Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Вернадский - химическое строение биосферы

Глава XV. ПЛАНЕТНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЖИЗНИ. СИММЕТРИЯ КАК ГЕОМЕТРИЧЕСКОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ЭМПИРИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ ПРОСТРАНСТВА. СОСТОЯНИЕ ПРОСТРАНСТВА КОСНЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕЛ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ

 

биосфера

 

Смотрите также:

 

БИОСФЕРА. Следы былых биосфер

 

Вернадский Владимир Иванович

 

Вернадский. Ноосфера Вернадского. Биосфера планеты Земля

 

Владимир Иванович Вернадский. Основанные Вернадским ...

 

Биосфера. Вернадский. Дж. Мерей. Зюсс. Ламарк

 

ВЕРНАДСКИЙ. БИОСФЕРА. Представитель космизма ...

 

НООСФЕРА. ВЕРНАДСКИЙ

 

Вернадский. Какое вещество считается живым. Термин «живое ...

 

ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ ВЕРНАДСКИЙ. Биография и книги ...

 

ВЕРНАДСКИЙ. Биография и труды Вернадского. Вершиной его ...

 

Ноосфера. Вернадский. Пьер Тейяр де Шарден

 

Симметрия в системе наук как учение о геометрических свойствах состояний земных, т.е. геологических пространств, их сложности и неоднородности

 

Несмотря на большую литературу о симметрии и на огромные практические приложения, очень нелегко выяснить положение симметрии в системе наук. О ней говорят как о чем-то общеизвестном, самопонятном и делают из нее выводы, которыми пользуются на каждом шагу. Но мы не найдем в этой литературе точного определенного указания на то, что же представляют из себя явления симметрии в природных процессах. Отчасти это связано с тем, что натуралисты очень мало занимаются логикой и методологией своих наук, считая многое само собой понятным. Это ярко отражается в современном состоянии естествознания, огромные успехи которого охватывают всю научную человеческую мысль. Как раз эти успехи, их значение не дают времени задуматься над ними тем лицам, которые их получают. В гуще работы, в традициях, с этим связанных, мы не имеем возможности изучать самый процесс получения научной истины. Нас более интересует научный точный результат и те выводы, которые мы можем из него сделать. В обычных случаях в этом нет и надобности.

 

Мне кажется, случай с симметрией чуть ли не представляется в науке единственным, который позволяет в научной работе ярко чувствовать и видеть его неудобство для научных результатов.

 

Напрасно мы стали бы искать изложения современной логики естествознания. Можно сказать, что ее нет. И если бы мы захотели задуматься над этим, то нам пришлось бы оставить в стороне огромную работу, которая идет и происходила в течение поколений в этой области, неправильно относимую к философии, и обратиться к Демокриту за несколько столетий до Аристотеля, основы логики которого более отвечают логике естествознания, чем логика, с которой имеют дело современные натуралисты, построенная без их участия, и корни которой идут к Аристотелю .

 

В науках о природе симметрия есть выражение геометрических пространственных правильностей, эмпирически наблюдаемых в природных телах (и явлениях). Она, следовательно, проявляется, очевидно, не только в пространстве, но и на плоскости, и на линии. Эти правильности более глубоки, чем физические и химические явления, в которых они нам проявляются и которые они охватывают. Законы симметрии - это геометрические законы природных тел, т.е. физико-химических пространств нашей планеты, как я теперь бы их определил. В нашем современном представлении - это геометрическая основа всех природных физико-химических пространств (см. § 119), в том числе и кристаллических. Физические и химические явления подчинены симметрии, так как симметрия определяет расположение атомов в пространстве, как это проявляется в законах кристаллографии и стереохимии и может быть проверено наблюдениями в рентгеновском и электронном свете.

 

Симметрия является субстратом, охватывает свойства всех физических полей, с которыми имеет дело физик и химик.

 

Хотя философы очень много занимались эстетикой, где симметрия должна была бы играть огромную роль, но, насколько я могу судить, глубоко философы не подходили к этому вопросу и отходили в область психологии, которая для натуралиста неизбежно выходит из области философии и является научной, а не философской дисциплиной. Я оставлю в стороне и психологический, и эстетический подходы к симметрии, которые мы находим у некоторых натурфилософов XIX столетия (Карус).

 

Остановлюсь только на двух: с философской стороны к симметрии подошел Е. Мах в 1870-х годах [55], исходя из ее физических проявлений, и, мне кажется, не охватил всего ее значения. Другой подход был сделан в XX в. философом резко другой школы - Ружье [56]. Он пытался подойти к вопросам симметрии независимо от эстетики. Мне кажется, эта попытка осталась бесследной, и едва ли подход его может нас интересовать с научной точки зрения. Он, исходя из работ о симметрии Кюри, связывал симметрию с развитием философских концепций Лейбница, в наше время для натуралиста уже давно отошедших в историю. Об окончательном обобщении Кюри - о состояниях пространства - он ничего не знал.

 

Как кристаллограф и физик в наше время наиболее широко и глубоко охватил явления симметрии А.В. Шубников, но, к сожалению, он недостаточно принял во внимание идею П. Кюри в этой области . Никакого определения симметрии Шубников не дает, исследуя одинаковым образом проявления ее как в природных телах, так и в продуктах и действиях человеческой жизни. Я в своем дальнейшем изложении имею дело с проявлениями симметрии в природных телах, т.е. в планетных процессах.

 

А.В. Шубников правильно говорит [58] в предисловии к своей книге: "Изучение археологических памятников показывает, что человечество на заре своей культуры уже имело представление о симметрии и осуществляло ее в рисунке и в предметах быта. Надо полагать, что применение симметрии в первобытном производстве определялось не только эстетическими мотивами, но и уверенностью человека в большей пригодности для практики правильных форм, нежели уродливых.

 

Уверенность эта продолжает существовать и до сих пор, находя себе отражение во многих областях человеческой деятельности: искусстве, науке, технике и т.д. К сожалению, приходится констатировать, что практическое применение симметрии современным человеком основывается, как и раньше, не на точном знании законов симметрии, а на случайных, более или менее удачных догадках".

 

Конкретизируя правильную мысль А.В. Шубникова, можно сказать, что чувство симметрии и реальное стремление его выразить в быту и в жизни существовало в человечестве с палеолита или даже с эолита, т.е. с самых длительных периодов в доистории человечества (кончая шелейским и ашелейским периодом его истории), который длился для палеолита около полмиллиона лет - от 650 ООО до 150 ООО лет тому назад , а для эолита - миллионы лет. Это чувство и связанная с ним работа, еще резко и интенсивно меняясь, сказывались и в неолите 25 ООО лет тому назад.

 

Это представление о симметрии слагалось в течение десятков, сотен тысяч поколений. Правильность его проверена коллективным реальным опытом и наблюдением, бытом человечества в разнообразнейших природных земных условиях. Этот опыт многих тысяч поколений явно указывает на глубокую эмпирическую основу этого понятия и ее существования в той материальной среде, в которой жил человек, в биосфере.

 

Нельзя забывать при этом, что симметрия ясно проявляется в строении человеческого тела, в форме плоскостей симметрии и зеркальных плоскостей симметрии: в правых и левых кистях рук, в ступнях ног и т.д. Она же проявляется в гармонии человеческих движений, как танцах, так и в технической работе, где проявляется геометрическая закономерность.

 

Переходя к историческому времени, мы видим, что понятие "симметрия" выросло на изучении живых организмов и живого вещества, в первую очередь человека. Само понятие, связанное с понятием красоты или гармонии, было дано великими греческими ваятелями, и слово "симметрия", этому явлению отвечающее, приписывается скульптору Пифагору из Региума (Южная Италия, тогда Великая Греция), жившему в V в. до нашей эры [60].

В области кристаллографии в ее понимании как кристаллических однородных материальных векториальных пространств (см. § 127), в научно точном современном их понимании достигнуты огромные результаты. Они лежат в основе современной кристаллографии и стереохимии. Но симметрия, как видно из самого ее зарождения, охватывает не только косную природу, но и живое вещество.

 

Один из основоположников современной теории кристаллов, французский ботаник и кристаллограф А. Бравэ (1811-1863) в середине прошлого столетия правильно охватывал симметрию как проявление, общее живой и косной природе [61]. Жестокая болезнь вывела его из научной среды и начатое им не было продолжено . Получила дальнейшее развитие только та часть явлений симметрии, которая касалась кристаллографии и которая потом распространилась на стереохимию, которая тогда еще не существовала.

 

Химики и кристаллографы, кристаллограф Г.В. Вульф в Москве в 1919 г., незадолго до своей кончины в полном расцвете сил [62], и химик проф. Ф.И. Иегер в Голландии, в Гронингене, в 1920 г. [63] дали первую сводку наших знаний о симметрии организмов, но, очевидно, они не могли углубиться в нее, как это мог сделать ботаник Бравэ, поднявший этот вопрос. Можно сказать, что эта область сейчас - область будущего огромного плодотворного искания.

Биологи не могут оставлять эту область дальше без внимания. В XIX столетии собрал большой материал, сюда относящийся, Э. Геккель (1834-1919), но он теоретически его не обработал [64].

 

 

 

К содержанию книги: Академик Владимир Иванович Вернадский - Химическое строение биосферы Земли и ее окружения

 

 

Последние добавления:

 

Тайны ледниковых эпох

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЧВ В ГОЛОЦЕНЕ

 

Тимофеев-Ресовский. ТЕОРИЯ ЭВОЛЮЦИИ

 

Ковда. Биогеохимия почвенного покрова

 

Глазовская. Почвоведение и география почв

 

Сукачёв: Фитоценология - геоботаника