Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Вернадский - химическое строение биосферы

Глава II. ОСНОВНЫЕ ГЕОЛОГИЧЕСКИ ВАЖНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ПЛАНЕТНЫХ СВОЙСТВ ЗЕМЛИ

 

биосфера

 

Смотрите также:

 

Вернадский Владимир Иванович

 

Вернадский. Ноосфера Вернадского. Биосфера планеты Земля

 

Владимир Иванович Вернадский. Основанные Вернадским ...

 

Биосфера. Вернадский. Дж. Мерей. Зюсс. Ламарк

 

ВЕРНАДСКИЙ. БИОСФЕРА. Представитель космизма ...

 

НООСФЕРА. ВЕРНАДСКИЙ

 

Вернадский. Какое вещество считается живым. Термин «живое ...

 

ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ ВЕРНАДСКИЙ. Биография и книги ...

 

ВЕРНАДСКИЙ. Биография и труды Вернадского. Вершиной его ...

 

Ноосфера. Вернадский. Пьер Тейяр де Шарден

 

Количественное определение геологического времени

 

Научная работа в этих новых областях знания пошла в нашей стране совершенно иначе, чем в Северной Америке и в Западной Европе. Наши физики вначале обратили гораздо меньше внимания на новую открывающуюся область знания и весь героический творческий период быстрого создания основ новой науки о радиоактивности, и, как мы теперь видим, процесс нового миропонимания произошел почти без участия наших физиков в масштабе, который отвечал бы их реальной научной силе в мировом аспекте науки Российской. Частью, и может быть главным образом, это связано с несчастной случайностью - гибелью в начале работы от болезни блестящей плеяды молодых работников в полном расцвете сил. Молодыми умерли Бородовский (почти от голода, ученик Резерфорда), Колов- рат-Червинский (ученик М. Кюри), А. Спицын (ученик А.П. Соколова). Только один радиоактивный элемент - уран - был открыт русским Антоновым (учеником М. Кюри). Из профессоров физики начали заниматься новой областью И.И. Борг- ман в Петербурге (1849-1914) и А.П. Соколов в Москве (1854-1928). Последний оставил после себя школу. Начал было заниматься П.Н. Лебедев, но ранняя смерть (1866-1912) прервала его жизненный путь, как раз когда он получил большой Физический институт, созданный русским обществом после того, как он должен был уйти при Кассо из Московского университета.

 

Благодаря этому наш Радиевый институт был создан не физиками, или вернее не только физиками: В.Г. Хлопин, Л.В. Мысовский и я (причем одно время вначале, в самый важный момент его существования, я находился почти три года за границей) придали ему своеобразный характер, сразу соединили в нем три проблематики - химическую, физическую и геологическую. Блестящие кадры молодежи обеспечили ему будущее. Радиевый институт в Ленинграде, при своем зарождении связанный с Академией наук СССР, потом был отделен от нее и являлся республиканским, а не союзным учреждением, но в последние годы связь с Академией восстановлена и он вернулся в организацию, где зародился.

 

С самого его начала связь его с геологами не прерывалась, но росла, и вопрос о геологическом времени стал на видное место в его тематике. Можно сказать сейчас, что методика его и аппаратура в этом отношении стоят на уровне науки, т.е. в нем идет самостоятельная творческая работа в этой области (Э.К. Герлинг, И.Е. Старик и др.).

 

Мы пытались с самого начала завязать тесные связи с геологами, но встретились здесь с большими затруднениями, так как главная государственная организация нашей страны переживала в эти годы очень тяжелое время. В Геологическом комитете существовала Радиохимическая лаборатория, не занимавшаяся специально геологическим временем, но находившаяся в тесном контакте с Радиевым институтом с самого его основания.

В 1932 г. заведовавший тогда научной работой Геологического комитета (директором был Языков?) проф. М.М. Тетяев заявил в публичном заседании Комитета, что Радиохимическая лаборатория со следующего года подлежит сокращению как ненужная. В это время при Комитете была философская группа, председателем которой был М.М. Тетяев, а инструктором какой-то молодой философ. Эта философская организация издала несколько философских брошюр - научно очень слабых.

 

В такой обстановке я обратился к М.М. Тетяеву, в качестве заместителя председателя Всесоюзной радиоактивной конференции, с просьбой организовать в Геологическом комитете совещание по геологическому времени под моим председательством для того, чтобы выяснить огромное научное значение этой проблемы для геологов. М.М. Тетяев думал, что это обсуждение нужно для нас, но не для геологов. Поэтому несколько раз нам давали маленькие помещения, где кроме старых геологов Радиевого института и философского кружка никто не мог поместиться. Наконец, после моего протеста, мы добились возможности выступить перед всем коллективом научных сотрудников Геологического комитета и Радиевого института. Открывая заседание, я заявил, что мы не будем выходить за рамки науки, так как мы недостаточно компетентны в философии, а в новых научных дисциплинах современная философия не может иметь значения, пока ею не проделана предварительная философская обработка новых величайшего значения научных достижений XX в.

 

В результате выяснилось полное незнакомство с радиогеологией выступавших членов философского кружка и геологов, для всех ясное. Когда я закрыл заседание и ушел, собравшиеся разбились на кружки и оживленно обсуждали разные вопросы до позднего вечера. Возражения замолкли.

Сейчас научная радиогеологическая работа в нашей стране быстро растет. Радиевый институт в Ленинграде стоит в первых рядах мировой науки, но до сих пор на нашей высшей школе это не отражается.

 

Нигде, сколько знаю, не организовано преподавание учения о радиоактивности хотя бы в доцентурах. Не каждый год бывают и доцентские курсы.

 

На последнем Международном Геологическом конгрессе в Москве в 1937 г. по моему предложению была организована Комиссия, которая должна была представить свой доклад о геологическом времени следующему конгрессу в Лондоне в 1940 г. Мировая война, начавшаяся в 1939 г., приостановила на несколько лет эту задачу, и проф. Лэн в Америке и я, которые должны были представить этот доклад, не могли этого сделать. Этот вопрос, конечно, может быть решен только на международном конгрессе, но пока во всем дальнейшем изложении я буду пользоваться предварительной таблицей, как она принята в геологии Шухерта и Денбара (1941) с необходимыми поправками [35]. Она неполна24, но является все-таки новейшей сводкой компетентных ученых (табл. 5). Как видно из § 18, земная кора в понятии геологов есть та область планеты, в которой резко различимы твердое, жидкое и газообразное состояния материи и земных естественных тел. Это общее свойство всех планет. Но наша земная кора близка к коре земных планет и резко отличается по своим физическим и химическим свойствам от такой же коры гигантских планет.

 

Недостаточный анализ понятия земной коры ярко выразился у геологов и в их понимании биосферы. Для значительного их числа биосфера есть биосфера Зюсса - Лик Земли.

Живые организмы, в ней находящиеся, как будто научно причинно с ней не связаны - сторонние самодовлеющие тела. Но постепенно и по существу быстро эти взгляды меняются. Геохимия охватывает геологическую мысль и проникает все глубже в проблематику геологии: живой организм есть продукт, форма организованности биосферы, совокупность организмов есть живое вещество, ее геологическая функция (дисперсная "горная порода"), есть геологическая сила (биогеохимическая энергия) исключительного значения [36].

 

В биосфере мы имеем наиболее яркое и наиболее изученное проявление той структуры планеты, которая до сих пор еще многими нашими геологами подразумевается под именем "земной коры" (не вполне охватывающее все понятия биосферы). В понимании, не отвечающем современности. Современное научное понятие "земной коры" (см. § 58).

 

Вместо "земной коры" времени Зюсса и расплавленного или горячего земного ядра перед нами и из эмпирических наблюдений геологов, геофизиков и геохимиков выявляется строение нашей планеты из геологических оболочек, одной из которых является биосфера (см. § 33). Это явление, по-видимому, общее для всех планет. Чем скорее станут геологи на эту эмпирическую почву, тем лучше.

 

 

 

К содержанию книги: Академик Владимир Иванович Вернадский - Химическое строение биосферы Земли и ее окружения

 

 

Последние добавления:

 

Тайны ледниковых эпох

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЧВ В ГОЛОЦЕНЕ

 

Тимофеев-Ресовский. ТЕОРИЯ ЭВОЛЮЦИИ

 

Ковда. Биогеохимия почвенного покрова

 

Глазовская. Почвоведение и география почв

 

Сукачёв: Фитоценология - геоботаника