Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Вернадский - химическое строение биосферы

Глава XV. ПЛАНЕТНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЖИЗНИ. СИММЕТРИЯ КАК ГЕОМЕТРИЧЕСКОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ЭМПИРИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ ПРОСТРАНСТВА. СОСТОЯНИЕ ПРОСТРАНСТВА КОСНЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕЛ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ

 

биосфера

 

Смотрите также:

 

БИОСФЕРА. Следы былых биосфер

 

Вернадский Владимир Иванович

 

Вернадский. Ноосфера Вернадского. Биосфера планеты Земля

 

Владимир Иванович Вернадский. Основанные Вернадским ...

 

Биосфера. Вернадский. Дж. Мерей. Зюсс. Ламарк

 

ВЕРНАДСКИЙ. БИОСФЕРА. Представитель космизма ...

 

НООСФЕРА. ВЕРНАДСКИЙ

 

Вернадский. Какое вещество считается живым. Термин «живое ...

 

ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ ВЕРНАДСКИЙ. Биография и книги ...

 

ВЕРНАДСКИЙ. Биография и труды Вернадского. Вершиной его ...

 

Ноосфера. Вернадский. Пьер Тейяр де Шарден

 

Планетное значение жизни. Криптозойский эон. Жизнь геологически вечна на нашей планете. Длительность криптозоя. Скачок эволюционного процесса в нижнем кембрии. Господство членистоногих и позвоночных

 

Как часть планетного земного живого вещества мы инстинктивно и бессознательно ярко чувствуем загадку жизни - своего существования и существования жизни. Я бы сказал, что это самое глубокое проявление самосознания, когда мыслящий человек пытается определить свое место не только на нашей планете, но и в Космосе. Научным эмпирическим путем он приходит к сознанию единства всего живого - от микробов (и даже вирусов; § 220-222) и до человека - и к невозможности сомнения в существовании вплоть до микробов таких проявлений сознательности, какие мы резко научно выявляем от невидимых простым глазом инфузорий и до человека включительно. Перед нами в течение тысяч поколений стоит загадка неразрешенная, но как бы разрешимая - загадка жизни.

 

При наличии воздействия процессов, идущих в живом веществе, на атомы и даже в чистом виде и на изотопы, резко проявляющихся в ряде организмов, и, вероятно, во всех, меня эта загадка приводит к признанию реального значения для современников гилозоистических и пантеистических представлений, которых нет на современной нам стадии науки в окружающем нас научно познаваемом Космосе.

 

Это загадка жизни для нас, но не в окружающей нас реальности. Она указывает только на непонимание нами реальности. Поэтому, мне кажется, остается чувство неудовлетворения и стремление искать большее, когда перед нами вскрывается новая и простая научная схема хода жизни на нашей планете и в Космосе в аспекте геологического времени, как это имеет место сейчас в палеонтологии.

 

Едва ли можно сомневаться, что по мере того, как геологические процессы будут глубоко изучаться, их не земной только, но планетный характер будет выявляться все с большей резкостью. Но и теперь связь Земли с Солнечной системой проявляется в геологии на каждом шагу. Для нашей планеты эмпирически установлено существование жизни в самых древних нам доступных отложениях, нам на нашей планете известных. С другой стороны, нигде не нашли мы в биосфере горных пород, которые указывали бы на их образование в течение геологического времени в отсутствие живого вещества. Даже массивные породы, как вулканические, так и плутонические, носят в себе несомненные следы существования живого вещества в условиях их образования.

 

И правильно, как следствие этого эмпирического вывода, в последнее время введено американскими геологами представление криптозойского эона [2], т.е. скрытно-жизненного, отвечающего самым древним по возрасту и самым длительным по времени периодам геологической истории нашей планеты. Эмпирически, таким образом, мы не нашли указаний на время, когда живого вещества на нашей планете не было. Жизнь на ней геологически вечна . В криптозойском эоне жизнь доказана на нашей планете только в водной среде, в том числе и в океанах, и никаких остатков наземной жизни нам пока не известно. Некоторые думают, что ее тогда на суше и не было, что, по другим соображениям, маловероятно.

 

Здесь же коснусь этой проблемы кратко. В палеонтологической истории, как мы теперь ее знаем, мы видим, что на суше резко господствует по геологическому значению и по массе два типа (Phylum) из 13 животных типов: позвоночные и членистоногие (главным образом насекомые).

 

Для обоих из них мы наблюдаем мощное развитие, резкое количественное их преобладание. Даже в наше время, в психозойскую эру (см. § 38, ч. I), точные эмпирики-натуралисты могут поднимать вопрос, какой из этих двух типов находится в апогее своего планетного значения [3]. Для позвоночных вопрос явно идет о роли человека в ноосфере. Для него и для позвоночных вообще сейчас почти нет сомнения, что их эволюционные предки не жили на суше, а жили в океанах или в водных бассейнах суши . Для насекомых (в широком смысле) мы имеем обратное явление. Водные насекомые (морской и пресноводной фауны) ничтожны по числу и явно могут считаться приспособившимися к чуждой им водной стихии. В то же время количество видов насекомых превышает во много раз количество видов всех других организмов. Мы далеки еще от точного установления здесь числа их, и правы те энтомологи, как, например, Говард [4], которые считают, что число видов насекомых, пока нам неизвестное, колеблется между двумя и десятью миллионами .

 

Нельзя, однако, не отметить, что если мы возьмем личиночные стадии насекомых, то мы увидим другую картину .

 

Если сравнивать по массе людей и насекомых, последние, по-видимому, преобладают в значительной мере в форме подземной жизни. Можно думать, что насекомые являются исконными обитателями суши и их эволюционный путь совершался в тропосфере и в геохорах.

Наземная флора, появившаяся в конце кембрия, получила свое, нам родное развитие только с начала мезозоя: раньше растительные организмы были близки к водорослям, чужды современной наземной растительности и сохраняли сходство с морскими водными организмами. И нельзя не считаться с мнением альгологов, что наземные растения эволюционировали из высших зеленых водорослей. На это указывают и косвенные данные, например, то, что некоторые липоидные химические соединения водорослей, например, ситостерол, характерный стерол для явнобрачных, обычны и в зеленых водорослях [6].

Криптозойский эон Шухерта и Денбара занимает в делении геологического времени втрое большее время, чем то, которое прошло с начала кембрия и до современности, когда процесс эволюции форм организмов явно эмпирически был более быстрым.

 

Как раз сейчас мы вступаем в новую эру развития геологии, когда должна была войти в жизнь международная организация определения геологического времени.

На последнем Международном геологическом конгрессе в Москве в 1937 г. по моему предложению была организована Международная комиссия для этой задачи под председательством проф. А. Лэна в Америке (Кембридж, Массачусетс). Германия и Италия остались в стороне от этой международной задачи. Свой доклад Комиссия должна была представить на Лондонский конгресс в 1940 г. Но в это время Лондон уже подвергался бомбардировкам, т.е. началась мировая война, распространившаяся уже тогда на значительную часть человечества - на все страны, за исключением нашего Союза, США, Швеции, Турции, Ирландии, Швейцарии, Португалии, Испании, государств Южной Америки, Африки и значительной части Азии и обеих Америк. В 1941 г. она захватила почти весь мир. Вопрос, поставленный на Конгрессе 1937 г., может получить движение лишь после поражения Германии и ее союзников.

 

Состояние наших знаний о длительности жизни на нашей планете может быть сведено сейчас к следующим бесспорным положениям.

Во-первых, самые древние точно определенные породы на поверхности геохор наблюдаются в восточной Карелии, в уранитах пегматитовых жил в Онежском граните: на основании анализа К.А. Ненадкевича, возраст их равен 1800 млн лет и относится, по классификации Шухерта и Денбара, к нижнему криптозою.

 

Следующее характерное для подразделения криптозоя число было определено в Кейстоне, в Южной Дакоте: 1420 млн лет, оно относится к среднему криптозою. И, наконец, время позднего криптозоя - 720 млн лет основано на определении уранинита из Катанги в Конго. Основываясь на этих данных, можно дать, округляя, следующую схему геологического времени [7]:

 

Криптозой

Палеозой

Мезозой

1500 млн лет 300 около 500 млн лет

130 млн лет 60 млн лет

Кайнозой и современная эпоха

 

На всем протяжении двух миллиардов лет жизнь уже существовала и эволюционировала. Но, как мы увидим (см. § 103), криптозойская эра дает нам совсем другое представление о ней, чем ближе лежащие геологические эры.

 

Никакого сомнения нет, что самое большое эмпирическое число, здесь указанное, явно реально, устанавливает существование еще более древних геологических процессов, по-видимому, от криптозоя неотличимых, так как оно получено для уранинита пегматитовых жил, прорезающих онежские граниты и их жильные породы, в них проходящие, друзиты. Таким образом, ураниниты моложе друзитов и гранитов. Для данной геохоры это самые молодые геологические явления. Онежский гранит может иметь возраст много больше 2 млрд лет. Ясно сейчас, что 1800 млн лет - случайное число, и длительность жизни на нашей планете превосходит, может быть, намного 2 млрд лет.

 

Чрезвычайно характерно, что длительность криптозоя, даже исходя из чисел Шухерта и Денбара, втрое превышает длительность геологических отложений, начиная с нижнего кембрия и до современного.

 

В кембрии мы видим резкий скачок в характере жизни, для нас до сих пор совершенно загадочной. Он хорошо выражен недавно Шухертом и Денбаром [8]. Они говорят: "Больше чем в течение 50 лет шли самые тщательные поиски ископаемых на всем протяжении докембрийских пород, и результат был поразительно мал". Поиски шли на всем земном шаре: в Западной Европе, в Африке, в Азии (у нас в Сибири), в Америке, в Австралии. Наиболее интересные результаты были получены в Австралии Тильярдом [9], случайно погибшим при автомобильной катастрофе в разгар этой работы. Эти работы Тильярда заставляют меня более оптимистически смотреть на возможные результаты дальнейших исследований, чем это делают американские ученые . Но едва ли можно отрицать существование важного скачка в нижнем кембрии в эволюционном процессе.

 

Как будто бы выясняется, что скачок этот заключался не в резком изменении количества живого вещества на нашей планете, а в резком ускорении процесса эволюции, как бы взрыва эволюционного процесса, чрезвычайного одновременного разнообразия морфологических изменений.

Начиная с самых нижних кембрийских пород, остатки ископаемых, в зависимости от физических условий геохор, в изобилии наблюдаются на всей поверхности нашей планеты. С этого времени можно представить себе историю каждого континента или всей планеты в эволюции форм жизни из периода в период без перерыва. Вопрос, ясно, идет не о количестве жизни, но о ее разнообразии.

 

Разнообразие теснейшим образом связано с экспансией живого вещества, с проникновением его в новые области обитания. В криптозойском эоне мы имеем дело прежде всего с известковыми водорослями, микроскопическими в своих индивидах и образующими целые известняки. Они очень близки к некоторым водорослям, живущим и ныне в океанах, озерах и текучих водах. Их остатки образуют мощные горные породы. Никаких растений более высокой степени организованности в криптозойских слоях не находили. Животные остатки состоят из морских червей и близких к ракообразным (последнее некоторыми отрицается).

 

Трудно представить себе, чтобы в это время не существовало в водных бассейнах и океанах мощной жизни: микроскопических животных и растительных организмов, не обладающих скелетными частями, следовательно, для нас исчезающих. На это указывают с несомненностью мощные отложения осадочных морских пород, богатые графитом, биогенное происхождение которого не может возбуждать сомнений по его свойствам и условиям нахождения. Отмечу пока только, что биогенное происхождение природных соединений кальция, кремния, углерода, водорода, кислорода, азота, железа, марганца уже здесь проявляется очень резко. Их биогеохимические функции (см. § 176) в строении биосферы уже существовали.

 

Надо заметить, что уже давно канадский геолог В. Доусон [10] доказал, что углерод, рассеянный в виде графита в гренвильских слоях в Онтарио в Канаде, превышает по массе количество углерода каменных углей карбона.

 

Этого надо и ожидать, учитывая большую длительность криптозойской эры. Никаких остатков, позволяющих определить форму организмов этих органогенных пород, не сохранилось. Такие же находки органогенного графита мы имеем и для других криптозойских пород [11]: Финляндии, Скандинавского щита, СССР. По-видимому, в течение этого времени уже существовали суша и океан и, в общем, континенты в значительной части оставались континентами на тех же местах,где находятся и сейчас, как правильно в первый раз указал американский геолог Д. Дана : (1813-1895) [12]. Тихий океан оставался все это время океаном.

 

Я оставлю в стороне те теоретические построения, которые широко распространены сейчас в геологии и которые допускают передвижение континентов на нашей планете. Мне кажется, факты, по крайней мере пока, противоречат этому представлению.

 

 

 

К содержанию книги: Академик Владимир Иванович Вернадский - Химическое строение биосферы Земли и ее окружения

 

 

Последние добавления:

 

Тайны ледниковых эпох

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЧВ В ГОЛОЦЕНЕ

 

Тимофеев-Ресовский. ТЕОРИЯ ЭВОЛЮЦИИ

 

Ковда. Биогеохимия почвенного покрова

 

Глазовская. Почвоведение и география почв

 

Сукачёв: Фитоценология - геоботаника