Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Вернадский - химическое строение биосферы

Глава XIX. ЖИВОЕ ВЕЩЕСТВО БИОСФЕРЫ ЗЕМЛИ КАК ПЛАНЕТНОЕ ЯВЛЕНИЕ

 

биосфера

 

Смотрите также:

 

БИОСФЕРА. Следы былых биосфер

 

Вернадский Владимир Иванович

 

Вернадский. Ноосфера Вернадского. Биосфера планеты Земля

 

Владимир Иванович Вернадский. Основанные Вернадским ...

 

Биосфера. Вернадский. Дж. Мерей. Зюсс. Ламарк

 

ВЕРНАДСКИЙ. БИОСФЕРА. Представитель космизма ...

 

НООСФЕРА. ВЕРНАДСКИЙ

 

Вернадский. Какое вещество считается живым. Термин «живое ...

 

ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ ВЕРНАДСКИЙ. Биография и книги ...

 

ВЕРНАДСКИЙ. Биография и труды Вернадского. Вершиной его ...

 

Ноосфера. Вернадский. Пьер Тейяр де Шарден

 

Углеводородная функция живого вещества. Терпены. Запахи

 

Углеводородная функция живого вещества. Количество разнообразных газов, непрерывно связанных с живым веществом, чрезвычайно велико и чрезвычайно мало изучено в их геохимическом значении.

 

Тысячи разнообразных газов создаются жизнью, число их все растет по мере хода времени и по мере нашего углубления в изучение геохимических процессов. Тысячи разнообразных газовых функций живого вещества нам при этом выявляются. В течение тысячелетий, можно сказать, десятков тысяч лет, со времени овладения человеком огнем количество и разнообразие этих газов все увеличивается, а с середины XVIII столетия, с развитием европейской, в том числе и русской и североамериканской промышленности, темп внедрения новых газов фактически "биогенных второго рода" - продуктов жизни культурного человека - увеличивается с каждым десятилетием, можно сказать, в геометрической прогрессии качественно и количественно.

 

Здесь мы встречаемся как раз с тем явлением, которое характеризует живое вещество планеты и резко химически отличает его от ее косного вещества. Оно заключается в следующем. В то самое время, как количество минералов - химических соединений, им отвечающих, - исчисляется немногими тысячами (см. § 188), число различных природных органических соединений, строящих тело живого вещества, исчисляется сотнями тысяч, вернее миллионами, так как в них сказывается индивидуальность, которая в такой степени никогда не встречается в минералах, где есть индивидуальность месторождений, но не индивидуальность особей.

 

Подводя итоги моей научной жизни в этой книге, я неизбежно касаюсь своей работы в историческом ее аспекте и позволяю себе для большего уяснения своей мысли вспоминать прошлое. В 1889 г., около 60 лет назад, я начал чтение лекций по минералогии в Московском университете, и передо мной резко стал вопрос, с одной стороны, о том, можно ли считать природные органические соединения,- белки, углеводы, алкалоиды, кислоты и т.д., строящие тела живых организмов и являющиеся объектами изучения физиологической и органической химии, - минералами. От них есть переходы к органогенным минералам - нефти, угли, битумы, принадлежность которых к минералогии, поскольку это были тела твердые, никем не отрицалась. Эти твердые продукты не были живыми, а были телами или биогенными, или биокосными (см. § 169), вне живого вещества находящимися, перешли в минеральные их продукты.

 

В эти годы западноевропейские и американские учебники для высших школ по минералогии под влиянием роста и значения кристаллографии ограничивались только твердыми биогенными продуктами, вне живого вещества находящимися. Здесь сказывалась традиция Линнея (1707-1773), который изучал систему минералов так же, как охватывала она растения и животных, т.е. в основе природные твердые (или "полутвердые") естественные тела.

 

В своем университетском курсе минералогии я исходил в первые же годы моего преподавания из другой точки зрения, близкой к Бюффону, изучения "истории минералов" в их генетических взаимоотношениях, причем неизбежно газы и жидкости вошли в мой кругозор. Знакомясь со старой литературой, я мог проследить, как во второй половине XIX столетия, частью в связи с ростом минералогических музеев, исчезли из кругозора минералогии такие природные естественные тела, как природные воды и природные газы. Еще Гаюи (1743-1822) в Париже в начале XIX в. включал их в свой курс.

 

Я ввел и жидкие природные естественные тела и газообразные продукты жизненных процессов и процессов, с жизнью не связанных, как такие же минералы, какими являются твердые кристаллические природные соединения. Ввел газы в "Опыт описательной минералогии", к сожалению, в связи с пережитой нами революцией недоконченный, так же как выделил впервые как минералы природные воды, число которых достигает многих сотен видов и, вероятно, превысит тысячу, и которые старыми минералогами, как Гаюи, правильно включались в курс минералогии [34].

 

§ 184. В отличие от биогенных жидкостей биогенные газы попадают неизбежно в газовые атмосферы Земли и дают в них закономерную однородную механическую смесь. Мы не можем остановить этот процесс и не можем с этим не считаться. Число биогенных газов исчисляется уже сейчас сотнями, и, очевидно, оно превышает тысячи. Их роль в биосфере чрезвычайно велика.

 

Среди них мы имеем сейчас данные для углеводородов, количество которых, например, в хвойных лесах в солнечные дни по немногим, правда, количественным определениям, несомненно, достигает нескольких процентов по весу [35].

 

В зависимости от морфологических свойств организмов число газовых функций живого вещества все растет с ходом знания. Количество одних терпенов, физиологическая функция которых не ясна, ясно для нас сейчас, превысит тысячи, так как виды и разновидности хвойных растений различаются друг от друга по химическому характеру терпенов.

 

Терпены принадлежат к углеводородам. Их физиологическая роль, по-ви- димому, связана с тем, что они в небольших примесях к тропосфере чрезвычайно уменьшают тепловое лучеиспускание нашей планеты в космическое пространство и охраняют растения от ночного теплоизлучения.

Кроме терпенов, и другие углеводороды, например метан при земных условиях, а также этан, пропан, бутан, выделяются в нефтях в газообразном состоянии и находятся в подземной тропосфере при гниении растительных и животных остатков и в связи с температурой нефтяных месторождений.

 

Выходя на наземную тропосферу, они, как и все запахи, по-видимому, всегда чрезвычайно разнородны и в экономии природы охраняют ночами от теплоизлучения хлорофилльную растительность. Практически человек, применяя дымовую завесу, использует ту же функцию растений.

Для запахов совершенно не изучена их роль в переносе в газообразной форме в атмосферу таких более тяжелых атомов, как мышьяк, сера, селен и др. Сейчас можно это только отметить. Как я уже указывал, химическое количественное изучение атмосфер планеты является одной из отсталых геохимических проблем.

 

 

 

К содержанию книги: Академик Владимир Иванович Вернадский - Химическое строение биосферы Земли и ее окружения

 

 

Последние добавления:

 

Тайны ледниковых эпох

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЧВ В ГОЛОЦЕНЕ

 

Тимофеев-Ресовский. ТЕОРИЯ ЭВОЛЮЦИИ

 

Ковда. Биогеохимия почвенного покрова

 

Глазовская. Почвоведение и география почв

 

Сукачёв: Фитоценология - геоботаника