Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Сукачёв. БОЛОТОВЕДЕНИЕ И ПАЛЕОБОТАНИКА

ОЗЕРО АЗЕРОВКИ

 

В. Н. СУКАЧЕВ

 

Смотрите также:

 

Жизнь болот

 

Ботаника

 

болото 

Палеоботаника

 

Палеогеография

 

Палеонтология

 

Геология

геология

 

Геолог Ферсман

 

Минералогия

минералы

 

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

почвы

 

Химия почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Происхождение жизни

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

 

 Биографии ботаников, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

К западу от оз. Бологое, на расстоянии около 1.5 км от него, лежит небольшое озеро, носящее название Азеровки. Познакомиться я успел лишь с южной половиной этого интересного озера, тем не менее здесь пришлось сделать несколько ценных наблюдений.

 

Если, переехав оз. Бологое, пристать к его западному берегу в Высоцком плесе, несколько южнее пролива, соединяющего его с Медведев- ским плесом, то, перейдя небольшую гривку, мы вскоре спустимся к юго- восточному берегу оз. Азеровки. Здесь озеро окаймлено не очень широкой полосой болота, которое тянется к югу до дачи Гусева, где лишь на очень небольшом пространстве берег делается песчаным, а затем снова начинается болото, занимающее здесь значительную площадь и переходящее далеко и на западный берег оз. Азеровки. Таким образом, мы можем прежде всего отличать болото по берегу оз. Азеровки направо от дачи Гусева, т. е. ближе к оз. Бологое, и налево, дальше от него. Дача стоит как раз у того места, где берег оз. Азеровки делает значительный изгиб.

 

Направо от дачи Гусева среди растительности озера и прилегающего к нему болота можно заметить несколько различных поясов. Мы их рассмотрим, следуя от берега болота к озеру.

1.         Непосредственно на границе болота с сушей находим сравнительно узкую, наиболее мокрую полосу с ивами и осоками — это полоса первоначального осоко-ивового заболачивания. Здесь, однако, эта полоса не является настолько сплошной, как, например, в Горкинском болоте, ж местами прерывается, так что болото начинается следующим поясом.

2.         Наиболее широкая полоса, состоящая из ковра Sphagnum. Ковер •о многих местах сильно качается. Здесь можно различить два типа: Scheuchzerieto-Sphagnetum и Vagineto-Sphagnetum (т. е. первоначальную стадию Pineto-Sphagnetum, когда еще сосна не успела поселиться). Преобладает в общем первый тип; второй же, по-видимому, лишь начинает сформировываться. Растительность этой полосы состоит из следующих видов: Andromeda polifolia, Carex limosa, Cassandra calyculata*, Comarum palustre (мало, жалкие экземпляры), Drosera longifolia*, D. rotundifolia, Eriophorum gracile, E. angustifolium*, Equisetum limosum* (мало, жалкие экземпляры), Menyanthes trifoliata (мало, жалкие экземпляры), Rhyncho- spora alba, Scheuchzeria palustris, Utricularia intermedia (в лужицах), Vaccinium oxycoccus*.

3.         Пояс, постепенно переходящий в предыдущий, характеризуется господством Comarum palustre; Sphagnum уже не играет той роли, как в предыдущем поясе. Древесная растительность отсутствует. Кроме Comarum, здесь наблюдались Andromeda polifolia (мало), Cassandra calyculata*, Cicuta virosa, Drosera rotundifolia (мало), Eriophorum angustifolium, Equi- setum limosum* (мало), Menyanthes trifoliata (немного), Scheuchzeria palustris.

4.         Пояс хоть и очень узок, но резко отграничен от соседних. Главный фон дают высокорастущие осоки, представляющие густую кайму, граничащую непосредственно с водой. Осоки растут на торфе, поверхность которого возвышается над водой и обрывается уступом, достигающим иногда 30 см высоты. Торф здесь гораздо плотнее, чем в предыдущих поясах. Из древесных пород изредка растут у самого обрыва к воде Betula alba*, Alnus incana и Salix cinerea. Они ясно носят следы подмывания прибоем волн, который размывает торф и обнажает мало- помалу поверхностную корневую систему этих деревьев, пока дерево не свалится. Изредка здесь прибоем волн из торфа вымываются старые пни, падающие затем в воду. Эта полоса носит характер типичного травяного болота; мхи (Sphagnum, реже Нурпит) теряются среди осок. Кроме того, здесь замечены Aspidium thelypteris*, Cicuta virosa (мало), Galium uligi- nosum, Lycopus europaeus, Lysimachia vulgaris, Lythrum salicaria, Menyanthes trifoliata, Pedicularis palustris, Peucedanum palustre, Salix lapponum, Stellaria glauca.

Прибоем волн размывается только поверхностный слой торфа, поэтому под водой торф идет далеко в глубь озера. Таким образом, за этой высокой полосой осок идет подводная полоса торфа.

5.         Подводная полоса торфа достигает иногда ширины нескольких метров. Под водой эта полоса лежит на глубине приблизительно 20 см. По поверхности торфа ползут корневища Menyanthes trifoliata, берущие начало в предыдущей полосе; из воды выставляются только стебли. Здесь же на подводном торфе местами в изобилии растет Isoetes lacustris. Эта полоса на краю круто, почти отвесно, обрывается в воду, так как в конце концов торф здесь размывается и обваливается.

6.         Пояс состоит из Equisetum limosum*, растущего в воде и выставляющего из нее только верхушки своих стеблей. Местами в этом поясе растет Lysimachia thyrsiflora*.

7.         Пояс представлен зарослями Scirpus lacustris.

8.         Phragmitetum, т. е. заросли Phragmites communis.

 

Последние три пояса местами прерываются, но в общем резко отграничены друг от друга. Дальше уже идет свободная водная поверхность. В предыдущих трех поясах (6—8-й) среди характерных растений встречаем Nuphar lutea и Potamogeton natans.

Таким образом, схематически профиль берега в этой части оз. Азеровки может быть представлен следующим чертежом (8).

 

Налево от дачи Гусева подобный характер болота удерживается на значительном протяжении и лишь в некоторых пунктах близ нынешнего уреза принимает иной характер. Здесь можно наблюдать, как пояс качающегося сфагнового ковра (2-й в предыдущей схеме), занимая огромные пространства, представлен типичным Scheuchzerieto-Sphagnetum. Этот тип растительности ближе к открытой водной поверхности резко переходит в типичный Pineto-Sphagnetum с корявой болотной сосной, Andromeda polifolia, Cassandra calyculata*, Eriophorum vaginatum и Oxycoccus palustris*. Затем этот тип растительности тоже резко переходит в полосу, возвышающуюся над ним и настолько плотную и сухую, что она почти не носит характера болота, хотя и сложена из торфа, но очень плотного. Здесь из древесных пород встречены Betula pubescens, В. verrucosa*, Picea excelsa*, Pinus sylvestris, Rhamnus cathartica, Salix cinera и Alnus glutinosa. Некоторые сосны и березы достигают значительной толщины, до 30 см. Сфагнум здесь уже не растет. Травяная растительность имеет элементы, которые нельзя назвать болотными (ниже отмечены знаком*). Так, здесь найдены Aspidium thelypteris*, Comarum palustre, Eriophorum vaginatum, Galium uliginosum, +Нурпит schreberi*, Ledum palustre, Ly- copus-europaeus, Lysimachia vulgaris, Lythrum salicaria, + Melampyrum nemorosum, Mentha aquatica, Molinia coerulea, Oxycoccus palustris*, Peucedanum palustre, +Potentilla tormentilla*, +Vaccinium myrtillus, F. wZzgj- nosum, FzoZa palustris.

 

Как видим, сочетание растительности крайне своеобразное. По-видимому, мы имеем дело с переходным типом растительности. Болото сильно усыхает; появляются новые лесные формы, которые смешиваются с типично болотными.

 

Эта возвышенная полоса обрывается уступом, достигающим в высоту 40 см. За этим уступом начинается также подводная полоса торфа. Прибой волн и здесь сильно подмывает берег, благодаря чему можно видеть отдельные сосны и березы или с подмытыми корнями и валяющимися в воде, или же стоящими в воде и удерживающимися на подводной террасе торфа, ширина которой нередко превышает 2 м. Содержание кальция в воде оз. Азеровки при помощи щавелевокислого аммония нигде не констатировано.

 

Итак, мы видим, что чем ближе к воде, тем болото делается плотнее; у самого уреза воды оно теряет даже свои характерные черты и торф становится настолько сухим, что на нем могут селиться некоторые лугово- лесные формы. В данном случае мы, следовательно, встречаемся до известной степени с тем же явлением, которое мы наблюдали на Горкинском и на многих местах Федосихинского болота. В Азеровках только то оригинально, что полоса наиболее плотного болота вдруг неожиданно уступом обрывается в воду. К разъяснению этого интересного явления я вернусь ниже, теперь же перейду к описанию буровых скважин.

 

Прежде всего был заложен целый ряд буровых скважин малым буром направо от дачи Гусева, там, где наблюдались вышеуказанные восемь лоясов растительности, чтобы изучить рельеф дна болота между берегом и открытой водной поверхностью озера. По результатам этого измерения вычерчен профиль берега озера (8). Оказалось, между прочим, что глубина в большинстве случаев была 140—175 см и дно всюду состояло из сероватого или темно-серого песка. Анализ торфа из буровой скважины, заложенной у уреза воды, дал такой результат:

1)        0—0.5 м. Сфагновый торф с пыльцой Pinus, Picea и Betula.

2)        0.5—1.4 м. Бур не взял пробы. По-видимому, вода или очень жидкий торф.

3)        1.4—1.75 м. Осоковый торф. Пыльца Picea, Pinus. Остатков мхов не найдено.

4)        1.75—? м. Темно-серый песок.

Таким образом, отсутствие здесь гиттии или пресноводного мергеля и характер торфа указывают, что на этом месте не было глубокого водного бассейна.

Налево от дачи Гусева на сильно качающемся Scheuchzerieto-Sphag- netum, недалеко от края воды заложена другая большая буровая скважина. Результаты оказались следующие.

1)        0—1.4 м. Сфагновый торф с пыльцой Picea excelsa*, Pinus sylvestris и Betula.

2)        1.4—3.5 м. Бур не взял пробы.

3)        3.5—5.0 м. Сверху жидкий, книзу уплотняющийся мелковолокнистый торф. Хорошо сохранившихся остатков не найдено.

4)        5.0—7.0 м. Гиттия. Пыльца Picea, Pinus и Betula. Остатки рачков и много водорослей, Amphora ovalisvar. affnis, Campylodiscus hibernicus, Cocconeisplacentula, Cymato- pleura cistula, C. elliptica, C. so lea, Cymbella cuspidata, C. ehrenbergii, C. gastroides, С. lan- ceolata, Encyonema caespitosa, Epithemia zebra var. proboscidea, E. turgida, Eunotia faba, Eu. major, Eu. pectinalis f. curta, Fragilaria construens, Gomphonema acuminatum, Melo- sira granulata, Navicula anglica, N. bacillum, N. cuspidata, TV. elliptica, TV. gastrum, TV. iridis, N, iridis var. amphirynchus, TV. limosa, TV. major, TV. oblonga, TV. radiosa, TV. stou- roptera, TV. stauroplera var. parva, TV. ventricosa, TV. viridis, TV. viridis var. commutata, TV. vulpina, Pediastrum boryanum, P. boryanum var. granulatum, Pleurosigma acuminatum, P. attenuatum, Scenedesmus acuta, quadricauda, Stauroneis anceps, phoenicenteron. Как видно из этого списка, разнообразие сохранившихся водорослей здесь очень значительно и превосходит найденное в Федосихинском болоте.

5)        7.0—? м. Пресноводный мергель.

Третья буровая скважина заложена также налево от дачи Гусева, на том участке плотного торфа, о котором говорилось выше. Получились следующие данные.

1)        0—3.0 м. Плотный сфагновый торф.

2)        3.0—4.0 м. По-видимому, вода, так как бур не взял пробы.

3)        4.0—4.8 м. Мелкий торф без хорошо сохранившихся остатков.

4)        4.8—5.8 м. Гиттия. Пыльца ели (в огромном количестве), Pinus, Betula и Alnus. Листочки Нурпит и Sphagnum. Многочисленные остатки рачков и водорослей.

5)        5.8—? м. Пресноводный мергель.

 

На основании этих данных можно нарисовать более или менее вероятную историю оз. Азеровки. Это озеро некогда представляло собою также открытый водный бассейн, размеры которого, по-видимому, были несколько больше нынешних, однако фигура прежнего озера была иная, чем нынешнего; так, например, направо от дачи Гусева, где ныне наблюдается открытая водная поверхность и довольно значительная глубина, раньше было очень мелко, а быть может, и вовсе не было воды; напротив, налево от этой дачи прежнее озеро занимало значительную площадь нынешнего болота и там, где теперь находим связный сфагновый ковер, некогда было открытое водное пространство с глубиной не менее 5 м. Озеро затем начало зарастать, и этот процесс, вероятно, шел путем затягивания поверхности сфагновым ковром. Одновременно с этим уровень воды в озере начал повышаться и сухие берега озера стали заболачиваться. Этот процесс мы наблюдаем и ныне; болото и теперь при посредстве осоко- ивовой полосы надвигается на сушу. Этим объясняется, почему, следуя от края болота к озеру, мы встречаем все более и более плотный торф. Параллельно с заболачиванием окраин шло затягивание открытой водной поверхности. Была ли вся водная поверхность затянута, или же открытая поверхность воды никогда не исчезала — Сказать трудно. На этот вопрос помогут ответить исследования дна оз. Азеровки. Во всяком случае более вероятно предположение, что открытая водная поверхность никогда не исчезала. Следовательно, было время, когда окружающее водную поверхность болото имело такой характер: ближе к берегу шла молодая полоса, происшедшая путем заболачивания суши, причем ее места, ближайшие к берегу, были самыми молодыми. Внутрь же болото делалось все старее, и близ границы первичного озера находим самые старые места болота и самый толстый торф, на котором успели уже поселиться разнообразные древесные породы. Следуя еще в глубь болота к оставшемуся окну, мы снова вступали бы на все более молодые участки болота и торф делался бы снова все менее плотным. Таким образом, на одной стадии развития болото вокруг озера слагалось как бы из трех поясов: среднего — наиболее старого, наружного и внутреннего — более молодых.

 

Затем в развитии болота, вероятно, произошел перелом. Водная поверхность не стала продолжать затягиваться, а, напротив, начала расширяться.

 

В настоящее время мы видим, что открытая водная поверхность не только не имеет тенденции уменьшаться, но расширяется путем размыва своих торфяных берегов. Так как действие волны сильнее влияет на поверхностные слои торфа, то заметно, что сверху торф сильнее размывается н образуется подводная терраска, сложенная также из торфа, которая все же в конце концов разрушается, и местами можно видеть, как она обваливается большими глыбами в воду вместе с деревьями, растущими здесь. Ныне наиболее плотная полоса торфа во многих местах граничит непосредственно с водной поверхностью озера, поэтому ну>йно думать, что процесс размывания берегов зашел далеко и внутренняя полоса молодого озера уже размыта. О том, что процесс размывания идет энергично, свидетельствует, кроме валяющихся деревьев, еще следующее обстоятельство. Во многих местах, где болото труднопроходимо, местные жители кладут для удобства ходьбы на ковер Sphagnum доски и бревна. И вот оказывается, что приходится время от времени перекладывать доски дальше от края воды, так как водная поверхность подходит к самым доскам. Если же этого не делать вовремя, то доски очутятся на подводной терраске торфа, как это приходилось действительно видеть.

 

Если во многом начертанная история оз. Азеровки является в значительной степени гипотетичной, то во всяком случае процесс размывания берегов и увеличение водной поверхности этого озера в южной половине не подлежат сомнению. Поэтому считать оз. Азеровки в настоящее время зарастающим озером, как это делает JI. А. Иванов (1901), мы не имеем права. Хотя в некоторых местах (например, направо от дачи Гусева) поверх подводной террасы торфа и стелятся корневища Menyanthes trifoliata, однако они не в состояние помешать процессу размывания.

 

Если некоторые полосы болотной растительности, наблюдавшиеся направо от дачи Гусева, обусловлены различным возрастом разных частей болота, то появление здесь 3-й, 4-й и 5-й полос, по-видимому, является следствием прибоя волн. Подвергаясь сильному прибою, цежный Sphagnum должен был уступить место более плотно укореняющимся растениям, в особенности осокам. На подводной же террасе торфа могут ужиться только снабженная длинными корневищами Menyanthes trifoliata или укореняющийся крепко в торфе Isoetes lacustris, которые хотя и треплются волнами, но с трудом лишь вырываются. 3-я полоса с Comarum является собственно переходом от 2-й к 4-й. Здесь влияние прибоя волн менее сильно, но все же они дают себя знать. Поэтому осоки уступают место Sphagnum, сдерживаемому при помощи Comarum palustre. Чистый же Sphagnetum не может поселиться. Лишь дальше от уреза воды, во 2-й полосе, он уже не страдает от волн и завоевывает себе господство. Таким образом, в этом месте по мере размыва берегов волнами Sphagnum сменяется сначала типом Comareto-Sphagnetum, уступающим затем место осокам, которые также не могут долго удержать за собою территорию, и их сменяет Menyanthes trifoliata. После этого процесс размывания торфа идет еще дальше, и он разрушается совсем.

 

Совершенно загадочным является тот поворотный пункт развития в прошлом оз. Азеровки, о котором я выше говорил, т. е. почему водная поверхность озера вдруг перестала затягиваться, а начался процесс размывания берегов? Разрешения этого вопроса, вероятно, нужно ждать от более детального изучения климатических, а в особенности геологических условий местности.

 

Быть может, мы здесь имеем дело с изменением уровня озера, что может обусловливаться геологическими причинами. Не исключена возможность и такого предположения, что в этом отношении сыграл роль человек, вырубая окружающие леса и таким образом открывая простор ветру. Необходимы детальные исследования этого вопроса, имеющего не только местный, но и более общий интерес.

 

 

 

К содержанию книги: ПРОБЛЕМЫ БОЛОТОВЕДЕНИЯ, ПАЛЕОБОТАНИКИ И ПАЛЕОГЕОГРАФИИ

 

 

Последние добавления:

 

ГЕОХИМИЯ ЛАНДШАФТА

 

Жизнь в почве

 

Шаубергер Виктор – Энергия воды

 

Агрохимик и биохимик Д.Н. Прянишников

 

 Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ

 

Полынов. КОРА ВЫВЕТРИВАНИЯ

 

Тюрюканов. Биогеоценология. Биосфера. Почвы