Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Академик Вильямс. Травопольная система земледелия

СОВХОЗЫ И СИСТЕМА ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

 

Вильямс

В.Р. Вильямс

 

Смотрите также:

 

теория развития почв Вильямса

 

Почва и почво-образование

 

Почвоведение. Типы почв

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Прянишников

 

 Костычев 

 

Полынов

 

Тюрюканов. Био-геоценология

 

Геология

геология

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почво-образование

дождевые черви

 

Дождевые черви

 

Фито-ценология

 

О чем говорят и молчат почвы

 

Химия почвы

 

Ковда. Биогеохимия почвы

 

Глазовская. Почво-ведение и география почв

 

Жизнь в почве 

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Минералогия

 

Земледелие. Агрохимия почвы

  

Биология

биология

 

Эволюция биосферы

 

Земледелие

 

Геоботаника

 

Общая биология

 

Биографии биологов, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

 

На XVI съезде партии товарищ Сталин указывал, что

«...совхозы с их новой техникой, с их помощью окружающим

крестьянам, с их невиданным хозяйственным размахом 

явились той ведущей силой, которая облегчила поворот 

крестьянских масс и двинула их на путь коллективизации». Понимая

историческую миссию совхозов в реконструкции 

сельскохозяйственного производства страны, враги социалистического строя

спешили нанести удар по этому ответственному участку 

распространением всякого рода вредительских лженаучных «теорий»

в утверждавшейся тогда агротехнике совхозов. Немало и 

просто ограниченных «ученых», выросших на так называемых

«опытных цифрах» сельского хозяйства дореволюционной 

царской России, спешили «не отстать» и привносили грубую 

эмпирику мелкоделяночного опытного дела, обслуживавшего,

главным образом, кулацкие хозяйства, в крупное, 

социалистическое сельскохозяйственное производство чем одинаково

вредно тормозили его успешное развитие. Своими «теориями»

о преимуществе мелкой вспашки, о необходимости чрезмерной

специализации хозяйства и т, д. эти «ученые» ставили рогатки

на пути проникновения подлинно научной мысли в 

производство совхозов. Коренной вопрос агрономической науки и 

техники — борьба за повышение плодородия почв — был заменен

лозунгом «импортного» происхождения — «механизация ради

механизации».

 

Задача непрерывного и одновременного воздействия произ

водства на растение и почву в целях неуклонного повышения

урожайности подменялась представителями «нового» 

направления в науке формулой капиталистического хищнического 

способа производства, так называемым «чемоданным земледелием»,

ориентированным на меняющуюся конъюнктуру рынка. На

основе неправильной агротехники строилась «система» обра·

ботки целинных и залежных земель, которыми так богаты были

.совхозы Зернотреста.

 

В чрезвычайно короткий срок, в результате применения

«приемов опытного дела», плодородные целины и залежи 

превращались в так называемые «выпаханные» и сильно 

засоренные земли. Существенный признак культурности почвы — 

прочная комковатая структура — не только не поддерживалась, но

сознательно отрицалась и в меру «механизаторских» сил 

разрушалась. Однако, несмотря на обилие попыток, носителям этих

«теорий» не удалось сорвать прогресс крупного 

социалистического сельскохозяйственного производства, и мы с огромной

радостью можем отметить, что теперь уже не «на выбор», а в

порядке законопроекта ставится вопрос о подведении под 

совхозное производство подлинно научной системы земледел-ия,

обеспечивающей колоссальный эффект всех капиталовложений

в каждое проводимое в совхозе плановое мероприятие. Не 

случайно проект «О введении правильных севооборотов», отражая

специфику совхозного производства, совершенно четко и 

безусловно верно сформулировал первый пункт проекта. Там 

записано: «Широко ввести как в животноводческих, так и 

зерновых совхозах травопольные севообороты, с тем чтобы совхозы

стали образцом для колхозов в деле введения правильных севог

оборотов...» Пункт говорит сам за собя. Приходится просто

удивляться, как некоторые ученые «читатели» проекта смогли

«не заметить» в нем столь видного пункта. Разве не очевиден

теперь факт, что, говоря о введении правильных севооборотов,

проект прежде всего говорит о травопольных севооборотах.

Люди, которым это не нравится, вместо деловой критики 

проекта пускаются в пространные и всем известные рассуждения

о пользе плодосмена и о каком-то мифическом «травополье

с 40—56% травяной площади», которое, видите ли, угрожает

заказу «минеральных» агрохимиков на производство 

удобрений химической промышленности СССР. Эти «внимательные»

читатели проекта, безудержно путая азбучные истины, говорят в

«Совхозной газете» (22 августа) о том, что «от хорошей жизни

травопольем (да еще преимущественно злаковым) можно 

заниматься лишь в определенных районах». Нетрудно видеть эти

районы. К ним относятся, по своеобразному районированию

академика, «районы, менее населенные и с особыми 

климатическими условиями». Несколько лет назад другой недовольный

академик отсылал «травополье» в районы так называемого

устойчивого увлажнения, считая травопольную систему 

земледелия там более эффективной. «Творческое» единение, с каким

оба академика устраивают «ссылку» травопольной системы 

земледелия в «малонаселенные» или «увлажненные» места, однако,

мало помогло в свое время аргументировать «преимущество»

паровой системы земледелия, и будем надеяться, что столь

же «убедительные» доводы мало помогут сейчас искажению

смысла и значения травопольных севооборотов·

Столб же «внимательно» читая наши труды (если читались

они вообще критиками «травополья»), как и проект «О введении

правильных севооборотов», акад. Д. Н. Прянишников совсем

«не обратил» внимания на тот известный студентам факт, что

"в полевом севообороте травопольной системы земледелия 

количество лет пользования многолетними травами (смеси 

бобового и злака) ограничено 1—3 годами. И нужно иметь огромную

«способность», чтобы, не замечая этого, утверждать о каком1-

то «злаковом травополье». Для того, чтобы отбросить всякие

небылицы вокруг этого «травополья», напомним, что «злаковое»

или «антиазотное» травополье Д. Н. Прянишникова, в сущности,

не что иное, как «окультуренная» разновидность переложной

системы хозяйства, получившей впоследствии название 

«выгонной многопольно-травяной системы». За образец севооборота

«многопольно-травяной системы» можно принять 

распространявшееся в свое время на левобережье Украины двадцатиполье:

1) пшеница твердая, 2) пшеница мягкая, 3) пар, 4) рожь,

5) пар, 6) пшеница, 7) яровые (овес, ячмень) с подсевом трав,

8—20) травы на укос (первые годы) и выпас.

Не ясно ли, что даже для «засушливых» районов мы не 

можем согласиться с таким «севооборотом», который рекомендует

в своем выступлении акад. Прянишников.

 

Акад. Прянишников, прочно основывая свои «минерально» -

агрохимические концепции на достижениях науки допастеров-

ского периода, не желает заметить и другого «упрямого» 

факта — эволюции севооборотов плодосмена в нелюбимые им 

травопольные севообороты. Проявляя крайний ригоризм к 

«травополью», Д. Н. Прянишникову следовало бы в той же степени

строгости рассматривать и севообороты плодосменного типа.

А ведь, в сущности, норфолькское четырехполье со временем не

просто «удваивалось» механически, а изменялось коренным

образом, присваивая новые черты — черты, свойственные

травопольным севооборотам (введение многолетнего злака в

смесь с бобовым, поздняя вспашка дернины и за ней посевы

яровой пшейицы). С этим, если иметь желание, можно 

познакомиться в трудах Рессэля, который на-днях лично посещал

некоторые наши лаборатории.

 

Существенный признак старожилов тот, что они никогда

не помнят прошлого, и часто находившемуся в парадных 

поездках по Туркестану Д. Н. Прянишникову трудно на 

основании «личного знакомства» что-либо вспомнить о якобы 

несуществующих фактах получения на структурных почвах 

опытного йоля Сельскохозяйственной академий имеМи Тимирязева

урожаев по ?6 ц ? 1 га в год.

Доказывать академику, что именно так бцло — труд столь

же безнадежный, как и мало полезный. Самый легкий путь, 

который избрал Д» Н. Прянишников в критике «коварного 

травополья», выражается словами: «лично не знаю, не видел, не 

думаю, не может быть».

«Из столкновения мнений вытекает истина», говорит одна

французская пословица. Но это верно лишь в том случае, если

обсуждаются не формальные моменты, не пустяки, а существо

вопроса. Если же «бой» идет из-за формы, из-за мелочей,

то всю эту возню можно назвать, по меткому выражению

В. И. Ленина, одним словом —«придиренчество», или словами

украинской пословицы: «свинью стричь — визгу много, а 

шерсти мало».

 

Отчасти это относится и к «критикам» травопольных 

севооборотов, но только отчасти. Прикрыв острие своей критики

столь мелкими на первый взгляд вопросами, как терминология,

антитравополыцики по существу возражают не столько против

«злакового травополья», сколько против системы 

агротехнически мероприятий. К чему сводятся нудные выступления ряда

«ученых», пытающихся обсуждать проект «О введении 

правильных севооборотов», но непременно скатывающихся к критике

травопольной системы земледелия, к тому, что им не нравится

отказ от устарелых форм отдельных, раздробленных 

агротехнических приемов, созданных по принципу «авось поможет».

 

Эти «ученые», как и десятки лет назад, говорят о 

невозможности «обобщений» в агрономических науках, что здесь дело

в принципе «географического распределения» севооборотов,

приемов вспашки, посева и т. д., но не в какой-то системе,

которая, якобы, собирается, вопреки здравому смыслу, сеять

клевер с тимофеевкой под Астраханью, а люцерну с житняком

под Волоколамском и т. д. На основе этих рассуждений 

строятся нелепые и вредные противопоставления, например, 

удобрений действию ранней вспашки паров, задач химизации— 

приведению почв в структурное состояние (акад. Прянишников)

или ограничению глубокой вспашки «некультурными» землями

(проф. Н. С. Соколов) и т. д.

 

В дореволюционной России «агротехника» 

мелкокрестьянских хозяйств состояла преимущественно из отдельных 

механически сцепленных приемов, причем количество этих приемов

возрастало пропорционально ухудшавшемуся экономическому

положению крестьянства. «Систем» было столько, сколько было

агрономов. Кризис «опытного дела» развивался в сторону 

расширения ассортимента рецептурных приемов, назначение 

которых — всемерно излечивать язвы капиталистической экспло-

атации человека человеком и человеком земли. Порочность 

отдельно взятого приема неправильной агротехники состоит в

том, что он рассчитан на «улучшение» отрицательных моментов

производства, причем забывают, что отрицательные моменты

нужно уничтожать, а не «улучшать». Прием, в силу 

ограниченности своих воздействий, игнорирует сложную, диалектическую

взаимосвязь многосторонне действующих природных факторов

или условий жизни растения и совершающихся в почве 

процессов.

 

Многообразие непрерывно протекающих во взаимной связи

природных процессов в почве и растении подсказывает и 

необходимость одновременного и непрерывного воздействия на них

комплекса мороириятий производства. Только при таком

подходе к растению и почве мы можем стать истинными 

господами природы. Если же мы обойдем объективно присущие 

природе закономерности, мы становимся, как говорил В. И. Ленин,

«рабами слепой необходимости».

Разговоры о том, что успех стахановцев — дело, мол, 

только количественной стороны внесенных удобрений, или только

чистоты полей, или улучшения «физических свойств почпы»

и т. дм означает лишь глубокое непонимание подлинно 

научного значения опыта стахановцев. В нашей стране стахановцы

осознанно-героическим трудом показали всю методологическую

вредность подхода к растению или почве с приемом, Стаханов-

цьг дали образцы, пускай, стихийного, но безусловно верного,

диалектического понимания законов природы и правильного·

их применения ? ими же построенном комплексе 

агротехнических мероприятий. Это последнее акад. Прянишникову и его

школе «минеральной» агрохимии следовало бы понять 

быстрее всех. И как бы наши «критики» ни противопоставляли, ни

сталкивали травопольную систему земледелия с практикой 

стахановской борьбы за высокие урожаи, тем не менее теперь  

каждому стало ясно, что при настоящем уровне знаний только 

травопольная система (не «травополье», не «плодосмен», а именно

травопольная система) открывает широкий путь к 

дальнейшему повышению производительности труда стахановцев, только

она способна помочь стране перейти к устойчивому получению

столь же высоких урожаев на всей сельскохозяйственной 

территории совхозов и колхозов, как и урожаи стахановских

участков.

 

Бесструктурная почва ни в какой мере не может отвечать

основному агротехническому условию максимального 

плодородия — одновременности присутствия в ней усвояемых 

растением воды и пищи. Травопольная система, исключая 

необходимость частых рыхлений почвы, как метод поддержания

структуры на непрочных почвах, введением правильных 

травопольных севооборотов переводит эти почвы в структурные,

т. е. придает новое отличительное качество. Это достигается в

широких масшабах всего сельскохозяйственного производства

периодической культурой смеси многолетнего злака и 

многолетнего бобового в полевом севообороте травопольной системы

земледелия. Всякое непроизводительное разрушение прочности

структурных почв, не связанное с прямой задачей повышения

урожайности плановых культур, не должно иметь места в

полевом севообороте. Это одна из причин, почему вопросы

пастбищного содержания скота разрешаются в другом, 

специально кормовом севообороте травопольной системы 

земледелия.

 

Из этого следует также другая очевидная для всех истина,

что, разрешая государственное плановое задание пр 

повышению выхода товарной продукции растениеводства, мы не

можем увеличивать площадь под многолетними травами больше

того, чем эти нужно для поддержания прочной комковатой

структуры и воспроизводства семян трав, т. е. занимать ими не

больше 1—3 полей полевого севооборота. Между тем, 

количество лет пользования многолетними травами для пастбищных

полей не может быть меньше 4—5 и не больше 7 лет. Попытка

разрешать вопросы «кормодобывания» и плановое задание по

зерновым и техническим культурам в одном полевом 

севообороте неизбежно приводили бы к недопустимому сокращению

в нем площадей под плановыми культурами.

Следовательно, несовместимые в одном севообороте задания

государственного плана по растениеводству и 

животноводству мы должны разрешать в двух согласованных севооборотах

травопольной системы — полевом и кормовом. Этим же, как не

трудно видеть, достигается разрешение и другой важнейшей

задачи социалистического сельскохозяйственного 

производства — правильной организации отраслей хозяйства — 

растениеводства и животноводства. Утверждая, что приведение почв

Советского Союза в структурное состояние, т. е. придание им

главного агротехнического условия — плодородия, в полной

мере отвечает задачам и требованиям реконструкции сельского

хозяйства страны, мы ни на одну минуту не можем 

противопоставить это важнейшее мероприятие задачам производственного

регулирования элементов плодородия почвы — воды и 

усвояемой пищи растений. Совершенно бессмысленно, если не хуже,

утверждать, что придание почвам прочной комковатой 

структуры уже разрешает все вопросы снабжения растения в 

максимально потребных ему количествах водой и элементами зольной

пищи и минеральным азотом. Система обработки, 

регулирующая водный режим почвы, и система удобрения растений, 

регулирующая пищевой режим почвы, находятся в прямой связд

с задачей восстановления прочности комковатой структуры,

беспрерывно разрушающейся в процессе использования почвы

как средства производства. Именно поэтому все три системы

воздействий на почву (система двух травопольных 

севооборотов, система обработки почвы, система удобрения растений),

а также система воздействий на микроклимат приземного слоя

атмосферы — система лесных ветрозащитных полос, в тесной

диалектической взаимосвязи составляют содержание 

травопольной системы как системы агротехнических мероприятий·

Выбросьте что-нибудь из этой системы, противопоставьте,

например, систему удобрения растений задаче изменения 

основного агротехнического фона — превращение 

бесструктурных почв в структурные, и производство неминуемо сползет

на приемы. Не связанные с ними бесструктурные почвы, в 

лучшем случае, снизят на половину эффективность всех 

мероприятий растениеводства, в том числе и удобрений, о судьбе 

которых так шумно беспокоятся носители 

высокомерно-крошечных идей «минеральной» агрохимии. Мы должны отчетливо 

представлять себе эти моменты, чтобы не впадать в грубый 

механистический тон противопоставления отдельных агротехнических

мероприятий.

 

Сегодня, когда мы стоим накануне грандиозных 

преобразований агротехнической базы социалистического 

сельскохозяйственного производства, я с новой силой повторяю мысль,

высказанную мною несколько лет назад о том, что, вводя 

травопольную систему земледелия, мы должны отказаться от 

многих архаизмов как в построении севооборота, так и в других

областях сельскохозяйственной техники, пользуясь только

определенными результатами агротехнической науки, только

действительными ее достижениями. Кому, как не совхозам, и

здесь возглавить внедрение в производство правильной системы

агротехнических мероприятий.

 

Проект «О введении правильных севооборотов» одним фактом

своего рождения уже дал сильный отпор вредным «теориям»

в агрономической науке. Но было бы ошибочно думать, что их

не осталось. Они есть; они пытаются спрятаться за отдельные

недостаточно четко сформулированные места проекта; они 

свободнее себя чувствуют, когда проект недостаточно определенно

говорит о системе земледелия в целом.

Вывод может быть только один — для искоренения 

лженаучных «теорий», для устранения попыток протащить их в

агротехнику совхозов и колхозов, необходимо проект 

дополнить разделами об обязательных системах агротехнических

мероприятий, и тогда каждый совхоз, каждый колхоз получит

в руки боевой план борьбы за сталинскую урожайность.

 

 

 

К содержанию книги: Василий Робертович Вильямс. Земледелие

 

 

Последние добавления:

 

История русского почвоведения

 

Качинский - Жизнь и свойства почвы

 

Вернадский - ЖИВОЕ ВЕЩЕСТВО

 

Вернадский - химическое строение биосферы

 

Тайны ледниковых эпох

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЧВ В ГОЛОЦЕНЕ