Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Агрохимик и биохимик Д.Н. Прянишников

Агрономический институт в Париже

 

Смотрите также:

 

Биография Прянишникова

 

Почва и почвообразование

 

почвы

Почвоведение. Типы почв

 

Химия почвы

 

Биология почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Криогенез почв  

 

Биогеоценология

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Советский ученый Д.Н. Прянишников, основы химизации ...

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 Дождевые черви

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Происхождение растений

растения

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

  

Общая биология

общая биология

 

Мейен - Из истории растительных династий

Мейен из истории растительных династий

 

Биографии биологов, почвоведов

 

Эволюция

 

Микробиология

микробиология

 

Пособие по биологии

 

VI. Париж.

 

Агрономический институт в Париже, венчающий собой систему сельскохозяйственных учебных заведений Франции, существует с 1876 г., если не считать кратковременного периода жизни версальского института   (1848 г.—52 гг.). В 1870 году национальное собрание признало желательным учреждение в Париже „Faculte d'agriculture"; в исполнение этого пожелания по закону 1876 г. был открыт Institut agronomique, помещенный первоначально в Conservatoire des Arts et Metiers. Первым директором был Tisserand, с именем которого связалось впоследствии все дело реорганизации сельско-хозяйственного образования во Франции, так как он стоял в течение долгого времени (чуть ли не 1/4 столетия) во главе департамента земледелия (и это при постоянной смене министров, имеющей место во Франции) и систематически проводил в жизнь закон i879 г. о распространении с.-х. знаний.

 

Работая совместно с особой комиссией, Тиссеран положил в основу агрономического института принцип специализации в преподавании и позаботился о привлечении выдающихся профессоров, достаточно назвать имена: Буссенго, Lecouteux, Aime Girard, Vesque, Duclaux, Risler, Sanson, Schloesing, Miintz. Вскоре временные помещения в Conservatoire оказались тесны для института, и 1890 г. он перешел в собственное здание, состоящее из двух крыльев (в 2 этажа), расположенных под острым углом на пересечении rue Claude Bernard и rue Arbalete.

 

Помещение института не блестяще внешностью и не обширно, но очень хорошо использовано. Имеются 2 аудитории (при 2-х курсах больше и не нужно), химическая лаборатория на 80 мест, salle de micro- graphie с 40 микроскопами.

 

Везде заботятся о возможности одновременной работы для целого курса, или, по крайней мере, для половины его, чтобы избежать дробного деления на группы.

При двухлетнем курсе и ежегодном приеме (по конкурсу) 80 человек институт имеет около 160 студентов, вместе с вольнослушателями и оставляемыми на 3-й год для специальных работ около 220 чел.

 

Чтобы попасть в студенты агрономического института, нужно пройти через сложный конкурс, именно: в июне подвергнуться устному экзамену в одном из 18 городов Франции, перечисленных в особом яасписке; выдержавшие это местное испытание в июле подвергаются в Париже устному экзамену. В число этих экзаменов входят не только математика, физика и сочинение, но химия, ботаника, зоология, анатомия и физиология, геология, география физическая и экономическая, новые языки и т. д., всего 14 предметов с весьма почтенными программами; характер вступительных испытаний видимо стараются согласовать с потребностями будущего преподавания в институте (так, напр., программа по химии, состоящая в печатном виде из 82 строк, посвящает 71 строку общей части и металлоидам и лишь 11 строк металлам (при чем частное описание металлов охватывает лишь первые три группы).

 

Как признает оффициальный отчет, в институт нельзя попасть прямо по окончании средней школы, нужно проработать, по крайней мере, один год над естествознанием; институт ставит такие высокие требования, чтобы иметь возможность при 2-летнем сроке прохождения курса с'экономить время на преподавании общих предметов (как увидим ниже, в институте не читается вовсе отдельного курса неорганической химии, есть лишь аналитическая, органическая и агрономическая химия).

 

Ответы на вступительном экзамене оцениваются по 20-и-балльной стистеме, а затем при выведении суммы каждый предмет имеет еще свой особый коэффициент для характеристики относительной своей важности

 

Благодаря большому наплыву желающих поступить в агрономический институт, повышение требований вступительного экзамена не влечет за собой риска недостаточного заполнения курсов: на 80 вакансий бывает подано до 340 прошений.

 

Мы пробовали выяснить, чем собственно определяется число вакансий в институте; ссылка на 80 мест в химической лаборатории в этом случае неубедительна, ибо студенты приходят туда лишь 2 или 3 раза в неделю иа 21 2 часа, следовательно, вопрос о „пропускной способности" лаборатории еще не возникает; по нашему впечатлению увеличение числа принимаемых студентов было бы трудно совместимо с режимом, существующим в школе, при данной наличности преподавательского (resp. экзаменаторского) состава.

 

„Что касается режима школы", гласит отчет, „то это—экстернат". Но экстернат своеобразный. Утром приходят в институт к 81/2 час. утра слушатели, расписываются в особой книге, служащей для контроля правильности посещения лекций; затем двери института за ними запираются, так что опоздавшие не имеют возможности войти, а вошедшие—уйти до 12 ч. дня, времени завтрака. На завтрак (вне школы) полагается 1V2 часа, с половины же второго до 4 часов идут практические занятия (или экскурсии). После 4-х часов происходят экзамены; каждый день экзаменуется какая-нибудь группа, и каждый слушатель имеет, по крайней мере, один экзамен в неделю. Всего за время прохождения курса (2 года) сдается 101 экзамен (из них 22 общих, 44 частных и 35 по сделанным практическим работам).

 

В конце каждого месяца слушателям ставится отметка за прилежание; никакие пропуски не допускаются, кроме случаев болезни, удостоверенной родителями или врачом института. По всем курсам слушатели должны вести записки, представляемые к просмотру при экзаменах. Места в аудиториях, на практических занятиях, очередь на экзамене,— все это определяется по жребию. За нарушение правил установлена градация замечаний разной степени суровости, временное удаление и, наконец, полное удаление из института (последнее с утверждения министра).

 

Имеются особые правила (опред. коэффициенты и пр.) для выведения среднего балла за год; если за первый год балл этот окажется ниже известного уровня, слушатель может быть удален из института, как оказавшийся не в состоянии продолжать занятия.

 

Следствием применения такого неустанного контроля является создание особой должности, не существующей ни в одной из высших школ континента,—агрономический институт в Париже оплачивает, кроме преподавательского персонала, еще значительное число репетиторов (двадцать два). Этим профессора парижского института избавлены от печального превращения в репетиторов, на которое они были бы неизбежно обречены при этой многоэкзаменной системе

 

При обязательном двухлетнем сроке прохождения курса, обилии и значительном размере читаемых курсов, разнообразии практических занятий от студента института требуется постоянная и напряженная работа; приведем перечень предметов с указанием числа лекций по ним, отметивши, что отдельные лекции здесь продолжительнее, чем в Германии, и у нас, именно, они продолжаются 11(2 часа каждая (в связи с этим стоит то обстоятельство, что каждый профессор имеет здесь не более одной лекции в день).

 

1-й год.

1.         Ботаника (Van Tieghem)                 . . 40    лекций,

2.         Зоология (Marchal)              . . 30   

3.         Физика и метеорология (Angot)                • . 40   V

4.         Механика (Thevenin)                       . . 30    уу

5.         Общая физиология (Regnard)                     . . 30    УУ

6.         Геология (Cayeux)               30        уу

7.         Аналитическая химия (Miintz и Girard) . .           . . 8            уу

8.         Органич. химия (Bidet) .........         . . 30    УУ

9.         Агрономич. химия (Andre) ..•'...     . . 24    УУ

10.       Электричество (Dongier)                . . 10    УУ

11.       Политическая экономия (Souchon) ....      . . 20    УУ

12.       Общее земледелие (Schribaux)                   . . 40    УУ

13.       Зоотехния (Mallevre)                       . . 25    УУ

14.       С.-х. экономия (Couvert)                 . . 20    УУ

15.       Топография (Muret)                         УУ

16.       Виноградарство (Viala)                   . . 27    УУ

17.       Рыбоводство (Deloncle)                   . . 15    УУ

18.       Птицеводство (Baudoin)                  5          УУ

 

2-й год.

1.         Аналитическая химия (Miintz и Girard). ...          14 лекций.

2.         Агрономическая химия (Andre). . . . .        26        „

3.         С.-х. экономия (Couvert)     20        „

4.         Зоотехния (Mallevre)           25        „

5.         Частное земледелие (Schribaux)    25        „

6.         С.-х. технология (Lindet)    40        „

7.         С.-х. география (Hitier)       30        „

8.         Патология (Delacroix)                     20        „

9.         С.-х. механика (Ringelmann)          40        „

10.       Плодоводство (Nanot)          12        „

11.       Лесоводство (Rivet) 35        „

12.       Гидравлика (Herisson)         30        „

13.       Южные культуры (Dybowski)        15        „

14.       Топография (Pelissier)         —        „

15.       Гиппология (Lavelard)        10        „

16.       Счетоводство (Sauvage)                  5          „

17.       Законоведение (Gauvain) ... . ...      34        „

18.       Математика (Pelissier)        60        „

 

Как видим, здесь нет отдельного курса физиологии растений; лишь просматривая программу курса агрономической химии, обнаружим, что она включает и физиологию; также почвоведение разделено между агрономической химией и общим земледелием. Некоторые курсы (напр., микробиология) читаются только для меньшинства, именно, остающихся на третий (специальный) курс.

 

Практические занятия обыкновенно организованы в виде решения известного цикла обязательных задач; для выполнения их слушатели приглашаются в соответственные лаборатории лишь в определенные дни и часы; так, напр., занятия по ботанике происходят на 1 курсе 2 раза в неделю по 2 \ г часа; в течение года по патологии растений тоже—2 раза в неделю, но в течение одного семестра на 2-м курсе (20 manipulations).

 

На занятия по химии первый курс приглашается в лабораторию 12 раз в году на 21/г часа каждый раз (желающим разрешается оставаться в лаборатории еще на 1 час); за эти 12 „manipulations" проходится качественный анализ. Второй курс приглашается в лабораторию на 32 сеанса 2 раза в неделю по 21 2 (resp. З1^) часа каждый раз; тут они проходят курс количественного анализа на объектах, имеющих сельскохозяйственный интерес, так что агрономический анализ и количественный анализ сливаются здесь в одно целое. Из печатной программы видно, что за это время полагается сделать около 50 различных количественных определений: тут и анализ почвы и удобрения, воды, заводских корнеплодов, кормов, молока и даже вина.

 

По такому же типу организованы занятия и по многим другим предметам; такое-то число задач, столько-то „seances" в сумме.

 

Учебный персонал института состоит из 23-х профессоров, 7 maitres de conferences (доценты), 5 chefs de travaux (руководители работами в лабораториях), 22-х репетиторов, 2-х препараторов (кроме того, около 10 ассистентов при опытных учреждениях).

 

Парижский агрономический институт не имеет собственной земли ни для ведения хозяйства, ни даже для опытного поля;

 

 последнее устроено на арендованной земле, а вопрос о хозяйстве при школе разрешен следующим образом: заключено условие с владельцем одного благоустроенного имения в Noisy - le - Roi в 20 верстах от Парижа (близ Версаля), согласно которому студенты имеют право посещать и следить (но не более того) за всеми работами в хозяйстве, получающем название „учебного хозяйства" при институте (domaine d'etude); владелец, сам окончивший институт, считается руководителем учебного хозяйства. Шесть гектаров (из общей площади) выделены и находятся в аренде и прямом заведы- вании института: на них устроено опытное (учебное) поле. Помимо экскурсий в „свое хозяйство", устраивается различными профессорами ряд экскурсий по имениям, виноградникам, заводам и проч.; по поводу этих экскурсий впоследствии устраиваются беседы или отдельные вопросы входят в тот или другой экзамен; студентам рекомендуется поэтому, кроме внимания к об'яснениям при экскурсиях, еще вести записки.

 

Кроме „excursions locales" (в году) устраиваются еще „excursions generales" для всестороннего ознакомления с хозяйством той или иной местности при участии нескольких профессоров; это имеет место при окончании учебного года.

 

15 июля заканчиваются занятия и лишь во 2-й половине октября они возобновляются; но из трех месяцев каникул, по крайней мере, два должны быть отведены летней практике в каком-либо частном хозяйстве (stage de vacances). От практиканта требуется: 1) представление ежедневной записи о работах, имевших место в хозяйстве, и о своем в них участии (или присутствии); дневник этот подписывается управляющим хозяйства; 2) составление общего описания хозяйства. Кроме того, по желанию может быть разработан какой-либо из вопросов особой программы в применении к данному хозяйству. Все эти работы должны быть представлены директору в день возвращения в институт; всякое промедление влечет за собой понижение отметки за отчеты.

 

Таковы приемы непрерывной тренировки, которыми Франция стремится за 2 года учения приготовить агрономов, имеющих право конкурировать на места департаментских профессоров, преподавателей школ и пр.; в то время как Германия ставит только пределы minimal'Horo пребывания в школе до того, как сдавать экзамены, не мешая желающим работать оставаться сколько угодно и углубляться в любой предмет, не мешая неработающим самим нести последствия плохого использования дорогого времени, здесь вынуждают в 2 года впитать в себя всю сложную программу, не давая ни шагу ступить в ином порядке, ни малейшей возможности сосредоточиться на чем-либо больше, чем полагается по программе, не допуская и манкировок.

 

Некоторым коррективом к этому является необязательный 3-й год— год специализации, иногда приближающийся к оставлению при кафедре; но право выбора того или иного употребления третьего года сильно зависит от „classement", т.-е. от того, каким по счету оказывается тот или иной окончивший институт на нисходящей лестнице, ступени которой определяются суммой баллов.

 

Двое, окончившие первыми по сумме баллов, имеют право на командировку на три года с научной целью во Франции или за границей со стипендией от 1800 до 3600 фр. в год. Десять или двенадцать из получивших высший балл (с особой оценкой балла по математике) могут рассчитывать на стипендии для специализации по лесоводству в Ecole forestiere; трое могут получить стипендии по ведомству коннозаводства для соответственной специализации.

 

Наконец, еще 9 человек могут получить стипендии для оставления при Институте на третий год; всего таких оставленных, включая не получающих стипендии, может быть до 20 человек (оставляемые хотя бы и без стипендии должны иметь балл не ниже известного уровня).

 

Часть оставляемых на третий год работает в лабораториях Института, другие же отправляются в хозяйства или в учреждения, позволяющие специализироваться в той или иной отдельной отрасли (виноделие, „колониальные" культуры). Готовящиеся к преподавательству или научной деятельности распределяются по лабораториям при соответственных кафедрах (laboratoires de recherches), частью исполняют обязанности препараторов, частью углубляются в методику и начинают вести самостоятельные работы  . Раз в неделю они собираются в аудитории для выслушивания рефератов, составляемых ими по очереди и для их обсуждения; руководит этими заседаниями один из преподавателей; обычно тема для реферата дается за несколько недель, но те, кто готовится к деятельности департаментских профессоров, упражняются еще в быстром составлении лекций на тему, даваемую за 24 часа, и под конец—за 3 часа до прочтения реферата (последнее, конечно, относится к вопросам наиболее обычным в практике странствующего агронома).

 

Существенное значение как для работ окончивших курс, оставляемых при Институте, так н вообще для развития научной деятельности, имеет наличность особых лабораторий, не загроможденных шаблонными учебными занятиями, но предназначенных для целей исследования (laboratoires de recherches), из которых некоторые развились в опытные станции; таких лабораторий-станций в настоящее время имеется семь, а именно:

 

1)        Станция испытания семян и семеноводства, основанная в 1884 г., находится в общем заведывании проф. Schribaux; раньше она помещалась в здании Института, теперь, вследствие потребности в расширении, имеет в распоряжении отдельное здание (на rue Cervantes pro- longee, недалеко от Institut Pasteur); станция имеет особый персонал, частью постоянный (М. Bussard, chef de travaux, M. Etienne, preparateur), частью по найму; количество последнего меняется, сообразно большему или меньшему количеству присылаемых для анализа образцов в тот или иной сезон. Для высева испытуемых растений станция располагает участком на опытном поле Института в Noisy-le-Roi.

2)        Станция испытания машин, основанная в 1888 г., имеющая свое помещение, снабженное измерительными приборами и другими необходимыми принадлежностями на rue Jenner, находится в заведывании проф. Ringelmann'a; при ней имеется механик, роль ассистентов исполняют оставленные при кафедре.

3)        Лаборатория для изучения брожений, основана в 1888 г.; находилась долгое время в заведывании покойного Duclaux (автора многотомной „Microbiologic", директора Пастеровского Института), теперь руководит ею Kayser; здесь производятся исследования по брожению, стоящие в связи с виноделием, пивоварением, сыроварением и пр.; ведутся работы оставленными при институте, для которых читается специальный курс микробиологии.

4)        Станция растительной патологии, ведущая начало также с 1888 г., имела заведующим сначала проф. Prillieux, теперь — Delacroix, помещается в отдельном здании на rue d'Alesia. Станция получает образцы повреждений не только из самой Франции, но и из ее колоний.

5)        Энтомологическая станция основана в 1894 году, находится при кафедре зоологии (имеет помещение при зоологическом кабинете), также ведет обширную корреспонденцию, особенно с департаментскими профессорами (из которых многие воспитанники Института).

 

Позднее возникли при Институте 6) станции по культуре винограда (проф. Viala) и 7) по гидравлике (проф. Herisson).

 

Мы не входим здесь в более подробное описание станций, чтобы не загромождать изложения, но сочли нужным дать их перечень и отметить даты учреждения в виду того, что у нас стремление высшей школы— иметь свои laboratoires de recherches—иногда трактуется, как какое-то малопонятное новшество, и встречает неожиданные препятствия.

 

По общему бюджету Парижский Институт занимает 4-е место в Европе (после Берлина, Вены и Москвы); именно, он расходует 332.000 фр. в год. Из этой суммы 2 3 (224.000) идет на вознаграждение персонала (в % от всего бюджета это больше, чем в трех названных школах), 22.000 фр. идет на лаборатории и кабинеты (скромная цифра по сравнению с Берлином, Москвой и Веной 1ш, правда, опытные станции имеют свой особый бюджет. 30.000 фр. идет на отопление и освещение (включая газ для лаборатории).

 

Своеобразен способ оплаты преподавательского персонала, принятый в Париже, именно: профессора получают плату полекционно; она настолько высока, что в сумме за год в агрономическом институте в Париже получается вознаграждение не меньше, чем в Германии, но самый принцип оплаты подчеркивает значение лекций в ущерб лабораториям и не заслуживает подражания, ибо он создает как бы премии для тех, кто читает больше лекций, и уменьшение содержания для тех, кто отдает больше времени научной работе; правильнее поступает Германия, не только устанавливая определенное жалованье, но еще нередко назначая даже дополнительное вознаграждение как-раз тем профессорам, которые выдвинулись научной работой в своей области.

 

Репетиторы тоже оплачиваются сдельно (по 2 фр. за каждого студента за один сеанс); только 2 лица получают определенное годовое жалованье,— это Miinz и Girard, руководители занятиями в химической лаборатории.

 

Студенты платят за учение 500 фр. в год; кроме того, они вносят известную сумму в виде залога, из которого покрываются расходы по экскурсиям, оплачивается стоимость разбитой посуды и пр.

 

Как видно из ранее изложенного, замечается большой контраст в режиме высшей школы в Германии и Франции: несмотря на культ милитаризма в стране, Германия культивирует свободу преподавания, предоставляя учащимся полную возможность выбирать те или иные курсы, сдавать те или иные экзамены в тот или иной срок, или вовсе не сдавать никаких экзаменов; „frei ist der Bursch!",—гласит припев известной студенческой песни; а республиканская Франция вводит в специальной школе почти что „regime militaire" и не дает студентам ни отдыху, ни сроку сплошными экзаменами (101 экзамен за два года).

 

Однако, нужно не упускать из виду, что период строгой тренировки ограничивается в Парижском Институте двумя годами, а дальше дается возможность самостоятельно работать в течение третьего (факультативного) года, для чего имеется ряд „laboratoires de recherches".

 

Конечно, это не уравнивает еще вполне условий с германскими, и в области агрономических наук также нельзя отрицать верности известного общего наблюдения, что во Франции науку двигают преимущественно немногие выдающиеся личности, в то время как в Германии имеются значительные кадры работников в лице не только многочисленных профессоров, но и еще более многочисленных ассистентов и докторантов, готовых повторить и проверить каждый опыт, каждую вновь выставленную гипотезу на многих объектах; эта дружная работа многих гарантирует более верный и ровный ход поступательного движения.

 

На обратном пути мы посетили еще высшие с.-х. школы (или отделения) в Цюрихе, Вене, Кракове и Дублянах (близ Львова); но за недосугом приходится отложить обработку данных по этим школам до другого времени.

 

При своих последних поездках за границу (1922, 1923, 1925 г.г.) автор мог убедиться, что, несмотря на все переживания последнего времени и во Франции и в Германии сохранился тип школы, свойственный каждой стране: та же система непрерывной опеки над очень ограниченным числом студентов во Франции, тот же широкий доступ в высшую агрономическую школу для всех получивших аттестат средней школы в Германии, при полном предоставлении каждому студенту использовать высшую школу по своему усмотрению. Но в то время как в Германии увеличилось число студентов, изменился их состав по имущественному положению, обнаружились другие интересы, чем до войны, Франция оказалась чрезвычайно консервативной: Агрономический Институт помещается в том же тесном здании на rue Claude Bernard, в котором я застал его в свой первый приезд в Париж в 1892 г.; в нем то же число кафедр, то же число студентов, та же система строго регулированной „учобы" и никаких признаков стремления более широких кругов населения к высшему с.-х. образованию.

 

Что касается материальной стороны, то после войны снабжение высшей школы средствами во Франции стоит очень плохо. Особенно трудно даются средства на научную работу. И это несмотря на то, что Париж хорошо питается и одевается, и количество безработных чрезвычайно мало („бедное правительство в богатой стране").

 

 

 

К содержанию книги: Д.Н. Прянишников - избранные статьи и книги по агрономии и агрохимии

 

 

Последние добавления:

 

Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ

 

Полынов. КОРА ВЫВЕТРИВАНИЯ

 

Тюрюканов. Биогеоценология. Биосфера. Почвы

 

Почвоведение - биология почвы

 

Происхождение и эволюция растений 

 

Биографии биологов, агрономов