Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Сукачёв. БОЛОТОВЕДЕНИЕ И ПАЛЕОБОТАНИКА

БОЛОТА, ИХ ОБРАЗОВАНИЕ, РАЗВИТИЕ И СВОЙСТВА

 

В. Н. СУКАЧЕВ

 

Смотрите также:

 

Жизнь болот

 

Ботаника

 

болото 

Палеоботаника

 

Палеогеография

 

Палеонтология

 

Геология

геология

 

Геолог Ферсман

 

Минералогия

минералы

 

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

почвы

 

Химия почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Происхождение жизни

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

 

 Биографии ботаников, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Если в Западной Европе болота уже давно не только энергично разрабатываются, но и деятельно изучаются, то у нас в СССР интересовались ими очень мало. Лишь в самые последние годы они начинают привлекать к себе все большее и большее внимание, и этот интерес к ним обострился особенно в связи с бывшим топливным кризисом. Болота представляют собою хранилище огромных количеств прекрасного топлива. Это их свойство и явилось главной причиной того, что ныне они приобрели такое исключительное государственное значение.

 

Нельзя забывать, однако, и о другом важном значении болот, именно как запасного земельного фонда. Болота после осушки и других соответствующих мелиораций могут дать не только хорошие лесные, сенокосные и пастбищные угодья, но часто и площади, могущие быть занятыми как огородными, так и полевыми культурами. Поэтому за счет наших обширных болот и заболоченных пространств может быть увеличена площадь культурной земли. Если принять во внимание, что на долю так называемых бросовых земель, т. е. не используемых ныне площадей, которые в северной половине СССР почти целиком и являются болотами или заболоченными пространствами, приходится в губерниях Приозерного края от 13 до 20% всей площади их, что в одной Новгородской губ. (вместе с Череповецкой) болот до 2 млн га, а в других губерниях Севера заболоченность немногим уступает названным, станет понятным, что использование болот в этом направлении может иметь большое значение для увеличения посевной площади и для поднятия производительности сельского хозяйства северной половины европейской части СССР.

 

При этом нельзя не отметить также то, что на севере, где животноводству предстоит и впредь играть особенно важную роль, уже теперь чувствуется недостаток в кормовой площади, который в дальнейшем еще более будет усиливаться; болота же сравнительно легко могут быть обращены в хорошие сенокосы или пастбища.

 

Помимо этого, торфяные залежи болот дают и ряд других ценных для сельского хозяйства материалов: прекрасную торфо-моховую подстилку, материал для компоста и торф, идущий непосредственно на удобрение.

 

В технике же торф дает целый ряд важных продуктов технической и химической переработки (смолистые вещества, креозот, метиловый спирт, парафин и проч.). Наконец, во время войны на болотный мох, сфагнум, было обращено серьезное внимание как на перевязочное средство. Этот мох, оказывается, должен стоять на первом месте в качестве перевязочного материала в случае отсутствия ваты и лигнина.

 

Таким образом, наши обширные болотные пространства, ныне не приносящие никакой пользы, могут быть весьма разнообразно и продуктивно использованы.

 

Болота, однако, должны привлекать наше внимание не только возможностью их использования в те!х или других целях, но также и тем, что болота, пока они являются таковыми, пока они не осушены, приносят большой вред.

 

Во-первых, болота охлаждают климат тех местностей, где они развиты в больших количествах. Они много теряют тепла путем как излучения, так и испарения. Болотистые местности поэтому обычно сильно страдают от заморозков. В Швеции, например, производились в большом масштабе осушительные работы на средства правительства не только для использования болот в хозяйственнях целях, но и для обеспечения земледелия на соседних минеральных почвах, так как осушение болот отепляет и прилегающие места. Поэтому, можно ожидать, осушка болот нашего Севера будет содействовать распространению далее к северу культур сельскохозяйственных растений.

 

Во-вторых, от заболоченности страдают наши северные леса. Как первые путешественники по северу европейской России и Сибири, так и отчеты лесоустроительных партий единогласно свидетельствуют, что на равнинных пространствах лес имеет строевой характер почти исключительно только в непосредственном соседстве с реками, дренирующими прилегающие пространства. Но стоит лишь несколько удалиться от них к водоразделам, и лес сменяется или чистыми болотами, или мелким дровяным, малоценным лесом по болоту. Но даже там, где ныне еще растет хороший лес, можно наблюдать процессы заболачивания, обесценивающие его. Нередко также обширные площади лесосек и пожарищ подвергаются усиленному заболачиванию, чем прекращается возобновление леса. Осушка северных лесов не только непосредственно улучшит условия роста и возобновления древесных пород, но также улучшит пути сообщения на севере/ облегчит, в частности, конный вывоз лесных материалов, а проведение осушительных каналов даст новые сплавные пути.

 

В-третьих, болота приносят большой вред в гигиеническом отношении. Богатые болотами местности своими нездоровыми условиями получили печальную известность. Распространение некоторых болезней как человека (малярия, колтун и др.), так и домашних животных (ящур и др.) тесно связано с болотами.

 

Таким образом, болота заслуживают самого серьезного отношения к ним.

Однако болота чрезвычайно разнообразны, различен их торф, различно их значение для сельскохозяйственного и другого использования, разно они относятся и к осушке. Также различны способы их возникновения и пути развития, знание которых важно для выработки правильных мер борьбы с заболачиванием.

 

Поэтому мы только тогда сможем наиболее продуктивно использовать болота и наиболее успешно с ними бороться, когда их изучим. Знакомство со свойствами болот, с путями их происхождения и развития равно необходимо как для инженера, их мелиорирующего, так и для сельского хозяина, и для лесовода, обращающего их под сельскохозяйственную или лесную культуру, и для техника, использующего торф на топливо или для технологической химической переработки.

 

Но болота помимо практического интереса представляют также чисто научный интерес, одинаково равный как для геолога, почвоведа, климатолога и ботаника, так и для географа и археолога.

 

Болото, будучи крайне своеобразным физико-географическим явлением, особенно интересует ботаника, так как чрезвычайно оригинальные условия среды на болоте приводят к созданию весьма своеобразной растительности, связанной совершенно особыми, не повторяющимися больше нигде взаимоотношениями как между собою, так и с условиями существования. Торф, будучи хорошим консервирующим веществом, хранит в себе в малоизмененном виде различные растительные и животные остатки, а также предметы человеческой культуры, попавшие в него во время его образования. Так как многие болота существуют не одно тысячелетие, то изучение погребенных в торфяниках этих остатков дает ценные факты, не только освещающие историю развития флоры и фауны данной местности, а тем самым и вопрос об изменении климата в последнюю геологическую эпоху, но также разъясняющие часто историю человеческой культуры. Изучение торфяников в этом отношении в Западной Европе, особенно в Швеции, дало чрезвычайно ценные результаты.

 

Все это вызвало то, что изучение болот, начавшееся уже более 150 лет тому йазад, особенно быстрыми шагами пошло в последние годы.

 

Настоящая книжка имеет задачею дать общее представление о болотах, их свойствах, происхождении и развитии, т. е. о болотах как об определенном географическом явлении. Она должна служить введением в изучение болотоведения, на котором должны строиться все мероприятия как по использованию болот, так и по борьбе с ними как с вредными явлениями природы. Поэтому, давая общую естественноисторическую характеристику болот, вопросы чисто технического характера здесь мы не затрагиваем.

 

Болотоведение, или «тельматология», как назвал это учение еще более 30 лет тому назад И. Клинге (Klinge, 1891), имеет своей задачей изучение происхождения, развития, свойств и типов болот, их распределение по лику земли.

Что такое болото - это определенный ландшафт, причем понимается под последним участок земной поверхности, в котором характер рельефа, климата, растительного покрова сливаются в единое гармоническое целое, типически повторяющееся на протяжении известной зоны Земли (Берг, 1922). И если географию определять, согласно господствующему ныне взгляду, как науку, изучающую не столько распространение отдельных объектов, а изучающую главным образом известную совокупность предметов и явлений, закономерные группировки предметов органического и неорганического мира на поверхности Земли, т. е. как науку о ландшафтах, то понятно, болотоведение, или тельматологию, подобно родственному озероведению, или лимнологии, необходимо рассматривать жак отдельную ветвь вообще географии.

 

Рассматривая болото как определенный тип земной поверхности, где факторы литосферы, педосферы, атмосферы, гидросферы и биосферы в своем взаимодействии создают одно целое, один определенный ланд шафт, нельзя согласиться с А. Каяндером, что «болота можно определять различно в зависимости от геологической или биологической исходной точки зрения: геологически болота суть естественные отложения торфа; биологически болота представляют собою торфообразующие растительные формации» (Cajander, 1913, стр. 7). Еще менее удачно определение болота, предложенное известным германским болотоведом К. Вебером, который пишет: «Болото есть часть земной поверхности, покрытая от природы слоем торфа толщиной не менее 20 см в осушенном состоянии и не содержащая в себе заметных на глаз или на ощупь в значительном количестве минеральных частиц» (Weber, 1907а, стр. 14). Хотя это определение и является наиболее распространенным по сравнению, например, с данным в постановлении немецкой, так называемой гумусовой комиссии, а также в книге В. Берша (1912), тем не менее оно не может быть признано удачным, во-первых, потому, что является односторонним, во-вторых, потому, что выдвинутое в нем как основной признак болота отложение торфа далеко не всегда является необходимой принадлежностью болота, как это было отмечено О. Зендтнером (Sendtner, 1854). Таковы же определения болота Е. Вольни (Wolny, 1897) и X. Потонье (Potonie, 1912), которые также отождествляют болото с торфяником. И. Фрю и К. Шрётер (Frtih, Schroter, 1904), принимая во внимание, что болота могут быть и без торфа, предлагают различать, во-первых, болото в широком смысле слова,, т. е. относительно гидрофильные растительные сообщества с богатыми углеродом отложениями на почве, начиная с почти минеральной почвы и кончая собственно торфом, и, во-вторых, болото в узком смысле слова, или торфяник, со значительным накоплением торфа. Здесь опять-таки не выражена географическая точка зрения.

 

Нельзя назвать также удачным и определение, данное болоту А. Ф. Флеровым. Он пишет: «Болотом называется растительное сообщество, господствующую роль в котором играют водно-болотные, болотные и прибрежноводные растения, требующие для своего развития максимальной или избыточной влажности грунта или даже водной поверхности независимо от присутствия или отсутствия слоя из отмерших болотных и водно-болотных растений (торфяной слой)» (1914, стр. И). В данном случае, рассматривая болото исключительно с ботанической точки зрения, автор проявляет односторонность и не стоит на географической почве.

 

Таким образом, болото есть определенное географическое явление, определенный ландшафт. Р. И. Аболин (1914), обозначая совокупность всех ландшафтов, образующих одно сложное комплексное целое на земной поверхности, эпигеггемой, а слагающие ее отдельные ландшафты— эпитипами, рассматривает и болото как известный эпитип. Важнейшим же условием появления и развития этого ландшафта, этого эпитипа, является пересыщенность в течение большей части года поверхностных слоев земной коры водою; причем этой воды то так много, что она выступает на поверхность почвы, то она в изобилии напитывает ее. Это обилие влаги и есть то, что составляет основную черту всякого болота, что и определяет по преимуществу все его свойства. Обилие воды вызывает появление определенных растительных сообществ, требующих или мирящихся с этим количеством ее. Обилие влаги приводит к особому почвенному процессу, изменяющему определенным образом выходящую на дневную поверхность горную породу и вызывающему накопление одних веществ в почве и удаление других. Наконец, обилие влаги прежде всего создает условия большого накопления неразложившихся растительных (отчасти животных) остатков и приводит к образованию особой горной породы — торфа. Все же это вместе вызывает создание на болоте особых климатических или, вернее, микроклиматических условий, особенно в отношении режима тепла как в почве, так и в нижних слоях атмосферы, и влажности воздуха. Торфяник же является частным случаем такого болота, когда происходит отложение в нем торфа.

 

Однако возможность накопления достаточного для образования болот количества воды определяется целым рядом других факторов, а именно: климатом, рельефом, геологическим строением и характером горных пород местности. Если определенный рельеф и труднопроницаемый для воды грунт способствуют накоплению влаги, то особенное значение в этом процессе играет климат страны, именно количество выпадающих осадков ж относительная влажность воздуха, вернее испаряемость. При ничтожной испаряемости болота могут возникать даже при таких условиях рельефа и грунта, где, казалось бы, совершенно исключена эта возможность, например на крупных склонах гор.

 

Связь между, с одной стороны, испаряемостью и количеством выпадающих осадков и, с другой стороны, развитием болот наглядно выступает при рассмотрении распределения болот по поверхности земного шара и картам гидрометеорологов. Это заметно не только на схематической карте болот всего земного шара, даваемой И. Фрю и К. Шретером (Frtih, Schroter, 1904), но и в пределах хотя бы европейской части СССР. При взгляде, например, на карту среднего распределения атмосферных осадков за год С. И. Небольсина (1916) мы видим, что наибольшие количества их (до 600 и 650 мм в год) наблюдаются в Финляндии, Приозерном крае и в районе, тяготеющем к Полесью, где как раз мы имеем и наибольшее развитие болот. Отступление представляет собою север, особенно северо- восток, где годовое количество осадков падает до 300—450 мм, а болота как известно, распространены весьма сильно. Но это объясняется тем, что здесь при относительно небольшом количестве осадков наблюдается малая испаряемость.

 

Нет сомнения, если бы мы располагали точными данными о распространении болот в России и о площади их по губерниям, то связь их с указанными выше факторами выделилась бы особенно рельефно. К сожалению, однако,, до сих пор наши сведения на этот счет крайне скудны. Обычно при определении площади болот пользуются данными результатов обследования Центрального статистического комитета в 1887 г. Однако этими данными, как совершенно правильно указывает А. Т. Кирсанов (1918), пользоваться по существу очень трудно. Прежде всего данные Центрального статистического комитета относятся к площади неудобной земли. Сюда же включены овраги, пески и проч. Поэтому такие сведения совершенно не дают представления о площади болот не только в южной половине России, но и в северной, где, конечно, подавляющая часть неудобных земель относится к болотам; при этом нельзя забывать, что часть болотных пространств могла попасть в рубрики сенокосных и лесных площадей. В Архангельской же губернии и в нынешней Автономной области Коми к неудобным землям относятся также и тундры, которые далеко не всегда представляют собою болота. Наконец, при оценке приводимых цифр надо помнить, что и точность работ 1887 г. не могла быть сколько-нибудь значительной.

 

Но если даже и это учесть, все же остается то обстоятельство, что за прошедшие с того времени 38 лет площадь болот должна была значительно измениться, с одной стороны, в силу прогрессивно идущего процесса заболачивания, с другой — благодаря осушке уже заметного количества болот и обращения их в другие угодья.

 

Насколько велики расхождения цифр 1887 г. с ныне наблюдаемыми, могут говорить следующие примеры. По данным Центрального статистического комитета, в Вологодской губ. значилось неудобных земель около 2 млн десятин. Р. П. Спарро же, обследовавший лишь казенные лесничества этой губернии (в прежних размерах), занимающие около 90% всей площади, обнаружил свыше 7 млн десятин болот (Спарро и Дубах, 1925). Или, например, в Кашинском у. Тверской губ., по данным Центрального статистического комитета, болот значилось около 9 тыс. десятин, исследование же Спарро дало более 20 тыс. десятин. Для Минской губ. указывалось в 1887 г. около 1600 тыс. десятин (21.70% от общей площади) неудобных земель, Е. В. Оппопков (1916) же на основании позднейших данных говорит о 2322 тыс. десятин (28%).

 

Мы видим, как велики расхождения цифр в этих примерах. Надо думать, что для других губерний дело обстоит не лучше. А. Т. Кирсанов (1918), учтя возможные поправки, считает, что для европейской части СССР можно говорить круглым числом о 22 млн десятин болот как объекте мелиорации.

Таблица 1

Губерния       Площадь

болот, в десятинах (^га)      °/о площади болот от общей площади губернии

Вологодская . . .        1910788          5.25

Пермская ....  2077269          6.95

Вятская                      450582            3.25

Олонецкая . . .           1464564          12.9

Новгородская . .        1944244          19.4

Костромская . .         596053            7.95

Тверская ....   677482            12.2

Владимирская . .       327485            ' 7.75

Ярославская . .          212019            6.9

Московская . . .         166184            5.6

Ленинградская .       624884            16.5

Псковская .... 615715            16.8

Могилевская . .         655615            15.3 ,

Витебская . . .            679626            17.8

Смоленская . . .         446175            9.22 ]

 

Чтобы все же судить об относительной степени заболоченности наших северных губерний, я приведу данные, основываясь на указанной

Таблица 2

Страна           Площадь

болот, в десятинах (га)        % площади болот от общей площади страны

СССР              34200000        7.0

Германия (вся)         2064578          4.24

Пруссия ....    1800000          5.7

Швеция                      4618615          12.5

Норвегия ....   1440000          5.0

Дания                         212400            6.2

Ирландия ....  427500            6.8

США              2700000          —

Голландия . . .           82350 

 

переписи Центрального статистического комитета в 1887 г. (табл. 1).

Что эти данные в общем преуменьшены даже для тех губерний, где процент заболоченности показан высокий, как например для Олонецкой губ. и Ленинградской губ., говорит то, что в соседней Финляндии площадь болот в среднем около 30% всей площади, а в отдельных губерниях и того больше (например, в Куопинской — 36.7, Вазаской — 39.6, Улеаборг- ской — 34.8%).

 

Обычно принимается, что в СССР болот около 7% от всей площади (Вихляев, 1919). Для сравнения приведу данные и для некоторых других государств (пользуясь сведениями из цитированной только что книги И. И. Вихляева) (табл. 2).

 

Эти данные показывают, что СССР занимает первое место по общей площади болот и одно из первых по процентному отношению площади болот к общей территории. Но, как выше было сказано, сведения, которыми мы располагаем о площади болот СССР, крайне ненадежны. Одной из первых и важных задач изучения болот СССР является более точное выяснение занимаемых ими пространств.

 

 

 

К содержанию книги: ПРОБЛЕМЫ БОЛОТОВЕДЕНИЯ, ПАЛЕОБОТАНИКИ И ПАЛЕОГЕОГРАФИИ

 

 

Последние добавления:

 

ГЕОХИМИЯ ЛАНДШАФТА

 

Жизнь в почве

 

Шаубергер Виктор – Энергия воды

 

Агрохимик и биохимик Д.Н. Прянишников

 

 Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ

 

Полынов. КОРА ВЫВЕТРИВАНИЯ

 

Тюрюканов. Биогеоценология. Биосфера. Почвы