экономическими закономерно

стями, высотой техники, степенью развития науки, развитием

производительных сил и производственных отношений. Хотя

Маркс, при разработке вопросов дифференциальной ренты, и

рассматривал плодородие почвы как «объективное» свойство^

но степень его проявления он мыслил лишь прц наличии 

воздействия человека, при соответствующей социально-экономи

ческим условиям высоте развития науки и техники, и выводил

отсюда конкретное историческое понятие «эффективного пло1·

дородия», или «плодородия экономического»^ Таким образом,

с точки зрения Маркса, получившей дальнейшее развитие

в трудах Ленина, плодородие почвы — понятие не только

естественно-научное, но и социально-экономическое.

 

«Помимо климатических и других моментов различие в

естественном плодородии зависит от различия в химическом

составе верхнего слоя почвы, т. .е. от различного 

содержания необходимых для произрастания растений питательных

веществ. Однако два земельных участка с одинаковым 

химическим составом почвы и в.этом смысле одинакового 

естественного плодородия могут быть различны по своему 

действительном}', эффективному плодородию в зависимости от той формы,

в которой содержатся, в них эти питательные вещества и

в которой они лучше илд хуже усваиваются, более или

менее непосредственно рлужат для питания растений. Таким

образом, отчасти от развития земледельческой химии, отчасти

от завоевания в области земледельческой механики зависит

та степень, в которой на двух земельных участках одинакового

естественного плодородия последнее может быть действительно

использовано. Поэтому, хотя плодородие и является объективным

свойством почвы, экономически оно все же постоянно 

предполагает известное отношение, отношение к данному уровню 

развития земледельческой химии и механики и изменяется вместе с

этим уровнем развития». «С развитием естественных наук

и агрономии изменяется и плодородие земли,, так как 

изменяются средства, при помощи которых становится возможным

подвергнуть немедленному использованию элементы почвы».

 

Отсюда следует, что плодородие почвы — это не только 

исключительно природное, объективное свойство почвы, но что оно

само развивается и растет вместе с развитием науки и техники.

Следовательно, лонятие природного плодородия включает в

¦себе и понятие плодородия,, как плодородия потенциального.

Плодородие же эффективное,, или экономическое, обусловлено

исторической ступенью развития человеческого общества, его

производительных сил,, производственных отношений, науки

и техники, а в конкретном агрономическом значении это будет

вопрос борьбы за условия плодородия и за элементы 

плодородия.

 

Так как мы рассматриваем почву как предмет труда, почву

как средство производства, почву, находящуюся под 

культурным воздействием человека, какч продукт труда, то естественно,

что совершенно неправильно подходить к волросу плодородия

почвы только с какой-либо одной точки зрения. Всем известно,

-что основатель «агрикультуры». Ю. Либих, рассматривая почву

не как историческое явление, не как исторический процесс

,в природных условиях, а только с точки зрения статического

состояния, как массу, недоучитывая динамику вопросов 

биологического, порядка, например, деятельность микроорганиз-

мов, значение самих растений и т. д., потерпел в своей практике

поражение. Ибо почва и ее плодородие неотделимы друг от

друга, как количество и качество, как форма и содержание.

 

Английский поп Мальтус изобрел «закон народонаселения»,

по которому количество средств существования в своем росте

отстает от роста численности населения. Объявив этот закон

всеобщим органическим законом природы, последователи

Мальтуса перенесли его на вопросы развития человеческого

общества, и, в частности, русские мальтузианцы типа 

Булгакова, Струве и др. пытались продолжить эту линию и в вопросах

понимания плодородия почвы, выдвинув «закон» так 

называемого «убывающего плодородия почвы».

 

«Закон» убывающего плодородия почвы есть не что иное, как проявление мальтузианства в вопросах земледелия. 

Известно, что социально-экономическими корнями этого «закона»

служило нарастание противоречий между производственными

отношениями и производительными силами при капитализме.

Ленин со всей свойственной ему решительностью и твердостью

разоблачил «закон» убывающего плодородия, показал его 

теоретическую неверность и его фактическое отсутствие в природе.

Ибо этот «закон» убывающего плодородия почвы, по существу,

основанный на теории «извечности», на теории отрицания 

развития всего существующего, есть попытка прикрыть 

капиталистические противоречия выдуманными законами природы.

 

Ленин показал, что универсального значения «закон» 

убывающего плодородия почвы не имеет, что аграрный кризис ни в

какой мере не может быть следствием «закона» убывающего

плодородия почвы, что в земледелии человек не есть раб 

законов природы. Ленин показал, что, познавад природу и ее

законы, человек может регулировать темп и направление

природных процессов и изменять их в свою пользу, потому

что не географические условия, не природа служит 

определяющим моментом развития человеческого общества, но что

само влияние географической среды определяется развитием

человеческого общества, высотой его техники и общественными

условиями. Ленин показал, что речь идет не о том, что 

ограничены производительные силы земли, ибо при перевороте в 

области промышленности и техники всякие новые, добавочные

вложения труда принесут и соответствующие повышенные 

результаты, и урожай растений при новых способах производства,

при введении машин и удобрений, при лучшей организации

полеводства (например, при применении травосеяния) растет

быстрее, нежели вложения на единицу площади. Основной

ошибкой защитников «закона» убывающего плодородия было

то, что они брали за основу только размеры земельной площади,

не рассматривая главной стороны вопроса — размера самого

производства, т. е. не рассматривая степени интенсивности,

системы полеводства и характера хозяйства. 'Защитники 

«закона» убывающего плодородия брали отношение рабочей силы

к площади земли, а не отношение затраты рабочей силы к 

повышению постоянного капитала, поэтому совершенно абсурдна

и нелепа попытка этих защитников утверждать, что в случае

отсутствия «закона» убывающего плодородия почвы можно

было бы «на одной десятине прокормить весь земной шар»,

 

Ленин показал, что «закон», или, вернее, процесс, 

убывающего плодородия почвы может иметь место в условиях 

неизменяющегося положения техники. Но «...отнюдь не всегда и не

безусловно будет наблюдаться уменьшение производительности

каждого такого добавочного вложения» даже в условиях

неизменного состояния техники. При таком понимании этого

«закона» вполне ясно, что процесс некоторой 

относительной замедленности роста урожайности, при неизменном 

состоянии техники, при сохранении старых способов 

производства, представляет категорию надуманную, абстрактную,

потому что изменения общественных отношений всегда 

неразрывно сопряжены с изменениями техники, с изменениями самого

способа производства. Следовательно, этот «закон» ни в 

какой мере не может считаться существующим. Утверждение

русских защитников этого «закона» — Струве, Булгаков и

др.,—что есть «известная часть бедности—абсолютной 

бедности», как результат отсутствия соответствия между 

размножением и ростом средств существования, по существу, 

представляет собой стремление затушевать классовую борьбу,

отвлечь внимание пролетариата от вопросов революции и 

доказать положение, что капитализм вечен й неизменен. И Маркс,,

и Ленин, разоблачая этот закон, мобилизуя пролетариат ш

его авангард — партию — на революцию, на изменение, 

коренное революционное изменение производственных отношений,

на слом государственной машины буржуазного общества и

переход к диктатуре пролетариата, указывали на 

подчиненную роль земледелия по сравнению с промышленностью, наь

ту задержку роста производительных сил, которая имеет место»

в сельском хозяйстве и которая влечет за собой как следствие

и элементы рутины в научной агрономии. Но гигантская 

революция в области промышленности вызывает и революцию

в земледелид — революцию, которая неосуществима раньше?

революции в промышленности, как ее предпосылки. Растут

производительные силы, растет обобществленность труда, 

изменяется агротехника, вводится система обработки почвы

вместо разрозненных приемов обработки, изобретаются новые

сельскохозяйственные, машины, -улучшается система полевод

ствд и т, д, вместо традиционного трехполья, навозного 

скотоводства и отсутствия, улучшения лугов, вместо первобытных:

сельскохозяйственных орудий и машин. Техника прогресси-

рует, преобразуются способы производства, и «закон» 

убывающего плодородия почвы нд в какой мере не имеет места. Марке

и.Ленин показалд, какое задерживающее значение в развитии

земледелия имеет монополия на землю, как на основное средство

производства, ибо монополия на землю, как основа абсолютной

ренты, не дает возможности вкладывать в землю в той же мере,

как в области промышленности, добавочные средства, 

обеспечивающие повышение производительности труда в сельском

хозяйстве.

 

Мы знаем, что так называемое освобождение крестьян в

1861 г., по существу, было освобождением крестьян от земли,

что мелкий крестьянин, находившийся в экономической 

зависимости от помещика и от кулака вследствие отсутствия

средств производства — сельскохозяйственных машин и 

орудий, не мог перейти к новым способам производства, в 

результате чего развился земельный голод. Общим следствием всего

этого была чудовищно примитивная, варварская агротехника,

на основе которой невозможно было достигнуть повышения

производительности труда и повышения урожайности. 

 

«Парцеллярная собственность по своей природе исключает 

развитие общественных производительных сил труда, общественные

формы труда, общественную концентрацию капиталов, 

скотоводство в крупном масштабе, возрастающее приложение науки».

«Существование мелкого крестьянства во всяком 

капиталистическом обществе объясняется не техническим 

превосходством мелкого производства в земледелии, а тем, что мелкие

крестьяне понижают свои потребности ниже уровня 

потребностей наемных рабочих и надрываются над работой 

несравненно сильнее, чем эти последние». Таким образом, 

утверждение защитников «закона» убывающего плодородия, что высшая

заповедь в земледелии есть индивидуализм, представляет

реакционную попытку защиты капиталистического строя, и

совершенно неслучайна отсюда позиция Давида и Бернштейна

о врастании капитализма в социализм и теория правых о 

врастании кулака в социализм. «Капиталистическое производство,

постоянно увеличивая перевес городского населения, которое

оно сосредоточивает в крупных центрах, накопляет тем самым,

с одной стороны, силу исторического движения общества, а

с другой стороны, оно препятствует обмену геществ между

человеком и землей, т. е. возвращению почве ее составных 

частей, использованных человеком в форме средств питания

и одежды, т. е. нарушает вечное естественное условие 

постоянного плодородия почвы». Ленин со всей остротой поставил

вопрос о нарастании противоположности между городом и

деревней при капитализме и указал, что эта противоположность

может исчезнуть только в высшей форме человеческого 

общества, ибо «противоположность между городом и деревней 

разрушает необходимое соответствие и взаимозависимость между

сельским хозяйством и промышленностью, и потому с 

превращением капитализма в высшую форму эта противоположность

должна исчезнуть». Капиталистический город 

агрономически грабит деревню, и отсюда вытекает, что это 

агрономическое ограбление, отнятие у почвы элементов ее плодородия,

изъятие пищи растений с полей в город и унос их в море 

представляет результат всей системы капиталистического способа

производства. Борьба с этим ограблением есть составная часть

борьбы пролетариата против буржуазного общества за 

социализм.

 

Попытки обосновать «закон» убывающего плодородия почвы

были и со стороны «чисто научной»; так называемые 

«законы» земледелия — «законы» минимума, максимума и 

оптимума — представляют, по существу, прикрытие того же 

самого «закона» убывающего плодородия со стороны абстрактно-

теоретической. На основе этого «закона» пытались доказать

возможность вложения в земледелие труда и средств 

производства и применения в нем новых способов производства лишь

в ограниченных размерах. Этим самым ставилась преграда

развитию агрономической науки как науки, способствующей

дальнейшему повышению производительных сил сельского

хозяйства, и искусственно снижались предъявляемые к ней

требования — отношение, до сих пор еще не изжитое. Вместо

конкретного изучения способов использования процессов, 

связанных с плодородием почвы, на основе простой 

повторяемости результатов безграмотно в научном отношении 

поставленных опытов, без малейшей попытки критики, механически

выводились абстрактные «законы земледелия», признание

которых представляло, по существу, признание вечности 

существования капиталистического строя и мелкого крестьянского

хозяйства, признание невозможности каких-либо коренных

мероприятий, повышающих урожай.

 

Хотя этих «законов» в природе не существует, но и ныне

отдельные ученые капиталистических стран пытаются в той

или иной мере их доказать. Такова, например, теория 

предела, или максимального урожая, Митчерлиха, вытекающая

отсюда же механистическая «теория» угнетения избыточным

фактором и возведение этих теорий в «закон». Между тем, с

точки зрения научно-агрономической, мы можем говорить при

данном развитии науки и техники лишь об относительности

использования так называемого ограничивающего фактора. Но

пределы развития науки, пределы нашего познания законов

природы и возможности их регулирования остаются, по 

существу, безграничными; поэтому влияние ограничивающего

-фактора на данной стадии развития науки и техники есть 

процесс исторического порядка, который возможно и должно

преодолевать. Пример этого преодоления — хотя бы те 

крупнейшие мероприятия, которые проводит наш Союз в области

борьбы с засухой путем орошения громадных пространств

Заволжья; другим примером может служить наша борьба за

создание четвертой пшеничной базы, на Севере. Известно, что

осеверению земледелия ставились также теоретические 

преграды. Но социалистическая практика последних лет, основанная

на росте производительных сил , нашей страны, на росте

агрономической науки, на развитии техники, доказала, что 

северный предел земледелия должен быть значительно отодвинут,

и мы не сомневаемся, что с дальнейшим развитием нашего Союза

и большевистской научной агрономии этот предел будет

-уничтожен.

 

Все эти различные «теории» пределов, все эти абстрактные

«законы» земледелия коренятся в невозможности для 

капиталистического строя уничтожить свои собственные противоречия

и использовать полностью все достижения науки и техники.

Ни для кого не секрет, что аграрный кризис капиталистических

стран, как составная часть всеобщего экономического кризиса,

имеет своим следствием уничтожение продуктов 

сельскохозяйственного производства. В качестве примера можно привести

хотя бы уничтожение кофе и истребление пшеницы в Америке.

 

При разработке аграрного вопроса Ленин очень четко

отмечал связь между повышением производительности труда

в сельском хозяйстве и повышением плодородия почвы. 

Основным моментом, определяющим повышение производительности

труда в сельском хозяйстве, служит введение машин, что 

обусловливает новый способ производства и улучшает качество

обработки почвы, улучшает качество ухода за растениями и

тем самым повышает их урожай, т. е. повышает экономическое

плодородие почвы. Мелкое крестьянское хозяйство, в силу

своей слабости, не может пользоваться сельскохозяйственными

машинами в той мере, как это необходимо и возможно при 

данном уровне техники. И поскольку мелкий крестьянин был всегда

зависим от помещика и кулака в России, от юнкера в 

Германии, от капиталиста в Америке и т. д. и платил непомерные

дани, его хозяйство не могло подняться выше уровня 

примитивной агротехники. Работа на барина, отсутствие 

сельскохозяйственных машин, отсутствие возможности пользоваться

удобрениями, отсутствие возможности вести правильное 

полеводство — вот что обусловливало низкую урожайность мелких

крестьянских хозяйств по ср.авнению с урожайностью рядом

находящихся крупных имений. Условия капиталистического

способа производства таковы, что, несмотря на возможности

высокой техники и на сравнительно высокий уровень науки,

использование этой техники и науки в капиталистических

странах полностью невозможно. Это одно из тех 

многочисленных противоречий капиталистического строя, которое 

представляет момент, задерживающий развитие человеческого

общества. Лишь в условиях нашего Союза возможно 

максимальное применение машин, внедрение в сельское хозяйство 

механизации, применение в массовом размере удобрений и 

налаживание правильной агротехники. Лишь в СССР трактор и

сельскохозяйственные машины используются наиболее 

рационально и при полной нагрузке в работе, а следовательно,

и затраты на механизацию дают максимально возможный

эффект.

 

Механизация сельского хозяйства тесно связана с вопросами

культурной обработки почвы. Ленин не раз в своих трудах

отмечает важность правильной обработки почвы, качественно

хорошей и дающей наилучшие результаты,— и разрешение

вопроса о нормальной, правильной, культурной вспашке

опять-таки возможно только в СССР. Известно, что степень

интенсивности хозяйства зависит целиком от роста 

промышленности и ее требований. Известно также и то, что громадные 

пространства Америки используются хищнически и что в бывшей

царской России хищническое, использование земли было 

результатом всей системы капиталистического строя. Вредители

в сельском хозяйстве, пытавшиеся помешать делу 

социалистического регулирования сельскохозяйственного производства,

наряду с борьбой против мероприятий коллективизации и

совхозного строительства, выдвигали отдельные «теории»,

прикрываясь которыми, они вредили делу борьбы за качество

работы. Знаменитая «теория» преимущества мелкой пахоты,

нашедшая себе в отдельных местах и практическое применение,

сейчас достаточно разоблачена. Эта «теория» имела в своей

основе прежний, капиталистический метод отношения к почве —

хищническое использование ее, и в прямых последствиях 

«теории» скрывалось стремление снизить социалистический урожай.

 

Сорняки, этот бич социалистических полей, во многих местах

представляют практический результат проникновения 

вредительства в сельское хозяйство. Вполне прав т. Каганович, когда

он указывает, что «пахота — это та же политика», ибо вопросы

борьбы за качество обработки почвы, борьбы за повышение

плодородия наших почв — это важнейшие вопросы теории и

практики социалистического строительства, обеспечивающие

повышение урожая. Правильная и нормальная обработка йоч-

вы в разрезе данного государственного задания, с учетом 

природных условий, с учетом состояния самой почвы, — вот то,

что в первую очередь обеспечивает повышение урожая.

 

Для нашей страны, страны индустриальной и самого 

крупного в мире земледелия, вполне доступны эти методы 

обработки почвы, и те изменения отношений широких колхозных

масс к труду,- которые произошли за последние два года,

представляют основное, что определило высокий урожай

1933 г., перекрывающий самый высокий урожай 1913 г. в 

бывшей царской России. Сама агрономическая наука, техника —

все будет бездейственно, если не будет главного условия — 

перехода основного средства сельскохозяйственного 

производства — земли — в руки государства. В нашей стране налицо

все возможности повышения плодородия почвы, повышения

урожайности и ее устойчивости, повышения 

производительности труда. Ибо в СССР есть диктатура пролетариата, ибо в

СССР есть план, земля находится в руках государства, в СССР

самые крупные в мире сельскохозяйственные предприятия —

совхозы, МТС, как предприятия 

последовательно-социалистического типа, и колхозы. То, что мешает 

капиталистическому строю — мелкое индивидуальное крестьянское

хозяйство,— в СССР, в основном, отсутствует, и поэтому

применение всех достижений научной агрономии, примейение

на социалистических полях тракторов, комбайнов и других 

сельскохозяйственных орудий представляет тот момент, который

обеспечивает нашу победу. Крупный шаг, сделанный в 1933 г.

в области борьбы за качество обработки почвы, показал нам

и решающие положительные результаты.

 

В задачи второй пятилетки построения бесклассового

социалистического общества, в качестве основных моментов,

входит борьба за качество, борьба за повышение урожайности

наших полей и за устойчивость повышающейся урожайности,

в частности, борьба с засухой. Главная проблема, которую

мы, в основном, решили,— это проблема получения зерна.

«Выходит, что зерновая проблема является основным звеном

в системе, сельского хозяйства и ключом к разрешению всех

других проблем последнего». Разрешение этой величайшей

проблемы было связано с переводом мелких и мельчайших

хозяйств в крупные коллективные хозяйства. Задача второй

пятилетки составляет превращение нашей страны, самого 

крупного в мире земледелия,— в страну самого культурного, самого

устойчивого в мире земледелия. Вопросы плодородия почвы

не решаются только введением правильной пахоты, они 

должны решаться всей системой мероприятий агротехники, 

пригодной для социалистического сельскохозяйственного 

производства. Например, применение в условиях СССР результатов

работ опытных учреждений, полученных на мелких делянках,

недопустимо; недопустимо перенесение к нам результатов 

заграничных деляночных опытов по вопросам вспашки, по 

вопросам удобрения и т. д., потому что метод мелких делянок

рассчитан исключительно на хозяйства кулацкого типа, а не

на крупное социалистическое сельскохозяйственное 

производство. Изменилась основа сельскохозяйственного 

производства — должна измениться соответственно и разработка 

научных агрономических вопросов.

 

При капиталистическом строе, в условиях мелкого 

крестьянского хозяйства, неразрешима задача введения в 

массовом количестве минеральных удобрений. В условиях мелкого

крестьянского хозяйства частично решался вопрос плодородия

почвы с точки зрения применения удобрений в отдельных

хозяйствах, что обеспечивало кулакам лучший урожай и 

возможность дальнейшего увеличения эксплоатации 

крестьянской бедноты и батрачества, а следовательно, влекло за собой

и дальнейшую пауперизацию крестьянства и рост кулацких

хозяйств, но в условиях СССР разрешение вопросов 

химизации в массовом масштабе не только возможно, но и 

необходимо, и задачи научной агрономии в этой области состоят в

изучении вопросов правильного применения удобрений и 

вопросов, связанных со всей системой химизации наших почв.

 

Система полеводства в условиях капиталистического строя

доступна опять-таки немногим крупным капиталистическим

хозяйствам. В системе полеводства и в системе севооборота 

крупного капиталистического хозяйства определяющие моменты —

рыночные отношения и требования рынка. Прямая 

противоположность севооборота в нашем Союзе вполне ясна, и 

вытекает она из планового ведения нашего хозяйства, которое

подчинено интересам пролетариата, интересам построения

бесклассового социалистического общества. Поскольку наша

основная задача — производство зерна, как главной ведущей

культуры, мы должны обеспечить этой культуре наилучшие

условия с точки зрения плодородия почвы и лучшее место в

севообороте. Зерновые культуры в основных зерновых районах

не только должны быть обеспечены выполнением плановых

заданий, но и получить лучшие, с точки зрения обеспечения

высоты урожая, предшественники.

 

В. И. Ленин оставил нам богатейшее наследство в понимании

вопроса плодородия почвы; именно его труды по аграрному

вопросу четко раскрывают нам те пути, по которым нужно

двигаться при разрешении вопросов, связанных с сельским

хозяйством, с повышением урожайности. Лучший ученик и

продолжатель дела Ленина товарищ Сталин не раз указывал

на значение вопросов борьбы за урожай, вопросов борьбы за

повышение цлодородия. Основное, что мы должны помнить,

это то, что говорил товарищ Ленин и что говорил и говорит

товарищ Сталин: главное в деле социалистического 

строительства — это живые люди, ибо всякий план, всякая техника и

наука будут безжизненны, если не будет в их осуществлении

и проведении большевистского огня. Историческое указание

товарища Сталина: «колхозы должны стать большевистскими,

а колхозники зажиточными» — это основной стержень 

разрешения вопроса повышения урожайности, повышения 

плодородия наших полей, повышения производительности труда.

 

В борьбе за построение бесклассового, социалистического

общества, в борьбе за высокие устойчивые урожаи задача 

агрономической науки состоит в том, чтобы разрешать конкретные

вопросы повышения эффективного плодородия почвы и его 

динамической устойчивости, беря весь комплекс вопросов: 

качество обработки, вопросы удобрения, вопросы коренного

улучшения состояния почвы и т. д. Как и всякая наука, 

агрономия не может быть нейтральной, а связана с 

господствующим классом и работает в его интересах; поэтому и в вопросах

агрономии и в вопросах борьбы за плодородие почвы классовая

борьба нашла яркое проявление и яркое отражение. Если в

бывшей царской России агрономия была на службе у 

помещиков и кулаков, то в условиях нашей страны агрономическая

наука должна решать и решает задачи крупного коллективного

хозяйства. Выше мы указывали, как классовый враг 

пропагандой различных «теорий» — мелкой пахоты, предела 

продвижения пшеницы на север и т. д.— пытался задержать 

поступательный ход социалистического строительства. В вопросах

агрономии борьба проявляется или в форме 

оппортунистической переоценки природных условий, или в форме «левых»

загибов, отрицающих всякие природные условия и признаю-

щих исключительно применение механизации или химизации.

 

Поэтому задача научной агрономии нашего Союза, как 

агрономии большевистской, основанной на учении Маркса, Ленина

и Сталина, состоит в том, чтобы теоретическая разработка

и социалистическая практика были между собой тесно связаны,

чтобы наука была связана с производством, чтобы научная

агрономия отвечала социалистической практике на ее запросы,

отбрасывая в сторону и разоблачая всякие вредительские

«теории» и всякие попытки пренебречь вопросами качества

работы или вопросами, связанными с изучением природной

обстановки, с изучением законов природы, с целью овладения

ими и их регулирования. На основе учения Маркса, Ленина

и Сталина, на основе имеющихся величайших достижений в

социалистическом строительстве в одной нашей стране, в 

борьбе с классовым врагом, в борьбе с правым оппортунизмом, как

главной опасностью на данном этапе, и в борьбе с «левыми»

загибами должна решаться главная задача нашей агрономии —

максимальное соответствие эффективного плодородия и 

урожайности, требование планового социалистического 

сельскохозяйственного производства. И под руководством нашей 

партии, ее ленинского ЦК и лучшего продолжателя дела Ленина,

любимого вождя мирового пролетариата, товарища Сталина,

«мы это сделаем, если захотим этого по-настоящему».

 

 

 

К содержанию книги: Василий Робертович Вильямс. Земледелие

 

 

Последние добавления:

 

История русского почвоведения

 

Качинский - Жизнь и свойства почвы

 

Вернадский - ЖИВОЕ ВЕЩЕСТВО

 

Вернадский - химическое строение биосферы

 

Тайны ледниковых эпох

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЧВ В ГОЛОЦЕНЕ