Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Сукачёв. БОЛОТОВЕДЕНИЕ И ПАЛЕОБОТАНИКА

О НАХОДКЕ ИСКОПАЕМОЙ АРКТИЧЕСКОЙ ФЛОРЫ НА Р. ИРТЫШЕ У С. ДЕМЬЯНСКОГО ТОБОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ

 

В. Н. СУКАЧЕВ

 

Смотрите также:

 

Жизнь болот

 

Ботаника

 

болото 

Палеоботаника

 

Палеогеография

 

Палеонтология

 

Геология

геология

 

Геолог Ферсман

 

Минералогия

минералы

 

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

почвы

 

Химия почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Происхождение жизни

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

 

 Биографии ботаников, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

Первые находки ископаемых арктических растений были сделаны А. Натгорстом (Nathorst, 1870) в южной Швеции. Затем остатки такой же флоры были открыты во многих местах Швеции, Норвегии, Дании, Германии, Венгрии, Швейцарии, Англии (Andersson, 1898; Nathorst, 1892; Вебер, 1902; Weber, 1906), а также в России, но до сих пор только в прибалтийских губерниях (в Эстляндии, Лифляндии и Курляндии), Витебской губ. и Финляндии (Grewingk, 1879; Шмидт, 1891; Nathorst, 1892; Танфильев, 1893; Толль, 18976; Andersson, 1898; Kupffer, 1903; Schweder, 1906). Восточнее же этих пунктов ископаемых арктических растений не было вовсе известно, если не считать очень сомнительное определение Betula папа Г. Андерссоном из Смоленской губ. (Глинка, 1902), опреде- яение, подле которого самим автором поставлен знак (?). При своих исследованиях в Средней России в течение нескольких лет я также тщетно искал подобные находки. В Сибири также вне современной области тундры ископаемой арктической флоры нигде не найдено. Ввиду этого обнаружение целого ряда арктических форм в послетретичных отложениях Тобольского у. близ сел. Демьянского, сделанное мною на возвратном пути жз экспедиции на Полярный Урал, снаряженной имп. Академией наук жа средства бр. Кузнецовых, представляет значительный интерес.

 

Во время кратковременной остановки парохода у сел. Демьянского жа Иртыше я вместе с некоторыми другими членами экспедиции осмотрел жрекрасные разрезы послетретичных толщ, обнажающихся на почти •твесном высоком береговом обрыве. Здесь в нижней части этого разреза были замечены торфянистые прослойки, образцы которых мною и были шзяты с собой. После исследования в них были обнаружены остатки арктических растений.

 

Необходимо остановиться несколько подробнее на условиях нахожде- жия этих растений.

Сел. Демьянское лежит подле 59°39' с. ш. на правом берегу р. Иртыша. Энергичное размывание берега рекою обнажает большую толщу послетретичных отложений, простирающуюся от Тобольска до сел. Самаровского ж возвышающуюся, по И. П. Толмачеву (1907), до 61 м над уровнем реки. По данным Н. К. Высоцкого (1891), нижние горизонты этих постплиоце- шовых слоев представляют собой доледниковые озерно-речные образования, слагающиеся неправильно (диагонально и спутанно) слоистыми песками серого, бурого, зеленовато-серого цвета с подчиненными прослоями суглинка, глины и железистого песчаника. В этих слоях наряду с растительными остатками (древесными стволиками, ветвями) встречаются пресноводные раковины (Cyrena fluminalis, Cyclas, Pisidium, Planorbis, Lim- naeus ит. п.), а в нижних частях песков — Unio и Paludina. 'Местами встречаются также остатки мамонта, первобытного быка, лошади. Мощность этих песков — 10—15 см. Ледниковых отложений в окрестностях сел. Демьянского нет; южная их граница проходит у сел. Самаровского. лежащего к северу от этого пункта километрах в 140. Одновременным же леднику отложением в местности является свита озерных отложений мощностью от 2 до 11 м из слоистых, весьма тонко отмученных суглинков и песков с раковинами Cyrena fluminalis, Cyclas и др. Эти слои выше прикрыты отложениями стоячих вод в виде неслоистого однородного мелкопесчанистого суглинка с Planorbis, Limnaeus и растительными остатками, а также костями мамонта, первобытного быка, лошади и др. Мощность его варьирует от 1/2 до 10 см, чаще 1—3 см. Ниже местами наблюдались пески неправильно диагонально-слоистые, мощностью от 1—3 до 6 см.

 

Торфянистые прослойки, из которых были взяты образцы для исследования, залегали в нижней половине разреза среди диагонально-слоистых песков. Местами встречались стволы деревьев до 15 см толщиной, обыкновенно значительно сплюснутые. К сожалению, из-за недостатка времени мне не удалось точнее определить положение этих прослоек. В одной из прослоек оказалась арктическая флора, а в другой лишь остатки осоки (Carex sp.) и некоторые другие плохо определимые остатки, но арктических растений совсем не было. Относительно первой прослойки естественнее всего предполагать, что она залегает в отложениях, одновременных с ледником. Древесные остатки, встреченные в обеих прослойках, обточены и несут следы воздействия на них вод.

 

Кроме этих образцов, были взяты два куска дерева из других мест этих же слоев, возможно, что не вполне одновременных с прослойками. Один из кусков, очень сильно сплюснутый ствол диаметром около 10 см, оказался после анатомического исследования принадлежащим Salix sp. или Populus sp. Точнее определить его не удалось, так как ивы и осина трудноразличимы по строению древесины. Второй кусок диаметром 12 см менее сплюснут и принадлежит ели (Picea sp.). Хотя древесина ели очень сходна по анатомическому строению с древесиной лиственницы, однако их отличить все же возможно. Помимо признаков, относящихся к величине различных элементов древесины, указанных Д. Бургештейном (Виг- gerstein, 1893), есть еще различия в строении серцевидных лучей, чему в ближайшее время мною будет посвящена особая статья. Благодаря прекрасной сохранности второго куска можно было точно установить его принадлежность к ели.

 

Наибольший же интерес представляет та прослойка, в которой обнаружены остатки арктических растений. В образце этой прослойки объемом около 1 дм3 удалось определить остатки следующих растений (1— 5): Amblystegium sp.. (несколько веточек), Betula папа (И листочков длиной 4—10 мм, 3 чешуйки прицветных и 1 плодик), Carex sp. (8 плодиков), Dryas octopetala (15 листочков и 2 веточки; листочки 7—15 мм длиной и 3—4 мм шириной), Menyanthes trifoliata (2 семени), Pachypleurum alpi- пит (12 семянок длиной 4—5 мм, шириной около 3 мм), Polytrichum sp. (1 стебель с листьями), Potamogeton sp. (4 плодика), Salix herbacea (1 лист, длиной 10 мм), S. polaris (25 листочков; величина их колеблется от 3 до 10 мм, чаще же 7 мм), Vaccinium uliginosum (1 лист 10 мм длиной), Mnium hymenophylloides* (ветвь с листьями около 1.5 см длиной; длина листочков 2.4—2.6 мм, ширина 1.9—2.1 мм; величина клеток в средней части между жилкой и краем 0.05—0.07 мм, в верхней части листа ближе к краю 0.03—0.04 мм).

 

В этом же образце было найдено несколько кусочков древесины; одни из них принадлежат ели или лиственнице, а другие — какой-то лиственной породе. Недостаточно хорошая сохранность не позволяет точно определить их.

 

Из перечисленных растений Salix polaris, S. herbacea, Dry as octopetala ш Pachypleurum alpinum являются типичными растениями для арктической и высокогорной (альпийской) областей; вне их они не встречаются. Betula папа, хотя также является типичным для этих мест растением, попадается изредка и в лесной области, в том числе и в Западной Сибири (Гордягин, 1900); то же можно сказать и относительно Vaccinium uligi- imosum; Menyanthes trifoliata, хотя заходит и в тундру, но характерно для болот лесной области. Potamogeton sp. и Carex sp. представлены остатками, плохо определимыми. Все эти растения в приобской тундре являются очень распространенными, за исключением Menyanthes trifoliata, которая встречается реже и, по-видимому, только в более южной части тундры.

 

Из мхов возможно было точно определить лишь Mnium hymenophyl- loides*. Г. Рот о его распространении ныне пишет следующее: «. . . auf feuchter Erde, in Felsenspalten und Hohlungen in Alpengebiete, besonders auf Kalk»   (Roth, 1905, стр. 196) — и указывает его для Норвегии, Швейцарии, Штейнмарка, Тироля и Каринтии на высотах от 700 до 2200 м над ур. м. С. Линдберг и X. Арнел (Lindberg, Arnell, 1890) для севера Азии указывают его по Енисею, в лесной полосе (Мельница) и субарктической полосе (Н. Тунгуска, Хантайка), прибавляя «. . . uberall auf Kalk- stein und nur sparlich in Felsenritzen gefunden».  Однако прекрасно сохранившиеся листья с ветвью, типичная форма листа, а также окраины его, жилка, оканчивающаяся перед верхушкой листа, наконец, величин» и форма клеточек, дают возможность с полной достоверностью отнестм наш мох к Mnium hymenophylloides Huben* (=Astrophyllum hymenophyl- loides (Hiiben) Lindberg).

 

Возвращаясь снова к перечисленным цветковым растениям, мы видим, что первые четыре из них являются весьма характерными и обычными для ледниковых отложений Западной Европы; Vaccinium uliginosum ш Menyanthes trifoliata, хотя также там были находимы, но реже. Pachypleur жит alpinum вовсе не известен в ископаемом состоянии, что вполне по- шятно, так как он в Западной Европе и теперь не встречается. Современ- жая область его распространения, по П. HL Крылову (1908), такова: арктическая Россия (Земля Самоедов), Новая Земля, Северный и Сред- жий Урал, северная часть Тобольской губ., Алтай, Енисейская губ. (в арктической области и в альпийской — на Саянах), Иркутская губ., Забайкалье, Якутска я обл. (в арктической и альпийской областях), •коло Берингова прол., близ р. Уды; альпийская область восточной части Семипалатинской обл., Тарбагатай, северная Монголия, хр. Тамат-тайга, хр. Танну-ола. Milium, hymenophylloides* в ископаемом состоянии также жеизвестен.

 

Все эти данные говорят, что в ледниковый период арктическая флора впускалась в Тобольской губ. значительно южнее современной ее границы.

 

Если принять, что южная граница ледника доходила лишь до сел. Сама- ровского, то становится особенно интересным тот факт, что в 140 км к югу от края ледника все же существовала арктическая флора. До сих жор в Западной Европе в таком удалении от границы ледниковых отложений не были находимы арктические растения. С другой стороны, весьма интересным является совместное нахождение здесь остатков типичных арктических растений и древесных пород. В Западной Европе в таких дриасовых слоях никогда не было констатировано не только древесины, жо даже пыльцы древесных растений (Weber, 1906).

 

В заключение нельзя не отметить, что эти отложения, как можно это видеть из сказанного, представляют большой интерес и дальнейшее их жзучение обещает быть весьма плодотворным.

 

 

 

К содержанию книги: ПРОБЛЕМЫ БОЛОТОВЕДЕНИЯ, ПАЛЕОБОТАНИКИ И ПАЛЕОГЕОГРАФИИ

 

 

Последние добавления:

 

ГЕОХИМИЯ ЛАНДШАФТА

 

Жизнь в почве

 

Шаубергер Виктор – Энергия воды

 

Агрохимик и биохимик Д.Н. Прянишников

 

 Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ

 

Полынов. КОРА ВЫВЕТРИВАНИЯ

 

Тюрюканов. Биогеоценология. Биосфера. Почвы